Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
8 декабря 2023
«Отгородят» ли Керчь от Крыма?

«Отгородят» ли Керчь от Крыма?

Комментирует экономист Артем Леонов
20.07.2017
«Отгородят» ли Керчь от Крыма?

Член Комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре, представитель Севастополя в СФ Андрей Соболев предложил построить канал через Ак-Монайский перешеек.

Комментирует экономист Артем Леонов:

– Идея «транскерченского» канала возникла ввиду возможного закрытия Керченского пролива в течение июля-августа с.г. в связи с сооружением Крымского моста через этот пролив.

Итак, возможное, притом временное закрытие Керченского пролива требует, оказывается, сооружения канала – естественно, постоянного – для азовско-черноморского судоходства. Временное закрытие пролива наверняка будет трактоваться Киевом в том смысле, что «дескать, мы запираем соседей в рамках внутреннего моря, коим фактически станет Азовское море».

Передержка здесь очевидна. Во-первых, Украина располагает цепочкой приазовских портов (Геническ, Бердянск, Мариуполь). Соответственно, это и азовская линия, и примыкающая к ней акватория. Уже поэтому Азовское море вряд ли может определяться как сугубо внутреннее море России или Украины. А, во-вторых, – с учетом воссоединения Крыма с Россией – требуется официальное межгосударственное разграничение в том же море. Другое дело, что Украина, вкупе с Западом, не признаёт суверенитета РФ в Крыму и в примыкающих к нему акваториях – черноморской и азовской.

А вот то, что Азовское море станет, по сути, внутренним морем – кто-то может расценить как некие «притязания» России на украинское континентальное Приазовье... Такого рода оценки то и дело озвучиваются официальным Киевом и вроде бы «независимыми» украинскими политологами. А на Западе к этим оценкам, как известно, относятся сочувственно. Их провокационность очевидна, но главное – есть повод для антироссийских санкций и в целом для нагнетания антироссийской истерии как на Украине, так и в странах Запада.

И потом, в случае сооружения упомянутого Ак-Монайского канала наверняка произойдёт закупорка на магистралях, примыкающих к Крымскому мосту (т.е. во «внутренний» Крым и по обратному маршруту). В том числе и на транскрымской 4-полосной автомагистрали «Таврида» с ее ответвлениями в восточнокрымский район (эти артерии строятся с мая 2017 г., ввод их в действие намечен к 2019-му). Кстати, всё это проектировалось в начале 1950-х, когда Крым был ещё в составе РСФСР. Наличие же Ак-Монайского канала потребует, скорее всего, не единственного сухопутного перехода через эту артерию. По ряду оценок, совокупная инвестстоимость таких переходов будет почти сопоставима с затратами по сооружению Крымского моста.

Что же касается самого моста, то А. Соболев отмечает, что «…сюда также плюсуют сложности геологии и сейсмики, которые при эксплуатации моста сыграют рано или поздно губительную роль для всего водного района. Зимние штормы, бесспорно, несут большую опасность, периодически в проливе случаются катастрофы, тонут суда, гибнут люди, утрачиваются грузы. Мост, по мнению оппонентов, только усложнит эту ситуацию. В перечне проблем не забыты ихтиология и рыбные ресурсы, зловещие экологические прогнозы и т.д.».

Как известно, Киев твердит об ущербности Крымского моста. Хотя этот проект тщательно проработан и в экологическом плане. Впрочем, любое крупное строительство сопряжено с экологическими издержками, но они, по крайней мере, минимизируются при использовании соответствующих технологий. Которые и применяются в процессе сооружения коридора-перехода через Керченский пролив.

Примечательно, однако, совпадение: украинские власти в конце июня с.г. заявили о намерении привлечь NASA (США) к оценке экологической ущербности моста в Крым.

Отмечено также, что благодаря Ак-Монайскому каналу «логистика судоходства и сообщений с Азовскими портами, бассейном Дона, получит дополнительные варианты». Но в этих аргументах, видимо, не учитывается, что сооружение в Крыму этой артерии – во всяком случае, для судов с российского Дона – станет дополнительным поводом для расширения антироссийской кампании не только на Украине.

Впрочем, по мнению А. Соболева, «экономию таких маршрутов следует просчитать, равно как и экономику создания самого сооружения в свете вышеперечисленных экологических и гидрологических аспектов. Но бесспорно, что даже в качестве запасного прохода на случай разных аварийных ситуаций в проливе эта гипотеза имеет право на жизнь».

Приводятся и историко-географические аргументы в пользу создания «транскерченского» водного пути, со ссылками на зарубежные каналы, в том числе – через Коринфский перешеек (Греция). Но характерно, что через тот же Коринфский канал «длиной 6 км» «перекинуты один железнодорожный и три автомобильных моста». Неужели меньше таких мостов потребует Ак-Монайский канал протяженностью минимум 20 км? Во всяком случае, создание этих переходов точно не будет дешевле коринфских...

В 1970-х и позже прорабатывалась возможность обхода Керченского пролива («река-море») в соседнем районе Краснодарского края: через узкий перешеек от южноазовского Темрюка к Черному морю. От моря этот кубанский порт отделен в основном лиманами. Соединение их друг с другом составило бы максимум 30 км. Однако лиманы и низовья Кубани имеют важнейшее экологическое значение для всего прилегающего региона, в том числе для восточного Крыма. Поэтому возникли возражения со стороны многих экологов, и проект не состоялся.

Однако из-за известной позиции Украины и Запада по Крыму и возможного временного закрытия судоходства через Азовско-черноморский пролив не исключено возвращение к проекту судоходства через Темрюкско-Нижнекубанский район. Эта артерия обеспечит дополнительное сообщение между российскими портами на соседних морях, причем – в отличие от Ак-Монайского варианта – по кратчайшему пути. Это, кстати, немаловажно в военно-стратегическом отношении. Что же до экологии, то в современных технологиях строительства подобных артерий имеется весомый природоохранный сегмент, предусматривающий минимальный ущерб при прокладке и использовании таких водных путей.

В любом случае, вопросы судоходства по действующим и новым международным маршрутам – а таковых большинство – это, безусловно, вопросы и политические. Поэтому, образно говоря, нужно отмерить даже больше семи раз


Специально для «Столетия»


Статья опубликована в рамках проекта с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведённого Национальным благотворительным фондом.



Материалы по теме:

Эксклюзив
05.12.2023
Владимир Малышев
Как русский гений боролся с «западниками» в России и с русофобией в Европе
Фоторепортаж
06.12.2023
Подготовила Мария Максимова
Выставка в Третьяковке, приуроченная ко Всемирному дню ребёнка, раскрывает тему военного детства


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..