Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 мая 2024
Россия - США: «перезагрузки» не ожидается

Россия - США: «перезагрузки» не ожидается

США проводят в отношении России «всестороннюю стратегию»
Артем Ивановский
31.08.2009
Россия - США: «перезагрузки» не ожидается

«Перезагрузка» объявлена, но в позициях России и США сохраняются противоречия по ключевым стратегическим вопросам, охватывающие Ближний Восток, Центрально-Азиатский регион, постсоветское пространство, размещение систем ПРО США в Восточной Европе. Нарастание этих противоречий может в перспективе привести к новой конфронтации.

28 августа на страницах влиятельных польских изданий «Газета выборча» и «Трибуна» появились сенсационные сообщения о том, что администрация Барака Обамы якобы приняла решение отказаться от планов размещения элементов систем ПРО в Восточной Европе. Приводилось заявление одного из наиболее влиятельных лоббистов проекта третьего позиционного района, лидера «Инициативы в поддержку ПРО» Рикки Эллисона, принимавшего участие в прошедшей в Хантсвилле конференции по вопросу о ПРО, на которой, по словам Эллисона, «никто даже не заикнулся» насчет размещения ракет-перехватчиков в Польше. Эти сообщения вызвали оживленные комментарии экспертов как в России, так и за рубежом, хотя исходили из неофициальных источников. Однако уже на следующий день, 29 августа, сенсация перестала быть таковой. Вашингтон объявил о своей официальной позиции по данному вопросу, положив конец всевозможным слухам и домыслам. Как сообщило агентство «Франц пресс»: «Администрация Барака Обамы опровергает сообщения польских СМИ о том, что Вашингтон готов отказаться от размещения систем ПРО в Восточной Европе».

Следует отметить, что разговоры о возможном пересмотре планов США относительно третьего позиционного района ПРО продолжаются вот уже более полугода. Еще 20 февраля, на форуме министров обороны НАТО в Кракове, глава оборонного ведомства Соединенных Штатов Роберт Гейтс дал крайне уклончивый ответ на вопрос своего польского коллеги о намерениях новой администрации насчет размещения элементов систем ПРО на территории Польши. Столь же уклончивый ответ прозвучал из уст Барака Обамы во время совместной с Дмитрием Медведевым пресс-конференции в Москве. Можно предположить, что подобная неопределенность в вопросе о ПРО и есть подлинная политика.

Удержание данного вопроса в «подвешенном» состоянии предоставляет администрации Обамы возможность оказывать влияние на позицию российского руководства и, одновременно, избегать ненужной на данном этапе напряженности в отношениях двух стран.

При этом следует понимать, что отказ от размещения систем ПРО в Восточной Европе после того, как предыдущая администрация ратифицировала соответствующие договоры с Варшавой и Прагой, просто невозможен и будет выглядеть в глазах союзников США, как военно-политический провал. Кроме того, российско-американские отношения являются весьма неоднозначными, их динамика может в перспективе измениться от «потепления» к «охлаждению», и в этом последнем случае столь выгодная стратегическая позиция, как третий позиционный район, будет очень кстати и для Соединенных Штатов, и для их восточноевропейских сателлитов.

Однако суть проблемы не только и не столько в системе ПРО, сколько в том, что между Россией и США   было и осталось довольно много противоречий по ключевым геополитическим и стратегическим вопросам. Именно в этом заключается основополагающая причина иллюзорности «перезагрузки» и связанных с ней ожиданий об отказе Вашингтона от третьего позиционного района. Каковы же эти противоречия?

Еще в период президентских выборов в США на официальном сайте Барака Обамы был опубликован стратегический документ под названием «План обеспечения безопасности Америки и восстановления наших позиций», содержавший основы внешнеполитического курса будущей администрации. Примечательно, что раздел этого документа, рассматривающий российско-американские отношения, был озаглавлен следующим образом: «Meeting the Challenge of a Resurgent Russia» («Ответ на вызов со стороны возрождающейся России») и предполагал применение относительно Москвы так называемой «всесторонней стратегии». В рамках данной стратегии считался возможным диалог между РФ и США по вопросам нераспространения оружия массового уничтожения, сокращения ядерных арсеналов, войны в Афганистане. Одновременно «всесторонняя стратегия» предусматривала сдерживание России посредством консолидации НАТО, преодоления зависимости партнеров и союзников США от российских энергоносителей, поддержки «новых демократий» в Восточной Европе и Евразии. Таким образом, новая администрация Соединенных Штатов рассчитывала, что объявление «перезагрузки» снизит уровень напряженности в российско-американских отношениях, но не приведет к изменению геополитических и стратегических приоритетов обеих сторон, которые были и остались противоположными.

Тактический характер политики «перезагрузки» стал очевиден после визита Барака Обамы в Москву. Следующий ход сделал вице-президент США Джо Байден, которого считают подлинным архитектором американской внешней политики.

Во время своих визитов на Украину и в Грузию он подтвердил неизменность поддержки «евроатлантических устремлений» этих стран со стороны США. Через несколько дней на территории КНР начались российско-китайские учения «Мирная миссия-2009». Заместитель начальника Главного штаба сухопутных войск ВС РФ Сергей Антонов посчитал необходимым подчеркнуть: «Учения не направлены против третьих стран». Вместе с тем, заместитель начальника объединенного комитета штабов НОАК Ма Сяотянь выступил с заявлением о том, что учения «Мирная миссия-2009» «позволят укрепить взаимодействие РФ и КНР в сфере оборонной политики». Реакция США последовала незамедлительно. 23 июля, в день начала учений, Джо Байден дал резкое интервью изданию The Wall Street Journal, отметив, что «Россия теряет влияние на постсоветском пространстве» и от нее «можно ожидать какой-нибудь глупости». В этом интервью отчетливо просматриваются серьезные опасения, которые годом раньше выразил Збигнев Бжезинский, играющий значительную закулисную роль в администрации Обамы: «Не исключено, что в какой-то момент мы столкнемся с коалицией, более четко направленной против США, возглавляемой Китаем в Восточной Азии и Индией и Россией в Евразии. Затем в нее может быть вовлечен Иран».

Обострение отношений между США и Ираном в последнее время стало свершившимся фактом. 15 августа спецпредставитель Вашингтона в Афганистане и Пакистане Ричард Холбрук заявил, что «Соединенные Штаты располагают информацией о поставках Ираном оружия боевикам террористической организации «Талибан»». Дополнительным фактором, постоянно нагнетающим напряженность, стал приход к власти в Израиле лидера партии «Ликуд» Беньямина Нетаньяху, который имел непосредственное отношение к втягиванию США в войну с Ираком и не скрывает своих намерений применить военную силу против Ирана и Сирии, двух ключевых российских союзников на Ближнем Востоке. Отметим, что упомянутый выше план Обамы-Байдена рассматривает как «право на самозащиту» вторжение израильских войск в Ливан летом 2006 года. Отказ Ирана участвовать в проекте «Набукко» вкупе с демаршами иранской оппозиции, раскачивающими внутриполитическую обстановку в стране, не способствуют налаживанию стабильности в российско-американских отношениях и успеху политики «перезагрузки».

Узел геополитических противоречий между Россией и США завязывается не только на Ближнем Востоке.

Серьезную обеспокоенность Москвы вызывают намерения Вашингтона закрепиться в Центрально-Азиатском регионе и на Кавказе. Взрывоопасный характер подобного курса очевиден и для американских политиков.

«Сегодня американские войска базируются в Грузии, в Центрально-Азиатском регионе, США ведут переговоры по размещению своего контингента в Азербайджане, - констатирует Патрик Бьюкенен. - Но Россия, Иран и Китай никогда не согласятся на постоянное военное присутствие США в сердце Азии».

«Российское вторжение в Грузию в августе 2008 года создало новый серьезный вызов безопасности Соединенных Штатов и их союзников в Европе». Такова заложенная во внешнеполитическом плане Обамы-Байдена формулировка видения новой администрацией США ситуации в зоне российско-грузинского конфликта. Признание независимости Абхазии и Южной Осетии только укрепило тенденцию к поляризации по линии Россия — НАТО/США. Причем активное отстаивание позиций Тбилиси и осторожно поддерживаемый Вашингтоном тезис о «российской оккупации грузинских территорий» используется для блокирования инициатив России по созданию европейской системы коллективной безопасности. Как известно, в июне 2008 года президент РФ Дмитрий Медведев во время своего первого зарубежного визита в Германию выступил с идеей нового большого договора о безопасности в Европе. Среди прочего Медведев тогда заявил в Берлине: «НАТО никак не может обрести новый смысл своего существования. Сегодня его пытаются найти на основе глобализации миссии альянса, за счет привлечения новых членов. Я думаю, что все это иллюзии». Между тем, стержнем внешнеполитической стратегии администрации Обамы является дальнейшее укрепление и расширение НАТО. В этом контексте развитие стратегического (в том числе военного) партнерства РФ и ЕС рассматривается не только как попытка создать структуру, дублирующую и подменяющую НАТО, но и как подрыв влияния США в Европе. «Европа, руководимая совместно Германией и Францией, может не отвечать интересам Америки», - подчеркивает Збигнев Бжезинский.

В качестве противовеса «старой Европе», активно развивающей сотрудничество Россия-США усилили свое присутствие в «новой Европе» посредством соглашений о размещении систем ПРО в Польше и Чехии. С учетом очевидной тенденции к некоторому ослаблению доминирующей роли Вашингтона на европейском континенте становится понятным нежелание новой администрации отказываться от развертывания третьего позиционного района. Итоги переговоров президентов Медведева и Обамы в Москве, в ходе которых по вопросу о ПРО была подписана декларация самого общего содержания, не способствуют оптимистическим прогнозам. Но даже если демократическая администрация выступит за какой-то реальный позитивный сдвиг, в долгосрочной перспективе эта политика работать не будет. Рейтинг популярности Барака Обамы в США постоянно падает. По данным социологической службы телеканала CNN, его падение только за июль составило 7%. А предлагаемая Обамой колоссальная реформа системы здравоохранения по сути представляет несколько видоизмененный вариант той, которую в свое время затевал и затем провалил Билл Клинтон.

Позиция же республиканцев, готовящихся дать бой Обаме на выборах 2013 года, известна. Они называют его политику «перезагрузки» «опасным пацифизмом».

С окончанием эпохи «однополярного мира» разногласия и противоречия между Россией и США вышли на качественно новый уровень. Новый геополитический проект Америки Збигнев Бжезинский определил, как «еще один шанс», то есть курс на восстановление утраченных в результате ошибок администрации Буша позиций абсолютного глобального лидерства. С другой стороны, такие российские геополитические проекты, как БРИК и ШОС, слишком явно противоречат стратегическим интересам Соединенных Штатов. Поэтому вопрос будущего российско-американских отношений лежит не в плоскости «перезагрузки». Весь вопрос в том, насколько далеко может зайти соперничество Москвы и Вашингтона и не приведет ли оно в итоге к новой конфронтации.

Лучшие публикации:

Образование в России: «оболонивание» страны продолжается

Перестройка: Перемен требуют наши сердца...

Почему перспективы России негативно оцениваются индийскими экспертами?

Специально для Столетия


Эксклюзив
20.05.2024
Валерий Мацевич
Украинская «элита» озабочена одним — как бы подороже продать активы страны
Фоторепортаж
15.05.2024
Подготовила Мария Максимова
Музей Москвы приглашает на выставку «Москвичка. Женщины советской столицы 1920-1930-х»


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.