Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 декабря 2019
Эво Моралес: расплата за «неуступчивость»

Эво Моралес: расплата за «неуступчивость»

Почему США опасались передела границы между Боливией и Чили
Алексей Балиев
24.11.2019
Эво Моралес: расплата за «неуступчивость»

Свержение боливийского президента Эво Моралеса, не в последнюю очередь, связано с его активной политикой по возвращению Боливии её бывшего тихоокеанского района Атакама-Антофагаста, чилийского с конца XIX века. Это район с колоссальными запасами натриевой селитры – уникального и многопрофильного в применении химического сырья, да и других ресурсов. Причем за месяц до отставки Э. Моралеса Международный суд (МС) ООН вновь отказал Боливии в ее требовании об организации переговоров с Чили по данному вопросу.

За весь период президентства Моралеса Ла-Пас трижды обращался в эту структуру, но тщетно...

В спровоцированной Великобританией войне Чили с Боливией 1879-1883 гг. за эти ресурсы первая получала помощь и от США. А британское влияние в Чили, поныне располагающей крупнейшими запасами меди и «экс-боливийской» селитры, было – до 1910-х включительно – весомее американского. Боливия же в той войне оказалась, что называется, брошена на произвол судьбы тогдашними великими державами.

Впрочем, Чили и без того располагала крупными запасами этого сырья, добыча и экспорт которого были монополизированы британскими компаниями еще в 1830-х. Но с «получением» его запасов в соседнем, с 1884-го экс-боливийском, районе Чили, вскоре стала первой в мировой табели о рангах по добыче и экспорту селитры.

Ее промышленные запасы в стране, по данным ЮНИДО и Геологической службы США, ныне оцениваются минимум в 5 млрд тонн, а разведанные – не менее 8 млрд тонн. В том числе в районе, оспариваемом Боливией, – соответственно, в 2,5 и около 5 млрд тонн. Притом, что этот район – меньше 20% от всей сухопутной территории Чили.

В том же районе компаниями США разведаны в последовавшие с начала 1900-х десятилетия крупные запасы свинцовой, цинковой руд, графита, слюды, редкоземельных материалов, различных солей. Экспорт же чилийской селитры издавна сориентирован в основном на США, вследствие соответствующих долгосрочных соглашений с американскими компаниями.

Как известно, правительство Э. Моралеса проводило ускоренную национализацию практически всех производственных отраслей и инфраструктуры. В том числе оловянной и газовой промышленности: по запасам этого сырья Боливия – тоже в реестре мировых лидеров. А в условиях нынешней внутриполитической обстановки в Чили Ла-Пас вполне мог добиться реализации боливийско-чилийских договоренностей начала 1970-х – о допуске Боливии в добычу/экспорт селитры в том же спорном районе и о расширении боливийских портовых зон на севере Чили, принадлежавшем Боливии. Что обеспечило бы, помимо всего прочего, еще и кратчайший выход боливийских олова и природного газа на внешний рынок, прежде всего – в Азиатско-Тихоокеанский регион.

Но такой сценарий, разумеется, никак не в интересах США, проводивших, как известно, блокадную политику в отношении «моралесовской» Боливии.

МС ООН в Гааге 1 октября с.г. снова постановил, что Чили не обязана вступать в переговоры с Боливией, требующей возвратить ей собственный выход к Тихому океану. Точнее, 12 из 15 судей МС отклонили аргументы, представленные в Гааге боливийской стороной, насчет неравноправного, по мнению Ла-Паса, договора с Чили (1904 г.) о передаче этой стране западноболивийского тихоокеанского района. Точнее, «оккупированного» – согласно официальной позиции Ла-Паса – чилийскими войсками при поддержке Великобритании и США. Под давлением которых Боливия была вынуждена подписать неравноправный договор о передаче этого района Чили.

Президент Боливии Эво Моралес находился в зале МС вместе с боливийской делегацией во время объявления означенного решения. Обращаясь к журналистам по итогам заседания МС, он заявил, что «Боливия никогда не отступит по этому вопросу, имеющему жизненно важное и историческое значение для нашей страны. Но решение суда не может быть препятствием для диалога между Боливией и Чили».

Территориальный спор между этими странами за выход к Тихому океану и за крупнейшие запасы селитры в том же районе был обозначен в ходе военного конфликта на рубеже 1870-х-80-х и – в политической плоскости – продолжается поныне. В том конфликте Боливия потерпела поражение, а чилийская сторона в этой связи заявляет, что вопрос был урегулирован мирным договором от 1904 года. Точнее, этот документ повторил территориальные условия перемирия 1884 г., по которым означенный район передавался Чили. Поэтому чилийская сторона не считает себя обязанной обсуждать с Ла-Пасом этот вопрос.

По тем документам, Боливия получила «территориально-финансовую» компенсацию в 300 тыс. фунтов стерлингов и право на свободный транзит через экс-боливийские – то есть через новые с тех пор северо-чилийские порты Анатофагаста, Папосо, Пунта-Ангамос. Потерянная территория – это почти на 80% безводная соляная пустыня – составила почти 23 тыс. кв. км, что немногим меньше Крыма (26 тыс. кв. км).

Сперва британский бизнес получил в том районе долгосрочную концессию по селитре и ее экспорту (с «символическими» пошлинами в пользу Чили), а в 1930-е его «потеснили» компании США.

В 1971-72 гг. – при президентстве Сальвадора Альенде – проводилась национализация этой отрасли (как и большинства других отраслей страны), чему, как известно, всячески препятствовали США.

Они организовали не только диверсии в том же районе, но и экономическую блокаду Чили с бойкотом её портов и практически всех экспортных товаров. Что, разумеется, ускорило раскрутку социально-экономического кризиса в этой стране с последующим кровавым свержением президента Альенде в1973 г.

В начале 1970-х правительство Альенде, стремясь – на фоне растущей конфронтации с США – избежать обострения отношений с Боливией, решилось на признание пограничной проблемы. Власти Чили в тот период обещали Боливии заключение соглашений, предусматривающих для ее бессрочно свободный сухопутный коридор к тем же портам и даже долю (12% с возможным увеличением до 15%) в разработке сырьевых ресурсов района. И, кроме того, еще и создание боливийских анклавов в этих портах. Проекты этих соглашений были в основном утверждены в ходе встреч в 1971-72 гг. министров иностранных дел двух стран.

Такое развитие ситуации обеспечивалось и тем, что с октября 1970-го у власти в Боливии находился военный режим генерала Хосе Торреса, который воздерживался от сугубо проамериканского курса и не был настроен на жесткую конфронтацию с Чили из-за «боливийского Крыма».

Потому впервые между Чили и Боливией наметилось не только урегулирование пограничного спора, но и развитие более тесных взаимоотношений. Чему, разумеется, способствовали похожие социально-экономические и внешнеполитические задачи правительств Хосе Торреса и Сальвадора Альенде, нацеленные в целом на ограничение влияния США в Южной Америке.

Хотя националистический режим Хосе Торреса в конце августа 1971 г. был свергнут, но и после его замены проамериканским режимом Уго Бансера политика Чили и Боливии в пограничном вопросе поначалу оставалась гибкой. Так, в конце 1971-го и весной 1972 г. состоялись боливийско-чилийские переговоры на уровне МИДов по пограничному вопросу. А в апреле 1973 г. стороны договорились, что в октябре того же года в Кочабамбе (Боливия) должна состояться встреча на высшем уровне «с целью найти определенное решение территориальных и других проблем» между этими странами. Но свержение и гибель Сальвадора Альенде 11 сентября 1973 г. не позволили реализовать упомянутые договоренности и планы.

И, хотя Боливия сохраняет бесплатный транзит в упомянутых северо-чилийских портах, вопрос принадлежности того же района оставался до последнего времени камнем преткновения в чилийско-боливийских отношениях.

Тем более что суммарные расходы по транзитным авто- и железнодорожным перевозкам с Чили (то есть к вышеупомянутым портам и в обратном направлении, плюс расходы по таможенному обслуживанию транзита) ежегодно достигали как минимум 15 млн долл. Что весьма накладно для Ла-Паса.

Но, с учетом неизбежных изменений внутренней и внешней политики Боливии ввиду отставки Э. Моралеса, резонно предположить, что решительная позиция теперь уже «экс-моралесовской» Боливии насчет ее бывшего района на Тихом океане пойдёт на убыль...

Нелишне напомнить, что в недрах Атакамы, самой безводной и солевой пустыни в мире, представлена почти вся таблица Менделеева.


Специально для «Столетия»


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Сергей
28.11.2019 16:16
Война между Чили и Боливией за этот регион не исключена, всё правильно. Но, скорее всего, её снова соорганизуют внешние силы, чтобы ослабить обе страны.Что уже не единожды было в Латинской Америке.
Боливарас
27.11.2019 10:58
Очень верно замечено !
Боливии надо было раньше этот вопрос активировать. По сути,получился вариант 1991 года,когда Россия - НО БЕЗ ВОЙНЫ ! - потеряла порты Прибалтики (почти все), Украины, Молдавии,большей части Грузии, Азербайджана, Казахстана, Туркмении. Заодно и тамошний экономический потенциал...

Эксклюзив
03.12.2019
Владимир Карасёв
Как своими руками можно разрушить собственное государство.
Фоторепортаж
28.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная графу А.А. Аракчееву.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».