Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
15 ноября 2019
Несостоявшийся заговор

Несостоявшийся заговор

Как западные спецслужбы готовили государственный переворот в Болгарии
Алексей Балиев
30.04.2015
Несостоявшийся заговор

В антисоветской деятельности западных спецслужб это был крупный провал. Им не удалось тогда вывести Болгарию из социалистического содружества, соответственно, из сферы влияния Советского Союза. Произошло это ровно 50 лет тому назад, в апреле 1965 г.

Смысл сценария, разработанного спецслужбами Запада, заключался в том, чтобы не повторить кровавые события в Венгрии в 1956-м, а без большого шума привести к власти в Болгарии ортодоксальное марксистское руководство. После чего это руководство под флагом «возвращения к подлинному социализму» должно было дискредитировать послесталинскую советскую систему и ее варианты в большинстве других соцстран.

Надо сказать, что к подлому делу по расколу соцсодружества Запад подходил творчески, его спецслужбы тех времен использовали самые разные сценарии (сегодня тупо один – «цветные революции»).

При подготовке госпереворотов учитывались особенности политических связей СССР с каждой из восточноевропейских стран, интеллектуальный уровень правящей «верхушки», характер разногласий в руководстве, идеологическая ориентация оппозиционеров, степень их влияния на общество и т.д., в общем, анализ был всесторонним. И в зависимости от установленных факторов готовились различные механизмы вмешательства во внутренние дела суверенных государств содружества.

Так, в Чехословакии, Польше и, прежде всего, в Венгрии ставка делалась в основном на прозападную оппозицию, частично – и на тех оппозиционеров, которые придерживались социалистической, но не просоветской ориентации. В Албании – на поощрение сталинистского руководства к обострению разногласий с СССР (что, как известно, вывело социалистическую Албанию вначале из Совета экономической взаимопомощи, а затем – и из Варшавского договора).

Что касается Болгарии, то там после 1945 года прозападная оппозиция была чрезвычайно слаба, но откровенно просоветский курс с середины 1950-х оживил разногласия внутри руководства страны. Скажем, если Георгий Димитров и его преемник Васил Коларов позволяли себе спорить со Сталиным, например, по проекту Тито относительно «Балканской конфедерации», заинтересовавшей болгарских деятелей, то после них никаких разногласий между Софией и Москвой не было.

Вдобавок Болгария граничила с титовской Югославией, а также с Румынией, руководство которой после ухода Сталина постепенно отдалялось от Москвы. Эти обстоятельства тоже сыграли определенную роль в том, что в попытке изменить политико-идеологическую ориентацию Болгарии в середине 1960-х ставка была сделана не на стимулирование прозападной оппозиции, а на тех деятелей в болгарском руководстве, которые были недовольны ориентацией Тодора Живкова и его сподвижников исключительно на СССР, но, в первую очередь, - копированием «живковцами» советской десталинизации.

По сути, болгарский сценарий смены власти предполагал повторение албанского конца 1950-х – начала 1960-х гг.

Вырисовывался, можно сказать, контур «сталинистско-непросоветского» альянса Албании, Румынии и Болгарии. Эта перспектива перекликалась с предложением Китая по созданию политико-экономического союза Албании, Югославии и Румынии.

К тому времени, напомним, усиливалось советско-китайское противостояние и, в конечном итоге, этот сценарий был нацелен, кроме всего прочего, на дальнейшее усиление конфронтации между Москвой и Пекином. Таким образом, Запад практически содействовал Пекину в его планах углубить раскол и в содружестве соцстран, и в мировом коммунистическом движении.

В Болгарии тоже происходили непростые процессы. Председатель правительства и неформальный глава компартии в 1950-1954 гг. Вылко Червенков последовательно проводил сталинистскую политику. Сменивший его Тодор Живков вскоре стал проводить менее жесткую линию, символически обозначив её переименованием (в 1955 г.) г. Сталин в Варну, чем возвратил городу, одному из крупнейших в стране, исторические название.

Живков и его команда повторяли все послесталинские «виражи» во внутренней политике СССР, его идеологии и пропаганде. При этом Живков советовал Москве присмотреться к югославскому «самоуправляемому социализму». И решительно пресекал попытки ряда болгарских СМИ, ученых реанимировать претензии Болгарии сталинистского периода на сопредельные с ней районы югославской Македонии и северо-греческой Фракии, где основная часть населения этнически родственна болгарам. Кстати, те же районы пребывали в составе Болгарии в начале-середине ХХ века, но во Фракии Болгария выходила на эгейско-средиземноморский бассейн и становилась единственной страной Балкан, имевшей прямой выход к Черному и Средиземному морям. (Окончательно от этих районов София отказалась по Парижскому мирному договору между Болгарией, бывшей союзницей фашистской Германии, и странами антигитлеровской коалиции в 1947 году.)

Но даже после ХХ и ХХII cъездов КПСС «сталинистская» группа в основном сохранила свои позиции в руководстве Болгарии, так как на радикальную десталинизацию Т. Живков не решился.

Во-первых, из-за большого количества настроенных просталиниски кадров в высшем и особенно среднем эшелонах власти. Во-вторых, как говорится, на всякий случай: вдруг эти деятели пригодятся в случае обострения отношений Софии с Москвой. На таких людей Запад и делал ставку в болгарском «сюжете».

Группу заговорщиков возглавлял Иван Тодоров-Горуня, член ЦК партии. Его ближайшими соратниками были командующий софийским гарнизоном болгарской армии генерал Цвятко Анев и начальник отдела МИД Болгарии Цоло Крыстев. А в целом заговор был весьма разветвленным. По данным Иллии Карагонова, участника неудавшегося переворота, в группу заговорщиков входило более ста партийных и государственных чиновников, а также некоторые старшие и высшие офицеры армии и милиции. Среди них, например, начальник канцелярии министерства обороны полковник Иван Велчев, начальник департамента генштаба Любен Динов, замначальника армейского политуправления Мичо Ерменов, полковник МВД Цанко Цанков. Общее количество «посвящённых» и симпатизирующих заговору достигало почти 200 человек. Не все они стремились, по словам И. Карагонова, к реставрации сталинизма, но в подавляющем большинстве выступали за независимость от СССР и КПСС - по примеру тогдашних Албании или Югославии.

Переворот предполагалось совершить 14 апреля 1965 в ходе пленума ЦК партии. По схеме, заметим, почти аналогичной планам Берии летом 1953-го и... с операцией уже по его аресту на пленуме ЦК КПСС в конце июня 1953 года.

Анев должен был ввести в действие части гарнизона и взять под контроль ключевые объекты столицы; Велчев - выдвинуть на Софию танковую бригаду, а Ерменов — дивизию. Цанкову поручили «взять» руководство Софийского управления МВД. А Тодоров-Горуня и Крыстев должны были поставить ЦК перед фактом свершившегося захвата власти, отстранив Живкова от руководства страной. Затем планировалось объявить о «временной приостановке участия Болгарии» в Варшавском Договоре. Но произошла утечка информации...

По ряду данных, спецслужбы США, ФРГ и Великобритании чуть ли не в последний момент не рискнули поддержать «просталинистский» заговор в Болгарии. Якобы во избежание появления в Европе ещё одной непредсказуемой Албании. Куда, кстати, в 1970-е годы поступали из Китая химическое оружие и даже баллистические ракеты среднего радиуса действия.

Хрисан Христов, резидент болгарской разведки в 1966-1975 гг. на радио «Свободная Европа» (Мюнхен, ФРГ), созданном и подотчётном ЦРУ США, неоднократно сообщал в Софию, что эмиссары спецслужб упомянутых выше стран в 1964-1965 гг. не единожды встречались с Ц. Крыстевым и некоторыми другими организаторами заговора. Намечалось привлечь к этим встречам разведслужбы КНР и Албании, хотя они никак не реагировали на соответствующие «сигналы». Примечательно, что не в Китае, а в прокитайской Албании в тот период резко усилилась критика «иезуита-двурушника» Живкова. Отмечалось, что «только подлинные коммунисты Болгарии могут восстановить подлинный социализм в этой стране и предотвратить ее полное подчинение Москве».

Резонно предположить, что в Албании (и, вероятно, в Китае) были в курсе о плане свержения Живкова. Однако, похоже, кардинальное изменение политического баланса на Балканах не входило в планы КНР и, тем более, в планы Албании.

Прежде всего, потому, что Югославия, Румыния и Албания, повторим, так и не согласились с предложением Пекина создать прокитайский военно-политический и экономический блок этих трех стран. Вдобавок «соучастие» КНР и Албании в болгарском перевороте могло резко ухудшить и без того конфликтные отношения с СССР, а в более широком контексте – привести к вводу советских войск в Болгарию. И, скорее всего, - к операции Москвы по свержению прокитайского руководства в Албании. Кстати, такая операция планировалось в 1961-1962 гг., но помешал Тито.

Кроме того, сталинистско-маоистская основа заговора, приданная ему западными спецслужбами, показывала, что и Запад не заинтересован в прямом участии в этих событиях (в отличие от событий в Венгрии в 1956-м). И, тем более, - в каком-либо реагировании на возможный ввод войск СССР в Болгарию. Немаловажно и то, что с 1965-го западные спецслужбы стали всё более активными в Чехословакии. Дальнейшие события показали, что на Западе Чехословакию предпочли Болгарии. Так что утечка информации о заговоре и о конкретном его сценарии, в том числе в Москву, вполне могла произойти, причем, одновременно из разных источников.

Подтверждением этой версии может служить и тот факт, что еще в конце 1963-го в Болгарии началась слежка за многими участниками будущего заговора. Конкретная информация о его «технологии» поступила болгарским спецслужбам уже в начале февраля 1965 г. При этом конспирация заговорщиков оказалась настолько примитивной, что сам Живков предписал назвать контроперацию «Дураки».

28 марта начались аресты заговорщиков. 8 апреля был арестован Анев, и в тот же день глава заговора Тодоров-Горуня покончил с собой. Уже к середине апреля под арестом находились почти все участники этого несостоявшегося переворота. Но Живков не решился на применение смертной казни. В конце апреля 1965 г. наиболее суровый приговор — 15 лет заключения — был вынесен Ивану Велчеву. Ерменов получил 10 лет; Анев, Крыстев и Динов — по 8 лет.

189 партийных функционеров были исключены из болгарской компартии; 250 офицеров армии и МВД уволены или существенно понижены в звании. Открытого суда над заговорщиками даже не планировалось. Болгария осталась в роли надежного союзника СССР...

А 15 июня 1990 года Военная коллегия Верховного суда Болгарии реабилитировала всех осуждённых по делу об «антиживковском» заговоре, так как их действия были признаны «общественно необходимыми» и направленными «на свержение диктаторского режима». Интересно в этой связи мнение самого Т. Живкова после его отстранения от власти о сущности болгарского социализма: «...Мы изменили идеалам Маркса, создали общественный строй, который вошел в противоречие с идеалами, потребностями людей. Всё мы извратили. Вот у нас говорят о Георгии Димитрове, а ведь он принес в Болгарию сталинскую систему. Димитров должен остаться в истории, но он уничтожил десятки тысяч людей, в годы его правления началась борьба с «внутренним врагом», начались судебные процессы». В то же время, «речь шла не о превращении Болгарии в какую-то “советскую задунайскую республику”, а о сближении с СССР. Альтернативы не было».

Словом, для вытеснения СССР с Балкан и в целом из Восточной Европы в 1950-х – середине 1980-х гг. западными спецслужбами использовались самые разные сценарии. Но удались они только в Албании и частично в Югославии.

Зато последующая «перестройка» помогла быстро устранить предыдущие «недоработки» западных и других зарубежных спецслужб, как в СССР, так и во всей Восточной Европе. Кадры действительно решают все.

Специально для «Столетия»


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Флоренция
03.05.2015 20:55
А никто и не рубит с плеча!   Быть сталинистом и другом СССР - одно НЕ исключает другое. Когда в СССР рушили публично всё, что связано со Сталиным, в Китае (и Албании, и во многих зарубежных компартиях)этого не дублировали, и до сих пор не дублируют.
  ОНИ не хотели повтора тех советских трагических ошибок в Болгарии - главная мотивация. А это, конечно, не могли не использовать на Западе (удалось же ему разорвать дружбу сталинской Албании с СССР).
А пор Живкову-Димитрову - см., например, http://www.kassir-london2012.ru/history/intervju_zhivkova.html

Нако Стефанов
01.05.2015 18:47
Трудно судить односторонным образом обо всем этом, все намного сложнее. Кажется, что автор очень упрощает все.Только один факт Я знал лично полковника Ивана Велчева и генерала Анева после того как в Болгарии начались "перемены" после 10 ноября 1989 года. Тогда в Болгарии значительная часть бывшей партийной и госноменклатуры вечером заснули как коммунисты, а утром проснулись  кто как уже "социалист", другой как социал-демократ, третий как "истинный демократ" и либерал, а некоторые и вообще как "убежденные антикоммунисты". В то време как "сталинисты" генерал Анев и полковник Велчев остались коммунистами и искренными друзьями СССР, а после того как Советского союза "распали" искренными друзьями России. Так что не нужно однозначно судить... тем более о Димитрове. Интересно откуда автор взял такие высказывания Живкова о Димитрове. Вообще мотивация людей которые стояли зад этими событиями намного сложнее... Вообще нельзя так рубить с плеча...  
Жизневский
01.05.2015 18:06
ОЧЕНЬ интересный, профессиональный анализ. Зато этим сценариям поддались, в конечном счёте, в КГБ с 1985 года...

Эксклюзив
12.11.2019
Дмитрий Федоров
Под эгидой Совета Европы прошел VIII Всемирный форум за демократию.
Фоторепортаж
06.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Манеже открылась выставка, посвященная Великой Отечественной войне в изобразительном искусстве.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».