Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
7 декабря 2019
Немногие сделали много

Немногие сделали много

Умели ли «сталинские соколы» воевать осенью 1941-го?
Сергей Птичкин
27.12.2011
Немногие сделали много

Семьдесят лет назад нацистская Германия потерпела поражение под Москвой. Юбилейная дата отмечалась у нас почти всю осень. Было множество публикаций, телевизионных сюжетов, театрализованных представлений. При этом складывалось впечатление, что иные пропагандисты решали нерешаемую задачу – как воспеть победу, не вспоминая при этом победителей.

Более двадцати последних лет в массовое сознание вдалбливалась чужеродная мысль о том, что Красная армия воевать не умела, что танки наши были хороши лишь на плакатах, что самолеты – просто фанера, а «сталинские соколы» – выдумка идеологов тоталитаризма. Причина неумения воевать - в том, что И.В. Сталин перед войной истребил лучших командиров. «Соколы» же были сплошь пьяницами и неумехами, способными лишь совершить взлет-посадку и погибнуть в первом же бою. Самолеты и танки были, считают некоторые пропагандисты, плохими по определению, так как в СССР ничего хорошего создать не могли в принципе. И побеждать Красная армия начала лишь тогда, когда по ленд-лизу получила наконец-то качественную военную технику, выпущенную в Великобритании и США. Один из «историков» договорился до того, что объявил героев-панфиловцев сталинским мифом.

Спорить по всем пунктам с теми, кто патологически, на уровне спинного мозга и седалищного нерва ненавидит страну, в которой живет, не имеет смысла. Напомню лишь о некоторых фактах, которые не секретны, общедоступны, но, тем не менее, на щит отечественной пропаганды особенно не поднимались.

Многие любители военной истории с цифрами на руках докажут вам, что лучшие асы Второй мировой, конечно, же немецкие летчики. На счету иных – сотни сбитых самолетов противника. Немцы без особых проблем уничтожили всю авиацию тех государств, которые захватили в Европе за период 1939-1940-х годов. И в небе СССР самолеты с черно-белыми крестами стали настоящим кошмаром для красноармейцев и мирных жителей летом-осенью 1941-го. Общеизвестно, что примерно 1200 советских самолетов были сожжены на аэродромах в первые часы нападения, на рассвете 22 июня. «Ястребки» наши стояли крылом к крылу на посыпанных желтым песочком полевых аэродромах и словно ждали, когда их начнут жечь.

Между тем, 27 декабря 1940-го нарком обороны, маршал С. Тимошенко издал приказ № 0367, о котором не любят вспоминать разоблачители «тирана Сталина». В приказе том, в частности, говорилось: «Необходимо осознать, что без тщательной маскировки всех аэродромов, создания ложных аэродромов и маскировки всей материальной части в современной войне немыслима боевая работа авиации. Приказываю: все аэродромы засеять с учетом маскировки и применительно к окружающей местности путем подбора соответствующих трав. На аэродромах имитировать поля, луга, огороды, ямы, рвы, канавы, дороги, с тем, чтобы полностью слить фон аэродрома с фоном окружающей местности… К 1 июля 1941 г. закончить маскировку всех аэродромов, расположенных в 500-км полосе от границы… Генерал-инспектору ВВС установить контроль и о ходе работ докладывать ежемесячно».

Выдержка из приказа дана в значительном сокращении. Но ведь ясно, выполни его командование ВВС, и боевая авиация Советского Союза 22 июня в большей части была бы сохранена.

Увы, генерал-инспектор ВВС, генерал-лейтенант авиации Яков Смушкевич по совершенно непонятным причинам ничего не сделал для маскировки полевых аэродромов в западных округах. Итог известен. Стоит ли удивляться, что его расстреляли, невзирая на все былые заслуги?

Однако не все наши истребители были уничтожены в первые часы войны. И как же воевали те, кто, по новомодным представлениям, летал на фанере и уметь грамотно воевать просто не мог? За первые три недели войны на Восточном фронте «люфтваффе» лишились почти 1500 самолетов. Немецкая авиация теряла в воздушных боях более семидесяти самолетов в день! У тех, кто считал себя абсолютными хозяевами неба, случился шок – в послевоенных публикациях немцы говорили об этом открыто. Удивительно, что цифра вражеских потерь, известная всем западным историкам, в нашей стране никогда громко не звучала. Зато у нас с радостью озвучивали потери собственные.

Но настоящий ад для «лучших воздушных бойцов» начался в небе Москвы. И об этом, так же как вообще о вкладе советской авиации в разгром немцев на подступах к столице, «народ россиянский» тоже почти ничего не знает. Семьдесят лет назад развернулось беспрецедентное по масштабам воздушное сражение. Именно победа в нем позволила отстоять Москву.

О воздушной битве за Англию слышали, наверное, все. За рубежом ей посвящены тысячи публикаций, снято множество документальных и героических игровых кинофильмов. Уинстон Черчилль сказал о пилотах, которые бились с немцами: очень многим мы обязаны немногим. Действительно, всего несколько сот летчиков-истребителей не дали полностью разбомбить Великобританию, фактически сорвали высадку немцев на острова.

О той роли, которую сыграли советские летчики-истребители осенью 1941-го, мы, стоит повторить, не знаем почти ничего. Между тем они, большей частью оставшись безвестными, не только разрушили миф о непобедимости «люфтваффе», но и малыми своими силами уничтожили вражеской бронетехники на земле больше, чем сухопутные войска Красной армии.

Немецкие бомбардировщики с боями и потерями, но в достаточном количестве к Лондону все-таки прорывались. А вот наша столица оказалась им не по зубам. К Москве пытались пробиться около 9000 самолетов «люфтваффе». Прорвалось всего 234. Истребителями ВВС было сбито 1076 самолетов-разведчиков, бомбардировщиков, самолетов сопровождения. Зенитчикам, кстати, удалось подбить немногим более 300 вражеских самолетов. Немцы потеряли практически всех асов бомбардировочной авиации, в том числе - большую часть из тех, кто воевал в легионе «Кондор» в Испании, кто бомбил Гернику. Это в немалой степени способствовало тому, что после разгрома под Москвой немцы уже особо и не пытались бомбить Великобританию.

В боях под Москвой было уничтожено 15 тысяч немецких автомобилей, из них 7,5 тысяч сожгли ударами с воздуха летчики. Из 1300 подбитых танков 703 были уничтожены опять же с воздуха.

Фактически большая часть вражеской авто-бронетехники была ликвидирована на подступах к столице огнем с воздуха.

И - тяжелая статистика. В наземных боях за Москву погибло около 600 тысяч бойцов Красной армии и ополченцев. ВВС, прикрывавшие столицу, уничтожив тысячи автомашин и сотни танков с бронетранспортерами, за то же время потеряли чуть более двухсот летчиков. Немногие сделали очень много.

Трудно сказать, как бы сложилась судьба столицы нашей державы осенью 1941-го, если бы не ее воздушные защитники. И трудно сказать, как бы вообще развивались события лета-осени 1941-го, если бы не сотни сожженных советских истребителей в 500-километровой полосе от западной границы.

То, что авиация в полной мере обеспечивает успех наземных операций, в СССР поняли именно в трагическо-героические дни 1941-го. И всего через полтора года, к лету 1943-го, наши ВВС имели превосходство над немецкими. А в 1944-м Советский Союз обладал лучшей в мире истребительно-штурмовой авиацией - как по мастерству пилотов, так и по техническому состоянию авиапарка. И если бы Ивану Кожедубу дали полный карт-бланш на воздушную войну, случившуюся несколькими годами позже в Корее, то от американской истребительно-бомбардировочной авиации даже перьев бы не осталось.

Все локальные войны минувшего двадцатилетия США и их союзники выигрывали только при помощи авиации – пилотируемой и беспилотной. Лишний раз подтверждая, что имеющий превосходство в воздухе имеет все преимущества и на земле. И как после этого надо расценивать фактически полный разгром за те же двадцать лет ВВС России? Сегодня наша страна способна отразить воздушную агрессию гораздо в меньшей степени, чем СССР после 22 июня семьдесят лет назад.

А теперь - о «фанерных самолетах», на которых летали «соколы». В 1931-м у нас боевой авиации не существовало вообще. Спустя десять лет были не только И-16, но и вполне современные Як-1, МиГ-3, Ил-2. А еще через пару - военных! - лет появились прекрасные Ла-5, Як-3, Як-9.

В 1991-м у ВВС СССР были лучшие в мире истребители МиГ-29 и Су-27, непревзойденные и сейчас перехватчики МиГ-31, мощнейшие стратегические ракетоносцы Ту-160. Спустя двадцать - мирных! - лет ВВС России все еще имеют те же, но обветшавшие и давно не лучшие МиГ-29 и Су-27, стоящие на приколе МиГ-31, на которых летчики, кажется, просто разучились летать. А Ту-160 - и это не смешно - капитально отремонтировать стало почти государственной проблемой.

Зато в 2012-м с огромной помпой будет отмечаться 100-летие создания ВВС России...

И немного о танкистах, которых нынешние топ-менеджеры минобороны почти ненавидят. В 1941-м, кроме вражеских самолетов, была и другая страшная сила – немецкие танки. Их было не очень много, но Гудериан использовал свою бронетехнику грамотно. Создавалось впечатление, что немецкие танки везде. Однако и в том году наши танкисты немцам жару давали.

Старший лейтенант Дмитрий Лавриненко в первом же своем бою 6 октября уничтожил четыре немецких танка. Воевал он на Т-34. Танк постоянно ломался – двигатель и трансмиссия, и это опять же не секрет, на первых «тридцатьчетверках» были далеки от совершенства. Однако Лавриненко не проиграл ни одной дуэли, отступая, буквально дотащил свой Т-34 до Москвы, где громил немцев так, как и надо было бы громить их всем нашим танкистам. Погиб Лавриненко 18 декабря 1941-го от случайного осколка мины, уничтожив к тому времени 52 танка. За два с небольшим месяца более полусотни танков врага! Секрет мастера в том, что он отлично владел своей матчастью, которая по совокупности характеристик была лучшей в мире. Что мешало другим танкистам учиться, учиться и учиться, прежде чем идти в бой?..

Многие знают о герое-танкисте? Очень сомневаюсь. А ведь о таких людях фильмы снимать надо. Но и в шумно-праздничные дни торжеств по случаю семидесятилетия разгрома немцев под Москвой про Дмитрия Лавриненко достойно вспомнить забыли.

Проще взять и объявить героев-панфиловцев сталинским мифом...

На фото: экипаж дважды Героя Советского Союза Александра Молодчего (второй справа)

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 164 найденных.
Майор
27.05.2012 19:36
Сэр АУ, опять врете.
Про дефицит легирующих металлов в СССР к концу войны - Вы не с Германией, часом, путаете? Куда же, интересно, легирующие металлы "вдруг" пропали? Ваше проамериканское вранье все более убого выглядит. Не справляетесь? Народу не хватает?
Скажите, а кроме "Авиации и космонавтики", куда ныне в основном пишут вамподобные авторы, Вы других источников не знаете? Воспоминания авиаконструкторов, например? Только не говорите, что там "все вранье", ибо доказательств этого Вы так ни разу и не привели.
И таки да - я гораздо больше доверяю Москаленко и его источникам, нежели Вашей "воде" и непонятным авторам (причем импортным).
Балабол Вы, сэр.
Нестор Петрович
24.05.2012 15:36
Для плодовитого "писателя" АУ:
А что Вы вообще хотите доказать своими пространными опусами?
AU-717
23.05.2012 1:54
Вот тут один "доказывает" (Юрий Москаленко – с подачи свято верящего его глупостям автора Майора, смотрите выше), что нельзя, мол, было сбить три наших "неуязвимых" Ила-2 всего 120 пулями.

Вот уж в голове действительно что-то заело (цитирую):

"В среднем на каждый сбитый Ил-2, а именно о победе над такими самолетами заявил в тот раз Хартманн, у него ушло порядка 40 пуль. Возможно ли такое? Где-нибудь в условиях тренировочного воздушного боя, когда противник сам подставляется, очень сомнительно. А здесь всё происходило в боевых условиях, на запредельных скоростях, да еще учитывая то обстоятельство, что те же фашисты называли наш «Илюшин» – «летающим танком». И для этого были основания – масса бронекорпуса в ходе доводки и изменений достигла 990 кг. Элементы бронекорпуса проверялись отстрелом. То есть броня ставилась не с бухты барахты, а строго в уязвимые места…" (конец цитирования).

Ну, человек совершенно не представляет себе устройства Ила-2. Да и книгу с воспоминаниями Хартманна явно читал "между строк". И теорию полёта не знает даже на уровне азов. Поэтому и думает, что умно рассуждает.

Хартманн чётко говорит, при каких обстоятельствах и на каких расстояниях он сбил эти три Ила-2.

Во-первых, все три Ила-2 были так увлечены штурмовкой наземных объектов, что не следили за своими хвостами и не замечали, как сбили их первого товарища. А потом второго...

Во-вторых, никаких запредельных скоростей Хартманн не развивал и запредельных манёвров не производил. Он действовал, как на учении по мишеням, с 50 метров. Русские спокойно давали зайти себе прямо в хвост и прицелиться с кратчайшего расстояния по открытому маслорадиатору своих самолётов.

В-третьих, на атакованных Илах не было стрелков-радистов – Хартманн даже не упоминает о них. Либо это были одноместные Илы-2, либо, что гораздо вероятнее, лётчики своих стрелков оставили на земле. Так частенько поступали, ибо Ил-2 был статически неустойчив в продольном канале, а при максимальной бомбовой нагрузке в 600 кг и без того запредельно задняя центровка сдвигалась настолько назад, что самолёт становился и вовсе неуправляемым – только очень подготовленные лётчики могли справиться с пилотированием.

(Под управляемостью самолёта понимается его способность выполнить по желанию лётчика – в ответ на действия рычагами управления в кабине – любой манёвр, предусмотренный условиями лётной эксплуатации самолётов данного типа.  Причём выполнить наиболее просто, с минимальными затратами энергии лётчика и энергии самолёта. Принимая во внимание условия работы самолёта как звена замкнутой управляемой системы, приоритет при выборе тех или иных параметров следует отдавать характеристикам управляемости. Главное для конструктора – найти оптимальное соотношение между устойчивостью и управляемостью. А с этим КБ Ильюшина не справилось.)

Никаких специальных устройств по активному улучшению или созданию искусственной устойчивости и управляемости (типа демпферов – как у немцев) на советских самолётах не было.

Чтобы "вогнать" центровку в приемлемый диапазон САХ, на Илах-2 перед боевыми вылетами с полной бомбовой нагрузкой приходилось снимать с самолёта не только стрелка-радиста, но и его оборонительное вооружение. И даже заправляться топливом только на две трети, а то и наполовину… Поэтому предпочитали летать с 200-400 кг бомб. Хотя сие было чревато наказанием со стороны "высшего начальства".

В-четвёртых, никакой особой надёжности и особой живучести над "полем боя" Илы-2 не показали. Это просто расхожий миф. Как конструкция, с авиационно-инженерной точки зрения, Ил-2 на удивление бездарный самолёт. Штурмовики Ил-2 почти всю Великую Отечественную войну действовали в условиях сравнительно небольшого противодействия (в довольно "тепличных" условиях), обусловленных слабостью противовоздушной обороны противника на Восточном фронте (более 70 процентов немецких истребителей и 70 процентов немецкой зенитной артиллерии воевали на Западе).  Но даже в этом случае потери Илов-2 были весьма значительны. В среднем каждые 7-8 месяцев войны парк самолётов Ил-2 в воздушных армиях полностью обновлялся. (Для сравнения, самолётный парк советской фронтовой бомбардировочной авиации за 12 месяцев – в зависимости от года войны – обновлялся на 40-70 процентов от своего среднего состава.)

В-пятых, где это сказано, что Хартманн стрелял исключительно пулями?

Хартманн воевал на истребителе Мессершмитт Bf.109G-6, который был вооружён 30-мм пушкой МК108 (с боекомплектом 60 снарядов) и двумя 13-мм пулемётами MG131 (с боекомплектом по 300 патронов на каждый пулемёт).

Да и авиационная броня на Иле-2 прикрывала далеко не все уязвимые места. И она вовсе не была непробиваемой.

Статья "Ил-2 за кадром боя" в журнале Военно-Воздушных Сил России "Авиация и космонавтика", номер 7 от 2009 года (цитирую): "Цементированная броня марки ХД задней стенки бронекорпуса толщиной 12 мм вне конструкции самолёта надёжно удерживала бронебойный снаряд с дистанции 400 метров в конусе до 40 градусов от продольной оси самолёта.  Однако при обстреле этой же брони через обшивку самолёта (в конструкции) с той же дистанции были получены поражения с проломами овальной формы. ...Причём бронебойные пули крупного калибра по бронепробиваемости оказались даже лучше, чем 20-мм снаряды, да и скорострельность пулемётов была значительно выше пушечных установок. ...Боевой опыт и полигонные испытания показали, что для поражения Ил-2 было достаточно в среднем 1-2 попаданий 37-мм снарядов или 3-4 попаданий 20-мм снарядов." (конец цитирования).

На Иле-2 употреблялась цементованная броня: сначала АБ-1, с ноября 1942 года – АБ-2, с апреля 1944 года – АБ-3.  Каждая следующая марка брони характеризовалась значительным снижением (из-за стремительно нараставшего в СССР дефицита легирующих металлов – хотя положение немного спасали поставки наших американских союзников) содержания никеля (поначалу в два, а затем в три раза по сравнению с исходной АБ-1) и молибдена (в три раза, потом в шесть раз в сравнении с АБ-1).  От этого авиационная броня в 1944 году, в середине которого Хартманн столь лихо расправился с упомянутыми тремя Илами-2, стала более хрупкой, что привело к усложнению технологии штамповки и уменьшению ударной стойкости при попадании снарядов и пуль.

В-шестых, броня на Иле-2 была распределена далеко не рационально по планеру и не совсем правильно по толщинам. Например, стрелок-радист был почти не защищён, в то время как опыт боевого применения Илов-2 показал, что бронировать верхнюю часть капота двигателя было вообще излишне.

В-седьмых, вес брони на серийном Иле-2 образца середины 1944 года (пока ещё с деревянным крылом) составлял 848 кг, а вовсе не 990 кг. Только в апреле 1945 года, когда началось серийное производства двухместного штурмовика Ил-2 с металлическим крылом (но с деревянным фюзеляжем позади бронекорпуса и деревянным хвостовым оперением) плюс удлинённым бронекорпусом – с бронезащитой стрелка – общий вес брони достиг 1015 кг.

В-восьмых, немцы никогда не называли наши штурмовики Ил-2 "летающими танками". "Летающий танк" – это  выдумка нашей послевоенной пропаганды. Немецкие солдаты из наземных войск называли Ил-2 "чумой", а немецкие лётчики-истребители – "бетонным самолётом".


AU-717
23.05.2012 0:44
Петру Петровичу

А что Вы знаете об авиации времён войны?! Вы технику-то того времени хотя бы чуть-чуть себе представляете?

Достаточно задать пару наипростейших вопросов – и сразу станет виден уровень Вашей компетентности. Иначе Вы не говорили бы ту чушь, что от Вас исходит... Вы, видимо, просто о том не ведаете.

Вы вообще-то отдаёте себе отчёт о разнице в устройстве, например, советского и немецкого самолёта-истребителя? Или Вам всё "по одной дуде"?

Тогда Вам любую прекраснодушную дурь в голову загонят. И вы "скушаете", не заметив.

То что у нас обычно "по телевизорам" рассказывают – и есть дурь, предназначенная исключительно для доверчивых простачков.

А история России – действительно непредсказуема. Потому что сами себя норовим обмануть. И насилуем её, как душа пожелает… В зависимости от сиюминутного хотения.

Петр Петрович - AU-717
12.05.2012 9:34
\\\ Зря Вы про "настоящих мужиков".

"Мужик" на Руси всегда было словом ругательным. В том числе и в отношениях между крестьянской массой. За это сильно били. Такие вещи надо знать…
\\\

Так может вы крестьянин?
Это у вас мужик слово ругательное. А у нас настоящий мужик синоним настоящий мужчина.

В вас же я вижу глупого начетчика. Когда вам нечего сказать по существу вопроса, начинаете цеплятся к словам и незначительным фактам. Простите, но даже у крестьян таких называют  - брехло.

Сколько бы вы не пачкали наш народ,  вам не удастся вытравить нашу память о настоящих героях, положивщих свою жизнь ради свободы отечества.

Я думаю, из вас получился бы недурной штабист. Скажем писарь. Одним словом - штабная крыса.
AU-717
08.05.2012 21:44
Петру Петровичу

Вот как раз сейчас по телевизору идёт сказка (не знаю уж для кого созданная) под названием "Чужие крылья".

Советский лётчик экспромтом угоняет немецкий истребитель (судя по внешнему виду – Мессершмитт Bf.109F-4) прямо с немецкого аэродрома.

Вы в эту чушь верите?

В немецких хрониках описывается по крайней мере восемь попыток угона немецких боевых самолётов пленными советскими лётчиками, работавшими в аэродромных командах. Но все неудачно…

На Мессершмиттах были полуавтоматы управления винтомоторной установкой, которые перед остановкой двигателя отключались. Соответственно после запуска и прогрева двигателя полуавтомат надо было включить, иначе тяги на винте не получишь – пропеллер будет бесполезно "рубить" воздух.

Но о существовании таких полуавтоматов советские фронтовые лётчики ничего не знали – никаких винтомоторных автоматов на советских самолётах не было вообще.

Как не было и балансировки стабилизатором в полёте прямо из кабины пилота – такое устройство стояло на том же Мессершмитте и прочих немецких истребителях. На наших самолётах-истребителях не то что балансировки из кабины, а вообще балансировки стабилизатором не было предусмотрено.

Был зафиксирован один случай удачного угона немецкого самолёта нашими пленными – Хейнкеля Не111 из Пенемюнде в 1944 году. Ну, да тогда наш пленный лётчик (по-моему, чуваш по национальности) месяца три присматривался к предполётным и послеполётным манипуляциям немецкого экипажа, изучал матчасть, прежде чем решиться на побег. Но даже после этого взлетал дважды – с первого разбега не удалось оторвать самолёт от земли, а с повторного – с большим трудом.

В общем-то, предварительно "включил мозги". Потому и выжил.

Но "включать мозги" у нас ох как не любят. Слишком тяжко…

AU-717
08.05.2012 20:38
Петру Петровичу

Зря Вы про "настоящих мужиков".

"Мужик" на Руси всегда было словом ругательным. В том числе и в отношениях между крестьянской массой. За это сильно били. Такие вещи надо знать…

Правда, при коммунистах всё переменилось. Ругань стала похвалой.

А что? Война дело грязное только для русских?

А остальные воюют играючи?! Может, с русскими легко воевать, если напрягаться до грязи не надо? А если противника так легко бить, как у нас норовят расписывать, то чего вообще "грязниться-то"?

А вот "лапшу на уши" мне ни один лётчик-герой не навешает. Я всё же авиационный инженер и вопросами воздушного боя и теории полёта занимался вплотную. Да и сам управлял самолётами. Немного, но сам летал. И самолёты наши изучал "до винтика". Ещё лётчиков могу поучить с их глупыми сказками для неразумных обывателей. И поучал, так как встречался частенько.

А вот Вам – навешают. И навешивают… И правильно делают, что навешивают. Насмехаются над Вами.

Может, Вы мне посоветуете ради "патриотизма" и разум пропить?!

И верить в сказки, в которые Вы верите?!
Петр Петрович - AU-717
06.05.2012 14:16
Ну, не устал от своей фанаберии?

Мы-то точно знаем наших героев и детишкам, и внукам знания свои передадим.

Народ советсткий кровью и потом завоевал свою свободу, загнав фашистскую сволочь, оплот мирового капитализма, назад в его поганое логово.

Так что, уймись, писатель. Тебе мозгов не хватит понять, что такое война. Это тяжкий, грязный труд, осилить который могут только настоящие мужики.
AU-717
02.05.2012 23:09
Майору

Могу сообщить, что, например, на 31 марта 1942 года на всём Восточном фронте находилось 454 немецких одномоторных истребителя, на 30 сентября 1942 года (в разгар наступления на Сталинград) – 611 немецких одномоторных истребителей, на 31 декабря 1942 года – 395 немецких одномоторных истребителей, на 31 марта 1943 года (начало заключительного акта битвы за Кубань) – 612 немецких одномоторных истребителей, на 30 сентября 1943 года – 531 немецкий одномоторный истребитель, на 31 декабря 1943 года – 473 немецких одномоторных истребителя, на 31 марта 1944 года – 513 немецких одномоторных истребителей.


К примеру, на 1 августа 1944 года в советских истребительных авиаполках непосредственно на фронте имелось около 4500 одномоторных самолётов-истребителей. Эта цифра чаще всего встречается в советской авиационной литературе (к сожалению, только в таком округлённом виде).

На этот же день, 1 августа 1944 года, на всём Восточном фронте у немцев были следующие авиачасти одномоторных истребителей: три группы 52-й истребительной эскадры, три группы 51-й истребительной эскадры, три группы 54-й истребительной эскадры, одна группа 5-й истребительной эскадры. Всего десять истребительных групп (или по-нашему истребительных авиаполков).

Если вспомнить, что по полному штатному расписанию немецкая истребительная группа имела 40 самолётов-истребителей, то легко подсчитать численное соотношение сил. В реальности немецкие истребительные авиагруппы имели на тот момент численность немного меньше штатной, но если включить в общее число ещё и самолёты-истребители союзников Германии, то у противника на 1 августа 1944 года на Восточном фронте в сумме имелось 498 одномоторных самолётов-истребителей.  


Конечно, разве можно представить, что в таких "тяжёлых" условиях наше авиационное командование имело возможность кого-то из своих истребителей отрядить на "свободную охоту"?! Ведь у нас их – истребителей – так мало… Для сопровождения и прикрытия едва хватает...

Если всерьёз, то наша истребительная авиация, вместо того чтобы истреблять воздушного противника, почти всю войну была увлечена сопровождением и прикрытием. Или, по фразеологии приводимого Вами лётчика-истребителя Попкова, занималась "обеспечением воздушных операций тяжёлых бомбардировщиков, штурмовиков, разведчиков и десантных самолётов".

Истребляла бы – и надобность в "обеспечении воздушных операций" отпала бы. Ибо нет лучшего обеспечения своих тяжёлых бомбардировщиков, штурмовиков, разведчиков и десантных самолётов от посягательств со стороны воздушного противника, чем уничтожение вражеских истребителей.

А если бы наши ещё и сбивали у немцев столько же, сколько немцы у нас, то размолотили бы всю немецкую авиацию на Восточном фронте "в один присест". Та и "ахнуть" не успела бы…


Интересно, что Ваши "первоисточники", которые для Вас столь авторитетны, говорят о численном соотношении истребительной авиации на советско-германском фронте в ходе Великой Отечественной войны? Ну, не по месяцам, а хотя бы на какие-то выборочные даты или на начало крупных фронтовых операций... И совсем хорошо – если бы ещё и с перечнем номеров вражеских истребительных авиагрупп. Ведь просто выдавать "подвешенную в воздухе" цифирь для "первоисточников" было бы всё же уж очень несолидно…

Но, прямо скажем, военно-мемуарная литература ещё нигде и никогда не принималась за серьёзные "первоисточники".  
AU-717
30.04.2012 20:07
Майору

Если есть желание что-то узнать о положении дел в воздушной войне, начните с перечня немецких авиагрупп и советских авиаполков на советско-германском фронте. Хотя бы лишь в ключевые моменты войны… Хотя бы только истребительных… Именно истребители отвечали за господство в воздухе. Эта та "печка", от которой следует "танцевать".

Заодно посмотрите информацию, сколько с 1 сентября 1939 года по 9 мая 1945 года было произведено самолётов всех типов и назначений в Германии плюс Италии плюс Японии и сколько в США плюс Англии плюс СССР. Многие вопросы по результативности сразу отпадут.

Ибо в среднем за Вторую Мировую войну соотношение произведённых самолётов 1 : 4,5 в пользу антигитлеровской коалиции. Причём соотношение быстро росло к концу войны, так как Америка развернула массовое производство авиатехники. Да так развернула, что 6 июня 1944 года, в день высадки англо-американцев на Европейский материк, соотношение в небе Нормандии и в воздушном пространстве прилегающих территорий достигло 1 : 26 в пользу наших западных союзников.


Таким образом, во-первых, вероятность встретить самолёты противника у немецких лётчиков-истребителей была намного выше, чем у советских (или союзных). А без встречи и сбить нельзя. Даже если сильно захочешь… Отсюда – разница в счетах побед.

Во-вторых, если бы немцы сбивали не больше, чем советские (или союзные), то у них авиация быстро бы закончилась. Гораздо быстрее, чем у антигитлеровской коалиции. Немцы физически не могли размениваться "один к одному". Чтобы суметь продержаться четыре года (после того как Англия перестала сражаться в одиночку) им нужно было уничтожать у противника больше самолётов, чем за то же время терять своих. И главную роль в уничтожении играла именно немецкая истребительная авиация. А так как её количественный состав был в несколько раз меньше, чем у противника, а вражеских самолётов она должна была сбивать больше, то это могло достигаться лишь более высоким числом побед, приходящимся на каждый самолёт-истребитель, чем имело место у истребительной авиации противника. Иначе – противник устроил бы "блицкриг" самим немцам…

В-третьих, немцы из-за малочисленности своей истребительной авиации не могли, в отличие от противника, позволить себе роскошь на сопровождение, прикрытие или патрулирование. Максимум, чем они могли помочь своим ударным самолётам, так это кратковременная расчистка воздушного пространства от чужих истребителей в ограниченном районе непосредственно перед нанесением удара по наземным целям. Поэтому и была выбрана тактика истребления противника везде, где он попадается. Абсолютно правильная тактика, хотя и вынужденная. Повторяю, не от хорошей жизни. В конце концов, наименование "истребитель" говорит само за себя. А почему-то не "сопроводитель" и не "прикрыватель".

Так что объяснения об отвлечении наших истребителей от "свободной охоты" – обычное кривляние душой. Наших истребителей было настолько больше, чем немецких, что с избытком должно было хватить на всё.  Но…

В четвёртых, наши истребители летали довольно "лениво". Это хорошо видно, когда обращаешься к крупным операциям Великой Отечественной войны.

Например, за полгода боёв под Сталинградом каждый самолёт-истребитель из воевавших в этом районе советских истребительных авиаполков делал в среднем один боевой вылет в течение двух суток, а каждый немецкий за такое же время – в среднем два с половиной боевых вылета. За два месяца Курской битвы соотношение боевых вылетов на один самолёт-истребитель ещё больше в пользу немцев.

Да что там немцы… Румынская 7-я истребительная группа (Gr.7.Vt.), располагая в среднем ежедневно 25 исправными самолётами, в августе 1943 года сделала на Восточном фронте 1198 боевых вылетов, что соответствует примерно трём боевым вылетам каждого самолёта в течение двух суток.  И в таком темпе – целый месяц.  Подобную интенсивность в продолжение столь длительного времени не показывали даже самые элитные советские истребительные авиачасти.

Полагаю, нетрудно сообразить, что если истребитель совершает в единицу календарного времени больше боевых вылетов, то и вероятность встретить воздушного противника выше. А значит, чаще предоставляется шанс сбить его. В любом случае, пока сидишь на земле, в воздухе никого не встретишь, а если не встретишь, то уж точно – не собьёшь…

Отображены комментарии с 1 по 10 из 164 найденных.

Эксклюзив
06.12.2019
Валерий Мацевич
Будут ли страны Прибалтики проситься обратно в российскую «оккупацию»?
Фоторепортаж
28.11.2019
Подготовила Мария Максимова
В Государственном историческом музее открылась выставка, посвященная графу А.А. Аракчееву.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».