Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 декабря 2021
Невыученные уроки

Невыученные уроки

Русской Государственной Думе исполнилось 100 лет
Наталия Нарочницкая, д.и.н., депутат Государственной Думы; Анатолий Смирнов, д.и.н., профессор
27.04.2006

Отмечая 100-летие Российского Парламента, уместно, наконец, ввести в конструктивное русло общую историко-философскую дискуссию о России как явлении мировой истории и культуры. Пора найти согласие по вопросам нашего прошлого, настоящего и будущего и преодолеть навязанные Западом стереотипы в оценке нашей собственной истории, которые были усвоены русским "образованным" обществом, - от либералов до марксистов, - и, к сожалению, унаследованы многими в сегодняшней России.

Народ и Вече

Историческое превращение России в огромную геополитическую и историческую величину, да еще и с собственным поиском смысла бытия, породило на Западе крайне нигилистическую интерпретацию всей русской истории. И от этого нигилизма Запад, судя по давлению на некоммунистическую Россию, многократно превышающему давление на СССР, не избавился и сегодня, даже построив свой "рай" не земле.

Набор тезисов известен уже в течение двух веков. Он полностью списан с работы Маркса "Тайная дипломатическая история XIX века" и русофобского труда Ф.Энгельса "О внешней политике русского царизма". Извечная тема "русского варварства" и "деспотизма", плюс двойное клише об исключительной отсталости и агрессивности России, в которой, якобы, не могло быть сил для самостоятельного создания могущественного и жизнеспособного государства, тем более демократии.

#comm#И бесполезно доказывать с документами в руках, что за весь период "четвертьвековой террористической диктатуры Ивана Грозного" было сгублено в несколько раз меньше людей, чем в Варфоломеевскую ночь во Франции, а Генрих VIII обезглавил и пытал куда большее количество своих противников. #/comm#

Бессмысленно и показывать, что за века в "деспотической" России приведены в исполнение всего несколько десятков смертных приговоров, в то время как в немецких городах к концу XVIII века только по обвинению в колдовстве были сожжены до ста тысяч женщин. Запад не стыдится своих изуверов, а гордится их государственными делами, но русские перестали бы быть русскими, если бы прекратили мучиться тем, что в их истории были грехи ...

Сегодняшнее общество, особенно его либеральный осколочек, обладающий почти монопольным влиянием на СМИ, не намного благосклоннее к русскому опыту. Увы, в момент обретения желанной "свободы" мы стали еще более "ленивы и не любопытны" в отношении собственной истории, чем во времена Пушкина, и повторяем западный миф о "природной негосударственности" русского народа.

""Тем не менее, именно сегодня стоит вспомнить, что корни демократических институтов в России уходят глубоко в историю. От седой старины дошли до нас свидетельства народоправия. Еще византийский историк Прокопий Кесарийский писал о славянах: "Эти племена – славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и потому у них счастье и несчастье в жизни считается общим делом..." Русская историческая мысль, от Татищева до Ключевского, и в особенности историки государственных институтов, предоставляют массу свидетельств того, что наша держава создавалась всем народом, всем "миром". Народ, включая и бояр, и духовенство, и крестьян, и ремесленников, создавал органы управления и самоуправления для обустройства и защиты русской земли, ради обеспечения мира и порядка, на началах "вспоможения".

Самоуправляющаяся община Древней Руси, встроенная в систему государственного управления – органический феномен нашей истории. Вече – это не племенная демократия, знакомая многим народам, а верховная власть народного собрания старших городов, это совещание и совет, это гласный суд. Такое "единение всех" означало "соглашение такого подавляющего большинства, которое заставляло молчать разномыслящих" (В.Сергеевич).

В Новгородской земле Вече как орган управления просуществовало до XVI века. Нашествие монголов познакомило русские княжения с иной организацией власти, которой не надо было "входить в соглашения" с народом. С этой поры Вече стало символом "мятежного сборища". Но и в эту пору крестьянская община выжила. Мирской сход – основа местного самоуправления через волостное управление привел к Земским соборам и к Земству. Особая роль Земств проявилась в Смутное время.

Смута начала XVII века – это фактическое прекращение как суверенитета, так и всех управительных функций Московского Государства. Но именно это время во всей мощи проявило государственный инстинкт русского народа и народов, связавших с ним свою судьбу и сохранивших верность общему историческому проекту. Государство практически не существовало, боярская верхушка предала собственное Отечество, иноземцы вошли в Кремль. На дорогах царили разбойники, сообщение между населенными пунктами было практически невозможно. Что же народ?

""Воззвание купца Минина в период смуты и польской оккупации по зрелости своего национально-государственного сознания опережает западноевропейское гражданское мышление минимум на два столетия: "Мужие, братие, вы видите и ощущаете, в какой великой беде все государство ныне находится..." Это обращение к соотечественникам в 1611 году нижегородского посадского человека средней руки, которому лично ничего не угрожало, равно зрелому национально-государственному мышлению XIX века. Минин призывает соотечественников "утвердиться на единении", чтобы "помочь Московскому государству" (не монарху!) и "постоять за чистую и непорочную Христову веру": "Не пожалеем животов наших, да не токмо животов... дворы свои продадим, жен и детей заложим..." Нижегородский купец ощущал себя гражданином задолго до изобретения "общественного договора" Ж-Ж. Руссо и был готов пожертвовать всем ради Отечества.

В ополчении Минина и Пожарского участвовали многие народы, а татарские старейшины, еще помнившие покорение Иваном Грозным Казани, не отвернулись от Москвы, а собрали деньги и людей и послали на помощь ополчению. Еще по пути в Москву ополчение восстанавливало управляемость территорией. Оно создало институты, соответствующие современным комитетам по бюджету, налогам, по безопасности; но кто изучает этот бесценный демократический опыт сегодня?

#comm#Именно Собором выбрал народ для Руси правящую династию – заметим, не наоборот, не династия подчиняла себе страну, а народ выбрал себе правителя! #/comm#

Народ снизу, демократическим способом в полном смысле слова, восстановил государство как носитель суверенитета и как институт управления. Благодаря своему соборному -демократическому происхождению Московское государство после Смуты освободилось от черт феодализма, и самодержавие Московского государства стало формой государственного единства. В ту же эпоху в Западной Европе феодалы сохраняли свои олигархические стремления, и Фронда XVII века чуть не разрушила Францию.

Все это опровергает миф о природной негосударственности русского народа и его неспособности к развитию государственной системы, хотя отнюдь не освобождает ее от грехов и несовершенств. Русский народ в течение смуты упорно стремился к восстановлению законной и освященной церковью царской власти, национальной по вере и по духу. Как только такая власть была им восстановлена, сам он удалился от участия в управлении, не посягая на суверенитет этой верховной власти, который почитал неделимым, в отличие от западных теорий, слагающих суверенитет из частей, которые не могут составлять органическое целое.

Кстати, и Петр I, который внес много западного в функционирование государственных институтов, ощущал самодержавие как служение, а не как Людовик XIV, изрекший: "Государство - это я!". Обращаясь к войску перед Полтавой, Петр произнес слова, немыслимые в устах западноевропейского монарха: "Воины, пришел час, который решит судьбу Отечества. Вы не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за Государство, Петру врученное, за род свой, за Отечество, за православную нашу Веру и Церковь... а о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, жила бы только Россия во славе и благоденствии".

Великие потрясения и великая Россия

""Земский Собор середины XVI конца XVII веков – это высший сословно-представительный, законодательный орган, куда входили члены Боярской Думы, Освященного собора, выборные от провинциального дворянства и горожан.

…Искажение линии развития народного представительства начинается с середины XVII века с усиления бюрократических институтов. Чиновная централизованная власть "как лютый мороз – гнить не дает, но и расти не позволяет!" И весь ХIХ век прошел в поисках путей к народному представительству, по сути дела, к забытому историческому наследию. Декабристы и революционеры-террористы не принесли пользы, они только испугали, разочаровали и "заморозили" реформы, которые учитывали бы реалии России и ее исторический опыт. Так и остался тогда неучтенным гениальный проект Сперанского, в котором впервые сформулирована концепция, наиболее подходящая для гигантски протяженной, малонаселенной и многоукладной России – исполнительная власть строится сверху донизу единой вертикалью, создавая каркас государственного единства, а представительная власть строится наоборот, снизу доверху. К нему мы обращаемся, может быть, интуитивно, только сегодня. Так что исполнительная вертикаль – вовсе не наследие тоталитаризма. Революционная интеллигенция рубежа XIX-XX века требовала кальки с западноевропейских институтов, рожденных философией прогресса, которые плохо сочетались с религиозным основанием русской государственной идеи и русского самодержавия, которое, без поддержки элиты и отделенное от народа, утрачивает творческий потенциал. Кризис, обостренный экономическими реалиями и русско-японской войной, закончился первой русской революцией, Манифестом 17 октября и конституционными реформами, которые в полной мере не отвечали ни историческим задачам, стоявшим перед государством российским, ни требованиям общества.

#comm#Так возникла Государственная Дума, опыт которой, - как отрицательный, так и положительный, - для нас огромный исторический урок.#/comm#

И прежде всего, мы должны понять, почему десятилетняя деятельность Государственной Думы Российской империи не смогла предотвратить Февральскую революцию и Октябрьский переворот.

Да хотели ли это предотвратить депутаты и партии тех созывов Думы? Они-то, не только левые радикалы, - большевики, меньшевики и эсэры, - но и кадеты, либералы всех мастей, хотели разрушать, а не созидать. В последние перед Первой мировой войной годы Россия развивалась стремительными темпами, и патриархальные устои просто взорвались, не выдержав столь бурного роста и ломки во всем. По выплавке стали, железнодорожному строительству, книгопечатанию и количеству студентов на душу населения Россия уже догоняла Геманию. Двадцать лет без войн и революций, как мечтал Столыпин, и Россия оторвалась бы от остального мира так, как сегодня оторвалась Америка.

Но трибуна прежним (только ли?) думцам нужна была для возбуждения общественного антагонизма, а не для защиты государства, ценить его они научились лишь в эмиграции, унесенные вихрем истории. Это им бросал великий реформатор Столыпин :"Вам нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия!" Это ему, израненному взрывами, не пощадившими дочерей, кричали те, кто устраивал террор: "Палач!" - "Нет, я не палач, - гремел им в ответ преданный государству и Отечеству человек, - "Я врач, я врачую больную Россию!" Столыпин погиб от рук левых, но его одинаково ненавидели и те, кто держал наготове бомбу, и те, кто не хотел выпускать из рук розги…

В то время как русская армия проливала кровь за сохранение итогов 300-летней истории, с трибуны звучали чудовищные речи против "непонятной войны" и "разложившейся" армии, в пользу сепаратистов всех мастей (знакомо?), оплаченные нередко из-за границы олигархом и политтехнологом революции Парвусом на средства Генерального штаба кайзеровской Германии. Г.Вернадский – историк зарубежья, пишет, что и интеллигентный П.Милюков, и большинство тогдашних радикальных либералов, "увлеченных своей политической борьбой с русским правительством, не имели никакого чувства ответственности по отношению к своему государству. Даже когда они попадали за границу, они не скрывали своего отчуждения от официальной России". Через сто лет такой тип поведения, но в гораздо более ответственной ситуации с особым ощущением совершаемой доблести можно наблюдать и в Совете Европы, и на западном телевидении, куда рвутся Ковалевы, чтобы продемонстрировать, "как сладостно отчизну ненавидеть" и соучаствовать в "поражении собственного правительства". Учимся ли мы уроками истории?

И все же это опыт, достойный изучения.

""Конституционные реформы начала ХХ века включали в себя создание законодательной Государственной Думы, преобразование Государственного Совета, обнародование Основных законов (Конституции), образование Совета Министров, введение новых бюджетных правил и замышлялись как кардинальное переустройство общества и власти. Однако ни первая Дума 1906 года, ни вторая – 1907 года, ни Третья –1907-1912 годов, ни последняя, просуществовавшая с 1912 до 1917 года не смогли предложить действенный механизм выхода из государственного кризиса. По сути, все годы прошли в дебатах о превосходстве законодательной власти над исполнительной. Как декларировал лидер кадетов В.Набоков: "Да преклонится власть исполнительная перед законодательной!". В итоге, жертвами революционных матросов пали и та, и другая. О, русский радикализм, избавимся ли от него…

Противостояние ветвей власти ослабло, пожалуй, лишь во времена Третьей Думы. Она многое сделала в области народного образования, в строительстве флота, разработке и принятии пятилетних планов строительства сети железных дорог, каналов, портов и пр. Особое значение приобрела практика государственного контроля и гласного обсуждения бюджета страны. Следует отметить роль Думы в укреплении "золотого рубля", и вообще выдающиеся усилия двух премьеров, тесно работавших с Думой – Столыпина и Коковцева.

Дума существовала как двухпалатная структура, но изначально в эту схему было заложено противостояние Государственного Совета (высшей палаты) и Государственной Думы, на чем мог успешно играть монарх. На практике толковые проекты, разработанные в Думе, застревали в Госсовете (который прозвали "законодательной пробкой"), а после прохождения через Совет их должен был еще одобрить Император. Несмотря на громоздкость такой системы, Думой были приняты поистине судьбоносные решения – "Об отмене смертной казни" (Дума первого созыва), "Об отмене военно-полевых судов" (Вторая Дума), "Морская программа", "Об отмене ограничений политических и гражданских", "Об укреплении начала веротерпимости" и т. д. Всего же Третья Дума, как наиболее работоспособная, одобрила 2197 законопроектов.

Четвертая Дума – блистательная по составу депутатов, вошедших в историю: А.Гучков, П.Милюков, В.Маклаков, В.Шульгин, П.Рябушинский – погрязла в конфликтах и практически "подготовила" Февральскую революцию.

В Думе всех созывов законодательную инициативу осуществляло в основном правительство; его деятельность главным образом касалась рутинных вопросов бюджетного финансирования (до 60%), однако и эта практика имела важное значение. Дума действенно контролировала рублем изменения штатов, препятствуя разбуханию бюрократии, следила за введением новых налогов, учила составлять бездефицитный бюджет.

Социальные изменения в российском обществе были недостаточно учтены "господской", по преимуществу, Думой.

#comm#Она оказалась неспособной преодолеть раскол нации, создать "правительство народного единства". #/comm#

Фракционная борьба кадетов, октябристов, прогрессистов, социалистов и эсеров сорвала возможность реализации внесенного Столыпиным проекта "Волостного земства" – создания единой вертикали власти сверху донизу, в масштабах всей страны. Эта инициатива и связанные с нею законы о крестьянских кооперативах, о церковных приходах и т.д. должны были вовлечь 80% населения страны (в том числе крестьянство) в практику управления и активного хозяйствования.

Системный ход развития событий был прерван, и в силу этого мы не можем в полной мере судить о плодотворности работы Государственной Думы Российской империи.

Для нас, сто лет спустя, важен основной исторический урок, выведенный из тех значительных и трагических дней нашей истории великим мыслителем Иваном Ильиным: "Россия велика, многолюдна и многоплеменна, многоверна и многопространственна. В ней текут многие воды и струятся разные ручьи. Она никогда не была единосоставным, простым народным массивом и не будет им. Она была и будет Империей, единством во множестве, государством пространственной и бытовой дифференциации и, в то же время, - органического и духовного единения. Она и впредь будет строиться не страхом, а любовью, не классовым произволом, а правом и справедливостью, не тоталитарностью, а свободой".

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
07.12.2021
Валерий Панов
Размышления о новой публикации руководителя Россотрудничества Евгения Примакова.
Фоторепортаж
07.12.2021
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка «Российская империя».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.