Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
19 октября 2019

КНР: путь в ООН

Как страны соцлагеря вели Китайскую Народную Республику к международному признанию
Игорь Плянко
30.09.2019
КНР: путь в ООН

70-летие со дня своего провозглашения КНР встречает в статусе великой державы, занимающей лидирующие позиции в мире по золотовалютным резервам, темпам промышленного роста и промышленного экспорта, по платежно-покупательной способности национальной валюты, по объемам привлечения и экспорта инвестиций. Достаточно сказать, что в общемировом ВВП доля КНР превышает 15%. А ведь в первые десятилетия провозглашения 1 октября 1949 г. КНР она подверглась почти коллективной экономической и военно-политической обструкции со стороны США и их союзников, признававших эвакуированное осенью 1949-го на остров Тайвань китайское гоминьдановское правительство единственно законным представителем Китая.

Причем вплоть до октября 1971-го Тайвань представлял Китай в ООН. А интересы КНР в ООН в 1956-1970-м гг. официально представляла «сталинско-пропекинская» в тот период Албания.

Польша, СССР и Албания, прямо и косвенно, способствовали вступлению КНР в ООН и нормализации китайско-американских отношений. Даже в период весьма длительной советско-китайской (и советско-албанской) конфронтации 60-х-середины 80-х.

Первую руку помощи КНР протянул СССР, признав новое социалистическое государство уже 2 октября 1949 г., а в феврале 1950 г. в Москве был подписан советско-китайский договор о дружбе и взаимопомощи сроком на 30 лет. Причем даже в период острой военно-политической конфронтации между СССР и КНР стороны не прерывали действия этого договора, опасаясь перейти конфронтационную грань, за которой неизбежно следовала война между этими крупнейшими державами, обладающими атомным оружием.

Причем и в конфронтационный период СССР и другие соцстраны неизменно настаивали на приёме КНР в ООН, бойкотируя тайваньскую делегацию.

В июне 1950-го, когда была спровоцирована война в Корее, и КНР, под давлением США, была объявлена в ООН «агрессором», СССР после этого целый год придерживался бойкота организации. В том числе и потому, что почти все страны Запада отказывались допустить КНР в ООН взамен тайваньской делегации.

Но известные геополитические факторы того периода вернули СССР в эту структуру летом 1951-го, чтобы инициировать, вместе с Индией, переговоры о перемирии в Корее и заключении этого перемирия (1951-53 гг.), что существенно ослабило военно-политическую напряженность в столь обширном регионе. Официальными же подписантами того перемирия (27 июля 1953 г.) были, в том числе КНР и США. Именно с тех пор стартовал процесс диалога, а с конца 50-х началась и постепенная нормализация взаимоотношений Вашингтона и Пекина.

Естественно, что по мере развития этих процессов увеличивалось число стран, голосовавших в ООН за вступление КНР. Если в 1957-м за это голосовали 25 стран, то уже к середине 60-х – около 40 стран. Причем инициаторами этих голосований в ООН были социалистические страны и, прежде всего, СССР.

Характерно, что США не стали применять право вето при принятии ООНовских резолюций по голосованию насчет вступления КНР в организацию. Такая позиция Вашингтона, как отмечал впоследствии вице-президент США (в 1969-73 гг.) Спиро Агню, была прямым сигналом Пекину о готовности Америки к переговорам с КНР по всем вопросам. А первым сигналом к диалогу и взаимопризнанию, по мнению С. Агню, стало полуофициальное признание Вашингтоном КНР в статусе государственной стороны в рамках подписания перемирия в Корее.

Те сигналы были приняты: премьер КНР (в 1949-75 гг.) Чжоу Эньлай заявил на конференции 29 развивающихся стран в Бандунге (Индонезия) в апреле 1955 г., что «КНР не питает враждебности к США, считая вполне возможным и чрезвычайно важным для всего мира диалог между КНР и США». По ряду данных, тогда же состоялась в Индонезии неофициальная встреча Чжоу Эньлая с представителями тамошнего посольства США, в ходе которой стороны договорились наладить регулярные двусторонние отношения.

Между тем первое международное соглашение по бывшему французскому Индокитаю (1954 г.) было подписано в Женеве с участием США и КНР. Потому неудивительно, что первые американо-китайские переговоры проходили в Индонезии и Швейцарии. А с 1958-го по 1970-й гг. они проводились уже в Варшаве. Почему?

Дело в том, что Польша была в составе существовавшей в 1953-91 гг. ООНовской Комиссии стран-наблюдателей (наряду с Чехословакией, Швецией и Швейцарией) за выполнением соглашения о перемирии в Корее.

Вдобавок именно Польша уже во второй половине 50-х лидировала среди соцстран по объемам торговли с США и темпам ее роста; первые же кредиты этим странам американцы начали предоставлять, опять-таки начав  с Польши в конце 1957 г.

С учетом этих факторов и не без поддержки со стороны СССР польские власти предложили Вашингтону и Пекину продолжить переговоры в Варшаве. С этим согласились обе стороны. Как отмечает известный польский политолог-китаевед Ст. Павляк в своей книге «Политика США по отношению к Китаю», (М., 1976), согласие США с переговорами именно в Варшаве показывало, что Вашингтон, считая Польшу «окном» в другие соцстраны, официально признАет в обозримой перспективе социалистический Китай. И кроме того, не хочет «нервировать» восточноазиатских союзников США проведением этих переговоров где-либо в Азии.  

Что касается самих этих раундов, то уже в 1959 г. инициатива на варшавских переговорах переходит к США. С этого времени американские представители неизменно пытались использовать встречи для обсуждения мер по улучшению двусторонних отношений, полагая, что в условиях проявившихся в тот период противоречий КНР с СССР китайское руководство станет уступчивее. Инициативность США Пекин умело использовал в своих интересах, добиваясь от Вашингтона постепенного ослабления политико-экономической блокады КНР в ходе переговоров.

О растущей заинтересованности именно США в постепенной нормализации отношений с КНР говорит уже следующий факт: когда весной 1962 г. режим на Тайване попытался организовать вторжение в КНР, делегация США на варшавских переговорах заверила 23 июня 1962 г., что Вашингтон не поддержит попытки гоминьдановских войск вторгнуться на континент.

Кроме того, китайская сторона предлагала развивать экономические взаимосвязи независимо от статуса отношений КНР с США, что тоже отвечало американским интересам.

И взаимная торговля с начала 60-х стала расти реэкспортом через Таиланд, Филиппины, Индонезию, Сингапур, Камбоджу, южнокитайские районы Великобритании (Гонконг) и Португалии (Макао). Тогда же начался реэкспорт производственных инвестиций из США в КНР.

А влиятельная «Нью-Йорк таймс» уже 22 декабря 1964 г. впервые обозначила непротайваньскую позицию США по КНР в ООновском контексте: «...Место ма­терикового Китая в Совете Безопасности и Генеральной Ас­самблее должна занимать правящая группа, которая в дей­ствительности правит материковым Китаем». Характерно, что это было высказано на фоне быстрого ухудшения советско-китайских отношений и успешного проведения в КНР в тот период испытаний атомной и водородной бомб.

Между тем Польша официально поддерживала позицию СССР во всё более острых разногласиях с КНР, хотя и без просоветских пропагандистских действий против Пекина. Но ни СССР, ни КНР не «вывели» из Варшавы китайско-американские переговоры. Тем самым советский блок и КНР давали понять друг другу, что оставляют открытой дверь для нормализации их взаимоотношений. Что подтверждалось продолжающимися инициативами Москвы и других соцстран по голосованию в ООН насчет приёма в эту структуру КНР.

Переговоры в Варшаве продолжались и в годы небезызвестной «культурной революции» в КНР (1966-1969), когда антиамериканская и антисоветская пропаганда Пекина достигла апогея. Но американские эксперты обоснованно считали эти действия второстепенным «мерилом» намерений КНР в отношении США. А на фоне роста числа стран-членов ООН, голосовавших за членство КНР в ООН, в Пекине понимали, что в таких условиях США тем более заинтересованы в китайско-американской нормализации. Потому не стеснялись в обличительных эпитетах в адрес Америки.

Тем временем в июле 1966 г. американский представитель в ООН А. Гольдберг заявил СМИ, что «тактическая линия США во вьетнамском конфлик­те преследует одновременно две цели: восстановление друже­ственных отношений с великим китайским народом и урегулирование конфликта в рамках поисков соглашений с национально-освобо­дительными силами». В рамках такой концепции, по данным корреспондента «Вашингтон пост» в Гонконге Э. Карноу (8 мая 1967 г.), «варшавские переговоры периодически приводят к важным соглашениям. Несмотря на антиамери­канскую кампанию в Пекине, Китай по­степенно приблизится к тому дню, когда станет возможной нормализация отношений с США».

К началу второго полугодия 1970-го переговоры в Варшаве – всего 143 раунда (1958-1970-й гг.) – были завершены, ибо обе стороны стали переходить на контакты всё более официального уровня – прежде всего, контакты тогдашнего госсекретаря США Г. Киссинджера с высшим руководством КНР, стартовавшие с весны 1971 г.

Варшавские переговоры создали, без преувеличения, фундамент для ускорившейся с конца 60-х китайско-американской нормализации отношений и для последующего вступления КНР в ООН.

Как отмечает тайваньский политолог Люн Вэй, «переговоры в Варшаве, обусловленные филигранной политикой, вроде бы просоветской Польши в отношении КНР и США, сыграли весомую роль в развитии китайско-американских отношений на официальном уровне. А СССР не мешал этим переговорам в расчете на неизбежную нормализацию и советско-китайских отношений».

Наконец, 26 октября 1971 года была принята Резолюция Генассамблеи ООН 2758 (XXVI) «Восстановление законных прав Китайской Народной Республики в Организации Объединённых Наций». За членство КНР в ООН проголосовали 76 стран-членов, включая СССР и все соцстраны. Против были 35 стран во главе с США. Но опять же без американского вето. Соответственно, Тайвань тогда же был удалён из ООН.

Китайская сторона выразила благодарность СССР и другим соцстранам за поддержку восстановления законного представительства КНР в ООН. Но официальных заявлений на сей счет не было, так как они (кроме Албании, Румынии, Северной Кореи и Северного Вьетнама) и КНР были длительный период по разные стороны идеологических баррикад...


Специально для «Столетия»


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Валерьянов Т.
01.10.2019 10:46
Результаты ПРОДУМАННОЙ китайской политики известны. Очень правильно всё показано. Поучиться бы. Но поучиться, хотя бы на собств. ошибках, способны немногие страны и народы...
Игорь
01.10.2019 2:38
Китай очень умело использовал все возможности для международного признания и высокого экономического роста. Весьма познавательно.

Эксклюзив
15.10.2019
Матвей Славко
На кончину легендарного космонавта Алексея Леонова.
Фоторепортаж
16.10.2019
Подготовила Мария Максимова
По всей стране проходит фестиваль «Наука 0 +».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».