Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
28 октября 2020
Россия - США: «перезагрузки» не ожидается

Россия - США: «перезагрузки» не ожидается

США проводят в отношении России «всестороннюю стратегию»
Артем Ивановский
31.08.2009
Россия - США: «перезагрузки» не ожидается

«Перезагрузка» объявлена, но в позициях России и США сохраняются противоречия по ключевым стратегическим вопросам, охватывающие Ближний Восток, Центрально-Азиатский регион, постсоветское пространство, размещение систем ПРО США в Восточной Европе. Нарастание этих противоречий может в перспективе привести к новой конфронтации.

28 августа на страницах влиятельных польских изданий «Газета выборча» и «Трибуна» появились сенсационные сообщения о том, что администрация Барака Обамы якобы приняла решение отказаться от планов размещения элементов систем ПРО в Восточной Европе. Приводилось заявление одного из наиболее влиятельных лоббистов проекта третьего позиционного района, лидера «Инициативы в поддержку ПРО» Рикки Эллисона, принимавшего участие в прошедшей в Хантсвилле конференции по вопросу о ПРО, на которой, по словам Эллисона, «никто даже не заикнулся» насчет размещения ракет-перехватчиков в Польше. Эти сообщения вызвали оживленные комментарии экспертов как в России, так и за рубежом, хотя исходили из неофициальных источников. Однако уже на следующий день, 29 августа, сенсация перестала быть таковой. Вашингтон объявил о своей официальной позиции по данному вопросу, положив конец всевозможным слухам и домыслам. Как сообщило агентство «Франц пресс»: «Администрация Барака Обамы опровергает сообщения польских СМИ о том, что Вашингтон готов отказаться от размещения систем ПРО в Восточной Европе».

Следует отметить, что разговоры о возможном пересмотре планов США относительно третьего позиционного района ПРО продолжаются вот уже более полугода. Еще 20 февраля, на форуме министров обороны НАТО в Кракове, глава оборонного ведомства Соединенных Штатов Роберт Гейтс дал крайне уклончивый ответ на вопрос своего польского коллеги о намерениях новой администрации насчет размещения элементов систем ПРО на территории Польши. Столь же уклончивый ответ прозвучал из уст Барака Обамы во время совместной с Дмитрием Медведевым пресс-конференции в Москве. Можно предположить, что подобная неопределенность в вопросе о ПРО и есть подлинная политика.

Удержание данного вопроса в «подвешенном» состоянии предоставляет администрации Обамы возможность оказывать влияние на позицию российского руководства и, одновременно, избегать ненужной на данном этапе напряженности в отношениях двух стран.

При этом следует понимать, что отказ от размещения систем ПРО в Восточной Европе после того, как предыдущая администрация ратифицировала соответствующие договоры с Варшавой и Прагой, просто невозможен и будет выглядеть в глазах союзников США, как военно-политический провал. Кроме того, российско-американские отношения являются весьма неоднозначными, их динамика может в перспективе измениться от «потепления» к «охлаждению», и в этом последнем случае столь выгодная стратегическая позиция, как третий позиционный район, будет очень кстати и для Соединенных Штатов, и для их восточноевропейских сателлитов.

Однако суть проблемы не только и не столько в системе ПРО, сколько в том, что между Россией и США   было и осталось довольно много противоречий по ключевым геополитическим и стратегическим вопросам. Именно в этом заключается основополагающая причина иллюзорности «перезагрузки» и связанных с ней ожиданий об отказе Вашингтона от третьего позиционного района. Каковы же эти противоречия?

Еще в период президентских выборов в США на официальном сайте Барака Обамы был опубликован стратегический документ под названием «План обеспечения безопасности Америки и восстановления наших позиций», содержавший основы внешнеполитического курса будущей администрации. Примечательно, что раздел этого документа, рассматривающий российско-американские отношения, был озаглавлен следующим образом: «Meeting the Challenge of a Resurgent Russia» («Ответ на вызов со стороны возрождающейся России») и предполагал применение относительно Москвы так называемой «всесторонней стратегии». В рамках данной стратегии считался возможным диалог между РФ и США по вопросам нераспространения оружия массового уничтожения, сокращения ядерных арсеналов, войны в Афганистане. Одновременно «всесторонняя стратегия» предусматривала сдерживание России посредством консолидации НАТО, преодоления зависимости партнеров и союзников США от российских энергоносителей, поддержки «новых демократий» в Восточной Европе и Евразии. Таким образом, новая администрация Соединенных Штатов рассчитывала, что объявление «перезагрузки» снизит уровень напряженности в российско-американских отношениях, но не приведет к изменению геополитических и стратегических приоритетов обеих сторон, которые были и остались противоположными.

Тактический характер политики «перезагрузки» стал очевиден после визита Барака Обамы в Москву. Следующий ход сделал вице-президент США Джо Байден, которого считают подлинным архитектором американской внешней политики.

Во время своих визитов на Украину и в Грузию он подтвердил неизменность поддержки «евроатлантических устремлений» этих стран со стороны США. Через несколько дней на территории КНР начались российско-китайские учения «Мирная миссия-2009». Заместитель начальника Главного штаба сухопутных войск ВС РФ Сергей Антонов посчитал необходимым подчеркнуть: «Учения не направлены против третьих стран». Вместе с тем, заместитель начальника объединенного комитета штабов НОАК Ма Сяотянь выступил с заявлением о том, что учения «Мирная миссия-2009» «позволят укрепить взаимодействие РФ и КНР в сфере оборонной политики». Реакция США последовала незамедлительно. 23 июля, в день начала учений, Джо Байден дал резкое интервью изданию The Wall Street Journal, отметив, что «Россия теряет влияние на постсоветском пространстве» и от нее «можно ожидать какой-нибудь глупости». В этом интервью отчетливо просматриваются серьезные опасения, которые годом раньше выразил Збигнев Бжезинский, играющий значительную закулисную роль в администрации Обамы: «Не исключено, что в какой-то момент мы столкнемся с коалицией, более четко направленной против США, возглавляемой Китаем в Восточной Азии и Индией и Россией в Евразии. Затем в нее может быть вовлечен Иран».

Обострение отношений между США и Ираном в последнее время стало свершившимся фактом. 15 августа спецпредставитель Вашингтона в Афганистане и Пакистане Ричард Холбрук заявил, что «Соединенные Штаты располагают информацией о поставках Ираном оружия боевикам террористической организации «Талибан»». Дополнительным фактором, постоянно нагнетающим напряженность, стал приход к власти в Израиле лидера партии «Ликуд» Беньямина Нетаньяху, который имел непосредственное отношение к втягиванию США в войну с Ираком и не скрывает своих намерений применить военную силу против Ирана и Сирии, двух ключевых российских союзников на Ближнем Востоке. Отметим, что упомянутый выше план Обамы-Байдена рассматривает как «право на самозащиту» вторжение израильских войск в Ливан летом 2006 года. Отказ Ирана участвовать в проекте «Набукко» вкупе с демаршами иранской оппозиции, раскачивающими внутриполитическую обстановку в стране, не способствуют налаживанию стабильности в российско-американских отношениях и успеху политики «перезагрузки».

Узел геополитических противоречий между Россией и США завязывается не только на Ближнем Востоке.

Серьезную обеспокоенность Москвы вызывают намерения Вашингтона закрепиться в Центрально-Азиатском регионе и на Кавказе. Взрывоопасный характер подобного курса очевиден и для американских политиков.

«Сегодня американские войска базируются в Грузии, в Центрально-Азиатском регионе, США ведут переговоры по размещению своего контингента в Азербайджане, - констатирует Патрик Бьюкенен. - Но Россия, Иран и Китай никогда не согласятся на постоянное военное присутствие США в сердце Азии».

«Российское вторжение в Грузию в августе 2008 года создало новый серьезный вызов безопасности Соединенных Штатов и их союзников в Европе». Такова заложенная во внешнеполитическом плане Обамы-Байдена формулировка видения новой администрацией США ситуации в зоне российско-грузинского конфликта. Признание независимости Абхазии и Южной Осетии только укрепило тенденцию к поляризации по линии Россия — НАТО/США. Причем активное отстаивание позиций Тбилиси и осторожно поддерживаемый Вашингтоном тезис о «российской оккупации грузинских территорий» используется для блокирования инициатив России по созданию европейской системы коллективной безопасности. Как известно, в июне 2008 года президент РФ Дмитрий Медведев во время своего первого зарубежного визита в Германию выступил с идеей нового большого договора о безопасности в Европе. Среди прочего Медведев тогда заявил в Берлине: «НАТО никак не может обрести новый смысл своего существования. Сегодня его пытаются найти на основе глобализации миссии альянса, за счет привлечения новых членов. Я думаю, что все это иллюзии». Между тем, стержнем внешнеполитической стратегии администрации Обамы является дальнейшее укрепление и расширение НАТО. В этом контексте развитие стратегического (в том числе военного) партнерства РФ и ЕС рассматривается не только как попытка создать структуру, дублирующую и подменяющую НАТО, но и как подрыв влияния США в Европе. «Европа, руководимая совместно Германией и Францией, может не отвечать интересам Америки», - подчеркивает Збигнев Бжезинский.

В качестве противовеса «старой Европе», активно развивающей сотрудничество Россия-США усилили свое присутствие в «новой Европе» посредством соглашений о размещении систем ПРО в Польше и Чехии. С учетом очевидной тенденции к некоторому ослаблению доминирующей роли Вашингтона на европейском континенте становится понятным нежелание новой администрации отказываться от развертывания третьего позиционного района. Итоги переговоров президентов Медведева и Обамы в Москве, в ходе которых по вопросу о ПРО была подписана декларация самого общего содержания, не способствуют оптимистическим прогнозам. Но даже если демократическая администрация выступит за какой-то реальный позитивный сдвиг, в долгосрочной перспективе эта политика работать не будет. Рейтинг популярности Барака Обамы в США постоянно падает. По данным социологической службы телеканала CNN, его падение только за июль составило 7%. А предлагаемая Обамой колоссальная реформа системы здравоохранения по сути представляет несколько видоизмененный вариант той, которую в свое время затевал и затем провалил Билл Клинтон.

Позиция же республиканцев, готовящихся дать бой Обаме на выборах 2013 года, известна. Они называют его политику «перезагрузки» «опасным пацифизмом».

С окончанием эпохи «однополярного мира» разногласия и противоречия между Россией и США вышли на качественно новый уровень. Новый геополитический проект Америки Збигнев Бжезинский определил, как «еще один шанс», то есть курс на восстановление утраченных в результате ошибок администрации Буша позиций абсолютного глобального лидерства. С другой стороны, такие российские геополитические проекты, как БРИК и ШОС, слишком явно противоречат стратегическим интересам Соединенных Штатов. Поэтому вопрос будущего российско-американских отношений лежит не в плоскости «перезагрузки». Весь вопрос в том, насколько далеко может зайти соперничество Москвы и Вашингтона и не приведет ли оно в итоге к новой конфронтации.

Лучшие публикации:

Образование в России: «оболонивание» страны продолжается

Перестройка: Перемен требуют наши сердца...

Почему перспективы России негативно оцениваются индийскими экспертами?

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Лапочка
31.08.2009 20:48
    Избрание нового президента Соединенных Штатов Америки Барака Обамы предполагает изменение курса Белого Дома, в том числе и в отношениях России и США. Сам президент назвал эти изменения «перезагрузкой». Интересно, а что конкретно может измениться во внешней политике России и США, какой курс собрался выбрать новый президент, что ему даже была вручена авансом, как говорят многие, премия мира? Ведь по большому счету интересы России и США, пересекающиеся на Ближнем Востоке, в Центральной Азии и в бывших союзных республиках Советского Союза не изменились. И интересы взаимоисключающие друг друга.

    А тут еще и новость об отказе США от размещения системы противоракетной обороны в Восточной Европе. Неужели? Как оказалось, слухи слегка преувеличены и «дедушка еще жив». На все посыпавшиеся вопросы о размещении ПРО администрацией США не было сказано ни да, ни нет. А такая сейчас у США политика – уклончивости, увиливания, неопределенности. Очень удобное манипулирование в отношениях России и США. С одной стороны, можно грозить пальчиком, добиваясь нужного решения со стороны российского руководства, с другой – хлопать глазками и говорить: «Да не будем мы размещать ПРО в Европе», снимая возникающую то и дело напряженность.

       Манипуляция отношениями России и США, скорее всего, останется на таком неопределенном уровне еще надолго. Соединенные Штаты не могут согласиться на отказ от размещения ПРО, так как это может перевести отношения между Россией и США из теплых в охлажденные, и отказаться, так как договоренности о размещении ПРО уже заключены с Польшей и Чехией предыдущей администрацией США и будут означать сдачу своих позиций. А Соединенные Штаты сдавать свои позиции не любят.

    Поэтому и не только объявленная «перезагрузка» отношений между Россией и США – это миф, блеф и обман, и будущее это обязательно докажет. Давайте вернемся в недалекое прошлое и вспомним, что новый президент со своей администрацией планировал изменить в политике России и США? Ликвидация зависимости от российских нефти и газа, укрепление позиции НАТО и ее дальнейшее расширение, поддержка постсоветских республик. Естественно, такая политика могла только расстроить отношения России и США. Но открытая конфронтация Штатам тоже была не нужна, поэтому и была придумана пресловутая «перезагрузка». Только кнопка «Reset» никак не нажимается, хоть плачь. И не нажмется.

    В ответ на невнятную политику в отношениях между Россией и США со стороны Соединенных Штатов, Россия пошла на сближение с Китайской Народной Республикой, проведя совместные учения. Это действо вызвало резкую негативную реакцию американских властей. Опасения с их стороны образования коалиции Китая, России и Индии с присоединением в будущем Ирана может весомо сместить точку приложения мировых сил, что ох как не хочется Соединенным Штатам. К тому же между США и Ираном с Сирией обострились отношения, особенно с приходом к власти в Израиле Беньямина Нетаньяху, который имеет огромное желание к развязыванию войны с Сирией и Ираном. Подобная ситуация только усиливает и так напряженные отношения между Россией и США.

    Еще одним фактором напряженности между Россией и США является размещение американских военных сил в Грузии и переговоры с Азербайджаном о создании на его территории военных баз. Военные действия России против Грузии в августе 2008 года также не способствовало снижению напряженности между Россией и США. Особенно признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии. А провозглашение договора о безопасности в Европе со стороны России и аккумуляция идей о смысле существования НАТО отношений между Россией и США отнюдь не улучшают. Стратегическое и военное партнерство Евросоюза и Российской Федерации как кость в горле у Соединенных Штатов, чего последние будут всеми силами стремиться блокировать.

И возвращаясь к теме размещения ПРО в Польше и Чехии, можно видеть, что данное соглашение угрожает уже не только России, но и Евросоюзу, как не парадоксально это звучит. Переговоры России и США, в условиях ослабления американского влияния в Европе и нежелания Америкой терять свои позиции, привели к тому, что ответа на вопрос, будут размещены ПРО в Европе или нет, пока нет. Договоренности подписаны самого общего содержания без всякой конкретики.

Потеря абсолютного мирового лидерства США в эпоху правления президента Буша, конечно, никак не устраивает новую администрацию и выводит мировую политику, особенно в отношениях между Россией и США на качественно новый многовекторный уровень. Будущее отношений Россией и США лежит не в области «перезагрузки», этакой сказочке для успокоения широкой общественности и в которую верят многие политики разных стран, а возможном примирении Соединенных Штатов с мыслью о потере мирового господства и развития геополитических сил в иных направлениях, особенно в отношениях между Россией и США.  
    

Эксклюзив
Фоторепортаж
19.10.2020
Подготовила Мария Максимова
В России открыт новый туристический маршрут.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».