Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 июля 2024
Попадет ли Россия в новый афганский капкан?

Попадет ли Россия в новый афганский капкан?

События, происходящие в Афганистане и вокруг него, традиционно находятся в фокусе внимания экспертов
Андрей Арешев
07.04.2009
Попадет ли Россия в новый афганский капкан?

От редакции. Не прекращается дискуссия о ходе военной операции США и НАТО и о перспективах американского военного присутствия в этой стране. Не могла не вызвать полемики и опубликованная в «Столетии» беседа с военным экспертом Андреем Демуренко. Свой взгляд на проблему предлагает сотрудник Фонда стратегической культуры А.Г. Арешев.

Иногда приходится слышать чуть ли не о череде сплошных провалов западного войска во враждебном мусульманском окружении. Вряд ли подобные оценки адекватно отражают сложившуюся ситуацию, равно как и сентенции о том, что Афганистан является периферией внешней политики России. С другой стороны, рассказы о доблестных натовских освободителях, продвигающих афганское общество к счастью и процветанию, находят все меньше благодарных слушателей – в том числе и со стороны международных организаций, которые также, пусть и формально, причастны к происходящему в Афганистане. 19 марта Совет Безопасности ООН провел специальное заседание, посвященное афганской проблеме. В ходе доклада генерального секретаря ООН Пан Ги Муна было аккуратно замечено, что положение дел в сфере безопасности в стране продолжает ухудшаться и в настоящее время «нет признаков того, что к лету 2009 г. обстановка в плане безопасности улучшиться». В принятом по итогам заседания документе подчеркивается, что «результаты деятельности правительства и международного сообщества по оказанию помощи не оправдали надежды населения, поскольку афганцы страдают из-за последствий засухи и общемирового повышения цен на продовольствие». Вызывает озабоченность и то, что местные армия и полиция «не были в состоянии справиться с задачей поддержания правопорядка». В стране продолжают безнаказанно нарушаться международное гуманитарное право и права человека.  

Впрочем, вряд ли все дело только в засухе и последствиях мирового кризиса. Уверения о семимильных шагах демократии в Афганистане не могут затуманить реального положения дел.

Насаждение формальных демократических институций не может не вызывать растущего сопротивления, которое, при определенных условиях, способно создать угрозу усердно разворачиваемой в Афганистане военной инфраструктуре.

Это побуждает кураторов «афганского направления» внешней политики США действовать более гибко и динамично, внося в свою стратегию определенные тактические корректировки. Так, никто уже особо не скрывает все более скептического отношения к нынешнему афганскому лидеру Хамиду Карзаю, успешно прошедшему после 2001 года «кастинг» у тех же американцев, а сейчас заявляющему о своем намерении баллотироваться на очередной президентский срок. Вряд ли случайным совпадением можно считать информацию о состоявшейся 19 марта в Дубае встрече экс-посла США в Ираке и пуштуна по происхождению (и вместе с тем – уроженца «северного» Мазари-Шарифа) Залмая Халилзада с представителями афганских группировок, не всегда корректно именуемых в западной и российской прессе «талибами». Среди участников этих контактов были бывшие министры Ашраф Гани, Али Ахмад Джаляли и Абдула Абдула, а также нынешний глава афганского МИДа Рангин Дадфар Спанта. Появились даже сведения о возможных президентских амбициях самого Халилзада, сделавшего головокружительную карьеру в США и, тем не менее, все больше позиционирующегося в качестве «простого афганца».  

Все это вполне согласуется с курсом администрации Барака Обамы на установление контактов с «умеренными талибами» и прочими оппонентами нынешнего афганского руководства, реально контролирующими многие районы страны. Может также создаться впечатление, что представленная в ходе программного заявления Барака Обамы новая афганская стратегия корректирует весь предшествующий курс более существенным образом. В частности, заявляется, что эта самая «новая стратегия» предусматривает расширение сотрудничества с Россией и Ираном. По словам главы Белого Дома, Вашингтон даже намерен создать новую контактную группу по решению афганской проблемы. К участию в этой группе якобы предполагается пригласить представителей России, Ирана, Индии, Китая, а также партнеров США по блоку НАТО. Президент США также заверил, что США не собираются навязывать Афганистану свою волю. «Мы находимся в Афганистане для того, чтобы противостоять общему врагу, который угрожает Соединенным Штатам, нашим друзьям и союзникам, а также народам Афганистана и Пакистана, которые больше всех страдают от рук жестоких экстремистов», - подчеркнул он. Обама отметил, что афганское правительство постепенно должно принимать на себя все больше ответственности за происходящее в стране, за обеспечение мира и благополучия своих граждан.  

Он отметил, что цель новой стратегии США - обеспечение стабильности по обе стороны афгано-пакистанской границы с последующим сокращением численности американских войск. Но пока численность этих войск последовательно наращивается – так, до 9 тысяч американских военнослужащих введено только в южную провинцию Гильменд, на территории которой, кстати, производится не только половина героина и опиатов Афганистана, но и находятся крупные запасы урановых руд.  

Не обошлось в выступлении американского лидера и без напыщенной фразеологии в адрес пресловутой «Аль-Каиды» - ей в очередной раз «объявили войну», причем не только в Афганистане, но и в сопредельном ядерном государстве. По утверждению директора национальной разведки США Д. Блэра, лидер радикального движения «Талибан» мулла Омар и его окружение находятся не в Афганистане, а на территории соседнего Пакистана. По его словам, «мулла Омар и его шайка находятся по ту сторону линии Дюранда». Здесь стоит заметить, что «по ту сторону линии Дюранда» (которая, к слову, до сих пор не признается официальным Кабулом) находится и пакистанский порт Гвадар (в южной части Белуджистана), через который, по некоторым оценкам, осуществляется до половины экспорта ближне- и средневосточной нефти в Китайскую Народную Республику…  

Одновременно делаются очередные «позитивные сигналы» Ирану. Вашингтон и Тегеран могут найти "точки соприкосновения по афганскому вопросу", уверенно передает Reuters со ссылкой на представителей американской администрации.

А по поводу возможного вовлечения России в афганские дела высказался помощник президента США по национальной безопасности Джеймс Джонс: «Мы намерены поощрять Россию к полнокровному участию в диалоге" по афганской проблематике».

В Москве заявления президента США не остались незамеченными. Участие делегации из США в организованной под эгидой ШОС Московской конференции по Афганистану было встречено с большим удовлетворением. Зазвучали даже предложения организовать сотрудничество между НАТО и Шанхайской Организацией Сотрудничества именно на афганской «площадке». «Мы считаем, что в наших интересах сейчас сотрудничать по Афганистану, причём сотрудничать конкретно», - заявил заместитель министра иностранных дел России С.Рябков в интервью радиостанции «Эхо Москвы». Однако каков может быть конкретный формат такого сотрудничества и не превратится ли гипотетическая «контактная группа» по Афганистану в аналог печально известной «контактной группы по Косово»? Давать на эти вопросы благостные ответы, преисполненные в оптимистичных ожиданий и полностью игнорирующие весь предшествующий негативный опыт взаимодействия с американцами на Балканах и на Кавказе, было бы по меньшей мере преждевременным. Ведь даже эксперты, приветствующие возможное взаимодействие Москвы и Вашингтона на афганском направлении, отмечают двойственность ситуации: с одной стороны, США рассчитывают на помощь в афганском вопросе, и Россия также готова к расширению сотрудничества, а с другой - разногласия по Афганистану не исчерпаны и своего рода борьба за влияние имеет место быть.  

Как представляется, все шаги, предпринимаемые новой администрацией США, направлены на то, чтобы закрепить свое единоличное военно-политическое присутствие в Афганистане, в этом центральноазиатском «непотопляемом авианосце», на длительную перспективу, если не навсегда. Не следует также забывать, что аэродромы Шиднанд и Баграм превращены в крупнейшие многофункциональные военные базы, включающие системы воздушного и космического слежения, что в перспективе позволит создавать дополнительную головную боль Ирану, Китаю, Пакистану и России. Не исключено, что в рамках «контактной группы» эти государства будут использоваться западными партнерами для решения важных для США вопросов (например, в части транзита так называемых «невоенных грузов») при полном игнорировании интересов ближних и дальних соседей Афганистана по континенту.  

Долговременное присутствие США в Афганистане будет иметь для России и ее партнеров по СНГ достаточно существенные последствия, которые, возможно, еще не проанализированы до конца.

И речь – отнюдь не только о наркотрафике, объемы которого возросли, начиная с 2001 года (начало операции «Несокрушимая свобода»), впечатляющим образом. Мало сомнений в том, что дестабилизация региона будет продолжена, что вряд ли будет положительно сказываться на перспективах реализации совместных проектов России, Казахстана, Узбекистана и Туркменистана в энергетической сфере. А без центральноазиатских ресурсов нефти и газа экспортные возможности России и ее перспективы в качестве транзитной страны окажутся серьезно ограниченными. Если соотнести происходящее в Центральной Азии и на украинском направлении, то картина представляется еще более тревожной. В этом контексте возможное вовлечение России в центральноазиатскую политику США в предлагаемых официальным Вашингтоном форматах требует, как минимум, всестороннего обсуждения и анализа. И положительное решение – далеко неочевидно. 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.