Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
6 февраля 2023
Воеводинский «взрывпакет»

Воеводинский «взрывпакет»

Оппозиция в Белграде убеждена, что новые законы разрушают сербское государство
Николай Пасхин
01.12.2009
Воеводинский «взрывпакет»

30 ноября в Скупщине – парламенте - Сербии после многодневных обсуждений с минимальным перевесом был одобрен так называемый «воеводинский пакет»: новый Устав автономного края и республиканский закон о полномочиях Воеводины. Воеводина, автономный край в составе Сербии, получила новый устав и 153 новых полномочия, которые ей передала центральная власть в Белграде.

«За» голосовала правящая коалиция, состоящая из либералов Демократической партии – ДП - президента Бориса Тадича и бывших коммунистов Слободана Милошевича из Социалистической партии Сербии, плюс фракции мелких парламентских партий. Против резко выступила оппозиция. Речь, прежде всего, о Демократической партии Сербии – ДПС - с ее лидером Воиславом Коштуницей, а также об отколовшейся от радикалов Воислава Шешеля Сербской прогрессивной партии, возглавляемой Томиславом Николичем. О накале страстей, разгоревшихся в парламенте при обсуждении «пакета», говорит хотя бы следующий факт: представительница оппозиционной Сербской радикальной партии швырнула из зала туфлей в депутатку, председательствовавшую на собрании. Промахнулась…

Воеводина - это граничащий с Венгрией крупный регион Сербии, он по праву считается житницей страны. Земли сельскохозяйственного назначения занимают здесь 84 процента территории, развиты перерабатывающая и пищевая промышленность, химическое производство, нефтепереработка. Население края - 2 миллиона 32 тысячи человек, 27 процентов всего населения Сербии. Центральный город края - Нови Сад - является третьим по величине в Сербии после Белграда и Ниша, кроме того, имеет славу культурной столицы страны. Особенность Воеводины - наличие крупных этнических сообществ, прежде всего, венгерского численностью в триста тысяч человек. Кроме того, здесь проживают словацкая и хорватская - каждая насчитывает около 60 тысяч человек, румынская - около 30 тысяч и ряд других общин.

Согласно Конституции Сербии 2006-го, Воеводина, вплоть до принятия «пакета», и так пользовалась правами автономии, однако многие в крае считали ее ущербной.

Действующий Основной закон, настаивали они, принимался впопыхах, без широкого обсуждения, и статьи, касающиеся статуса Воеводины, перешли в него без изменений из Конституции 1990-го, разработанной еще при Милошевиче, который проводил курс на централизацию Сербии.

Реальная возможность усовершенствовать автономию появилась у сторонников самостоятельности Воеводины в результате последних парламентских выборов в Сербии, состоявшихся в 2008-м. Победившая на выборах Демократическая партия Бориса Тадича была вынуждена собирать голоса по крупицам - так возник оригинальный союз демократов с бывшими коммунистами, превратившимися в социалистов. В него влились немногочисленные, но имеющие важные для существования коалиции мандаты региональных и этнических партий — в частности, Лиги социал-демократов Воеводины, которые выговорили для себя определенные условия. И нынешнее принятие «пакета» как раз и является выполнением обязательств, взятых на себя демократами при формировании коалиции.

«Пакет» готовился долго, в несколько этапов, путем многочисленных согласований. Участвовавшая в работе над документами политическая верхушка Воеводины утверждала, что новый вариант автономии не несет в себе никакой опасности для целостности Сербии, и призывала общество обратить внимание, в первую очередь, на суть нововведений. А она — экономическая. Край должен был получить новые права и возможности в формировании доходных статей бюджета, сборе налогов, управлении госпредприятиями и финансами, экономическом планировании и распоряжении имуществом. Кроме того, Белград передавал Воеводине часть собственных полномочий в сфере просвещения, образования, туризма и культуры.

Опубликованные проекты документов сразу же вызвали шок и возмущение в стане оппозиции. В проектах Нови Сад именовался столицей, исполнительный совет Воеводины — правительством, а решения парламента Воеводины получали силу закона. Край обретал полномочия по заключению межгосударственных договоров, открытию собственных представительств за рубежом, а, кроме того, провозглашалось, что границы Воеводины могут быть изменены только с согласия ее жителей, выраженного на референдуме.

После этого оппозиция уже забила в набат, обвиняя политиков Воеводины в стремлении создать «государство в государстве», озабоченность моделью новой автономии выразила и Сербская православная церковь.

В начале ноября, после консультаций между руководством Воеводины и правительством Сербии появился серьезно подкорректированный и «смягченный» вариант и устава, и закона о полномочиях. Заслуга в этом, как считается, принадлежит Социалистической партии Сербии, настоявшей на корректировке документов. Изменения существенны. В новых проектах исчезло определение Нови Сада как столицы, отныне это этот город будет называться главным административным центром края. Скупщине Воеводины не позволено принимать законы, а лишь парламентские постановления. Нет речи и о заключении международных договоров, они могут носить только межрегиональный характер. Представительства Воеводины в других государствах могут открываться только с согласия правительства Сербии. Кроме того, Воеводина провозглашается неотъемлемой частью Сербии и утверждается, что ее автономия базируется на Конституции Сербии.

«Окончательный вариант устава Воеводины — самое большое поражение борцов за автономию за последние два десятилетия», - заявил лидер Социалистической партии Сербии, министр внутренних дел страны Ивица Дачич.

«Сербия никогда не позволит, чтобы Воеводина вышла из ее состава», - добавил он. «Воеводина не будет иметь государственных органов власти, у нее не будет ни собственной судебной системы, ни собственного президента, как не будет полномочий, относящихся к сферам обороны, государственной безопасности и внешней политики», - так кратко охарактеризовал суть «пакета» большой функционер этой же партии Жарко Обрадович, министр в действующем правительстве.

В последнем варианте документов ярые сторонники максимальной автономии края получили лишь две уступки. Во-первых, бывший исполнительный совет сможет именоваться правительством Воеводины. Во-вторых, Белград согласился на учреждение в крае собственной Академии наук и искусств. Председатель Лиги социал-демократов Воеводины Ненад Чанак назвал проект закона о полномочиях края «настолько мягким, что на его основе невозможно построить подлинную автономию».

Тем не менее, оппозицию поправки не успокоили. «Шагом к федерации», «насильственным разделением живого государственного организма», «демонтажем Сербии» назвал новый Устав Воеводины бывший президент и премьер-министр Сербии Воислав Коштуница. «Это возвращение Сербии в положение парализованного полугосударства», - заявил он. А создание академии Коштуница считает попыткой покушения на национальную идентичность сербского народа, ибо, по его мнению, она создается для того, чтобы построить собственную «воеводинскую» идентичность на основе латиницы, а не кириллицы, которая во всем мире считается символом Сербии.

Никто не говорит об отделении от Сербии, утверждают политики из Нови Сада. Никто не хочет отделения, указывают либералы в Белграде, дайте Воеводине то, чего она хочет - экономическую самостоятельность, права человека, собственные банки, собственную Академию наук и искусств, условия для динамичного развития. «Своими разговорами об отделении Воеводины Белград добьется лишь того, что обстановка в крае действительно радикализуется, и поборники отделения оформятся в политическую организацию», - предупреждает почетный председатель Союза венгров Воеводины Йожеф Каса.

Может быть, действительно, Сербия, обжегшись на молоке, то есть, потеряв Косово, теперь дует и на воду, проецирует ситуацию на Воеводину, где реальность совершенно иная? Достаточно сказать, что 65 процентов населения края составляют сербы, и серьезной почвы для этнического сепаратизма здесь нет. Однако оппозиция все равно не перестает бить тревогу: последние решения по ее мнению - шаг к отделению. За сербское большинство в крае ручаться нельзя — оно может не выдержать искушения европейским будущим. Если на каком-то этапе Евросоюз даст понять, что не хочет принимать в свои ряды «неконструктивный» Белград, отвергающий признание независимости Косово, зато вполне готов подумать о принятии в свой состав «конструктивной» автономии, то такому соблазну многие в Воеводине противостоять не смогут.

Тем более что находятся эксперты, уверяющие: в истории с Воеводиной играют роль некие «внешние факторы», которые хотят, чтобы Белград углубился в решение проблемы северного края и забыл о своих интересах в Косово.

Есть сведения, что продвижение нового статуса Воеводины весьма действенно поощрял Запад.

Оппозиция заранее объявила, что обратится в Конституционный суд. Однако надежда на высший правовой орган может оказаться призрачной, дело в том, что КС в Сербии сформирован не полностью. У пламенных патриотов Воеводины на повестке дня свое: провести поправки в Конституцию Сербии, так как иначе, по их мнению, невозможно вести речь о полноценной автономии. В итоге «воеводинский пакет», готовившийся на протяжении всего последнего года, расколол политическую элиту страны практически надвое. Тревожный знак: основополагающие решения, касающиеся такой чувствительной сферы, как устройство государства, предпочтительнее принимать консенсусом. «Ломка» оппозиции и стоящей за ней части общества чревата осложнениями в будущем.

Специально для Столетия


Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
06.02.2023
Подготовила Мария Максимова
К тысячелетию первого письменного упоминания о Суздале.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..