Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 января 2020
Перестройка: Перемен требуют наши сердца...

Перестройка: Перемен требуют наши сердца...

25 лет назад начался эпилог советской истории
Ярослав Бутаков
15.04.2010
Перестройка: Перемен требуют наши сердца...

Апрель 1985 года навсегда вошёл в историю нашего Отечества. Для кого-то эта дата, как и, например, ХХ съезд КПСС, неизменно будет окрашена в радужные тона, для кого-то – в трагические. И если даже в оценке революции 1917 года наше общество по-прежнему расколото, то явно не скоро оно придёт к единому мнению по поводу «перестройки».

Одно нельзя отрицать – тогда, в 1985-м, подавляющее большинство советских граждан могли сказать о себе словами ставшей позднее популярной песни Виктора Цоя: «Мы ждём перемен!». И слова об «ускорении», раздавшиеся с высокой трибуны ЦК КПСС, воспринимались как свежий благодатный ветер после затхлого застоя. Никто из рядовых граждан тогда не мог предвидеть, чем это в итоге обернётся…

В наше время публицисты, политологи, историки, практикующие политики, да и просто обыватели спорят о том, запрограммировало ли руководство КПСС во главе с М.С. Горбачёвым уже тогда, весной 1985 года, такой финал «перестройки». Конечно, у каждого есть своё «обоснованное» мнение. И многие готовы доказывать, что генеральный секретарь ЦК КПСС ещё раньше был завербован Западом и сознательно вёл дело к разрушению СССР и реставрации капитализма. Правда, никаких бесспорных доказательств этому найти невозможно. Ибо, даже если дело обстояло действительно так, как рисуется любителям «теории заговора», то мастера закулисной политики должны уметь хорошо заметать следы…

На наш взгляд, споры такого рода имеют лишь негативный смысл, ибо позволяют уйти от осознания собственной причастности к происшедшему «с Родиной и с нами» в конце 80-х – начале 90-х. А это осознание вряд ли относится к числу приятных ощущений. В самом деле, что каждый из нас сделал тогда для того, чтобы предотвратить катастрофу начала 90-х? Ведь мало кто теперь скажет, что он сознательно хотел дикого капитализма, развала страны, роста цен и преступности! Но как-то вот так получилось, что, говоря словами инициатора «перестройки», «процесс пошёл», да и не только пошёл, но и «углýбился» под громкие требования общественности о свободах и демократии.

Правда, тот же Горбачёв иной раз говорит, что провозглашенная им «перестройка» первоначально не предусматривала отказа от социализма. Что замыслы и идеалы «перестройки» были перечёркнуты последующими деяниями российского руководства. Но эти уверения, быть может, даже правильные с точки зрения конкретных исторических фактов, ничего не могут поменять в восприятии народом эпохи 1985-1991 гг. как единой по сути происходивших перемен. Впрочем, в иных случаях автор «перестройки» утверждает совсем другое – что он уже в 1985 году задумывал переход к рынку и отказ от монополии КПСС на власть, планировал децентрализовать Союз и т.д. Всё зависит от аудитории, к которой он в каждый конкретный момент обращается.

Ныне покойный Егор Гайдар, автор и руководитель «рыночных реформ» начала 90-х годов, сказал про эпоху Горбачёва: «Чтобы за шесть лет полностью разрушить потребительский рынок и финансовую систему, оставить страну к концу 1991 года без валютных запасов и резервов зерна — для этого надо было очень постараться». Но эти слова ничего не проясняют в целях «перестройки». Здесь явственно просматривается одно лишь желание переложить всю ответственность за одиозные реформы с себя на Горбачёва: дескать, это он развалил, а мы, демократы-рыночники, только пытались восстановить то, что разрушили до нас. Это очень удобная позиция, но, как и в предыдущем случае, насквозь гнилая. Однако многие наши соотечественники, сами того не замечая, придерживаются такой же гнилой позиции, когда дело касается собственных настроений и поведения в те роковые для страны годы, совсем ещё недавние. Позиция напрочь непродуктивная, так как не позволяет правильно среагировать в случае повторения подобных ситуаций в будущем.

Особая ответственность за адекватное, самокритичное, не исключающее покаяния, осмысление «перестройки» лежит на русской интеллигенции. Много ли сделано ею для такого осмысления?

В конце ХХ века Россия пережила нечто похожее на то, что случилось с ней в начале ХХ столетия. Мы пережили очередной социальный и геополитический катаклизм. Недаром Владимир Путин ещё в бытность президентом РФ назвал распад Советского Союза «величайшей геополитической катастрофой ХХ века»! В чём-то «перестройка» обернулась для страны более тяжёлыми потерями, чем гражданская война. В 20-е годы страна отделалась потерей небольшой части западных территорий. В 90-е годы Россия скукожилась до размеров Московского царства середины XVII века. В годы революции и гражданской войны, несмотря на все беды, в стране наблюдалась положительная демографическая динамика! А за последние 20 лет население России неуклонно сокращается. Наконец, за пять первых лет после окончания гражданской войны Россия Советская восстановила уровень производства 1913 года. Нынешняя постсоветская Россия никак не может выйти на уровень РСФСР 1990 года даже по добыче нефти и газа – бюджетообразующих предметов своего экспорта…

Такой судьбоносный период истории нации, как «перестройка», наполненный яркими событиями, «звездным часом» одних и поломанными судьбами других, по идее, должен был породить целый поток общественного осмысления. Так это, во всяком случае, было в 1920-1930-е годы, после гражданской войны. Особенной активностью тогда отличалась как раз проигравшая сторона: ей было о чём сожалеть, и в связи с этим она более глубоко и всесторонне анализировала совершившееся.

В наше время следовало бы ожидать целого потока публикаций со стороны тех, кто в крушении социализма и Советского государства в период «перестройки» увидел и продолжает видеть поражение своих идеалов и принципов. Однако этого не произошло.

Выходит, в конце 80-х в среде советской элиты уже не оставалось убеждённых сторонников социалистического выбора?!

Историография революции 1917 года и Гражданской войны зародилась ещё до окончания этих событий. С момента распада СССР прошло почти два десятилетия, однако у нас до сих пор нет историографии того периода. Крайне скудна и мемуарная литература, посвящённая недавним временам, «перестройке» 

Установившееся господство примитивных вкусов («революция низких смыслов», как назвала это явление современная писательница Капитолина Кокшенёва), определяющее спрос на современном литературном рынке, даёт этому лишь частичное объяснение. Потому как различные сегменты элитарного спроса всё-таки заполняются требуемой продукцией. Но спрос на трезвые и нелицеприятные рассуждения о нашем недавнем прошлом как будто отсутствует даже в интеллигентных кругах. Там явно преобладает стремление к конструированию виртуального будущего – выстраиванию новых идеологий (которые являются чаще всего ни чем иным, как пережевыванием старых, затасканных ещё в начале 90-х годов, концепций). По-прежнему рассуждения о желательном и должном преобладают над объяснениями реально совершившегося.

Этому факту не противоречит то, что современная публицистика полна оценочными суждениями о российской катастрофе конца ХХ века. Однако почти все они, за отдельными исключениями, основаны на субъективной, часто эмоциональной трактовке, во многом навеянной персональными переживаниями, связанными с «перестройкой». Историософия в данном случае идёт впереди историографии. Вся эта умозрительная работа оторвана от фактологического фундамента. Из панорамы событий выхватываются отдельные фрагменты, которым бессознательно и часто безосновательно придается наибольшее значение. Цельный взгляд, меж тем, отсутствует. Отмеченное явление тем более удивительно, что советская система преподавания общественных наук давала и обширный запас знаний, и научную методологию изучения.

И вот оказалось, что бывшая советская интеллигенция, взращённая этой системой, далеко не в состоянии, за редкими исключениями, применить полученные в ней знания для объяснения того, что произошло, происходит и произойдёт с Родиной и с нами. Почему так? Дело не в негодности самой системы. Здесь воздействовали факторы другого порядка.

Стоило ли всерьёз думать о современных событиях и процессах в категориях, заданных историей и обществознанием, когда те же научные дисциплины, как их преподавали, давали уже конечные и безапелляционные выводы насчёт состояния и перспектив советского социума? Стоило ли думать об этом, когда магистральный путь страны был безальтернативно прочерчен с трибун партийных съездов и пленумов? О какой «перестройке» могла идти речь?

История СССР, особенно после окончания Великой Отечественной войны, представлялась в виде непрерывного поступательного развития, досконально расписанного по пятилеткам и партийным съездам. История капиталистических и развивающихся стран полна событий, связанных с борьбой трудящихся за свои права, борьбой угнетённых народов за независимость и т.д. Крупные же события в социалистическом лагере вызваны, в худшем случае, происками внутренней и внешней реакции. В стране окончательно победившего социализма не может быть борьбы за власть, пронизывающей всю предшествующую историю человечества – вот одна из главных доктринальных установок советского обществознания.

Яркая событийная история стала преподноситься как нечто внешнее по отношению к планомерной жизни социалистического государства. Конфликт, как учила нас та же история, служит неотъемлемым условием развития. Но при этом общество развитого социализма рисовалось как всё менее и менее конфликтное, а коммунизм – как стадия, на которой будут вообще сняты все общественные противоречия.

Таким образом, советский интеллигент воспитался в представлениях о «конце истории» задолго до того, как этот термин ввёл в оборот Фрэнсис Фукуяма.

Даже разочарование значительной части интеллигенции в социалистическом идеале не поколебало её квазимарксистского телеологизма, а лишь переориентировало его в либеральное русло. Чувство достигнутой цели, сопутствовавшее вере в «развитой социализм», но ущемлённое «перестройкой», способствовало тому, что новый идеал показался достижимым сразу и без подготовки, как по мановению волшебной палочки.

За десятилетия реального социализма советское общество оказалось выключено из текущей политики. Оно перестало воспринимать её как поле приложения творческих сил и реализации гражданских обязанностей. Политика стала представляться отвлечённой сферой, из которой доносится голос недостижимой всемудрой власти. Наше общество перестало воспринимать историю как нечто, совершавшееся с ним здесь и сейчас. И до сих пор пребывает в таком неадекватном состоянии вне истории и вне политики...

Итак, грянула «перестройка», потом – либеральные реформы, капитализм, «пир свободы» и даже маленькая гражданская война 1993 года в отдельно взятой столице. Кто-то преуспел, кто-то даже заплатил своей жизнью за слишком быстрое преуспеяние. Для большинства же рыночная стихия обернулась лишением прежнего, и без того скромного, благосостояния. И для всех почти без исключения – лишением чувства безопасности и гарантий элементарных прав. Каким же подлинно гуманным должен был теперь казаться мир запланированного, расписанного по пятилеткам, будущего!

Закрытые заводы и научно-исследовательские институты, выброшенные на улицу голодные рабочие и интеллигенты воскресили в памяти то, что советские люди проходили на уроках истории.

Только им говорили, что это было возможно или совсем в другое время, или совсем в другой стране. Однако это вдруг наступило у нас и теперь. Разум отказывался верить в случившееся. Мы действительно в одночасье оказались в другой стране. Но говорить о том, что в подсознании у нас раньше полностью отсутствовало желание очутиться в такой стране – значило бы кривить душой.

Вот ведь парадокс какой! Общепризнанным суждением стало, что к началу «перестройки» КПСС исчерпала кредит доверия народа. Однако как в связи с этим объяснить, что начало «перестройки» фактически происходило следующим образом? Если перевести язык документов пленума ЦК на обывательский, то четверть века назад партия сказала народу так: «Да, всё, что вы совершали прежде под нашим мудрым руководством – всё оказалось плохо. Но теперь в нас проклюнулось новое мЫшление! И потому отныне всё, что будет делаться под нашим столь же мудрым, как прежде, руководством, всё будет хорошо».

Самое поразительное, что суммарная реакция народа на «перестройку» укладывалась в примерно такое восприятие: «Да, да, конечно, теперь всё будет хорошо и никак иначе… Шли к коммунизму, очутились неизвестно где, но зато теперь те же самые вожди обязательно приведут нас туда, куда обещают…». Самое поразительное, что народ поверил не тому, что будут какие-то перемены, а тому, что они произойдут ему во благо. И как эта слепая иррациональная вера сочетается с тезисом об «исчерпании властью кредита народного доверия»?! Это могло сочетаться только так: не имея и не желая иметь никакого своего мнения, общество было готово поверить любому слову власти, лишь бы то было новое слово, а что оно будет означать – уже неважно…

Правда, с трибун власти где-то до момента роспуска СССР не раздавалось публичных заявлений, что будет происходить восстановление капитализма. Но года этак с 1989-го, с 1-го съезда народных депутатов СССР, уже многие понимали, что истинной целью государственной политики является именно отказ от социализма и полная смена общественно-экономического строя. Более того, народ поверил брошенному с тех же трибун тезису, что панацеей от всех неустройств послужит переход к рыночной экономике. И, что совсем уж абсурдно, даже стал торопить с проведением реформ, поверив, что чем скорее они произойдут, тем скорее закончится неблагоприятный период в жизни страны. Иначе чем объяснить феномен успеха ельцинского руководства РФ в 1990-1991 гг.?

Лично я склонен объяснять следующим образом то удивительное явление, что «перестройка» плавно перетекла в откровенную реставрацию капитализма не под протесты, а под восторги народа, самое меньшее – под его молчаливое согласие.

Советские люди, с рождения до смерти пестуемые, опекаемые и пасомые партией и государством, в большой своей части оказались социально инфантильными взрослыми.

И начало «перестройки» было воспринято как интересная игра, как эксперимент: любопытно, а что из этого выйдет? Беспокоиться было не о чем: партия, дав своим шаловливым чадам наиграться в заманчивые игры, потом как заботливая мама позовёт их обратно, под спасительную сень социальных гарантий и стабильной зарплаты…

Дело, затеянное при самых абсурдных предпосылках, возымело закономерно абсурдный финал.

Вышло то, что не могло не выйти. Наивно было ожидать, что, реставрируя капитализм, из него обязательно будет взято только лучшее, да при этом ещё и сохранится лучшее из социализма. Но ведь именно этого и ожидали как чего-то само собою разумеющегося! Хотя столь же логично было бы ожидать обратного: восстановления худших черт капитализма при сохранении худших же атрибутов реального социализма. Новый строй оказался ближе как раз ко второму полюсу. И не в последнюю очередь потому, что общество ещё раньше было дезориентировано относительно каких-либо ценностных координат и совершенно пассивно взирало на эту «революцию сверху».

Лучшие публикации:

Простит ли Россия Запад?

Россия - США: «перезагрузки» не ожидается

Судьба России: почему мы победили?

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 15 найденных.
Хеопс
11.01.2012 18:51
Речь М.С. Горбачева на семинаре в Американском университете в Турции
Целью всей моей жизни было уничтожение коммунизма, невыносимой диктатуры над людьми.

Меня полностью поддержала моя жена, которая поняла необходимость этого даже раньше, чем я. Именно для достижения этой цели, я использовал свое положение в партии и стране.

Именно поэтому моя жена все время подталкивала меня к тому, чтобы я последовательно занимал все более и более высокое положение в стране.

Когда же я лично познакомился с Западом, я понял, что я не могу отступить от поставленной цели. А для ее достижения я должен был заменить все руководство КПСС и СССР, а также руководство во всех социалистических странах. Моим идеалом в то время был путь социал-демократических стран. Плановая экономика не позволяла реализовать потенциал, которым обладали народы социалистического лагеря. Только переход на рыночную экономику мог дать возможность нашим странам динамично развиваться.

Мне удалось найти сподвижников в реализации этих целей. Среди них особое место занимают А.H. Яковлев и Э.Г. Шеварднадзе, заслуги которых, в нашем общем деле просто неоценимы.

Мир без коммунизма будет выглядеть лучше. После 2000 года наступит эпоха мира и всеобщего процветания. Hо в мире еще сохраняется сила, которая будет тормозить наше движение к миру и созиданию. Я имею в виду Китай.

Я посетил Китай во время больших студенческих демонстраций, когда казалось, что коммунизм в Китае падет. Я собирался выступить перед демонстрантами на той огромной площади, выразить им свою симпатию и поддержку и убедить их в том, что они должны продолжать свою борьбу, чтобы и в их стране началась перестройка. Китайское руководство не поддержало студенческое движение, жестоко подавило демонстрацию и ... совершило величайшую ошибку. Если бы настал конец коммунизму в Китае, миру было бы легче двигаться по пути согласия и справедливости.

Я намеривался сохранить СССР в существовавших тогда границах, но под новым названием, отражающим суть произошедших демократических преобразований. Это мне не удалось, Ельцин страшно рвался к власти, не имея ни малейшего представления о том, что представляет из себя демократическое государство. Именно он развалил СССР, что привело к политическому хаосу и всем последовавшим за этим трудностям, которые переживают сегодня народы всех бывших республик Советского Союза.

Россия не может быть великой державой без Украины, Казахстана, кавказских республик. Hо они уже пошли по собственному пути, и их механическое объединение не имеет смысла, поскольку оно привело бы к конституционному хаосу. Hезависимые государства могут объединиться только на базе общей политической идеи, рыночной экономики, демократии, равных прав всех народов.

Когда Ельцин разрушил СССР, я покинул Кремль, и некоторые журналисты высказывали предположение, что я буду при этом плакать. Hо я не плакал, ибо я покончил с коммунизмом в Европе. Hо с ним нужно также покончить и в Азии, ибо он является основным препятствием на пути достижения человечеством идеалов всеобщего мира и согласия.

Распад СССР не приносит какой-либо выгоды США. Они теперь не имеют соответствующего партнера в мире, каким мог бы быть только демократический СССР (а чтобы сохранилась прежняя аббревиатура "СССР", под ней можно было бы понимать Союз Свободных Суверенных Республик - СССР). Hо этого мне не удалось сделать. При отсутствии равноправного партнера у США, естественно, возникает искушение присвоить себе роль единственного мирового лидера, который может не считаться с интересами других (и особенно малых государств). Это ошибка, чреватая многими опасностями как для самих США, так и для всего мира.

Путь народов к действительной свободе труден и долог, но он обязательно будет успешным. Только для этого весь мир должен освободиться от коммунизма.



Лапочка
15.04.2010 17:29
В апреле 1985 года новые веяния и слова, такие как «ускорение», «перестройка» воспринимались тогда еще советским народом с большим энтузиазмом. После мракобесия сталинской эпохи, хрущевской «оттепели» и брежневского застоя новый генеральный секретарь Михаил Горбачев впервые за много лет заговорил о переменах в советской действительности. Кто же мог ожидать, что перестройка закончится развалом Советского Союза и превращения некоторых союзных республик в очень недружественные страны.

Кто-то рассуждает о том, что Горбачев чуть ли не «засланный казачок», ставленник Запада, что он якобы специально затеял перестройку для развала Советского Союза и рождения звериного оскала капитализма с проблемами безработицы, «прихватизации», роста преступности и резкого расслоения населения по уровню доходов. В какой момент перестройка повернула «не туда»? И виноват ли в этом Горбачев, вот что нужно понять. Пока Горбачев был у власти, социализм тоже был, не пропагандировал Горбачев перестройку как резкое изменение курса партии и правительства. Получается, что Горбачева с его перестройкой просто подставили, вменив ему в вину то, что он не совершал.

В какой момент так хорошо начавшаяся перестройка, а  с нею гласность и хозрасчет, в пределах Советского Союза и социализма под руководством КПСС, повернула к развалу огромной страны. Воспользовавшись слабостью и интеллигентностью правительства, к власти пришли Ельцины, Гайдары и Чубайсы, отделили Россию от Советского Союза, провозгласили себя в ней властью и начали приватизацию. Доведя Россию до такого состояния, что слово перестройка стало ругательным. Причем и тогда, и после, данные лица и иже с ними обвиняли Горбачева и перестройку в развале страны, а себя выставляли этакими спасателями. Просто перекладывая с больной головы на здоровую. Этих спасателей от перестройки не интересовала судьба страны и всего советского народа, у них было только желание набить карманы, награбить, нахапать, что с успехом и было проделано, ввергнув страну на грань кризиса и отчаяния.

И плевать, что развалили страну, принцип «разделяй и властвуй» оправдался в полной мере. Развал Советского Союза стал крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века. Даже во время гражданской войны 1917 года страна Советов потеряла небольшую часть западных территорий, вернув их и даже несколько расширив после окончания Второй мировой войны. Но в конце ХХ века по вине жадных и беспринципных политиканов, просто в борьбе за власть Советский Союз ужался до границ Московского царства XVII века. Все завоевания Российской империи, политые кровью русского народа, были брошены ради власти и денег, цинично обозвав эти действия перестройкой. А последствия подобной «перестройки» усугубляются еще и демографическим кризисом, а экономика до сих пор не может выйти на уровень 1990 года, года предшествующего перестройке.

Достаточно легко согласились все аналитические умы России с событиями, произошедшими после начала перестройки. Неужели так надоел всем социализм, что не нашлось ему защитников кроме коммунистов? Даже по прошествии достаточного количества времени до сих пор не создано произведение по историческому, цельному и всеобъемному исследованию, посвященному предпосылкам перестройки, последовавшим за этим событиям и оценке этих событий. Как будто стоит заслон на пути изучения подобного исторического, пусть и негативного опыта перестройки. Долгие годы советский народ исключался из исторического процесса, основа любого движения, любой революции – народные массы - привыкли к своей пассивной роли на исторической картине. Есть избранные, вот пусть они и решают. В результате перестройки, реформ, приватизации и капитализма основная масса населения России лишилась и тех крох благосостояния, что гарантировал в свое время социализм. Кроме того, не гарантирована простому человеку и защита его прав и его безопасности. Парадоксально, но факт, что перестройка и переход на капиталистические рельсы произошел с одобрения или молчаливого согласия народа.

Надежды, что власти виднее, что партия знает правильный курс перестройки и выведет куда надо, не оправдались. Идет пора притирки народа к новым реалиям жизни. Безработица, озлобление, обнищание, появление бомжей и беспризорников, махровая преступность, коррупция, всевластие сильного, демографический кризис, разрушение экономики – вот итоги перестройки и возрождения капитализма. Капитализма в самом худшем из возможных своих проявлений. Процесс перестройки явно еще не закончен. Но народные массы как не были движущей силы истории, так и не станут. Все исторические зигзаги в нашей реальности решают подковерные игры и высокие договаривающиеся стороны.
Людмила
23.05.2010 14:03
Всё же зря отменили смертную казнь за измену Родине. Может быть, прежде чем вести народ к гибели, Горбачёв, Собчак раньше бы подумали, что их может ожидать. А народ доверял им, не ведал, что творил. Инфантилизм - всё в статье правильно. Спорить можно, дурак народ, или нет. А вот я точно идиотка: восхищалась Горбачёвым, Собчаком, голосовала за Ельцина. Стыд вспомнить. Старики, когда мы шли голосовать, говорили:  "Не вздумайте голосовать за Ельцина, он пьяница и авантюрист". Куда там! Я, помню, тогда отвечала: "Уж лучше пьяный Ельцин, чем трезвый Зюганов". Все мы задним умом сильны. Рынок... Вот нам и рынок наркотиков и проституции. А дальше этих сфер рынок не пошёл.
учитель истории
21.04.2010 23:01
"Отмеченное явление тем более удивительно, что советская система преподавания общественных наук давала и обширный запас знаний, и научную методологию изучения." Автор забыл, наверное, что изучалось на уроках истории и обществоведения? Напомню: история КПСС, Революционный ист. мат. и диа. мат., и самое любимое - материалы Съезда КПСС. Это - знания? Это - методология? Поэтому народ в 90-ые "развели" и сейчас тоже самое. Поэтому "пипл хавает" сегодняшние "достижения реформаторов", поэтому и выбирет в руководство д...
Владимир Евгеньевич
19.04.2010 12:43
"Лично я склонен объяснять следующим образом то удивительное явление, что «перестройка» плавно перетекла в откровенную реставрацию капитализма не под протесты, а под восторги народа, самое меньшее – под его молчаливое согласие."

Дело и тогда и сейчас заключается в ином. Настоящие геополитические катастрофы
происходят тихо и незаметно,- когда элита перестает быть лучшим слоем народа. С нынешним "верхним слоем" мы обречены.
Народ это отчетливо понимает,... от того и вымирает.
Игорь
17.04.2010 13:32
Ничего нового автор не сказал. Такие выводы сейчас на поверхности и любой не ленивый может также рассуждать. Но, между "рассуждать" и "возможностью сделать" две большие разницы.
Во-первых, неверно полагать, что на всей территории нашей огромной страны, с такими разными условиями: с одной стороны вечная мерзлота, с другой чернозем, на одном конце 0, на другом +25 в одно и то же время; населенной разными народами с разным менталитетом, с разными представлениями о том, как нужно делать, чтобы было хорошо, можно создать что-то подобное условиям жизни в Германии.
Во-вторых, по-моему, причина банальна: ничего личного, только бизнес. Можно сочинить целый ворох объяснений, все они в той или иной степени будут верными, но нельзя не заметить, что в мире масса стран, до которых никому нет дела. Россия же - огромный рынок сбыта практически любой продукции. Сколько на нас заработали за это время? Можно с иронией относиться к теории заговоров, но глупо думать, что какого-то предпринимателя в Германии или Америке волнует судьба Иванова или Петрова. Их волнует только судьба их денег, а то, что Иванов с Перовым в результате их деятельности положат зубы на полку, что их дети никогда не смогут получить достойную работу - на это им глубоко плевать. И как мы видим, не только им, но и нашей администрации.
Можно говорить  о неверных ориентирах нашего руководства в 60-е -80-е годы, но, то что тогда внутренняя политика была социально ориентирована неоспоримый факт.
Сейчас черной краской мажут тот период только с одной целью - обелить то, что происходит сейчас. А сейчас происходит вымирание населения чуть не по миллиону в год; деградация населения: деквалификация, люмпенизация,пьянство, наркотики и т.п.
Несмотря ни на что в стране идет своеобразная  "реформация". В средние века в западной европе для изменения порядка прежде всего экономических отношений несогласное население уничтожалось открыто. Тогда это было в порядке вещей. Сейчас, говорят, так нельзя. Сейчас чтобы добиться того же результата придумали более гуманные  штучки, например, акционирование, банкротство. Более наглые и не сдерживаемые никакими моральными правилами прибирают к рукам имущество, тысячи остаются без средств к существованию. Часть из них перебивается с хлеба на квас, часть идет в криминал, часть тешет себя спиртным и наркотиками. Вы только вдумайтесь, из-за корыстных действий нескольких субъектов (нельзя назвать их людьми) сотни, тысячи людей лишаются средств к приемлемому существованию! И это по ныне действующим правилам считается законным! О как! И только потому, что кто - то ляпнул, что рынок расставит все по местам. Кстати, обратили внимание, что с начала 90-х, человек как таковой ушел с арены событий? В ход пошли словечки типа "электорат", "избиратели", "субъекты", "рыночные отношения", за которыми людей уже не разглядеть, а от этого и строить умозрительные экономические и политические конструкции легче.
Можно, конечно, порассуждать о роли интеллигенции. Но, и тогда и сейчас, много вы видели пророков в нашем Отечестве? Вспомните, часто ли компания из 10-15 человек, где что-либо обсуждалось, приходила к единому мнению? То то и оно.
Только, на мой взгляд, сейчас ситуация намного серьезней. Сейчас есть те, кто вещает единственно верные рецепты хорошей жизни, которые, правда, за 20 лет 90% населения не помогли, те, кто будучи интеллигентом в истинном смысле этого слова легко и на основании существующих правил могут стать экстремистами и подавляющее большинство инертного населения.  
Никогда все население страны не было и не будет социально активным. А советские люди были введены в заблуждение, отчасти теми же интеллигентами, о состоянии дел в совершенно другом обществе. Мы имели право жить в лучших условиях. Никто не предполагал, что будет хуже.
Ну и совсем уж наивно полагать, что социально активный слесарь с высшим образованием Петров мог повлиять на обстановку. Даже сто таких слесарей не повлияли бы.
yuchuhloma
16.04.2010 21:59
Питерскому.

Уроков истории у нас как-то хватало и до 89 года. Только никого они не интересовали. А прочие картинки у Вас живописны. А я вот еще помню как все ликовали 12 июня 90 года. Сейчас у всех память отшибло, что это за праздник. А просто Верховный Совет РСФСР избрал Ельцина председателем.

----------------------------------------------------------------------------------------------------------------

А голосовал так: кто больше ругается, за того и голосуем. Юлия Чухлома
k
16.04.2010 14:39
Здравый анализ
Питерский
16.04.2010 12:22
/// «Шли к коммунизму, очутились неизвестно где, но зато теперь те же самые вожди обязательно приведут нас туда, куда обещают…»/// - но «обещал» - то уже «новый вождь», молодой (относительно), энергичный, с «отметиной» на лбу, словом, полный контраст с прежними «кремлёвскими старцами». Как тут не поверить? А что он по старой привычке обзывался коммунистом, так: /// «…уже многие понимали, что истинной целью государственной политики является именно отказ от социализма и полная смена общественно-экономического строя»///, и наивно верили, /// «что панацеей от всех неустройств послужит переход к рыночной экономике»///. Т.е. – коммунист, но «новой формации», как раз подходящий для тех «требуемых сердцами перемен», «рыночный» коммунист, короче говоря. Вот и клюнули, что ж тут удивительного? «Социально инфантильные взрослые»? Конечно. Продукт системы, как ни крути. Однако: /// «Беспокоиться было не о чем: партия, дав своим шаловливым чадам наиграться в заманчивые игры, потом как заботливая мама позовёт их обратно, под спасительную сень социальных гарантий и стабильной зарплаты…»///. Так ли это? Оставалась ли эта вера в партию, как в «заботливую маму»? Вот характерный анекдот тех времён: «Горбачев на съезде нардепов объявляет: «Так, тов. депутаты,  кто за социализм – перейдите налево, кто за капитализм – направо. А вы чего мечетесь туда-сюда, Анатолий Александрович?». Собчак: «А я хочу работать как при социализме, а получать – как при капитализме!». Горбачёв: «Так идите к нам, в Президиум!». Анекдот показывает, что, наряду с  установившимся вскоре насмешливым отношением к «новому вождю», у народа укоренялась вера в «хороший» капитализм, мол: хорошо, «по-капиталистически» работаешь – получаешь достойную зарплату и живёшь хорошо. «Худшие атрибуты» социализма уйдут вместе с окончанием всевластия  породившими их партии (помните плакаты  в толпе: «Партия, дай порулить!»), а «худшие атрибуты» капитализма…их просто не будет, потому как в развитых капиталистических странах их уже и нет, там так всё замечательно устроено, что все противоречия, все конфликты  улаживаются по закону, и непременно в пользу работника, а как же иначе-то? И у нас будет непременно так же, почему нет -  мы же вон какие развитые, умные, у нас же вон сколько людей с верхним образованием по кочегаркам прозябают, а всё почему? – да потому только, что партия, навязавшая стране социализм, не даёт им как следует себя реализовать!  А при капиталистических –то отношениях – ну совсем другое дело будет, ведь прилагательное «частная» по отношению к собственности абсолютно равнозначно слову «эффективная», и, следовательно, развитие попрёт как на дрожжах! И политическая система: ведь главное -  это (с придыханием) В-Ы-Б-О-Р-Ы, ведь ну не может же народ выбрать плохих, ведь не дурак же он совсем, в самом-то деле! И с каждым разом он будет выбирать всё лучших и лучших, иначе и быть не может! И так мы верили во всё это, и как наркоманы, «кололи» себя – газеты, журналы (с утра, как запрограммированные – к газетному ларьку, пресса –ворохом, благо, что по пятачку, «Огонёк» -в драку), а  телевизор? а разговоры, разговоры: «А там, на Западе…» … и в результате  - полная потеря ориентации во времени и пространстве.  Обмануть нетрудно того, кто сам обманываться рад. По-другому, скорее всего, и не могло быть. Но главная проверка – как мы усвоили урок Истории – ещё впереди…
Сергей историк
16.04.2010 10:00
Нобелевские премии просто так не дают. И сразу вспомнилась фраза,брошенная М.С.Горбачевым на заре перестройки:"Главное - не заболтать перестройку!" А сам проболтал страну.Все время говорил, что ему не хватает полномочий, а сам не воспользовался даже теми, которые имел. Помните, один из делегатов очередного съезда народных депутатов сказал:"Мы уже все Вам отдали, осталось пиджаки отдать!". Наши родители, их ровесники и сверстники отстояли и сберегли страну от фашистов. А мы не уберегли нашу большую Родину СССР. Вместо нее теперь - 15 враждующих между собой государств... После гражданской войны за пределами России оказалось 2 с лишним миллиона человек, а после 1991г. - сколько миллионов в одночасье стали иностранцами... Последнее поколение советских коммунистов предало идеалы своих предшественников, а советская система от диктатуры пролетариата,перешла к диктатуре партии,а затем к диктатуре элиты... Стыд и позор карьеристам с партбилетами в карманах... Не было у них никаких убеждений, кроме карьеры. Это на их совести миллионы искалеченных судеб нашей страны...
Отображены комментарии с 1 по 10 из 15 найденных.

Фоторепортаж
16.01.2020
Подготовила Мария Максимова
Дары, которые получали представители нескольких поколений семьи Романовых, сегодня можно видеть на выставке.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».