Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 сентября 2019
«Каждое утро мы с мамой прощались…»

«Каждое утро мы с мамой прощались…»

Из воспоминаний детей, переживших ленинградскую блокаду
Людмила Овчинникова
27.09.2011
«Каждое утро мы с мамой прощались…»

Во всемирной истории известны многие осады городов и крепостей, где укрывались и мирные жители. Но чтобы в дни страшной блокады, продолжавшейся 900 дней, работали школы, в которых учились тысячи детей – такого история еще не знала.

В разные годы я записывала воспоминания школьников, переживших блокаду. Некоторых из тех, кто поделился ими со мной, уже нет в живых. Но остались живыми их голоса. Тех, для которых страдания и мужество стали будничными в осажденном городе.

Первые бомбежки обрушились на Ленинград 70 лет назад, в начале сентября 1941 года, когда дети только пошли в школы. «В нашей школе, помещавшейся в старинном здании, были большие подвальные помещения, - рассказывала мне Валентина Ивановна Полякова, будущий врач. - Педагоги оборудовали в них классы. Повесили на стены школьные доски. Как только по радио раздавались сигналы воздушной тревоги, бежали в подвалы. Поскольку света не было, прибегали к стародавнему способу, о котором знали только по книгам – жгли лучины. С лучиной встречал нас учитель у входа в подвал. Мы рассаживались по своим местам. У дежурного по классу были теперь такие обязанности: он заранее заготавливал лучины и стоял с зажженной палочкой, освещая школьную доску, на которой учитель писал задачи и стихи. В полутьме писать ученикам было трудно, поэтому уроки заучивали наизусть, часто под грохот взрывов». Это типичная картинка для блокадного Ленинграда.

Во время бомбежек подростки и дети вместе с бойцами МПВО поднимались на крыши домов и школ, чтобы спасти их от зажигательных бомб, которые немецкие самолеты снопами сбрасывали на ленинградские здания. «Когда я впервые поднялся на крышу своего дома во время бомбежки, то увидел зрелище грозное и незабываемое, - вспоминал Юрий Васильевич Маретин, ученый-востоковед. – По небу ходили лучи прожекторов.

Казалось, что все улицы вокруг сдвинулись с места, и дома качаются из стороны в сторону. Хлопки зениток. Осколки барабанят по крышам. Каждый из ребят старался не показывать виду, как ему страшно.

Мы наблюдали – не упадет ли на крышу «зажигалка», чтобы быстро потушить ее, сунув в ящик с песком. У нас в доме жили подростки – братья Ершовы, которые спасли наш дом от многих зажигательных бомб. Потом оба брата умерли от голода в 1942 году».

«Чтобы справиться с немецкими «зажигалками», мы обрели особую сноровку, - вспоминал ученый-химик Юрий Иванович Колосов. – Прежде всего, надо было научиться быстро двигаться по покатой, скользкой крыше. Зажигательная бомба воспламенялась мгновенно. Нельзя было упустить ни секунды. Мы держали в руках длинные щипцы. Когда зажигательная бомба падала на крышу, она шипела и вспыхивала, разлетались вокруг термитные брызги. Надо было не растеряться и сбросить «зажигалку» вниз, на землю». Вот строки из журнала штаба МПВО Куйбышевского района Ленинграда:

«16 сентября 1941 г. 206-я школа: 3 зажигательные бомбы сброшены во двор школы. Потушены силами учителей и учеников.

13 октября. 206-я школа: потушено 17 «зажигалок». Угроза пожара ликвидирована».

Фронтовая полоса железной дугой опоясала город. С каждым днем блокада становилась беспощадней. В городе не хватало самого главного – продовольствия. Постоянно снижались нормы выдачи хлеба.

С 20-го ноября 1941 года начались самые трагические дни. Были установлены критические для жизнеобеспечения нормы: рабочим в сутки стали выдавать 250 граммов хлеба, служащим, иждивенцам и детям – 125 грамм. И даже эти кусочки хлеба были неполноценными. Рецепт ленинградского хлеба тех дней: мука ржаная, дефектная – 50%, жмых – 10%, соевая мука – 5%, отруби – 5%, солод – 10%, целлюлоза – 15%. В Ленинграде наступил голод. Варили и употребляли в пищу ремни, куски кожи, клей, несли домой землю, в которой осели частицы муки из разбомбленных немцами продовольственных складов. В ноябре ударили морозы. В дома не подавали тепло. В квартирах на стенах выступал иней, обледенели потолки. Не было воды, электричества. В те дни закрылись почти все ленинградские школы. Начался блокадный ад.

А.В. Молчанов, инженер: «Когда вспоминаешь зиму 1941-42-х годов, то кажется, что не было дня, дневного света. А продолжалась только бесконечная, холодная ночь. Мне было десять лет. Я ходил за водой с чайником. Была такая слабость, что пока донесу воду, несколько раз отдыхаю. Раньше, поднимаясь по лестнице в доме, бежал, перепрыгивая через ступеньки. А теперь, поднимаясь по лестнице, часто садился и отдыхал. Было очень скользко, ступеньки обледенели. Больше всего боялся – вдруг не смогу донести чайник с водой, упаду, расплескаю.

Мы были настолько истощены, что не знали, уходя за хлебом или за водой – хватит ли сил вернуться домой. Мой школьный приятель пошел за хлебом, упал и замерз, его занесло снегом.

Сестра стала его искать, но не нашла. Никто не знал, что с ним случилось. Весной, когда растаял снег, мальчика нашли. В его сумке лежал хлеб и хлебные карточки».

«Я всю зиму не раздевался, - говорил мне Л.Л. Пак, экономист. – Спали в одежде. Конечно, не мылись – не хватало воды и тепла. Но вот однажды я снял одежду и увидел свои ноги. Они были как две спички – так я похудел. Я подумал тогда с удивлением – как же на этих спичках держится мое тело? Вдруг они обломятся, не выдержат».

«Зимой 1941 года ко мне пришел мой школьный товарищ Вова Ефремов, - вспоминала Ольга Николаевна Тюлева, журналист. – Я его с трудом узнала – так он похудел. Он был как маленький старичок. Ему было 10 лет. Опустившись на стул, он сказал: «Леля! Очень есть хочется! Нет ли у тебя… чего-нибудь почитать». Я дала ему какую-то книгу. Через несколько дней узнала, что Вова умер».

Они испытали муки блокадного голода, когда каждая клеточка истощенного тела ощущала слабость. Они привыкли к опасности и смерти. Умершие от голода лежали в соседних квартирах, подъездах, на улицах. Их уносили и складывали в грузовики бойцы МПВО.

Даже редкие радостные события были с тенью блокады.

«Неожиданно мне вручили билет на Новогоднюю елку. Это был в январе 1942 года, - рассказывал Л.Л. Пак. – Мы жили тогда на Невском проспекте. Идти мне было недалеко. Но дорога казалась бесконечной. Так я ослаб. Наш прекрасный Невский проспект был завален сугробами, среди которых были протоптаны тропинки.

Наконец, я добрался в театр имени Пушкина, где поставили праздничную елку. В фойе театра увидел много настольных игр. До войны мы бы бросились к этим играм. А теперь дети не обращали на них внимания. Стояли около стен – тихие, молчаливые.

В билете было указано, что нас накормят обедом. Теперь все наши мысли вертелись вокруг этого предстоящего обеда: что нам дадут поесть? Начался спектакль Театра оперетты «Свадьба в Малиновке». В театре было очень холодно. Помещение не отапливалось. Мы сидели в пальто и шапках. А артисты выступали в обычных театральных костюмах. Как они только выдерживали такой холод. Умом я понимал, что на сцене говорят что-то смешное. Но смеяться не мог. Видел и рядом – только печаль в глазах детей. После спектакля нас повели в ресторан «Метрополь». На красивых тарелках нам подали по небольшой порции каши и маленькую котлетку, которую я просто проглотил. Когда я подошел к своему дому, то увидел воронку, вошел в комнату – никого нет. Окна выбиты. Пока я был на елке, перед домом взорвался снаряд. Все жители коммунальной квартиры перешли в одну комнату, окна которой выходили во двор. Некоторое время так и жили. Потом забили окна фанерой, досками и вернулись в свою комнату».

Что поражает в воспоминаниях блокадников, переживших лихолетье в юном возрасте – непостижимая тяга к книгам, несмотря на жестокие испытания. За чтением проводили долгие блокадные дни.

Об этом рассказывал Юрий Васильевич Маретин: «Сам себе я напоминал кочан капусты – столько на мне было одежек. Мне было десять лет. С утра я садился за большой письменный стол и при свете самодельной коптилки читал книгу за книгой. Мама, как могла, создавала мне условия для чтения. У нас в доме было много книг. Я помнил, как отец говорил мне: «Будешь читать книги, сынок, весь мир узнаешь». Книги в ту первую блокадную зиму заменили мне школу. Что я читал? Произведения И.С. Тургенева, А.И. Куприна, К.М. Станюковича. Для меня как-то потерялся счет дням и неделям. Когда приоткрывали плотные шторы, то за окном не было видно ничего живого: обледеневшие крыши и стены домов, снег, хмурое небо. А страницы книг открывали мне яркий мир».

22-го ноября 1941 года по льду Ладожского озера пошли сначала санные обозы, а потом и грузовики с продовольствием для блокадников. Это была магистраль, связывающая Ленинград с Большой землей. Легендарная «Дорога жизни», как ее стали называть. Немцы с самолетов бомбили ее, обстреливали из дальнобойных орудий, высаживали десанты. На ледовой трассе от обстрелов появлялись воронки, попав в которые ночью, машина уходила под воду. Но следующие грузовики, объезжая ловушки, продолжали идти к блокадному городу. Только в первую блокадную зиму в Ленинград по льду Ладоги перевезли более 360 тысяч тонн грузов. Были спасены тысячи жизней. Постепенно увеличились нормы выдачи хлеба. В наступившую весну во дворах, скверах, парках города появились огороды.

1-го сентября 1942 года в осажденном городе открылись школы. В каждом классе не досчитались погибших от голода и обстрелов детей. «Когда мы снова пришли в школу, - рассказывала Ольга Николаевна Тюлева, - то разговоры у нас были блокадные. Мы говорили о том, где какая съедобная трава растет. Какая крупа сытнее. Дети были тихие. Не бегали на переменах, не шалили. У нас не было сил.

В первый раз, когда двое мальчиков подрались на перемене, то учителя не отругали их, а обрадовались: «Значит, оживают, наши ребятишки».

Дорога в школу была опасной. Немцы обстреливали улицы города.

«Недалеко от нашей школы были заводы, по которым стреляли немецкие орудия, - рассказывал Свет Борисович Тихвинский, доктор медицинских наук. - Бывали дни, когда мы улицу к школе переползали по-пластунски. Мы знали, как надо улучить момент между взрывами, пробежать от одного угла до другого, спрятаться в подворотне. Ходить было опасно». «Каждое утро мы с мамой прощались, - говорила мне Ольга Николаевна Тюлева. - Мама шла на работу, я - в школу. Не знали, увидимся ли, останемся ли живы». Помнится, я спросила Ольгу Николаевну: «А надо ли было ходить в школу, если дорога была такой опасной?» «Понимаете, мы уже знали, что смерть может настигнуть тебя в любом месте – в собственной комнате, в очереди за хлебом, во дворе, - ответила она. – С этой мыслью и жили. Конечно, нас никто не мог бы заставить ходить в школу. Мы просто хотели учиться».

Многие из моих рассказчиков вспоминали о том, как в дни блокады к человеку постепенно подкрадывалось безразличие к жизни. Изнуренные лишениями, люди теряли интерес ко всему на свете и к себе самим. Но в этих жестоких испытаниях даже юные блокадники верили: чтобы выжить, нельзя поддаваться апатии. Они вспоминали о своих учителях. В дни блокады в холодных классах педагоги давали уроки, которых не было в расписании. Это были уроки мужества. Они ободряли детей, помогали им, учили их выживать в условиях, когда, казалось, выжить было невозможно. Учителя показывали пример бескорыстия и самоотверженности.

«У нас была преподаватель математики Н.И. Княжева, - рассказывала О.Н. Тюлева. – Она возглавляла столовскую комиссию, которая следила за расходованием продуктов на кухне. Так вот педагог однажды упала в голодный обморок, наблюдая, как детям распределяют питание. Этот случай навсегда остался в памяти детей». «Район, где находилась наша школа, обстреливался очень часто, - вспоминал А.В. Молчанов. – Когда начинался обстрел, учительница Р.С. Зусмановская говорила: «Дети, спокойно!» Надо было уловить момент между взрывами, чтобы добежать до бомбоубежища. Там продолжались уроки. Однажды, когда мы были в классе, раздался взрыв, окна вылетели. В тот момент мы даже не заметили, что Р.С. Зусмановская молча зажала руку. Потом увидели – ее рука в крови. Учительницу ранило осколками стекла».

Случались события невероятные. Это произошло 6-го января 1943 года на стадионе «Динамо». Проходили соревнования по конькобежному спорту.

Когда на беговую дорожку вылетел Свет Тихвинский, посредине стадиона разорвался снаряд. Все, кто были на трибунах, замерли не только от близкой опасности, но и от необычного зрелища. Но тот не сошел с круга и невозмутимо продолжал свой бег к финишу.

Об этом поведали мне очевидцы.

Блокада – это трагедия, в которой, - на войне как на войне, -проявлялись подвиг и трусость, самоотверженность и корысть, сила человеческого духа и малодушие. Иначе и не могло быть, когда в повседневную борьбу за жизнь вовлечены сотни тысяч людей. Тем более поразительно, что в рассказах моих собеседников возникала тема культа знаний, которому они были привержены, несмотря на жестокие обстоятельства блокадных дней.

В.И. Полякова вспоминала: «Весной все, кто мог держать в руках лопату, вышли скалывать лед, убирать улицы. Я тоже вышла вместе со всеми. Во время уборки увидела на стене одного учебного заведения начертанную таблицу Менделеева. Во время уборки я стала ее заучивать. Сгребаю мусор, а сама повторяю таблицу про себя. Чтоб время зря не пропадало. Я училась в 9-м классе и хотела поступить в медицинский институт».

«Когда мы снова вернулись в школу, я обратил внимание на то, что на переменах часто слышалось: «А что ты читал?» Книга занимала в нашей жизни важное место, - рассказывал Ю.В. Маретин. - Мы обменивались книгами, по-детски хвастались друг перед другом – кто больше знает стихов. Как-то я увидел в магазине брошюру: «Памятка для бойцов МПВО», которые и пожары тушили, и умерших хоронили. Я подумал тогда: минует военное время, и эта памятка станет исторической ценностью. Постепенно я стал собирать книги и брошюры, изданные в Ленинграде в дни блокады. Это были и произведения классиков, и, скажем, блокадные рецепты – как употребить в пищу хвою, какие почки деревьев, травы, коренья – съедобные. Эти издания я искал не только в магазинах, но и на толкучках. У меня собралась солидная коллекция таких, ставших редкостью книг и брошюр. Спустя годы, я показывал их на выставках в Ленинграде и в Москве».

«Я часто вспоминаю своих учителей, - говорил С.Б. Тихвинский. – Через годы осознаешь – как много нам дала школа. Педагоги приглашали к нам известных ученых, которые выступали с докладами. В старших классах занимались не только по школьным, но и по вузовским учебникам. Мы выпускали рукописные литературные журналы, в которых дети помещали свои стихи, рассказы, скетчи, пародии. Проводились конкурсы рисунков. В школе было всегда интересно. Так что никакие обстрелы нас остановить не могли. Мы проводили в школе все свои дни».

Они были тружениками – юные ленинградцы. «Оказалось, что в нашем доме в живых осталось всего трое старших детей, - говорил мне Ю.В. Маретин. - Нам было от 11 до 14 лет. Остальные умерли или были меньше нас. Мы сами решили организовать свою бригаду, чтобы помочь восстанавливать свой дом. Конечно, это было уже, когда нормы хлеба прибавили, и мы немного окрепли. Крыша нашего дома была пробита в нескольких местах. Стали заделывать пробоины кусками толя. Помогали в ремонте водопровода. Дом стоял без воды. Вместе со взрослыми чинили, утепляли трубы. Наша бригада работала с марта по сентябрь. Хотелось делать все, что в наших силах, чтобы помочь своему городу». «У нас был подшефный госпиталь, - рассказывала О.Н. Тюлева. – В выходные дни мы ходили к раненым. Писали под их диктовку письма, читали книги, помогали нянечкам чинить белье. Выступали в палатах с концертами. Мы видели – раненые были рады нашему приходу. .Тогда мы удивлялись – почему они плачут, слушая наше пение».

Немецкая пропаганда внедряла в головы своих солдат бредовые расовые теории.

Люди, населявшие нашу страну, объявлялись неполноценными, недочеловеками, не способными к творчеству, которым не нужна грамота. Их удел, мол, быть рабами немецких господ.

Добираясь в свои школы под обстрелами, ослабленные голодом, дети и их педагоги бросали вызов врагу. Борьба с оккупантами шла не только в окопах, опоясавших Ленинград, но и на высшем, духовном уровне. В блокадных школах проходила такая же незримая полоса сопротивления.

Потому неудивительно, что тысячи педагогов и школьников, работавших в госпиталях, в ремонтных бригадах, спасавших дома от пожаров, были награждены военной наградой – медалью «За оборону Ленинграда».

 

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 16 найденных.
Жанна
04.01.2016 16:11
Я не понимаю: все сведения приведённые АУ-717, отменяют героизм этих мальчиков и девочек, переживших блокаду? Не сдавшихся, выстоявших наперекор всем врагам - и внешним, и внутренним?
AU-717
22.10.2011 19:07
Как и водится, в нашей стране, благодаря многодесятилетней пропаганде, все понятия смещены.

Да не собирался Гитлер брать Ленинград по двум перекрывающим все прочие соображения причинам.

Во-первых. Как я уже говорил, он берёг своих солдат для продолжения войны в Европе и Северной Африке – Великобритания ещё не сдалась. А в уличных боях из-за их специфики немецкое превосходство в огневой мощи (особенно с воздуха), в тактике и координации действий на поле боя сильно нивелировалось. Что через год показали сталинградские события. (Хотя как раз Сталинград был не очень-то нужен со всех точек зрения.) Гитлер не учёл конкретной ситуации, сложившейся в Ленинграде и не имевшей ничего общего с московской 1941 года и сталинградской 1942 года. Тем более, что до этого немецкие войска в своём наступлении все крупные советские города обходили, а гарнизоны этих городов, если таковые там имелись, оказавшись в окружении, разбегались сами по себе. И города целёхонькими и без боя попадали в руки немецких оккупационных властей.

Во-вторых. В сентябре-октябре 1941 года Гитлер всё ещё пребывал в иллюзии, что война с Советским Союзом вот-вот закончится капитуляцией последнего и тем самым судьба Ленинграда решится. Зачем же напрягаться. А устраивать производство на устаревших ленинградских заводах он не собирался. Россия виделась немцам в качестве сырьевого придатка. А какое сырьё в Ленинграде?

В ноябре 1941 года Гитлеру уже было не до Ленинграда – осложнилась (из-за Великобритании) обстановка на Средиземноморье. Настолько осложнилась, что Гитлер вынужден был срочно перебросить больше половины немецкой авиации из-под Москвы на Средиземное море. Именно это обстоятельство во многом подвигло советское командование на осуществление контрнаступления под Москвой в декабре месяце, в результате которого немцы потеряли много техники и вооружения, хотя "живую силу" им в основном удалось вовремя отвести на запасные тыловые позиции.

У наших людей до сих пор не укладывается в голове, что война на Востоке носила ничуть не менее странный характер, чем на Западе.

Например, захват немцами Шатурской ГРЭС в середине ноября 1941 года. В советских и российских, книгах, посвященных "битве под Москвой", о немцах под Шатурой даже не упоминается, хотя однажды, лет десять назад, по какому-то телеканалу (по какому – точно не помню) мимоходом сказали о том, что Шатурская ГРЭС какое-то время находилась в руках врага. Есть сообщение об этом и в книге А.Г.Купцова "Артиллерия", издательство "Крафт плюс", Москва, 2003 год. Что интересно, немцы как без боя заняли эту крупную электростанцию (мощностью 180 мегаватт – для сравнения, ДнепроГЭС имел мощность 430 мегаватт), так без боя и отступили, не только ничего не разрушив, но и в течение трёх недель оккупации ни на мгновение не отключая её от потребителей в Москве. А главными потребителями были московские военные заводы. И работники электростанции исправно, как ни в чём не бывало, ходили на работу, не представляя себе, на что идёт вырабатываемая электроэнергия. А какая разница, на кого работать? Условия те же… А у пролетариев, как говорил Карл Маркс, нет и не может быть никакого отечества.

Если я не ошибаюсь, этот эпизод войны у нас до сих пор под большим-большим секретом.

Я могу навскидку привести ещё с десяток подобных загадочных эпизодов только по "битве за Москву". Например, запрет немецким артиллеристам стрелять по Москве из орудий, установленных на Красной Поляне (откуда немцы, по преданию, рассматривали в бинокли Кремль) и немецким лётчикам бомбить электростанции в Подмосковье. И даже Московско-Рязанскую железную дорогу нельзя было бомбить. И по ней советское командование спокойненько, средь бела дня перевозило войска и боевую технику с Дальнего Востока для грядущего контрнаступления под Москвой.

А какова вообще была динамика истинных географических перемещений фронта у Москвы по датам? День за днём? И об этом нигде ничего не найдёшь. Так же, как трудно разобраться в территориальных хитросплетениях хождений войск обеих воюющих сторон вокруг Ленинграда. У нас специально всё запутывают, чтоб уж окончательно не разобрались. И реальные события частенько подменяют фантазийными вымыслами "с героическим уклоном".

А как сомневающиеся и абстрактно рассуждающие авторы представляют себе, сколько конкретно артиллерийских орудий и какого калибра и сколько снарядов к ним нужно, чтобы разрушить если не весь Ленинград, то хотя бы его промышленные предприятия? Или будем сами себе рассказывать сказки, что перемещать в пространстве пушки трудно, а снаряды и вовсе невозможно? И как только немцы вообще решились повоевать и даже умудрились добраться до Ленинграда и Москвы. А как тогда наши воевали? Ведь по способности сосредотачиваться-рассредотачиваться и перебрасывать массы войск с одного направления на другое немцы до конца войны наших однозначно превосходили.

Что касается западных поставок в СССР по ленд-лизу техники, оборудования, топлива и сырья, то максимального размаха они достигли во второй половине 1944 года. Многие отечественные спекулянты от истории распространяют вздорные слухи о том, что в это время Советский Союз уже не нуждался в материальной помощи. На деле – всё как раз наоборот. Нужда обострилась до предела.

Это как при беге на длинные дистанции. Сначала есть накопленный запас сил. Потом организм начинает вырабатывать энергию в форсированном режиме, но на последней трети-четверти дистанции он потихоньку начинает "сдыхать". (Я бегал когда-то на 5-10 км, поэтому немного знаком с ощущениями.) Точно так же работает экономика любой воюющей страны.

Ленд-лиз по инерции продолжился аж до конца 1945 года, а в следующем, 1946 году, на страну-"великую победительницу" обрушился голод. Ведь до того четверть всего продовольствия она получала из-за границы. И то было голодно. Даже в лётных училищах.

Но на пути ленд-лиза, лелеемого президентом Рузвельтом, стояли намного более сложные препятствия, чем те, что были связаны непосредственно с наступательными действиями немецких войск в 1941 году.

Первое препятствие – поддерживаемая некоторыми конгрессменами и сенаторами американское население, не желавшее ни под каким видом, даже косвенно, участвовать в европейской войне. Помогать Англии – куда ни шло, но Советскому Союзу – увольте!..

Второе препятствие – знаменитая энциклика Папы Пия Одиннадцатого "Divini Redemptoris", объявлявшая большевистский режим порождением дьявола (опубликована в 1937 году почти одновременно с энцикликой "Mit brennender Sorge", в которой аналогичная же оценка давалась нацистскому режиму во главе с Гитлером в Германии). Идти наперекор американским католикам и помогать советским "слугам дьявола" – поступок для президента США немыслимый.

Правда, было ещё третье, но относительно небольшое препятствие – американские частные инвесторы, вложившие свои капиталы в экономику СССР в период тамошней Второй пятилетки, взявшие на себя проектное, научно-техническое и высококвалифицированное кадровое обеспечение (советские "бойцы индустриального фронта" умели только котлованы выкапывать и бетон укладывать – не более того) и в конце концов облапошенные советским правительством.

Советско-американские предприятия (среди них ДнепроГЭС, Горьковский автомобильный завод, Сталинградский тракторный завод) были в нарушение обоюдных договорённостей окончательно национализированы (а фактически конфискованы) "под занавес" Второй пятилетки. Американские обманутые вкладчики требовали от Рузвельта компенсаций (и он спешно, хотя лишь частично, покрыл их издержки) и предупреждали, что придёт время и Советы "кинут" Америку и с соглашениями по ленд-лизу (что впоследствии и произошло в действительности). Многие из инвесторов, имевших печальный опыт сотрудничества с Советским Союзом, отказались выпускать продукцию для него, даже невзирая на ощутимую потерю прибыли от правительственных военных заказов.

Как и за год до этого, когда в Америке бурно дискутировался вопрос о ленд-лизе для Англии, против рузвельтовской программы помощи СССР яростно выступили так называемые "общественные комитеты". Раздавались обвинения в "диктатуре", в "подрыве американской обороны", в "вовлечении Америки в войну", в намерении "загубить не менее четверти всех американских парней". Критика шла не от "верхов" американского общества, а "снизу". С выходом протестующих демонстрантов на улицы американских городов.

На первый взгляд сложилась парадоксальная ситуация. Американский крупный капитал был за ленд-лиз для Советского Союза, а американская рабочая масса во главе с профсоюзами (по ленинской терминологии, "братья по классу" во главе со "школами коммунизма") – против. Что в корне противоречило "учению" Ленина-Сталина о пролетарской солидарности. Но никакого противоречия не было, были лживые коммунистические "учителя". (Вскоре Сталин покажет своё антипролетарское нутро со всей очевидностью, когда призовёт своих капиталистических союзников решительно применить полицейскую силу против бастующих докеров Галифакса, саботировавших погрузку судов для СССР.)

Ещё один расхожий миф – на Гитлера работала вся Европа. Очень удобненький миф, всё будто бы объясняющий. И задумываться не надо.

Об этом весьма образно написал А.Г.Купцов в книге "Артиллерия", издательство "Крафт плюс", Москва, 2003 год (цитирую):

"Попробуйте найти хоть один протокол Нюрнберга, где бы перечислялись конкретные заводы Дании, Бельгии, Норвегии или дружественных стран вроде Испании и Португалии и уж тем более союзников Германии вроде Болгарии, Румынии, Венгрии, где изготавливали бы какой-то вид оружия для Германии или делали запчасти для него. Хорошо, не протокол Нюрнберга, а какой-то российский источник? Ну, хоть писанину в области художественной литературы. Нет?.." (конец цитирования).

Должен сказать, что немецкий авиаконструктор Э.Хейнкель сотрудничал с каким-то фармановским заводом под Парижем – но только в области экспериментальных и опытных самолётов. Остальные французские авиазаводы с июня 1940 года и всю последующую войну простояли "как вкопанные". Немцы "выписывали" французских квалифицированных рабочих и инженеров на свои предприятия в Германии – в рамках договора по обмену на французских военнопленных, захваченных в 1940 году. Незначительное по выпуску производство истребителей Мессершмитт Bf.109G-6 существовало в Румынии и Венгрии до весны 1944 года – пока американская авиация его не уничтожила. В Бельгии во время немецкой оккупации разработали и наладили на "Фабрик Насьональ" серийное производство знаменитой автоматической винтовки FN FAL (наверное, ещё более знаменитой, чем автомат Калашникова). Немцы не могли этого не видеть, но никакого интереса не проявили. Норвегия и вовсе находилась на иждивении Германии. Даже ближайший союзник – Италия – сторонился Германии в деле технического и экономического сотрудничества.

По-настоящему из "всей Европы" на Гитлера работали лишь промышленность Австрии и "наших братьев-славян" в Чехии.
Андрей
21.10.2011 13:00
Да Ваша информация не вызывает сомнений. Никаких сомнений. Факт: на Германию работала вся Европа. И не просто работала, а верно служила ей. Об национальных дивизиях СС не стоит повторяться. Но удивилельно, как Вы обладая такими достоверными сведениями,делаете такой странный вывод. Странный для меня. Очень интересно докапаться до сути Вашей логики.
Да они нахапали много. А дефицит боеприпасов был. Потому что, для  покрытия дефицита надо еще и транспорт.  Опять вернемся к теме ВРЕМЯ-МЕСТО. Главное не общее число. Главное присутствие  сил в нужном месте в определенное время. Это основа. Вы правильно пишите об отставании нашего промышленного потенциала.
Не стали бы ввозить к нам союзники ценные грузы, если бы знали -это все после поражения СССР достанется Германии. Для справки: чтобы пробиться батальону через окопы другово батальона необходимо около 600 тонн боеприпасов, разложенных по ящикам. Это при условии что все раненые противника после артналета уйдут в свой тыл. На одного убитого где-то 4-5 раненых. Если они не ушли, то надо будет доставить уже 2400-3000 тонн на каждый следующий батальон. Приведенные цыфры может не соответствуют аптечной точности, по порядку вещей соответствуют. Таким образом реализуется героизм армий. Так что разложенное ровным слоем по всей территории вооружение не определяет успех. Что немны Красной Армии и показали в июне 41 года. Поэтому наивно думать-они взяли и отказались от зимних квартир, ремонтных баз, рабочих рук. Документы, доступные сегодня, показывают-ОНИ УМЕЛИ УГОВОРИТЬ НАЛЕЛЕНИЕ ПОЙТИ НА НИХ РАБОТАТЬ ДАЖЕ НА НАШЕЙ ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ. Если не согласен работать -сдохнешь с голоду сам, со своей семьей. И шли работать, независимо от отношения к оккупантам. Особенно если ты в городе. А это в свою очередь позволяло тем же немцам, за счет появления доп рабочей силы, пополнить армию за счет своего населения. Так, что никак не получается по моей логике: Немцы взяли и как капризули отказались от дармавщины.
С уважением! Но я с Вами категорически не согласен!
AU-717
20.10.2011 23:54
Немцы в 1941 году захватили почти все склады советских боеприпасов и вооружения, которые были сосредоточены в приграничных областях. Так много, что советские орудия и снаряды к ним использовались Вермахтом до самого конца войны в Европе. Например, в Курской битве в июле-августе 1943 года немцы активно применяли противотанковые самоходные артиллерийские установки поддержки пехоты "Мардер II" и "Мардер III", оснащённые модифицированными советскими 76,2-мм дивизионными пушками Ф-22, которые вместе со снарядами в изобилии достались им в июне-июле 1941 года.

Кроме почти тысячи дивизионных пушек Ф-22 и Ф-22УСВ, к немцам в начале Великой Отечественной войны в полностью исправном виде попали полторы тысячи советских 45-мм противотанковых пушек 19К и 53К, около полусотни новеньких 57-мм противотанковых пушек ЗИС-2, две тысячи советских полковых 76,2-мм пушек образца 1927 года, полторы тысячи 76,2-мм дивизионных пушек образца 1930 и 1939 годов, несколько сотен 107-мм пушек образца 1930 года, около тысячи 122-мм корпусных пушек образца 1930 и 1937 годов, более двух тысяч 122-мм гаубиц образца 1930, 1937 и 1938 годов, полтысячи 152-мм пушек образца 1934 года и 152-мм пушек-гаубиц МЛ-20 образца 1937 года, шесть сотен 152-мм гаубиц образца 1930 года и 152-мм гаубиц М-10 образца 1938 года, около двух сотен 203-мм гаубиц Б-4 образца 1931 года.

(О захваченных немцами в июне-июле 1941 года советских горных и зенитных орудиях, а также миномётах – этих более десяти тысяч, я не говорю, так как их вряд ли можно было эффективно применять для стрельбы по крупному городу вроде Ленинграда.)  

Так что в сентябре 1941 года немецкие войска от нехватки пушек и, особенно, снарядов не страдали. Тем более что советские снабдили их надолго.

Что касается промышленно-экономического потенциала, то противники Германии превалировали над ней абсолютно подавляюще. На конец 1940 года оценка общих производственных мощностей уже воюющих стран и тех, что вступят в войну в 1941 году, такова: СССР – 10 процентов от мощностей США, Великобритания – 12 процентов от мощностей США, Германия – 20 процентов от мощностей США, Япония – 2 процента от мощностей США.

А вот объём производства самолётов в разных странах с 1 сентября 1939 года по 9 мая 1945 года. Привожу данные из книги В.Н.Шункова "Авиация Люфтваффе", издательства ХАРВЕСТ и АСТ, Минск-Москва, 2000 год (цитирую):

"Если учесть, что 113515 выпущенным немецким самолётам противостояли примерно 582000 самолётов, произведённых в Советском Союзе, Великобритании и США (в США было выпущено 297199 самолётов), то получается отношение 1 : 5." (конец цитирования).

Правда, если сюда прибавить самолёты, произведённые в Италии и Японии, соотношение сократится до 1 : 3,5. Однако надо учитывать, что запас мощностей авиапромышленности США позволял ей без особых усилий увеличить выпуск самолётов в полтора раза. Просто такой необходимости не возникло.

И ещё один момент. Наиглавнейшим своим противником Гитлер всегда считал США. Исходя из этого посыла, он планировал свои действия на будущее. Его поведение накануне нападения на Советский Союз (вспомним, что планируемая военная кампания против СССР называлась операцией "Барбаросса", а не планом "Барбаросса" или чем иным – что очень важно) основывалось на трёх предположениях. Первое – Советский Союз слишком слаб во всех отношениях. Второе – у Советского Союза нет и не будет союзников. Третье – США не вступят в войну в ближайшие год-полтора.

Если бы немцы хотели взять Ленинград в сентябре 1941 года – они его взяли бы. Они, по сути, уже были в Ленинграде. Даже если бы они упустили благоприятный момент, в следующий месяц одним лишь артиллерийским огнём можно было превратить город в сплошные руины. Никаких объективных препятствий для этого не было.  

Андрей
17.10.2011 10:20
Да! Есть над чем подумать. На первый взгляд возрозить нечего. Да и не нужно это делать. Удивительно! Как в нашей строне жудожественное кино, НАШЕ, создало устойчивые видео ряды по ВОВ.  Если наступление, так обязательно в рост из окопов! Оборона, так обязательно фронт, баррикады. Да влезла передовая группа в город. Ну и что. Надо было закрепиться. А этого не получилось. Опять почему не получилось? Если все разложить по одному событию, без обобщения, или выделения главной причины произошевшего, то никогда не разобраться.
Надо всегда помнить, что тогда и сейчас воюют промышленные потенциалы и людские ресурсы государств. Кто быстрей покрывает материальные потери, тот и выигрывает войну. Общеизвестно. Часть немецких полевых генералов, уже в первых числах июля предлагали прекратить войну, когда увидели в наших окопах убитых бойцов с многократными перевязками. Почему? Материализация такого героизма заключается в коллосальном перерасходе боеприпасов наступающих, которые делают в тылу. Перед началом войны, часть населения в армию, а другую часть в производство, в количествах позволяющих восполнять потери техники и боеприпасов. А где взять рабочих и металл, если первоначальные расчеты оказались весьма далеки от правды жизни. Тем более свои статистику немцы набрали на примере Франции.
Кроме того. Главные факторы войны - ВРЕМЯ И МЕСТО. Взятие Ленинграда в кратчайшие сроки привело бы к отказу нашей стране помощи союзниками, к вползанию в войну Турции на стороне Германии, эскалации войны на карельском фронте. Так думается немцы очень даже хотели взяль ленинград. Но ресурсы были нужны для более важных, с их точки зрения, вещей.
AU-717
16.10.2011 20:12
В романе "Блокада" А.Б.Чаковского и в одноимённом художественном фильме по этому роману есть эпизод, когда ленинградский трамвай с ничего не подозревающими людьми выезжает на конечную остановку на окраине Ленинграда и натыкается на передовые немецкие подразделения.

Как в 1970-е годы советский партийно-цензорный орган Главлит просмотрел крамолу в самом появлении этой сцены – не знаю. Но вот представьте. Трамвай, чтобы попасть на немецкие позиции, переехал линию фронта, а люди, сидевшие в нём, это даже не заметили. Каково!

Да потому что никакой линии фронта не было.

Более того. В отличие от Москвы, в Ленинграде практически никаких мер для обороны города не предпринималось – даже элементарные баррикады поперёк улиц не возводились. И никаких советских войск между вышедшими на окраины города немецкими частями и его центром не было. Немцы могли запросто пройти город насквозь.

Это – замечание к бытующим у нас представлениям о "героической обороне".

В книге А.Г.Купцова "Артиллерия", издательство "Крафт плюс", Москва, 2003 год, есть глава под названием "Почему не нужна была оборона Ленинграда", в которой показаны позиции немецких артиллерийских батарей на карте-схеме Ленинграда и области досягаемости немецких снарядов, накрывающих почти весь город.

Я разделяю далеко не все суждения автора книги "Артиллерия" и не со всеми его выводами согласен. Но вот утверждение, что имевшиеся непосредственно на подступах к Ленинграду немецкие орудия (цитирую Купцова) "за шесть дней превратили бы Питер того периода в Сталинград" (конец цитирования), имеет все основания для серьёзного разговора.

Как известно, при обороне Сталинграда от города мало что осталось. И ещё. Сталинград – единственный советский город, который немцы подвергли массированной бомбардировке с воздуха. Ничего подобного тем тотальным бомбардировкам, какие широко практиковались в Европе во время Второй Мировой войны (как со стороны Германии, так и по самой Германии), советское население не знало.

Почему же немцы не захватили Ленинград?

Во-первых. Гитлер не очень хорошо представлял себе текущую военную обстановку в России. Он был уверен, что немецкие войска понесут слишком большие потери в уличных боях в Ленинграде. И никто и ничто не могло его переубедить.

Во-вторых. К сентябрю 1941 года стратегические приоритеты в Берлине переменились. Если в июне намечался охват Москвы с флангов (с севера и юга), а сама Москва не рассматривалась в качестве главной цели, то через два месяца Гитлер уверовал в падение Москвы как в единственный решающий фактор быстрого окончания войны на Востоке. Войска из-под Ленинграда начали перебрасываться на центральное направление.

В-третьих. Немецким оккупационным властям, как они в то время рассуждали, не нужны были "лишние рты", которых слишком много обитало в Ленинграде. От этих "ртов" логичнее было избавиться с помощью блокирования города со всех сторон и прерывания всяких коммуникационных связей с ним извне. Меньше возни... Последующие события показали ошибочность этого решения.
Андрей
13.10.2011 10:57
Очень понятна позиция аппонентов AU-717.  Более понятна позиция его самого. Из критики  AU-717 понятно, как "уря!" патриотизм, на новом уровне морочит голову тем, кому еще эта тема  интересна. Как-то на встрече с ветеранами 27-28 г.р. в 2005 году, за столом 9 мая, на их воспоминания о своем героическом прошлом, лянул: "А у вас были ли шансы не стать героями!?". Чуть не побили. К сожалению, ГЕРОИЗМ в нашей стране, очень хороший способ закрыть этой ширмой главную причину такого героизма, глупость, неосведомленность руководства, командиров, и тп. и тд. Как пример. Вот послали на передовую роту без противотанковых средств, так как мало этих средств, а на этом участке по мнению генералов танков не ожидается. А большенство солдат при этом, не по наслышке, знало: в своем тылу выжить сложнее, чем в окопах. А поперли на них танки,остались в окопах,вот и получаем ГЕРОИЧЕСКУЮ гибель роты. Сейчас модно говорить: "Победил народ! А не Сталин".
Много бы народ навоевал без запланированных поставок, без жесткого контроля за соблюдением законов военного времени. Коментарии думаю не требуются.
Глупо спорить, что немцы не вошли в этот город по своей воле.  Надо признаться: у наших не было ресурсов обеспечить снабжение, у немцев не было ресурсов захватить город. Растрясли все по дороге.
Следует признать. Досих пор вся правда о блокаде не сказана. Кто помнит эвакуированных из Риги, Таллина, Пскова, Новгорода, которые были в блокадном Ленинграде. Почему-то говорят только о лениградцах. А про эвакуированных ни слова. Да потому, что тем  иждивенческих карточек не давали.  Так что, будем ждать еще "свежих новостей" на эту тему.
AU-717
11.10.2011 20:53
В начале 2011 года, как водится, отмечали очередную годовщину "снятия блокады" с Ленинграда.  Естественно, всё обставлялось в виде героического эпоса, с почти древнегреческим мифотворческим накалом.  

Ничего себе героизм! Оборонявшиеся, намного превосходившие по численности осаждавших в "живой силе" и артиллерии, в разы в авиации и в десятки раз в боевых кораблях, 872 дня мурыжили себя и своё мирное население, умудрившись уморить голодом (по официальным данным) 641803 человека из числа ленинградских жителей (а по неофициальным – вдвое больше) плюс к этому (по официальным данным) 17000 погибших от артобстрелов и авиабомбёжек.  Соотношение цифр говорит о многом – массированных авианалётов и артобстрелов не было.  И не могло быть ввиду малочисленности осаждавшего Ленинград почти два с половиной года противника.

И финским подарком – свободным Ладожским озером – советское правительство не спешило воспользоваться в качестве транспортной артерии.

Кто-нибудь ещё скажет, что героическая (а как же иначе!) советская 23-я армия с пришедшими к ней на помощь не менее героическими ополченцами в ходе упорных боёв остановили превосходящие силы врага (финнов) на реке Сестре и не позволили замкнуть кольцо вокруг Ленинграда?!

Это 23-я армия-то, которая была разгромлена финскими войсками в августовских боях и выброшена с Карельского перешейка?! Что-то очень запоздалый героизм у неё неожиданно случился. Прямо как понос…

На деле финны сами остановились, выйдя на прежнюю границу своей страны, так как не собирались всерьёз втягиваться в войну на стороне Германии. (Дальновидный маршал Маннергейм прекрасно сознавал, что поражение Гитлера неизбежно. Уж больно несоразмерно соотношение сил в мире – не в пользу Германии.)

Говоря проще, есть два основных вопроса, которые у нас стараются не затрагивать (не говоря уж об ответе на них).

Первый вопрос. А насколько объективны были трудности с доставкой продовольствия в полуосаждённый Ленинград? Если для зимнего времени можно найти какие-то объяснения, то что же мешало в период освобождения Ладоги ото льда "завалить" Ленинград продуктами питания? Численное превосходство на воде и истребительное в воздухе в этом районе было на нашей стороне всё время блокады.

Второй вопрос. Почему блокада (пусть и неполноценная) была ликвидирована столь поздно – в начале 1944 года?  
AU-717
09.10.2011 19:43
Отвлекаясь от исторических событий, можно порассуждать и о Боге.

Русский народ неоднократно и охотно отрекался от своего Бога и предавал Его, идя на поводу за дешёвыми фетишами – псевдобожествами, суть дьявольскими созданиями с придуманными ими самими обозначениями – в погоне за призрачным, но так соблазнительно выглядящим и кажущимся легко доступным раем на земле.

Трудно ожидать, что Бог вдруг станет сильно радеть за такой народ. А расчёт на то, что Бог всё стерпит, а потому можно куролесить, – проявление непомерного самомнения и гордыни.

Вполне согласен с деятелями неофициальной русской православной церкви, которые называют Великую Отечественную войну наказанием, ниспосланным Свыше русскому народу за его поведение в Двадцатом веке.

Но русский народ этого так и не осознал. И празднует своё наказание как "Великую Победу". А посему повторение наказания обязательно последует, но в более жёсткой форме – чтобы наконец прочувствовали.

Предупреждение уже было. Распад основного генератора иллюзорного дурмана – Советского Союза – с отчётливой прямотой говорит о градиенте грядущих событий. Впереди разрушение "осколка империи" – Российской Федерации. Это лишь вопрос скорого по историческим масштабам времени. И вторжение в Восточную Сибирь выпестованного в своё время советскими "победителями" Китая – предрешено. Недаром же китайское правительство сегодня претендует на часть Арктики, даже не имея географического выхода к ней. Ибо выход уже запланирован – пока русские пребывают в сладостной истоме от попыток виртуальной реанимации "славного" прошлого, частью вообще никогда не существовавшего, частью давно и безвозвратно истлевшего.

Худшее ещё только впереди.  
горб
08.10.2011 1:36
Не боитесь оклеветанного Вами народа [хорошо сидеть в инете,никто не достанет-излюбленная позиция таких людей],но от Бога не спрятаться,Он всё видит.Нашёл то же мне свидетеля,который между прочим очень хорошо жил при всех режимах,Может и бпокады не было,и все рассказы про ужасы голода тоже выдумки ,cпрашиваю во второй раз.А война-то была,или фашисты пришли , что бы нам свободу принести.Если в Вашей семье есть погибшие ,то я просто не понимаю,как такое может быть.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 16 найденных.

Эксклюзив
12.09.2019
Славенко Терзич
Слово посла Сербии в Российской Федерации.
Фоторепортаж
12.09.2019
Подготовила Мария Максимова
В Москве проходит выставка, посвященная реставрации в Музеях Московского Кремля.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».