Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 мая 2024
Вспомнили о России

Вспомнили о России

Алексей Чичкин
24.10.2011
Вспомнили о России

Современная албанская экономика создавалась в 50-х – начале 60-х гг. прошлого века с помощью Советского Союза и Китая. Сегодня свыше 60% промышленных, энергетических и транспортных мощностей нуждаются в комплектующих и реконструкции. Рассчитывать на помощь Евросоюза не приходится из-за кризиса в еврозоне. Поэтому Албания заинтересована в экономическом возвращении России. Таким был главный, можно сказать, непубличный лозунг форума.

Способствовать восстановлению и развитию российско-албанского сотрудничества может и то обстоятельство, что Албания не стремится к объединению с Косово и не всегда поддерживает действия косовских властей в отношении сербов и Сербии. Албанские СМИ в последнее время часто сетуют на то, что Запад с 90-х «вкладывается» в поддержку албанцев Косово и в трансформацию этого региона в полноценное государство, а вот экономическое развитие самой Албании у него как бы на втором плане. В отличие от начала 90-х, когда Запад оказывал постсоциалистической Албании существенную финансовую помощь. Сегодня ей приходится искать новые рынки, включая восстановление экономических связей с прежними, традиционными партнерами.

Отношения Албании с СССР были прерваны с весны 1961-го, когда «Албанский Сталин» - Энвер Ходжа уехал из Москвы прямо с переговоров с Хрущевым, даже не взяв из кремлевского гардероба пальто. Тогда на просьбу Албании срочно направить ей по бартеру хотя бы 20 тыс. тонн зерна Хрущев пренебрежительно ответил: «Да у нас крысы больше съедают зерна, чем албанцы». А в ответ на предложение Албании передать ей саркофаг с телом Сталина и даже заплатить за это, когда-то «верный ученик Сталина» Хрущев раздраженно сказал: «Неужели вам нужна эта дохлая кляча? Если так уж хотите – берите» (см. Э. Ходжа, «Хрущевцы», Тирана, рус. яз., 1981; «Причины и последствия советского ревизионизма», Пекин-Тирана, рус. яз., 1964).

Характерно, что в 60-х - начале 80-х гг. за хранение вышеуказанных материалов и книг рядовым советским гражданам грозили такие же репрессивные меры, как, например, за белоэмигрантские мемуары, монархическую литературу, книги западных «советологов».

Русскоязычные передачи социалистической Албании – одной из наименее развитых стран Европы - в СССР глушили с 1962 по 1986 год включительно. Чем албанские власти несказанно гордились: как же, нас причислили к «Голосу Америки», Би-Би-Си, «Голосу Израиля», Радио «Свобода»…

С 1980-х-х годов Албания экспортирует электроэнергию в Югославию, Грецию и Болгарию (с середины 70-х – только в Югославию); с конца 90-х албанская электроэнергия поставляется только в регион Косово и в Македонию. В 80-х гг. совокупный ассортимент готовых товаров черной и цветной металлургии Албании включал до 40 наименований, сегодня – только около 20.

В 70-х – 80-х гг. Албания экспортировала нефть и нефтепродукты, в том числе битум, в 30 стран, включая Китай, Югославию, почти все страны-члены СЭВ (кроме Монголии и Вьетнама) и Кубу, а также в Грецию и даже на Мальту и в Сан-Марино. К настоящему времени эти поставки сократились втрое. Албания – единственная европейская страна, издавна экспортирующая чай и хлопок-сырец, но и эти поставки, в сравнении с 80-ми годами, уменьшились примерно в два раза.

Достижения недавнего прошлого обеспечивались долговременной политикой опоры на собственные силы и ресурсы и экономической помощью со стороны Румынии, Франции, скандинавских стран, а до конца 70-х - и Китая. Албания и сегодня один из мировых лидеров по запасам хрома и один из крупнейших европейских производителей меди. По гидроэнергетическому потенциалу, ресурсам хрома, меди, нефти и газа на душу населения Албания в числе мировых лидеров. Эти факторы, как полагают в Тиране, не могут не привлекать российских инвесторов.

Вице-президент ТПП России Александр Рыбаков отметил, что состояние экономических связей не соответствует возможностям обеих стран, хотя для реализации этих возможностей есть правовая база: соглашения о взаимной защите инвестиций и об избежании двойного налогообложения. Обращено внимание на необходимость регулярного обмена экономической информацией между бизнес-структурами обеих стран.

Эту тему развил замминистра экономики, торговли и энергетики Албании Неритан Алибали, возглавлявший албанскую делегацию. По его данным, развитие транзитных маршрутов, освоение колоссальных запасов гидроэнергии, стимулирование курортно-туристической сферы, комплексная разработка разнообразных видов сырья — основные экономические приоритеты Албании и, соответственно, «точки» для российских и других иностранных инвестиций.

Президент Союза ТПП Албании Илир Жила отметил, что «на РФ приходится 8% албанской внешней торговли, что не соответствует ее потенциалу».

Зато в Албании регистрация иностранной компании, по оценкам И. Жила, обойдется лишь в $1 и займет не больше 1 часа.

А директор Агентства по бизнесу и инвестициям Албании Сильвия Груда подчеркнула, что в стране с 1992 года нет никаких ограничений на зарубежное экономическое присутствие, и государство регулярно упрощает налоговые и таможенные процедуры для национального и иностранного бизнеса. Албанская сторона обратила внимание и на то, что почти со всеми балканскими странами и с Молдавией Албания наладила свободную торговлю. Похоже, послан четкий сигнал для аналогичного торгового режима с Таможенным союзом РФ, Казахстана и Беларуси, который, как отмечало «Столетие», ведет переговоры о свободной торговле с рядом не участвующих в ЕС европейских стран и с Новой Зеландией.

По завершении форума замминистра экономики, торговли и энергетики Албании Неритан Алибали ответил на вопросы автора:

— В каких областях экономии страны намечено привлекать инвестиции и технологии из России?

— Албанская индустриальная база создавалась, в основном, исходя из того, что Албания вот-вот станет объектом иностранной агрессии, поэтому должна иметь самодостаточную экономику. Сегодня мы шире смотрим на эти вопросы. Будут востребованы капиталовложения и технологии из РФ в любых отраслях и регионах нашей страны. А принимая во внимание авторитет России как одной из ведущих энергетических держав мира, особенно желательно ее участие в развитии нашей гидроэнергетики.

— В каких еще отраслях приветствуется российское присутствие?

- Хотел бы отметить сектор туризма. Причем, не только на адриатическом побережье Албании, но и в ее горных регионах, где тоже создаются курортно-туристические объекты. Наши адриатические курорты дешевле курортов Восточной Адриатики (Хорватии, Черногории, Греции. - А.Ч.) и не уступают им по уровню сервиса. Об этой сфере требуется больше информации не только для инвесторов, но и для всех россиян.

— В каком состоянии сейчас проект трансбалканского нефтепровода Болгария (порт Варна) — Скопье (Македония) — Албания (порт Влора)?

— Этот проект был разработан еще в первой половине 1950-х (в рамках Совета Экономической Взаимопомощи. - А.Ч.). Он исключительно важен для Албании и в целом для Балкан. Его реализация повысит роль всего нашего региона в мировой торговле нефтью, даст новый импульс экономическому развитию Албании, Македонии, Болгарии. Но в технологическом плане проект сложный и потому крупнозатратный. На его реализацию влияют и политические факторы. Пока наблюдается только «точечная» реализация проекта.

Отметим, комментируя слова заместителя министра, что с 90-х годов этот проект поддерживают компании США и Великобритании, которые намерены увеличивать транспортировку каспийской и среднеазиатской нефти, но не через Россию. Так что у Запада свои «транзитные» виды на Албанию. Ну а как насчет давнего проекта «Великой Албании»?

На протяжении десятилетий албанские сепаратисты в Косово прикрывались тезисом о «праве наций на самоопределение». А тот факт, что одно албанское государство на Балканах уже существует с 1912 года, побуждал косоваров пропагандировать идею «Великой Албании», которую они будто бы хотят создать после воссоединения всех албанских земель. Но Тирана никак не реагирует на нынешний албано-сербский конфликт в северном Косово, а албанские СМИ призывают стороны к сдержанности и диалогу. Но вопрос, главным образом, заключается в том, хотят ли сами жители Албании объединяться с косоварами. Ответ на него сегодня будет, скорее всего, отрицательный.

Еще осенью 2007 года МИД Албании официально заявил, что Тирана выступает «против обязательного объединения с этим краем вопреки воле албанской нации по обе стороны албано-косовской границы...». Албанские СМИ в последнее время часто публикуют материалы о приоритете национально-этнического единства албанской нации, значит, о необязательном ее существовании в одном государстве. Принципиально здесь и то, что, начиная с 1945 года, Албанией управляют выходцы с юга страны («тоски»), которые не собираются допускать к власти северян – «гегов», этнически близких к косовским албанцам и, тем более, - пришлых, косоваров. Об амбициях и возможностях последних давно и хорошо знают в Тиране. Общеизвестно, что они более предприимчивы, располагают большей финансовой базой и более консолидированы, чем албанцы. Если бы Косово объединилось с Албанией, то с высокой степенью вероятности можно предположить, что к власти в Тиране пришли бы именно косовары.

Албанцы Косово всегда считали сородичей, живущих в албанском национальном государстве, чем-то вроде людей второго сорта. Те платили им подозрительностью.

К примеру, в период итало-германской оккупации Албании и Югославии (1939–1944 гг.) Албанию объединили с Косово, но даже тогда косовские партизаны-албанцы отказывались подчиняться общеалбанскому повстанческому движению - ими руководили югославские коммунисты во главе с Тито. И после освобождения большей части Косово коммунистическими повстанцами из Албании (осень 1944 г.) их соединения были выведены из края уже в феврале 1945-го. Еще в 1912 году, когда на Лондонской конференции обсуждались будущие границы независимой Албании с Сербией и Черногорией, албанская делегация во главе с Фан Ноли (руководил Албанией в качестве ее премьер-министра, затем президента до монархического переворота в 1928 году) высказалась против объединения страны с Косово. Ту же линию продолжал албанский король Ахмет Зогу. А когда Албанию в апреле 1939-го оккупировала Италия и Муссолини предложил Зогу «объединиться» с Косово и стать королем единой Албании, тот убежал в Грецию, откуда затем переехал в Лондон.

Та же внешнеполитическая линия была продолжена в коммунистический период албанской истории, длившийся до 1991 года. Энвер Ходжа в 1949-м заявлял на совещании просоветских соцстран в Москве: «Мы отвергали и отвергаем провокационную идею “Великой Албании”. Потому что у нас расхождения с югославами - титовцами идеологические и политические, а не территориальные». В соответствии с этой установкой Тирана выдавала албано-косовских сепаратистов Югославии, которая, со своей стороны, отвечала Албании выдачей ее граждан – участников «великоалбанских групп».

После распада СФРЮ и крушения социалистического режима в Албании косовары, жившие в тесно связанной с Западом Югославии, а в 1970-х, особенно в 1980-х годах освоившие бизнес-ниши в странах ЕС, оказались в куда более тяжелой «весовой» категории, чем жители Албании. Важен и тот факт, что 85% албанцев-косоваров – мусульмане, а в Албании последователи учения Мухаммеда составляют лишь около 45%. Так что и в конфессиональном плане Косово едва ли стыкуется с Албанией. К тому же, идея «общеалбанской мусульманизации» – составная часть идеологии приштинского руководства, что без энтузиазма воспринимается в Албании.

Впрочем, и покойный Ибрагим Ругова, много лет возглавлявший албанское сепаратистское движение в Косово и ставший первым главой края после его оккупации войсками НАТО, неоднократно заявлял, что в границах «Великой Албании» Косово должно иметь максимальную автономию, а само движение косоваров не ставит своей главной целью объединение с Тираной. По данным американского балканиста Кэна Карпата, с 1992 года Тирана активно помогала косоварам, в частности, через Северную Албанию был налажен «коридор» для поддержки косовско-албанских сепаратистов со стороны США, ЕС, НАТО и Турции.

Но активное проникновение вчерашних «борцов за независимость» непосредственно в Албанию (сегодня там их уже более 60 тысяч) и растущее влияние косоваров во многих сферах бизнеса вызывает беспокойство среди албанских элит.

А вот экономическое взаимодействие между Косово и Албанией налажено достаточно эффективно. В 2003 году между Тираной и Приштиной были подписаны долгосрочные соглашения по свободной торговле, сотрудничеству в энергетике, транспорте, финансовых операциях, здравоохранении, образовании. В Косово тоже сосредоточены крупные ресурсы хрома, ванадия, меди, некоторых других цветных металлов, ртути; в 1970-х были разведаны запасы ураноториевых руд. Соседний регион Албании изобилует крупными запасами хрома, меди, кобальта, цинка и мощностями по его переработке. Вдобавок ко всему этому Албания занимает уникальное транзитное положение в Южной Европе – именно через ее адриатические порты пролегает кратчайший путь в Италию и, соответственно, в Западную Европу.

Словом, Тиране и Приштине есть что предложить друг другу, а ресурсный потенциал «обеих Албаний» не может не привлекать иностранных инвесторов. Однако нефтетранзитные перспективы Тираны (проект Варна-Скопье-Влора) едва ли возбуждают у нее желание «делиться» доходами с косоварами, которые, кстати, не скрывают своего желания «наложить руку» и на этот очень перспективный бизнес. Таким образом, по ряду причин идея «общеалбанского единства» и воссоединения «разделенного народа» выглядит нереальной. Зато в качестве инструмента давления на соседние Сербию, Черногорию, Македонию и Грецию та же идея сохраняет свою актуальность. По крайней мере, пропагандистская составляющая этой идеи сохраняется и используется в зависимости от региональной политической конъюнктуры.

Специально для Столетия


Эксклюзив
21.05.2024
Юрий Алексеев
Наши оборонные наработки напугали Запад
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.