Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 мая 2020
Прибалтов лечить некому…

Прибалтов лечить некому…

В Латвии и Эстонии остро не хватает медиков
Василий Ермаков
27.02.2020
Прибалтов лечить некому…

Врачи и медсёстры из этих стран в погоне за высокими зарплатами мигрируют в более благополучные государства, а в покинутых ими странах образуются длиннейшие очереди – на прием к ещё оставшимся специалистам. Власти не имеют точного плана, как бороться с навалившимся на медицину кризисом, так как средств на радикальное повышение зарплат медикам в государственных бюджетах не хватает.

В 2018-м правительство Латвии решило повысить зарплаты в медицинской сфере. В декабре того года только что избранный XIII Сейм в срочном порядке принял закон, согласно которому в течение ближайших трёх лет выделенное на зарплаты медработников финансирование должно увеличиваться на 20% ежегодно. Первый гонорар по новому расчёту медсёстры получили в феврале 2019-го: около 1100 евро «грязными» (то есть до уплаты налогов). Однако и это считается совершенно недостаточным. Например, в Германии или во Франции медсестра в государственной клинике получает в месяц порядка 3000-5000 евро, а врач минимум 7000-10000 (в Латвии – 1100-1700 евро). Вот и уезжают медики из Латвийской Республики в больших количествах. Особенно сильно в государстве не хватает лоров, хирургов, урологов, гинекологов, инфектологов, травматологов, педиатров, акушеров, неврологов...

Обещания, которые власть дала латвийским медикам, оказались нарушены – при составлении проекта госбюджета на 2020 год вместо обещанных 120 млн евро на нужды медицины было найдено 50 млн. Из них на зарплаты врачам и медсёстрам решили выделить 42 млн евро.

Это вызвало у медиков возмущение. Представители отрасли напомнили, что в 2019-м латвийский Государственный контроль провел в стране ревизию, по итогам которой стало ясно, что попасть на прием к врачам некоторых специальностей, особенно в регионах, уже почти невозможно. Хотя ГК признаёт, что «количество врачей в стране соответствует требованиям Всемирной организации здравоохранения о плотности медиков на 1000 жителей Европы, реальность свидетельствует о том, что врачи определенной квалификации, особенно в регионах, отсутствуют вообще, либо имеются в очень ограниченном количестве».

Особенно сильно ощущается недостаток младшего и среднего медперсонала. В системе здравоохранения маленькой страны не хватает, по крайней мере, 3500 медсестер и около 300 акушерок. Подсчитано, что после получения медицинского диплома в Латвии остаются лишь 65% новоиспеченных специалистов (в том числе всего 52% медсестер и 54% акушерок). Смена поколений в отрасли также происходит плоховато – 55% медицинского персонала в Латвии достигло возраста старше пятидесяти лет.  «Зарплаты являются одним из важнейших аспектов, чтобы привлекать молодежь в медицину и пополнять человеческие ресурсы. Поэтому Минздрав ещё в 2009 году планировал существенное повышение средней заработной платы медицинских работников. Тем не менее первые важные шаги по повышению оплаты труда в здравоохранении были сделаны лишь в 2018 году. Такое длительное пренебрежение данным вопросом привело к нехватке медицинских работников и негативно повлияло на престиж профессии», – констатирует латвийский Госконтроль.

В прошлом году латвийские медики, съезжавшиеся для этого со всей страны, провели в Риге, у здания Сейма Латвии, несколько крупных акций протеста – требуя повысить свои зарплаты. Люди заявляли, что они всего лишь хотят, чтобы Сейм выполнил своё же обещание. Самая значительная из протестных акций, получившая название «Один день без врача», состоялась 7 ноября. В тот день

в латвийских больницах и поликлиниках не работала большая часть врачей-специалистов, оказались отменены операции и процедуры. Скорая помощь, правда, трудилась в обычном режиме, но в знак поддержки акции все машины ровно в 8:30 включили сирены и мигалки.

Успех всех этих акций оказался умеренным – Сейм согласился повысить расходы на медицину лишь до 60 млн. После этого Латвийский профсоюз работников здравоохранения и социального ухода опубликовал заявление: «Доступное и качественное здравоохранение – один из краеугольных камней государства. К сожалению, и доступность здравоохранения, и показатели преждевременной смертности в Латвии – одни из худших в ЕС. В этом можно винить главным образом скудное государственное финансирование здравоохранения». Профсоюз считает, что принятый Сеймом бюджет 2020 года «предполагает в ближайшие годы не улучшить, но ухудшить государственное финансирование здравоохранения и открыто игнорирует закрепенные в законе гарантии о росте зарплаты в отрасли». Глава Общества врачей Илзе Айзсилниеце добавляет: «Цинизм и политический произвол в Латвии достигли высочайшего пункта, но разрыв между властью и народом уже стал почти непреодолимой пропастью. Поэтому только признание своих ошибок и осмысленные действия правительства и Сейма могут восстановить социальную справедливость и доверие людей властям. Мы ждём, что премьер-министр возьмёт на себя управление этим кризисом, и правительство сделает свою работу – найдет не виноватого, но решение!». Пока что, правда, особых подвижек в этом вопросе не замечается…

Вместо того, чтобы решать проблемы медиков, государство, словно бы издеваясь, «трясёт» их на предмет знания государственного языка. Чрезвычайно показательным в этом плане является случай, имевший место в декабре прошлого года – когда сотрудников Рижского центра онкологии с пристрастием проверили на знание латышского.

Троих русских медсестёр уличили в том, что они владеют им недостаточно хорошо – и им пришлось, отрывая время от своего и без того напряженного графика, тратить время на зубрёжку в ожидании повторной проверки. Позже выяснились и причины, по которым онкодиспансер посетили инспекторы Центра государственного языка. Выяснилось, что в ЦГЯ «стуканула» одна из пациенток, недовольная тем, что некоторые медсёстры слишком много общаются по-русски. К тому же женщин подвела собственная неосторожность. Накануне в медицинское учреждение нагрянули журналисты, снимавшие документальный фильм о его жизни – и медсестра Татьяна Аксенова говорила в кадре по-русски, хотя и с латышскими субтитрами…

Проблемы медиков напрямую отражаются на их пациентах. Как подсчитали статистики, в Латвии очереди на оплачиваемые государством консультации врачей в иных случаях могут затягиваться на срок свыше года (максимальное время ожидания – 575 дней). Например, в Даугавпилсе в очереди к эндокринологу можно застрять на срок от 7 до 263 дней. Попасть в кабинет диабетической стопы в Риге можно не раньше чем через 15 дней, а в семи лечебных учреждениях время ожидания этой услуги превышает 100 дней. Самая большая очередь на эту услугу составляет 160 дней. Приёма к аллергологу в рижской больнице Страдиньша надо ждать 122 дня. Очередь к хирургу сосудов в Рижской 1-й больнице составляет 211 дней, в столичной Восточной больнице – 154 дня, в Талсинском медицинском центре – 48 дней. В Резекне приёма у дерматовенеролога нужно ждать 120 дней, а то и больше. Длительность очередей к онкологу и химиотерапевту составляет до 75 дней. На фоне других специалистов самые маленькие очереди – в кабинеты гинекологов.

В октябре 2019-го латвийское TV Kurzeme показало душераздирающий репортаж из Лиепаи, где образовались огромные очереди к онкологам. В этом городе пациентов принимают всего пять специалистов, а зарегистрировано на сегодняшний день около 6000 больных раком.

Однако в нынешней ситуации своевременно установить диагноз и провести необходимые обследования удаётся далеко не всегда. По данным Института информации о здоровье IQVIA, в Латвии правительство тратит на лечение онкологических заболеваний, приобретение медикаментов и введение новых технологий примерно вполовину меньше средств, чем в остальных странах Прибалтики. Например, если в Литве в год на 100 000 пациентов выделяется 900 тысяч евро, в Латвии – всего 400 тыс. евро. Лиепайские онкологи отмечают, что главная проблема – отсутствие врачей. Поэтому пациенты зачастую, даже зная своё состояние здоровья и диагноз, должны проводить в ожидании по нескольку месяцев – а в это время болезнь беспрепятственно развивается.

Однако в настоящее время власти Латвии никак не могут радикально увеличить расходы на здравоохранение. Наоборот, правительство увеличивает налоги и подати и старается сэкономить на всём. Недавно публицист Арнис Клуйнис на страницах авторитетного в Латвии издания Neatkarīgā Rīta Avīze («Независимая утренняя газета») предупредил, что с 2021-го по 2027-й страна получит финансовой помощи от Евросоюза на 1 миллиард евро меньше, чем в предыдущую семилетку – не 8, а 7 млрд евро. Притом, выплаты самой Латвии в бюджет ЕС возрастут с 2 до 3 миллиардов евро. Находясь перед лицом таких перспектив, официальная Рига если и готова стабильно повышать расходы на какую-то сферу, так это на армию. Ну, армия – это святое, ведь того гляди, неровен час, «агрессивная и непредсказуемая Россия» нападёт.

Похожая ситуация в Эстонии, где местный Союз медсестер объявил 2020-й Годом медсестёр и акушерок. Таким образом эта организация хочет привлечь внимание к тому факту, что в Эстонии в настоящее время не хватает около 500 медсестёр.

«Поскольку медсестёр в системе недостаточно, они работают больше чем на полную ставку или выполняют много сверхурочной работы. Таким образом, они жертвуют своим здоровьем и благополучием ради заботы о здоровье пациентов», – жалуется президент Эстонского союза медсестер Аннели Каннус. В настоящее время в Эстонии работает около 8300 медсестёр, но в системе здравоохранения не заполнено более 500 рабочих мест. Потребность в услугах медсестёр постоянно растет, и теперь им приходится брать на себя все больше работы.

Правительство страны поставило амбициозную задачу: довести число медсестёр на тысячу жителей до девяти. Но для того, чтобы эту цель воплотить, Эстонии потребуются уже не 500, а около 4000 медсестёр. «Чтобы смягчить нехватку медсестёр, необходимо увеличить объемы обучения. Этому в настоящее время мешает недостаточное финансирование высших учебных заведений и отсутствие оплаты руководителей практики со стороны государства. Примерно половину обучения сестринскому делу составляет практика в различных медицинских учреждениях. Но для работающих медсестёр руководство практикой студентов сестринского дела означает неоплачиваемую дополнительную работу», – поясняет Аннели Каннус.

Беда в том, что в стране с каждым годом нарастает дефицит бюджета здравоохранения. Противостояние между работниками системы здравоохранения и властями в лице трёх последних правительств продолжается уже несколько лет. Представители здравоохранения желают радикального увеличения бюджетных отчислений на отрасль и требуют реформировать систему её

финансирования, не справляющуюся с нагрузкой. А пока что недостаток денег в эстонской медицине оборачивается нехваткой работников. Почти все медицинские учреждения Эстонии готовы немедленно нанять больше медицинских сестёр. Например, Северо-эстонская региональная больница была бы готова принять на работу дополнительно 100 медсестёр. В Ида-таллинской центральной больнице не хватает примерно 50 медсестёр. Недавно созданная государственной Больничной кассой услуга, позволяющая открыть в домах призрения рабочее место медсестры, создаст потребность ещё примерно в 200 представительницах этой профессии.

Но где же их взять? В последнее время в Эстонии всё громче звучат голоса о том, что медиков необходимо привлекать из других стран. Поскольку сами эстонские врачи и медсёстры в массовом порядке уезжают работать в Швецию и Финляндию, «высасывать» людской ресурс предлагается, в первую очередь, из Латвии, самой страдающей от нехватки медиков. Кроме того, предлагается привлекать людской ресурс и из других стран постсоветского пространства. Уже сейчас, например, в больнице эстонского города Кохтла-Ярве трудятся специалисты из России, Молдавии и Украины. Почему именно там? Город населён, главным образом, русскоязычными – и по этой причине работу там нашли уже около 40 врачей из стран бывшего СССР. «Мы не можем сказать, что нам нужен гинеколог или радиолог именно из Латвии. Но наша больница готова принять врачей всех этих специальностей. Конечно, все зависит от опыта и конкретного врача», – поясняет председатель правления клиники в Кохтла-Ярве Тармо Баклер.

В больнице эстонского города Валга, находящегося на границе с Латвией, работают уже трое врачей из этого государства. С апреля 2018 года в Эстонии вступил в силу закон, по которому медсёстры получают 900 евро «на руки» за полную ставку, а врачи – не менее 1600 евро. Высококвалифицированный врач в Эстонии зарабатывает от 2500 евро и выше – что вызывает зависть у его латвийских коллег, получающих ежемесячно в среднем 1100-1700 евро.

Однако на пути миграции медиков из других государств в страны Балтии стоит одно серьёзное препятствие – суровое языковое законодательство этих стран. В Латвии и Эстонии от медиков требуют знания государственных языков на высочайшем уровне – и потом регулярно проверяют степень этого знания.

Обойти языковые нормы не получится – в Латвии и Эстонии за этим присматривают особые учреждения, наделённые полномочиями карать «незнаек». И пока эти нормы не смягчат, перманентный кризис в медицине Латвии и Эстонии будет продолжаться. Однако смягчать языковое законодательство никто не собирается – для местных националистов это дело принципа…

 

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 15 найденных.
Светлана*
03.03.2020 1:03
суржик
01.03.2020 11:59

А кто даст? Ныне, русские и Конституция РФ...такой же вопрос...
суржик
01.03.2020 12:01
Валентина: Их не лечат (в Африке) а их всё больше и больше. С чего бы это?
суржик
01.03.2020 11:59
Александр: Пора бы вам вернуть городу достойное название СТАЛИНГРАД.
суржик
01.03.2020 11:51
Им психиаторы нужны, а не врачи по болезням тела. Как говорили в былые времена; Все болезни от нервов.
Selena
29.02.2020 19:32
A в Астрахани хороший онкологический центр! Так же,как и кардиологический! Весь Южный регион у нас лечится.Какие врачи из Азии,что вы мелите? Да,пробел в кадрах есть конечно,но это из-за ямы в демографии 90-х. Да,наша мед.академия много пустышек одно время выпускала родом с Кавказа...,платили хорошо...Но и уезжали они вбольшенстве домой,там с кадрами вообще был напряг.Но сейчас всё наладилось.Пристиж врачебный подняли на должный уровень.
Юрий Петрович
29.02.2020 15:45
Кроме права на медицинскую помощь, у нас (в Российской, Слава Богу, Федерации). совершенно замечательно, например, обстоят дела с правом на жилище...
устюжанина арина
29.02.2020 9:28
можно подумать ,что у нас хорошо ,со своими бы разобрались ,а не кивали на других .
Да, в РФ всё хорошо
28.02.2020 21:02
Светлана, не придумывайте. Ваши цифры неправильные. Не лейте воду на мельницу разрушителей РФ .
Валентина
28.02.2020 18:15
.Будут мракобесы продолжать агрессию против врачей - получат Африку. Там никто никого не лечит.
Тузик.
28.02.2020 17:42
В кои веки стоит сказать спасибо прибалтийским националистам за их нелюбовь к русскому языку. Иначе в нашей стране медиков вообще не осталось бы. Средняя по российскому региону и 1100-2500 евро ( какой там курс на сегодня?)...
Отображены комментарии с 1 по 10 из 15 найденных.

Эксклюзив
26.05.2020
Известный политик о международных отношениях в условиях пандемии.
Фоторепортаж
21.05.2020
Алла Ваулина
Какой видят войну наши дети.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».