Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
3 марта 2024
Как Закарпатье пытались оторвать от СССР

Как Закарпатье пытались оторвать от СССР

Операция «Дунай» в августе 1968-го остановила передел Европы
Алексей Чичкин
21.08.2018
Как Закарпатье пытались оторвать от СССР

Сценарий так называемой Пражской весны предусматривал, помимо всего прочего, отторжение Закарпатской области от Украины и присоединение к Чехословакии после прихода там к власти антисоветской коалиции. Об этом, в частности, говорил глава украинской компартии Петр Шелест на переговорах с правительственной делегацией ЧССР в Ужгороде в конце июля 1968 г. Александр Дубчек (первый секретарь ЦК Коммунистической партии Чехословакии в январе 1968 г. — апреле 1969 г.) и его коллеги не опровергли это, по сути, обвинение, а предпочли прервать переговоры. Впрочем, «участие» Закарпатской области в известных событиях 50-летней давности этим не исчерпывалось…

Область (12800 кв. км), напомним, была в составе Чехословакии в 1919-1938 гг.   В марте 1939-го наряду с германской оккупацией этой страны чехословацкое Закарпатье оккупировала Венгрия: в регионе почти четверть населения в те годы составляли венгры, около 40% - украинцы и украиноязычные. Весной 1945-го область вернулась в состав Чехословакии, но ненадолго: советско-чехословацким договором от 29 июня 1945 года предусматривалось вхождение бывшей Подкарпатской Руси (Закарпатья) в состав  УССР.  

Верховные Советы Украины и СССР ратифицировали документ в считанные недели после его подписания, парламент Чехословакии оттягивал этот акт. В руководстве страны – социалистической она была провозглашена весной 1948-го - находились тогда и противники договора. Но 22 ноября 1945 г. чехословацкий парламент всё-таки ратифицировал этот документ. А 22 января 1946 года  Указом Президиума Верховного совета СССР была образована Закарпатская область УССР, и уже осенью 1945-го начался инициированный Москвой «обмен» населением: около 90% местных словаков и чехов и не менее 80% местных венгров и румын в 1945-1949 гг. переселили, соответственно, в Чехословакию и Венгрию.

В то же время регион заселяли украинцами из других областей (в основном из соседних), а также из сопредельных районов Словакии, Венгрии и Румынии. В результате к середине 1950 гг. доля украинцев в составе населения новой области Украины превысила 70%.

Кстати, те же этнонациональные пропорции в основном сохранились: по данным официальных украинских источников, в середине 2010-х свыше 75% населения области составили украинцы, около 12% - венгры, 3% - румыны и лишь 0,6% - словаки. Доля же исторически коренного населения региона – русинов - не превысила 1%. Впрочем, немногим больше последний показатель был и в 1930-х гг. и ранее ввиду активной ассимиляторской политики государств, в составе которых был Ужгородский регион (Австро-Венгрия, Чехословакия, Венгрия).    

Что же касается лета-осени 1968 года, то этот регион занимал важное место в небезызвестных событиях в Чехословакии и советско-чехословацких отношениях. По данным спецуправления КГБ УССР по присоединенным областям Украины и Закарпатского обкома КП Украины (июль-август 1968 г.), в Закарпатье было до 10 «точек» той части местного антисоветского подполья, что ориентировалась на поддержку «Пражской весны» и, соответственно, на её конечные цели: отрыв страны от СССР, Варшавского Договора и СЭВ с возможным возвращением ФРГ обширного Судетского региона. А также - на восстановление чехословацко-советской границы по состоянию на 1 июня 1945 года. Наиболее активно те «точки» действовали неподалеку от границы Закарпатья с ЧССР и Венгрией. Причем большинство таких групп было переброшено в Закарпатье из Чехословакии.

По сведениям тех же источников, переход советскими войсками границы с Чехословакией - а граница эта, напомним, была только в Закарпатской области – нередко сопровождался листовками о «советской оккупации Закарпатья», попытками диверсий против техсредств войск СССР, пересекающих границу с ЧССР, и т.п. акций. Одна из таких групп, спасаясь от настигавшей её части украинского МВД, прорвалась к концу августа в соседний район Румынии – участницы Варшавского Договора (ВД). Но румынские власти только в октябре выдали её большую часть советским властям, а до этого не препятствовали рассредоточению группы по Румынии и последующему уходу ее части в СФРЮ.

Напомним в этой связи, что Румыния с Югославией, как и «неосталинистские» КНР с Албанией, осуждали ввод войск ВД в ЧССР, не избегая - особенно Пекин и Тирана - оскорбительных эпитетов в адрес советского руководства.

Кстати, бандеровская агентура проникала в Закарпатье и на Западную Украину через Чехословакию во второй половине 1940-х – середине 1950-х и позже.

…Согласно записям дневника Петра Шелеста, главы компартии Украины в 1963-1972 гг., и произведения секретаря ЦК компартии Чехословакии в 1968-1970 гг.) Зденека Млынаржа «Mráz přichází z Kremlu», («Мороз приходит из Кремля»), а также информации, направляемой в Москву и Киев первым секретарем Закарпатского обкома Юрия Ильницкого, еще в конце апреля 1968 г. Ильницкий и председатель республиканского КГБ Ви­талий Никитченко сообщили Шелесту, что с ним желает поговорить в Ужгороде руководитель компартии Словакии Василь Биляк, избранный на этот пост в январе 1968 г.

В. Би­ляк, как считали упомянутые советские деятели, был убежден, что для ЧССР Советский Союз является образцом решительно во всём. Встреча — с санкции Л.И. Брежнева — состоялась 23 мая в Ужгороде. И эти оценки подтвердились.   «Мы, словаки, в борьбе за марксистско-ленинскую линию в пар­тии не отступим ни на шаг, - заявил Биляк. - Очевидно, нам, словакам, вместе с вами снова освобождать чехов (имеется в виду распространение Словацкого антифашистского восстания 1944 года на всю страну к началу 1945-го). Я много разговари­ваю с Дубчеком, говорю ему: Саша, вернись ты в Братиславу, не за то взялся» (Дубчек занимал в конце 1950-х - начале 1960-х пост главы словацкой компартии – А.Ч.).

Биляк на встрече утверждал, что если за месяц не овладеть положением, то погибнет Дубчек и «мы вместе с ним». А потерять Чехословакию – «равнозначно потере завоеваний в Ве­ликой Отечественной войне. Вы - наши друзья, и этого не допусти­те».

Вскоре уровень встреч повысился. 28 июля - 1 августа в здании же­лезнодорожного клуба чехословацкой пограничной станции Чиерна-над-Тисой проходили переговоры делегаций Политбюро ЦК КПСС и КПЧ. Днем ранее, 27 июля, советская делегация тремя самолетами Ил-18 прибыла на военный аэродром в закарпатском Мукачеве, оттуда машинами доехали до пограничного с ЧССР г. Чопа. Следующим утром спецпоезд с советской делегацией прибыл в Чиерну-над-Тисой. Но обедали и ужинали представители СССР в Чопе или Ужгороде, как говорится, на всякий случай… Когда спецпоезд пересекал границу ЧССР, группы собравшихся вдоль железной дороги людей скандировали: «Берегите Дубчека!» и «Чехословакия – едина!».

Официально главой делегации был П. Шелест, но фактически, естественно, Л. Брежнев. Уже в первый день совещания Дубчек амбициозно заявил, что «советская сторона не считается с мнением нашего народа: мы пробуем идти своим путем, а вы - другим. У вас разве нет трудностей и ошибок? Но вы о них умалчиваете, а мы не боимся сказать правду своему народу». Советская делегация не ожидала такого агрессивного «пролога» со стороны чехословацкого руководства. «Брежнев до крайности нервничает, теряется, — записал в дневнике Шелест. — Он жалуется на сильную го­ловную боль, разбитый, расте­рянный».

В такой ситуации П. Шелест пошёл в наступление. Он обвинил Дубчека и иже с ним «в намерении оторвать от СССР Закарпатскую Украину» и в то же время не препятствовать экспансии ФРГ в приграничный Судетский регион, что был оккупирован Германией осенью 1938-го.

«Который может в сложившихся условиях стать частью ФРГ», - говорил Шелест. Возмущенный Дубчек ничего не ответил и почти сразу вышел из помещения.

Дальнейший ход переговоров был менее конфликтным, но к договоренностям стороны так и не пришли. Тем временем 24-26 августа советские БТРы порознь доставили на правительственные дачи вблизи Ужгорода опальных руководителей ЧССР и КПЧ. Но и здесь они не сдавались в беседах с Шелестом и другими представителями Политбюро ЦК КПСС.

Судьба дубчековского руководства известна. Но, повторим, победа антисоветской оппозиции в Чехословакии наверняка привела бы, в том числе, к попыткам изменения советско-чехословацкой границы.

Не исключено, что и к попыткам Западной Германии аннексировать Судетский регион, куда западногерманские реваншисты призывали ФРГ «вернуться» уже в первые годы её существования… Ввод войск стран Варшавского Договора сорвал экспансионистские планы Запада по новому переделу Европы.


Специально для «Столетия»


Материалы по теме:

Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..