Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 августа 2019
Могут ли быть острые углы у Каспия?

Могут ли быть острые углы у Каспия?

Насколько крепким будет единство прикаспийских государств – покажет будущее
Андрей Уваров
16.08.2018
Могут ли быть острые углы у Каспия?

Подписание Конвенции о правовом статусе Каспия (Конвенция), состоявшееся 12 августа, в Международный день Каспийского моря в Актау, где прошёл V Каспийский саммит глав пяти государств, чьи территории примыкают к Каспийскому морю, – событие без преувеличений грандиозное. Хотя бы потому, что решения этого вопроса и подписания этого документа ждали 20 долгих лет, 20 лет работы, дискуссий, конфликтов…

Напомним, что статус моря пытались определить сразу после развала СССР, а работать над Конвенцией начали в 1996 году. По инициативе Туркменистана в 2002 году состоялся 1-й Каспийский саммит, начавшийся диалог продолжался на саммитах в Тегеране, Баку и Астрахани в 2007, 2010, 2014 годах. И вот президент Казахстана Нурсултан Назарбаев, президент Азербайджана Ильхам Алиев, президент Ирана Хасан Роухани, президент России Владимир Путин и президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов поставили свои подписи под итоговым документом саммита.

Нынешнюю Конвенцию о правовом статусе Каспийского моря эксперты уже окрестили Конституцией Каспия, и, как отмечают стороны, подготовлен «тщательно выверенный текст, отражающий баланс интересов всех участников». Путин охарактеризовал это документ так: «Современный и сбалансированный международный договор».

Важна не только базовая Конвенция, невероятно актуален пакет подписанных соглашений о предотвращении инцидентов, о торгово-экономическом сотрудничестве, транспорте, протоколов о сотрудничестве в области борьбы с терроризмом, о сотрудничестве в области борьбы с организованной преступностью, о взаимодействии пограничных ведомств, анонсирование первого Каспийского экономического форума. На саммите создан механизм постоянных пятисторонних консультаций стран на уровне министерств иностранных дел через полномочных представителей.

Эксперты отмечают главные достоинства подписанных документов:

– Каспийское море определено как внутриконтинентальный водоём, «окружённый сухопутными территориями», не имеющий выхода в Мировой океан, что исключает распространение на него международных морских конвенций;

– определено совместное пользование (ст. 7) основной площадью водной поверхности и определено установление зоны территориальных вод, не превышающей по ширине 15 морских миль;

– Каспий признан (ст. 3) «зоной мира», где исключается присутствие вооруженных сил внерегиональных держав. 

В связи с последним пунктом горячо обсуждалось предшествовавшее саммиту заявление министра иностранных дел Казахстана Кайрата Абдрахманова о том, что предоставление казахстанских портов Актау и Курык для транспортировки нелетальных грузов США в Афганистан не является «созданием военных баз». 

Последний пункт (о невозможности присутствия на Каспии военных баз внерегиональных держав) является основным раздражителем для Вашингтона и Брюсселя с учётом возможного взаимодействия ВМС России и Ирана и успешной атаки Каспийской флотилии по позициям «Исламского государства» [организация запрещена в России] в Сирии. 

Не нужно быть провидцем, чтобы предсказать последующее сильное давление Вашингтона на подписантов Конвенции, прежде всего Астану, Баку и Ашхабад, ставших участниками перегруппировки сил в важном геополитическом районе.

Наверняка обдумывают своё отношение к каспийской «пятёрке» и в Китае с его проектом «Один пояс, один путь», и в Индии, заинтересованной в строительстве газопровода TAPI. Да и в Евросоюзе не раз заговаривали о возможности получения туркменского газа как альтернативы газу российскому.

Для давления будут использовать не только группы противников Евразийского экономического союза (ЕАЭС) в Казахстане, но и несогласованные до сих пор пункты, хотя замдиректора Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Санат Кушкумбаев оптимистично считает их лишь техническими вопросами. 

О каких пунктах идёт речь? Прежде всего, в Конвенции нет чёткого определения «справедливого разделения» прав на ресурсы и не определён механизм разделения морского дна. Пока решение этого щепетильного вопроса (с учётом наличия газоносных и нефтяных месторождений и рыбных ареалов) «осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм права» (ст. 8). 

О данной проблеме пока высказывается Иран, стеснённый новыми санкциями США и возможным давлением Вашингтона на Баку и Ашхабад. Президент Ирана Хасан Роухани заявил, что необходимо продолжить переговоры по окончательному разграничению дна Каспия.

С рыболовными зонами (ст. 9) несколько яснее (зона для ловли определяется шириной 10 морских миль, прилегающей к территориальным водам), но не исключаются споры вне этой зоны.

Спорной темой остаётся и транспортно-логистическая система, развитие которой приветствуют все стороны.

Президент Путин говорит, что Россия поддерживает «проект международного коридора «Север – Юг», который позволит в 2,5 раза быстрее, чем сегодня, доставлять грузы; ежегодно это до 25 млн тонн из европейских стран через Иран на Ближний Восток и Средний Восток, а также в Южную Азию; ради этого Москва будет строить глубоководный порт Каспийск, модернизировать каспийские коммуникации и инфраструктуру. Однако Казахстан, Азербайджан и Туркмению больше интересуют транспортные проекты конфигурации «Восток – Запад». Алиев и Бердымухамедов говорили об особой роли портов Баку и Туркменбаши, а Назарбаев отметил запуск мультимодального хаба порта Курык и заявил: «Мы построили железную дорогу вдоль всего Казахстана и шесть автомобильных переходов, два из которых находятся на границе с Китаем. Мы возвели логистический терминал в порту Ляньюньган в Тихом океане и проложили современный автобан через всю территорию нашей страны». 

То есть тут имеется в виду альтернатива транзитному маршруту через территорию Российской Федерации, чем уже пыталась воспользоваться Украина, несущая большие потери от российских санкций по транзиту украинских грузов.

Ещё одна проблема – прокладка кабелей и строительство трубопроводов (14 ст. Конвенции). Номинально два соседних государства могут согласовывать границы раздела или проектов между собой, что радует Баку и Ашхабад с их проектом Транскаспийского газопровода. Теперь, однако, подобный проект должен предварительно получить пятистороннюю экологическую оценку и одобрение или запрет строительства. Между прочим, одобрение должен получить и казахстанско-российский проект судоходного канала «Евразия» от Каспия к Черному морю.

И наконец 6-й подпункт 3-й статьи и 11-й статьи.

По всей вероятности, вскоре США начнут переброску грузов в Афганистан через Каспий, при этом цена американским «гарантиям безопасности» известна. На маршруте такой переброски возможны и провокационные шаги, и разведывательные операции. Здесь контроль за передвижениями американцев будет лежать на Иране и России.

Основа нормального существования системы, которую создаёт каспийская пятёрка, заключена по словам Путина, в том, что договор будет «значительно укреплять систему мер доверия в регионе». Тут, однако, приходится действовать по пословице: «Доверяй, но проверяй!»

Для сохранения режима доверия стороны договорились о доработке и подписании шести новых соглашений: о сотрудничестве в сфере морского транспорта; в области борьбы с незаконным промыслом и противодействия браконьерству; по согласованным мерам доверия на Каспии в области военной деятельности на море и трёх протоколов о сотрудничестве в сфере безопасности. Подписать их обещают уже на следующем саммите. Там станет ясно, как крепко единство и сохраняется ли доверие.




Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

миних
22.08.2018 19:42
Такие глобальные вопросы решаются в тишине! К чему и каким выводам пришли,покажет практика и внешнее поведение всех заинтересованных стран!Что положено знать СМИ,было сказано,что осталось за кадром,никогда не узнаем.Договориться с Берды... о военно- морской базе в бывшем Красноводске и перевести туда часть Каспийской флотилии.Бышие и САР уже стоят под стенами Туркмении и там похоже все не так просто!
ус
16.08.2018 15:44
острые углы и недоговорённости всегда будут,но главное положено,заложена хорошая основа для решения многих проблем.А фашингтончик  глотнёт очередную пилюлю с новичком

Эксклюзив
14.08.2019
Валерий Панов
Почему Россия проигрывает Западу информационную войну?
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».