Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 января 2020
«Парии балтийского рая» достучались до Европы...

«Парии балтийского рая» достучались до Европы...

Вышел в свет очередной (четвёртый) доклад Европейской комиссии против расизма и нетерпимости (ЕКРН) о ситуации в Эстонии
Алексей Семёнов, Таллин
10.03.2010
«Парии балтийского рая» достучались до Европы...

Заголовок отсылает к двум публикациям прошлого года, когда «Столетие» сообщало о презентациях (на русском и затем на английском языках) книги «Проблемы прав национальных меньшинств в Латвии и Эстонии». А теперь появился новый доклад Европейской комиссии против расизма и нетерпимости, и может даже создаться впечатление, будто европейские авторы просто резюмировали содержание книги, выпущенной Фондом исторической перспективы по заказу Института демократии и сотрудничества (Париж). Настолько перекликается содержание книги и доклада, и даже стиль изложения: сухой, никаких эмоций, лишь факты, ссылки, цифры.

Разумеется, авторы писали свои работы независимо друг от друга. Доклад европейской комиссии готовился в 2008-2009 годах, и к моменту выхода английского варианта книги (декабрь 2009) был, по-видимому, в основном уже готов. Разумеется, книга гораздо богаче фактическим материалом и представляет собой серьёзное социологическое, политологическое и статистическое исследование – своего рода обзорный справочник и библиографический указатель. Разумеется, доклад ЕКРН не перегружен фактами, но зато в нём есть множество конкретных рекомендаций правительству и властям Эстонии, а также указание на то, что со многими подобными советами Европа выступает уже не в первый и даже не во второй раз. Игнорирование Эстонией этих «настоятельных рекомендаций» начинает вызывать у Европы недоумение и «серьёзную озабоченность».

Доклад составлен стандартно: «наряду с бесспорными достижениями» отмечаются определённые недостатки. Увы, достижения и «прогрессы» оказались весьма малочисленными: принятие закона о равном обращении (недискриминации); принятие программы интеграционной стратегии 2008-2013; присоединение к международной программе, посвященной Холокосту (ни к чему не обязывающее); наконец, основанный с большой помпой президентом Ильвесом Институт исторической памяти. Последний должен был как расследовать нарушения прав граждан Эстонии советским режимом, так и преодолеть прошлую вражду и предубеждения ради примирения в настоящем. Однако с момента торжественного объявления о собственном создании 1 февраля 2008 года институт более ничем не отметился, ничего не расследовал и не преодолел.

Зато недостатки, «озабоченности» и связанные с ними рекомендации, напротив, довольно многочисленны. С точки зрения авторов доклада, важнейшими являются следующие.

Эстония уже десять лет никак не соберется ратифицировать свою подпись под 12 протоколом к Европейской конвенции о правах человека – тем протоколом, где содержится общий запрет на дискриминацию, в том числе по языку и принадлежности к национальным меньшинствам. ЕКРН настаивает (urges) на скорейшей ратификации этого документа.

В последние годы Эстония в сфере уголовного права фактически отказалась от защиты жертв расистских высказываний, публичных призывов к ненависти и вражде. Лишь в тех случаях, когда жертва сможет доказать, что эти призывы представляют конкретную опасность для его (её) жизни, здоровья или собственности, власти смогут начать криминальный процесс.

Неудивительно, что практически ни одного процесса так и не было начато, хотя расистских выходок в Эстонии предостаточно, в том числе и в прессе. ЕКРН требует пересмотреть такое трепетное отношение к «свободе слова».

Достаточно резко говорится в докладе обо всё ещё массовом безгражданстве в Эстонии. Лиц без гражданства насчитывается более 100 тысяч человек, 8% населения. Более того, темпы натурализации неуклонно снижаются до вовсе неприличного уровня, несмотря на пропиаренные кампании «приглашения к гражданству» и интеграционные программы. А снижение числа апатридов происходит ещё и за счёт России. В 2009 году неграждан, которые ходатайствовали и получили гражданство РФ, оказалось больше, чем новых граждан Эстонии.

Языковая политика в Эстонии неадекватна и не соответствует реальному составу обществ. Система обучения языкам практически отсутствует, как и финансовая помощь обучающимся. Требования к владению государственным языком непропорциональны и часто произвольны, причем это распространяется и на частную сферу. Положение еще усугубляется вследствие карательной установки чиновников, занятых в эстонской языковой инспекции, которые то и дело выходят за пределы своих и так чересчур широких полномочий. Решение о переводе 60% предметов в русских гимназиях на эстонский язык обучения принимается как неизбежность, в том числе и авторами доклада, хотя это никак не аргументировано и научно не обоснованно. При этом мнением самих учащихся, их родителей и серьёзных специалистов демонстративно пренебрегают. Рекомендации же ЕКРН в этой сфере хоть и очевидны, но и очевидным образом «застенчиво» половинчаты: организовать обучение языку, желательно за государственный счёт; наладить какой-нибудь контроль за действиями «языковой полиции»; и т.п.

В области борьбы с расовой и этнической дискриминацией положение можно считать удручающим.

Официальные инстанции, Канцлер права с функциями омбудсмена и Уполномоченный (комиссар) по гендерному равноправию и равному обращению (пост, учреждённый по мандату Закона о равном обращении) ведут себя крайне пассивно, да у них и нет эффективных легальных полномочий. Даже мониторинга ситуации эти инстанции не ведут, хотя это вменено им в обязанность, а данные независимых академических экспертов и общественных организаций просто игнорируются. ЕКРН настоятельно рекомендует проводить такой мониторинг, и непременно в тесном взаимодействии с организациями гражданского общества и меньшинств. Что касается удостоившегося похвалы закона о равном обращении, то отмечается, тем не менее, его достаточно «куцый» характер как относительно директив Евросоюза, так и в свете политических рекомендаций самой Комиссии против расизма и нетерпимости: «уговаривающие» процедуры вместо жёстких санкций к нарушителям; отсутствие прописанного механизма компенсаций жертвам дискриминации; незнакомство с буквой и духом закона сотрудников правоохранительных органов, судей и прокуроров; и т.д.

Такой же декларативностью отмечена и новая программа «Интеграция 2008-2013», где старательно обходятся факты реальной сегрегации эстонского общества: дискриминация русского и русскоязычного населения практически во всех сферах – политической, социальной, экономической, образовательной. Хотя доклад ЕКРН сконцентрирован главным образом на юридических аспектах ситуации, эти данные тоже приводятся как иллюстрация того, что меры по борьбе с дискриминацией следует принимать незамедлительно.

Нельзя не согласиться с мнением представителя МИД России А.А. Нестеренко: доклад ЕКРН еще раз подтверждает правоту и обоснованность российских озабоченностей по поводу ненормальной гуманитарной ситуации в Эстонии.

Ни Российская Федерация, ни независимые эксперты не выдвигают эстонским властям каких-либо надуманных или завышенных требований.

Все непредвзятые наблюдатели оценивают ситуацию сходно, будь то вышеприведенный доклад ЕКРН или аналогичные документы других международных организаций.

А что же эстонские власти? В процессе подготовки доклада авторы обращались к ним за различными разъяснениями, и ответы на которые по большей части их не удовлетворили. Кроме того, к докладу приложено официальное мнение эстонского правительства на трёх страничках, которое можно счесть ленивой отпиской, хотя и разбавленной некоторыми комическими пассажами. Например, на полном серьёзе утверждается, со ссылкой на некую «статистику», будто в стране помимо эстонцев, русских, украинцев и белорусов проживают ещё представители «более чем 120 наций», поэтому нет смысла говорить о едином русскоязычном меньшинстве. Это при том, что на долю этих 120 наций приходится около 1% всего населения крошечной Эстонии. Или такая позиция правительства Эстонии: нет смысла в специальном акте о защите национальных меньшинств, права меньшинств и так гарантированы всем законодательством. Полёт мысли. «Обязанность для меня дело священное, закон – я немею перед законом». Не стесняясь нести этакое перед профессиональными международными экспертами – это, право, достойно Чичикова. Какие эксперты, впрочем? Вот депутат парламента и профессор Тартуского университета Пеэтер Тульвисте в интервью выразил солидарность с мнением министра образования Тыниса Лукаса, который заявил, что рапорт комиссии составлен некомпетентными людьми. Тут уж скорее можно перефразировать Хармса. «Эксперт: Я эксперт! Министр Лукас: А по-моему ты г…!». Грустно, однако.

Всё дело в том, что, увы, но доклады ЕКРН, как и большинства других международных организаций действительно носят рекомендательный характер. Это помощь для тех, кто хочет решать проблемы. Но не кнут для упрямцев.

Реальный кнут – ладно, рычаг воздействия, который уважают упрямцы, находится в недрах Евросоюза в Брюсселе. Захочет ли Брюссель воспользоваться, наконец, этим инструментом?

В заключение в качестве совета брюссельским доброжелателям позволю себе процитировать своё выступление на московской презентации упомянутой книги «Проблемы национальных меньшинств в Латвии и Эстонии»: В итоге трудно отделаться от ощущения, что многочисленные проблемы с соблюдением прав человека и прав меньшинств в Латвии и Эстонии возникли и существуют не столько за счет естественных процессов в обществе и несовершенства законодательства, сколько благодаря направленной и намеренной политике властей этих стран. В борьбе с дискриминацией применяется принцип возложения «бремени доказательства» (burden of proof) не на жертву дискриминации, а на ее инициатора. Можно полагать, что настала пора применить этот принцип и относительно властей Латвии и Эстонии.

Материалы по теме:

Сергей Котов «Парии балтийского рая»

Федор Климкин «Достучаться до Евросоюза»

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Фелиция.
03.04.2010 14:55
Зачем перекидывать с больной головы на больную свои проблемы.Разговор идёт о положении в Эстонии русского населения. Когда будет Доклад о России, то Россия сама сделает выводы. И Власти и Политическая ситуация в этих государствах - одинаковая. Власти всего мира пытаются уничижительно относится к большинству,ставя во главу элиту любого государства и транснациональную элиту в первую очередь. Большинсво стало ненужным элементом. Меньшинство решает всё. Сам смысл  понятия ГОСУДАРСТВО - размыт. Потому и не выполняются указания Европы и Брюсселя.
Европеец
10.03.2010 16:47
Да, в России лучше, чем в «балтийском раю», однозначно! Правда, можно себе представить, сколько бы замечаний получила первая, от того же ЕС... по тем же вопросам! Возьмём одну из проблем – языковую. Известно, что не только страны Балтии (Латвия, Эстония) категорически отказываются, например, от ратификации Европейская хартия региональных языков (по политическим мотивам, ссылаясь на «недавнее» происхождение языковых меньшинств), но и Российская Федерация, которая присоединилась к Хартии (распоряжение Президента РФ от 22 февраля 2001 г. N 90-рп) - так, до сих пор и не ратифицировала последнюю! А как решать остальные вопросы, если стороны даже разговаривают на разных языках? Ещё претензия: «Эстония уже десять лет никак не соберется ратифицировать свою подпись под 12 протоколом к Европейской конвенции о правах человека – тем протоколом, где содержится общий запрет на дискриминацию, в том числе по языку и принадлежности к национальным меньшинствам». А чем лучше Россия, указывающая, как жить - странам «балтийского рая»? Последняя, как член Совета Европы, ратифицировала эту же Конвенцию (т.е. ЕКПЧ) ещё 30.03.1998 г. Однако до сих пор, Россия не ратифицировала 6-й (отмена смертной казни) и ТОТ ЖЕ, 12-й (общее запрещение дискриминации) Протоколы, подписанные ею, уже более 12 лет… А 13-й Протокол ЕКПЧ (о защите прав человека и основных свобод относительно отмены смертной казни при любых обстоятельствах), Россией вообще не подписан… Жаль, что россиянам, разного рода институты и фонды, нередко разбросанные по всему миру и состоящие на Бюджете России, но не на службе её граждан…  не «рассказывают» о таких «подробностях»! Зато, «достаточно резко говорится в докладе обо всё ещё массовом безгражданстве в Эстонии», о лицах «без гражданства», которых «насчитывается более 100 тысяч человек, 8% населения», что «темпы натурализации неуклонно снижаются до вовсе неприличного уровня», а «снижение числа апатридов происходит ещё и за счёт России»… Можно бы согласиться с ролью России в Европе – такого себе защитника дискриминируемых, и не только русских. Но при условии, что уже все, аналогичные вопросы, в самой России, особенно, с правами человека – решены! Или нам всё равно?      
***** Ссылка на Протокол № 12 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (http://conventions.coe.int/Treaty/Commun/ChercheSig.asp?NT=177&CM=7&DF=28/10/2009&CL=RUS).  

Эксклюзив
17.01.2020
Андрей Соколов
Почему оппозиция так переполошилась после Послания Путина?
Фоторепортаж
16.01.2020
Подготовила Мария Максимова
Дары, которые получали представители нескольких поколений семьи Романовых, сегодня можно видеть на выставке.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».