Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 ноября 2017
Как Речкалов «курьера» сбил

Как Речкалов «курьера» сбил

Неизвестные страницы войны в воздухе (1941-1945)
Андрей Марчуков
04.06.2012
Как Речкалов «курьера» сбил

В прошлой моей статье в «Столетии» рассказывалось об одном результативном бое Александра Покрышкина, в ходе которого ему удалось одержать три воздушные победы. Две из них по какой-то причине не были учтены современными авторами, составлявшими боевой счёт великого лётчика. К сожалению, такие неучтённые ими (но имевшие место) победы есть не только у Покрышкина, но и у многих его однополчан. В том числе у Григория Речкалова – дважды Героя Советского Союза, одного из самых результативных советских асов.

Как известно, в официальный боевой счёт Речкалова, с которым он закончил войну, не вошли три личные победы, одержанные им в 1941 г., что сам пилот сильно переживал (может, именно это обстоятельство и повлияло на его весьма щепетильное отношение к победам – своим и чужим). Восстановить справедливость и «вернуть» на боевой счёт лётчика «затерявшиеся» победы удалось лишь недавно. М. Быков (автор-составитель справочников «Асы Великой Отечественной. Самые результативные лётчики 1941–1945 гг.» и «Советские асы. 1941–1945. Победы сталинских соколов») смог разыскать их документальные подтверждения. Только не в документах 55-го истребительного авиаполка, в котором воевал Речкалов, а в документах 20-й смешанной авиадивизии, в состав которой этот полк входил в начале войны.

В «Оперативных сводках» (ОС) 20 сад есть упоминание о Ме-109 и Хш-126, сбитых лётчиком. Имеются они и в «Журнале учёта сбитых самолётов противника» (ЖУСС) 20 сад. Кроме того, в этом документе отмечена и третья личная победа Речкалова: сбитый им 11 июля «бомбар/»дировщик/. (ЦАМО РФ. Ф. 20076. Оп. 1. Д. 23. Л. 3, 4). К слову сказать, упоминание об этой победе имеется только в этом источнике, поэтому непонятно, почему Быков записал его как «Ю-88». Очевидно, сделал он это на основании мемуаров самого Речкалова, который утверждал, что сбил именно такой самолёт. Вполне возможно, что это действительно был «юнкерс». Но исследователь должен опираться в первую очередь на документы, а не мемуары (и сам Быков тоже придерживается этого принципа, но чаще в отношении других героев). Поэтому в сборниках следовало указать, что Речкалов сбил не «Ю-88», а «бомбар/дировщик/».

Кстати, у Быкова есть ещё две неточности в отношении побед Речкалова. ФВ-189 (в группе) он сбил не 2, а 6 июля 1942 г., а свой второй Фш-156 – не 31, а 23 мая 1944 г. Этот «физелер» стал первым самолётом, сбитым лётчиками 9-й гвардейской истребительной авиадивизии в 1944 г., и первой победой, одержанной с новым комдивом – Покрышкиным. Но это к слову. В целом же, Быков сделал доброе дело и, уточнив победный счёт Речкалова, восстановил историческую справедливость.

Однако одна победа, одержанная лётчиком трудным летом 1941 г., всё ещё не включена в его боевой счёт.

А победа эта знаменательная: ведь сбитой оказалась весьма редкая «птица» – по всей вероятности, ФВ-200, ставший первым и последним самолётом этого типа, уничтоженным лётчиками полка за годы войны.

Откуда же об этой победе известно? Возьмём один интересный документ – «Сведения о количестве сбитых самолётов противника за период с 22.6.41 по 31.7.41 включительно», составленный штабом 55 иап в первых числах августа того года. В нём приводится пофамильный список воздушных побед полка с указанием их даты, времени, типа сбитого самолёта противника и места его падения, а также сведения о самолётах, уничтоженных лётчиками во время штурмовок аэродромов противника.

В документе есть следующая запись: «Группой в составе Фигичева, Рычкалова, Шиян, Лукошевич» 21.7.41 г. в 13.00 в районе «Сенжереи» сбит 1 «ФОККЕ-ВУЛЬФ», самолёт «сел подбитым». Победа была включена в общий счёт уничтоженных полком вражеских самолётов (это потом, в 1942 г., подбитые и совершившие вынужденные посадки самолёты не будут заноситься на личный счёт пилотов). Как видим, в числе победителей значится «Рычкалов» (в документах 1941–1942 гг. его фамилию часто можно встретить именно в таком написании). Обратимся к мемуарам самого Григория Андреевича, оставившего описание этого боя.

«С полукилометровой высоты, прикрывая аэродром на «Чайке», я спокойно бдил за выласканным синью небом. Предзакатная степь, покрытая тёмными клиньями оврагов, меньше всего волновала меня. Но она-то и заставила вздрогнуть.

Вначале я увидел серию ракет с аэродрома. И в том направлении, где пропадал их след, над лесистым склоном балки показалась четырёхмоторная громадина. Она летела крадучись, низко-низко. Я спикировал, дал короткую очередь по ней. И оттуда, где обрывались мои трассы, на меня, как из пожарного шланга, хлынул ливень ответного огня. С трудом выскользнув из-под вражеской очереди, я стал подбираться к бомбардировщику с хвоста. Пульнул по нему несколько раз. А затем…

Сперва заклинило пулемёты. Пока я возился с их перезарядкой и вспомнил про «эрэсы» под крыльями, меня самым бесцеремонным образом оттеснили от бомбардировщика взлетевшие на помощь Фигичев и Лукашевич.

От обиды, почти бесприцельно я выпустил по громадине все РСы, чем основательно перепугал своих: один из снарядов взорвался перед «МиГом» Лукашевича, подлетевшим к хвосту «Курьера», и сорвал Николаю атаку.

Враг долго и ожесточённо отстреливался. Он даже подбил Николая Лукашевича, который вынужденно сел в Дубоссарах. Но Валентин Фигичев доконал-таки этого «Фокке-Вульфа» «Курьера». Лётчика пленили, им оказался полковник». (Речкалов Г.А. Пылающее небо 1941-го. М., 2008. С. 297–298).

В этом рассказе есть несколько расхождений с документом. Речкалов пишет, что самолёт был сбит ближе к вечеру, а Фигичев и Лукашевич (почему-то он не упомянул Григория Шияна) взлетели ему на помощь. В документе же стоит время 13.00 – как раз тогда восьмёрка наших истребителей, и в том числе Фигичев и Лукашевич, вылетела на штурмовку немецкого аэродрома в Бельцах. Кто прав, а кто нет, теперь установить непросто. Мог что-то перепутать Речкалов, хотя скорее всего, ошибка произошла при составлении документа.

Вероятно, Речкалов ошибся, когда упомянул о том, что в бою был подбит Лукашевич, и ему пришлось идти на вынужденную посадку. В документах 20 сад об этом ничего не говорится (как и о самом бое с «Фокке-вульфом»). Лукашевич действительно был подбит, но произошло это не 21, а 20 июля. Как сообщается в ЖБД штаба дивизии, вечером того дня (в 20.35) 2 И-153 и 3 МиГ-3 (оперативные сводки говорят всего о двух «чайках», пилотируемых Фигичевым и Лукашевичем) вылетели на перехват Ю-88. В результате боя «горящий самолёт пр/отивни/ка (горела левая плоскость. – А.М.) в р/айо/не Дубоссары со снижением ушёл за Днестр». Самолёт Фигичева получил несколько пробоин и требовал небольшого ремонта, а Лукашевич совершил вынужденную посадку возле Ново-Александровки. По итогам боя (согласно «Форме 101 о потерях матчасти своей и противника») Лукашевичу была засчитана личная победа, ставшая для него первой. (ЦАМО РФ. Ф. 20076. Оп. 1. Д. 2. Л. 86; Д. 4. Л. 55 об.; Д. 41. Л. 4).

Впрочем, возможно, Речкалов и прав, и бой 21 июля не прошёл бесследно для самолёта Лукашевича, пострадавшего от огня немецких стрелков (а может, и от эрэсов самого Речкалова?). Как видим, обстрел своих самолётов мог произойти не только в первый день войны (по ошибке или недоразумению, и необстрелянным лётчиком), но и спустя месяц боевых действий и уже понюхавшим порох бойцом – от желания сбить врага и обиды, что это сделают другие. Ведь, по словам самого Григория Андреевича, его вклад в победу был меньше, чем у других (того же Фигичева).

После сравнения документальных свидетельств о боях 20 и 21 июля и воспоминаний Речкалова возникает вопрос: а не один ли бой они описывают? Действительно, есть обстоятельства, косвенно указывающие на такую возможность. Это вечернее время обоих боёв, участие в них «Чаек» и «МиГов» (хотя ОС говорят лишь о самолётах Фигичева и Лукашевича), вынужденная посадка последнего.

Впрочем, это косвенные свидетельства. Прямые же говорят о том, что бои 20 и 21 июля были самостоятельными боевыми эпизодами. Во-первых, у боёв разные даты. Во-вторых, различается тип немецких самолётов (ошибки, конечно, возможны, но, всё же, редкий четырёхмоторник трудновато спутать со знакомым Ю-88). В-третьих, это район боя: от Сынжереи до Дубоссар по прямой больше 100 километров, Сынжерея находится на правом берегу Днестра, возле города Бельцы, а Дубоссары – на левом. Именно над левым берегом 20 июля наши и вели бой до того, как горящий «юнкерс» ушёл за реку на свою территорию. В-четвёртых, в большей части документов Ю-88 отмечен как «подбитый» и ушедший на свою территорию, и лишь в «Форме 101» – как сбитый. А «Фокке-Вульф» зачтён сбитым, даже экипаж был взят в плен (кстати, последнее обстоятельство заставляет усомниться в локализации этой победы: Сынжерея была уже занята противником). Если бы это был экипаж «юнкерса», то факт самой победы тип сбитого выяснился бы на следующий день, когда и составлялась сводка штаба 20 сад о бое, и должны были отразиться в ней.

Словом, вопросы остаются (причиной чему – характер и состояние источниковой базы), хотя, скорее всего, бои 20 и 21 июля – это два разных боя. Впрочем, этот разговор важен только для установления боевого счёта Лукашевича (одну или две победы одержал он в те дни) и количества одержанных 55 иап воздушных побед. К боевому счёту Речкалова он не имеет прямого отношения.

Кстати, стоит отметить ещё один момент. Запись о сбитом четвёркой «Фокке-вульфе» – единственное упоминание о победах Речкалова, отражённое в полковых документах 1941 г. Может, остальные не были зафиксированы полком? Не в этом ли тогда кроется причина их «пропажи» с боевого счёта пилота? Хотя всё это не значит, что их не было вовсе. «Сведения о сбитых» – тоже не абсолютно полный документ, в нём не отражены некоторые победы целого ряда лётчиков, известные из других источников.

Очень может быть, что данные о личных победах Речкалова в штабе 55 иап имелись, но при прорыве из окружения в августе 1941 г. эти документы были потеряны или уничтожены (об этом пишут все ветераны полка, в том числе и Речкалов).

Потому-то, по возвращении в полк в 1942 г., ему и пришлось, по совету начальника штаба, начинать воевать сначала.

Но, как уже говорилось в предыдущей статье, документация полковых и дивизионных штабов далеко не всегда идентична даже при освещении одного и того же боевого дня или эпизода. Поэтому, по счастью, свидетельства о личных победах Речкалова остались. И стали известны – но теперь, а не в 1942 г., когда такого соединения, как «20 сад», уже не существовало.

Отметим, что через некоторое время «Фокке-вульф» почему-то пропал из боевых счетов пилотов. Двое из них (Лукашевич и Шиян) погибли, причём Шиян – спустя всего несколько дней после того боя. На счету Фигичева четырёхмоторник держался довольно долго, до весны 1942 г. (он упоминается в боевой характеристике пилота), а вот уже осенью того года, в «Боевой характеристике 16 гиап» ни у него, ни у остальных пилотов «Фокке-вульф» в числе побед уже не значится. Может, потому что с момента боя прошло уже больше года. Или потому, что летом 1942 г. полк вновь чуть не лишился (а может, частично и лишился?) своих штабных документов. Да и руководство полка (командир, начальник штаба) стало другим – поэтому ряд лётчиков «лишился» некоторых своих ранее отмеченных побед.

Но теперь мы с полным правом можем это частично исправить и занести сбитый ФВ-200 на счета четырёх лётчиков. Таким образом, уточнённый боевой счёт Валентина Фигичева составит 13 личных и 4 групповых победы (максимум, 14+4, но никак не 15+2, как у Быкова) и ещё 6, уничтоженных им на земле. Боевой счёт Григория Шияна будет равен 1+1 (возможно, были уничтоженные при штурмовке). У Николая Лукашевича – 4+1 и 2 на земле (а не 2 личных, как пишет Быков).

А у Речкалова список одержанных им в 1941 г. побед будет выглядеть так:

26.06.41 1 Ме-109 Унгены

27.06.41 1 Хш-126 Бокша

11.07.41 1 Бомбар/дировщик/ Балта

21.07.41 1/4 «Фокке-Вульф» Сынджерея

И его боевой счёт будет равняться не 61+4, а 61+5. Правда, если быть точным, он должен включать в себя 60 личных побед, 5 групповых и 1, одержанную штурмовкой (Хе-111). Почему так? Давайте разберёмся.

29 декабря 1943 г. состоялся самый результативный вылет лётчиков 16 гиап на свободную охоту. В ходе него пара в составе капитана Речкалова и старшего лейтенанта Олефиренко уничтожила пять самолётов противника, автобус, три грузовика, подбила и вывела из строя три паровоза и вагон, зажгла две цистерны с горючим.

Вот как этот вылет описан в «Журнале боевых действий» полка.

Сначала победу одержал Олефиренко, сбив на высоте 30 метров Фш-156. Затем отличился ведущий: «Капитан Речкалов на аэродроме с бетонированной полосой, что [в] 8 км. юж/нее/ Одесса, атаковал 1 Хе-111 и зажёг его». Потом были атаки по наземным целям, а дальше в районе станции Выгода на высоте 40 метров «капитан Речкалов атаковал 1 физелер-шторх сзади сбоку. С/амолё/т в воздухе загорелся и рассыпался – куски с/амолё/та упали в р-не Выгода». Затем вновь были обстреляны наземные цели, после чего «в р-не Гниляково на Н=20–30 мт. ст. лейтенант Олефиренко атаковал 1 Ю-52 сзади в хвост. В результате атаки с/амолё/т загорелся и упал в р-не вост/очнее/ Гниляково. Юж/нее/ Гниляково на Н=50 мт. атаковал в лоб второго Ю-52, который после атаки пошёл на посадку. Олефиренко на земле произвёл по нему ещё одну атаку, в результате с/амолё/т загорелся и сгорел в р-не вост. Гниляково». После этого Олефиренко атаковал ещё двух Ю-52, но результатов не наблюдал. (Там же. Ф. 16 гиап. Оп. 206868. Д. 1. Л. 418 об.–420).

Таким образом, Иван Олефиренко сбил Фш-156 и два Ю-52 (одного добив на земле). Речкалов сбил «физелер-шторьх», а «хейнкель» отмечен как уничтоженный им на аэродроме. «Журнал учёта сбитых самолётов противника» 16 гиап тоже говорит, что Хе-111 был уничтожен на аэродроме, но не заостряет на этом внимания. Из него можно понять, что самолёт мог быть сбит и в воздухе. Однако ЖУСС вообще допускает двойственность в трактовках. Например, в нём отмечена результативная штурмовка, произведённая лейтенантом Цветковым месяцем раньше. 20 ноября на аэродроме Чирик он сжёг Ме-109, что в «Журнале» было специально оговорено. Но в итоговой таблице воздушных побед за ноябрь этот Ме-109 помещён вместе с воздушными победами полка, без всяких особых пометок – так же, как и речкаловский «хейнкель». (Там же. Д. 3. Л. 11, 13, 16, 17).

Оперативные сводки 9 гиад раскрывают некоторые обстоятельства боя: «капитан Речкалов зажёг 1 Хе-111 при взлёте на аэродроме 8 км. южнее Одесса». Остальные четыре победы, как и в ЖБД полка, отнесены к воздушным, из них один самолёт добит на земле. (Там же. Ф. 20046. Оп. 1. Д. 14. Л. 149). Победа же над «хейнкелем» рассматривается как одержанная над самолётом, находящимся на взлёте. Рулил ли он по аэродрому, разбегался или уже оторвался от земли и без скорости висел в двух-трёх метрах над взлётной полосой, не уточняется. Ясно одно: самолёт ещё «не летел» и был заведомо в более уязвимом положении (что отнюдь не делает эту победу менее ценной).

Точку в вопросе ставят «Отчёты о боевой работе и учебно-боевой подготовке» 16 гиап. В отчёте за декабрь и в итоговом отчёте за 1943 г. чётко сказано, что в декабре в воздушных боях полком был сбит 31 самолёт противника. Хе-111 в это число не включён. Зато подчёркивается, что за год полком на земле было уничтожено два самолёта, из них «1 Хе-111 – при охоте, 1 Ме-109 – при разведке». (Там же. Д. 4. Л. 115–116, 132–133). «Мессер» – это тот, что сжёг Цветков, а «хейнкель» – который сжёг Речкалов.

Итак, ОС дивизии определяли Хе-111 как зажжённый на взлёте, полковые документы 1943 г. относили его к уничтоженным на аэродроме, а ЖУСС допускал двоякое толкование. Позже, в конце 1944 г. (командиром полка тогда был Речкалов), при составлении «Сведений на лётчиков 16 гиасп, сбивших 10 и более самолётов противника за период Отечественной войны», эти нюансы исчезли, и Хе-111 закрепился на его личном счету просто как сбитый (Там же. Оп. 206874. Д. 1. Л. 14). Впрочем, традиция записывать уничтоженные на земле самолёты вместе со сбитыми в воздушном бою (когда разделяя эти категории, а когда и нет) повелась в полку ещё в 1941 г. Схожее явление встречалось и в документах штаба 20 сад (например, относительно боевых счетов Дьяченко, Ивачёва). Так что ничего радикально нового не произошло.

И всё же, строго говоря, победный счёт Г.А. Речкалова должен выглядеть так: 60+5+1.

Но «хейнкель» «прижился» на его счету как воздушная победа, да и всем нам хочется, чтобы победные счета русских асов (разумеется, документально подтверждённые) выглядели повнушительнее. Поэтому не будет ничего предосудительного в том, если кто-то предпочтёт видеть его как 61+5. И то, и другое, особенно спустя 70 лет, будет правильным.

Марчуков Андрей Владиславович - кандидат исторических наук, Институт Российской истории РАН

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

М.Ю.Быков
07.06.2012 17:46
Касательно Хе-111, который Речкалов сбил (или уничтожил)при атаке аэродрома. Ошибка г-на Ю.Марчукова (точнее одна из его множества ошибок) в том что он, изучив мизерное количество документов из всего массива, имеющегося в ЦАМО и ЦВМА, пытается делать какие-то выводы. Если бы он изучил, кроме фонда 16 гиап и 20 сад с 9 гиад, остальные фонды ВСЕХ воевавших истребительных полков и соединений, куда эти полки входили, то знал бы, что практически всегда и повсеместно, на всех фронтах и во все годы ВОВ летчикам, атаковавшим аэродромы и уничтожавшим (по нашим данным) самолеты противника с формулировкой "на взлете", они засчитывались и оплачивались именно как сбитые в воздухе, но с примечанием "сбит (или "уничтожен", или "подожжен" - вариантов несколько) на взлете с аэродрома такого-то". Поэтому я считаю, что мы, видя подобную формулировку победы в документах, имеем полное право записать этот Хе-111 Речкалову именно в сбитые самолеты, даже если он по каким-либо причинам отсутствует в каком-то итоговом документе (где тоже возможны ошибки и неточности).
Марчуков А.В.
05.06.2012 19:07
Дорогой вы мой г. Быков!
Приятно видеть, как оперативно и ревностно Вы читаете мои статьи. Вы замечательный читатель (о такой преданной аудитории мечтает любой КИН, ДИН, АКАД – пользуясь Вашим языком). К сожалению, читатель не очень внимательный.
По эпизодам 20-21.07. В статье говорилось о том, что это мог быть один бой. Стоило ли перепечатывать ОС, если сказанное там и так присутствует?
Но, во-первых, этот эпизод не был отражён Вами в Ваших трудах: ни в том случае, если это была групповая победа над «ФВ», ни в том, если это была личная победа Лукашевича над Ю-88. Был ли это «ФВ» или кто другой – вопрос к штабу полка и Речкалову. К тому же, речь идёт не о том, кого потеряли немцы (и потеряли ли), а о том, как тот или иной эпизод отражён в наших документах.
Во-вторых, время боя в «Сведениях» могло быть указано неверно: не 13.00, а другое. И это легче предположить, чем предполагать, что два эпизода – это один и тот же. Указано же в «Сведениях» время победы комполка Иванова (25.07. над Хш-126) как 14.00, тогда как в ОС и ЖБД оно указано как 20.05 (и, вероятно, правильное).
В-третьих, в ОС отражено далеко не всё (да Вы и сами в своей статье это оговариваете). И ни у Вас, ни у меня, ни у кого ещё нет абсолютно неопровержимых доказательств, что эпизод/эпизоды 20-21.07. были не двумя, а одним боевым эпизодом.
Таким образом, повторю, эти бои могут быть в действительности одним и тем же боем, но доказать это с фактами в руках (и опровергнуть «Сведения» невозможно.
Что же касается моих «откровений» (очевидно, по остальным моментам статьи), которые Вы называете «профанацией» и не желаете комментировать (да и делать это Вам «лень»), то тут можно сказать следующее. «Откровений» здесь нет, а есть документальные факты, на которые даны ссылки. Комментировать ли их (и Ваши вольные или невольные ошибки, коих, к сожалению, множество), отвергать с апломбом «единственного на свете специалиста» (наверное, ещё и «дипломированного» по соответствующей специальности – скажем, «воздушные победы»; не иначе, ВАК таковую утвердила), или принять их и учесть – дело, разумеется, Ваше. (Да и есть ли, что ответить по делу, без ругани и отговорок, что, мол, "не стоит и отвечать". Понимаю, обидно, но что делать).
А что касается весёлого смеха «на форуме» – то посмейтесь. Врачи утверждают, что смех продлевает жизнь, а я Вам искренне желаю исключительно здоровья и долголетия. Так что смейтесь. Только помните слова Николая Васильевича Гоголя (раз уж Вы поинтересовались мной, грешным, и моими работами), вложенные им в уста Городничего и адресованные смеющейся публике: «Над кем смеётесь? Над собой смеётесь…»
М.Ю.Быков
04.06.2012 23:54
Г-ну Марчукову прежде сем гоняться за высосанными из пальца сенсациями и строить из себя эксперта в той области, в которой он новичок, неплохо бы получше научиться работать с документами периода ВОВ, сопоставлять, сравнивать и отделять зерна от плевел. Совершенно понятно, что бои 20 и 21 июля с Ю-88 и якобы ФВ-200 (которому над территорией Молдавии и взяться было не откуда, этих машин у немцев было несколько десятков всего на все фронты, все наперечет) это один и тот же эпизод, такие повторы, накладки и расхождения по датам, местам и типам встречаются достаточно часто. В итоговом документе, составленном задним числом, допущена ошибка и путаница. Описанный бой просто не мог произойти 21 июля в 13.00, потому что в это время летчики полка выполняли другое задание. А в итоговом документе произошла обычная путаница. Вот описания этих 2 эпизодов:

20.07.1941
В 20.35 2 И-153 и 3 МиГ-3 вылетели на перехват бомб-ка пр-ка Ю-88. В рез-те атаки левая плоскость загорелась, горящий с-т пр-ка в р-не Дубоссары со снижением ушел за Днестр. После воздушного боя мл.л-т Лукашевич произвел вынужденную посадку сев.-вост. Дубоссары у с. Ново-Александровка. Л-к невредим, с-т требует небольшого ремонта. С-т мл.л-та Фигичева имеет пробоины.

21.07.1941
В 13.00 8 МиГ-3 вылетели для уничтожения матчасти ВВС пр-ка на аэродроме Бельцы. В 13.25 с Н=300-400 м бомбами и пулеметным огнем с одного захода атаковали две группы с-тов пр-ка, располагавшиеся на аэродроме без рассредоточения – в одной группе до 20 Ме-109, во второй группе до 15 Ю-87. Уничтожено 10 с-тов пр-ка. Атака произведена внезапно, ЗА и ЗП открыли огонь после разрыва бомб и пожара самолетов. Ни один истребитель противника не успел взлететь. В 14.00 6 МиГ-3 произвели посадку на аэродром Семеновка. Не вернулись с боевого задания ст.л-т Соколов, мл.л-т Овсянкин. По заявлению летчиков, от цели ушли все 8 МиГ-3.

В общем не хочу долго расписывать тут, но выводы г-на Марчукова ошибочны прежде всего потому что он неверно подходит к рассмотрению подобных нестыковок, ну а его утверждения что "раз типы разные, места разные, время разное и даты разные значит и эпизоды разные" у любого исследователя воздушной войны на СГФ по нашим архивным документам ничего, кроме смеха, вызвать не может. Сравнивать надо прежде всего описания самих эпизодов и ход событий, а не подобного рода "несоответствия"... Вот интересно, наш автор хотя бы представляет, что такое для скоростной 2-моторной машины "целых 100 км" (как много! с ума сойти!) от Дубоссар до Сынджереи и сколько ей понадобится минут чтобы со снижением преодолеть это умопомрачительное расстояние от места боя до места предполагаемого падения или вынужденной посадки. Впрочем умного учить - только портить, пусть дальше г-н КИН и дальше строчит свои опусы, будет над чем посмеяться нам всем авиационно-историческим форумом (что мы с удовольствием и делаем уже некоторое время с тех пор как Марчуков начал публиковать свои "сенсационные" статейки в разных местах)... Рассматривать остальные марчуковские "откровения" из этой статьи смысла не вижу, поскольку понимающему человеку и так ясно что это профанация, да и, честно говоря, лень. Все же лучше бы г-н Марчуков занимался тем, что у него (видимо) получается лучше, чем исследования воздушной вовны - формированием наций и национальных идентичностей на восточнославянском (русском) этническом пространстве и т.д. и т.п.
Дмитрий
05.06.2012 0:07
Нельзя так вертеть документами, как цыган солнцем! То документы полка уничтожены, то победы летчиков восстановлены в августе штабом полка с точностью до места, даты и времени... Если уж ссылаетесь на Форму 101, то сбитый Речкаловым 27 июня под Бокшей Хш-126 (по дивизионным документам) в т.н. "Форме 101" отсутствует, зато есть ПЗЛ-24, засчитанный мл.лт.Дьяченко Леониду в районе Васлуй! И сам Речкалов в Форме 101 упоминается только единожды, именно в этой групповой победе над неким "ФВ". Сам упомянутый документ с большим трудом кореллируется с другими документами и ежедневными оперсводками.
Ну и касательно ФВ-200 небольшой ликбез. Всего было построено 276 Кондоров и судьба каждой машины известна.
Евгений
04.06.2012 15:54
Нужно больше таких статей, и не только о воздушных асах.

Эксклюзив
14 Ноября 2017
Олег Слепынин
Жизнь и пророчества почаевского старца.
Фоторепортаж
14 Ноября 2017
Подготовила Мария Максимова
В Санкт-Петербурге открылся крупнейший в мире Железнодорожный музей.