Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
17 июля 2019
Независим ли наш Центробанк?

Независим ли наш Центробанк?

ФРС США стремится установить эффективный контроль над денежно-кредитными системами всех стран мира
Валентин Катасонов
27.01.2014
Независим ли наш Центробанк?

Сторонники «рыночных» реформ на разные лады повторяют либеральную мантру насчет того, что Центробанк, де, должен быть «независимым» от государства, только так он может более эффективно выполнять свои функции. Однако под вывеской «независимости» скрывается еще более жесткая подчиненность Банка России Федеральной резервной системе США.

Считается, что наш банковский сектор имеет смешанную форму собственности. Давайте разбираться по порядку. Центральный банк Российской Федерации, или Банк России, стал в свое время аналогом Госбанка СССР. До сих пор считается, что это государственный институт. С формально-юридической точки зрения – это действительно государственное учреждение, потому что уставной капитал сформирован государством. Но при этом, как ни странно, Центробанк не относится к категории органов государственного управления. Он не имеет отношения ни к одной из ветвей государственной власти. А в Федеральном законе о ЦБ вообще записано, что Центробанк не отвечает по обязательствам государства, а государство – по обязательствам Центробанка.

Если в СССР монополистом в денежно-кредитной системе страны было государство, то сегодня таким монополистом стала Федеральная резервная система – частная корпорация, принадлежащая небольшой горстке мировых олигархов.

ЦБ России – лишь филиал Федерального резерва. Федеральный же резерв, опираясь на монопольные позиции доллара, стремится установить эффективный контроль над денежно-кредитными системами всех стран мира. В том числе и России.

Что касается коммерческих банков, число которых сегодня в России без малого тысяча, то нам говорят: это банки разной формы собственности. Даже встретил такое выражение: «многоукладная банковская система Российской Федерации». Действительно, есть частные банки, на 100% принадлежащие российским инвесторам (акционерам). Каждую неделю узнаем о том, что такой-то российский банк обналичил миллиард рублей, такой-то банк объявил о своем банкротстве, оставив вкладчиков с носом (естественно, банкротство ложное), такой-то банк вывел свои активы за границу и т.п. Частные банки, по определению, представляют собой идеальные машины по деланию денег «из воздуха» и обкрадыванию клиентов. Особенно в «рыночной» среде. Особенно когда их «курирует», а фактически «прикрывает» центральный банк, который развернут не в сторону отечественной экономики, а в сторону Запада. Частные банки нас с вами богаче сделать в любом случае не могут, они могут нас только обокрасть.

Есть у нас и иностранные банки (с разной долей участия в капитале). Между прочим, доля иностранного капитала в совокупном акционерном капитале российских банков приближается к 30%. Это официально. А неофициально, учитывая двойное гражданство некоторых акционеров, подставных лиц и сложные, многоуровневые схемы участия в капитале, она может быть и 50%.

Присутствие иностранного капитала в банковском секторе экономики намного опаснее, чем в любой отрасли экономики. Поскольку любой коммерческий банк является эмиссионным институтом, выпускающим безналичные (кредитные, депозитные) деньги.

Нельзя забывать, что деньги – важнейший атрибут государственной независимости. Если к их выпуску получают доступ иностранцы, возникает угроза суверенитету.

Есть у нас и государственные банки. Среди государственных называют таких российских гигантов, как Сбербанк, Газпромбанк, Внешторгбанк (ВТБ). Во-первых, в этих банках участие государства частичное. Там есть частные акционеры, в том числе иностранные. К тому же сомнительно называть Сбербанк вообще государственным банком, поскольку под «государством» там понимается такой акционер, как Центробанк. Во-вторых, смешанная государственно-частная форма собственности в любой отрасли экономики при нашем коррумпированном правительстве - самая идеальная форма для того, чтобы перекачивать деньги из государственного бюджета и государственного сектора экономики в частные карманы наших клептоманов.

Спрашивается, как же тогда должна выглядеть государственная монополия на банковское дело?

Этот принцип впервые был сформулирован еще до революции В. Ленином. После вооруженного переворота 24 октября 1917 года центральная контора Государственного банка Российской империи была захвачена восставшими. Одним из первых декретов советской власти стал декрет ВЦИК от 27 декабря 1917 года о национализации банков: банковское дело объявлялось государственной монополией. Все частные акционерные банки и банкирские конторы объединялись с Государственным банком, на основе которого учреждался Народный банк РСФСР. Примечательно, что национализация промышленных предприятий и предприятий иных отраслей экономики большевики стали проводить позднее, причем национализация не была тотальной. Они понимали особую роль банков в экономике страны. На практике слияние частных банков с Народным банком было завершено лишь к концу 1919 г. Правда, в условиях гражданской войны и экономической разрухи государственная банковская система начала разрушаться. Практически банковская система перестала существовать после того, как в январе 1920 г. Народный банк РСФСР был упразднен, а остатки его аппарата перешли под начало Народного Комиссариата Финансов (НКФ). Когда начался НЭП, Народный банк был восстановлен (в октябре 1921 г.) под новой вывеской: «Государственный банк РСФСР». В период НЭПа в банковском секторе кроме чисто государственных (специализированных) банков еще существовали акционерные банки. Также существовало несколько тысяч кредитных кооперативов и товариществ, которые были, по крайней мере формально, негосударственными учреждениями. В феврале 1922 г. был учрежден Покобанк (Банк потребительской кооперации), чуть позднее в том же году появился Торгово-промышленный банк, затем акционерное общество «Электрокредит» (через два года было преобразовано в специальный банк для финансирования электрификации и электропромышленности – «Электробанк»). В 1923 г. был учрежден Всероссийский коммерческий банк для налаживания коммерческих связей с иностранными банками, реорганизованный в следующем году в Банк для внешней торговли (Внешторгбанк).

Декретами 24 января и 20 февраля 1922 г. были признаны кредитные и ссудо-сберегательные товарищества, существовавшие до революции. Потом появились общества сельскохозяйственного кредита. Позднее были признаны общества взаимного кредитования, которые были частными учреждениями. Появились также коммунальные банки. Бум учредительства банков пришелся на 1922 – 1926 гг. На завершающей фазе НЭПа количество банковских и кредитных учреждений было крайне большим (больше, чем до революции). На 1 октября 1929 г. кредитование народного хозяйства осуществляли 1312 кредитных учреждений (многие из них были акционерными банков, участие государства в капитале некоторых банков было символическим) и их филиалов, не считая более 10.000 кредитно-кооперативных обществ.

Но вот началась индустриализация и формирование «сталинской экономики».

В результате кредитной реформы 1930-1932 гг. были окончательно ликвидированы акционерные банки, а затем - кредитные кооперативы. Что касается обществ взаимного кредитования, то они исчезли еще даже до начала реформы.

Реформа началась с Постановления ЦИК СССР и СНК СССР «О кредитной реформе» от 30 января 1930 г. Постановление предусматривало, что Госбанк сосредоточивает в своих руках все краткосрочное кредитование.

Создаются четыре специальных банка долгосрочного кредитования, которые выводятся из-под контроля Госбанка и передаются в ведение Народного комиссариата финансов. Все расчеты, платежи и кассовые операции сосредоточиваются в Госбанке. В результате кредитной реформы деятельность Госбанка окончательно утратила коммерческий характер, и сформировались основные функции Госбанка: (1) плановое кредитование хозяйства, (2) организация денежного обращения и расчетов, (3) кассовое исполнение государственного бюджета и (4) осуществление международных расчетов. Само собой Госбанк стал единым эмиссионным центром советской ДКС.

Общая характеристика советской денежно-кредитной системы, так называемой «сталинской экономики», такова - это была некая система отношений и институтов, тесно между собой связанных и функционирующих по определенным правилам. В рамках этой системы существовали подсистемы, которые были непосредственно связаны с деньгами.

Их можно назвать кредитной, банковской, денежной, финансовой подсистемами. Все подсистемы были органически взаимосвязаны. Фактически они образовывали единую систему, в рамках которой создавались деньги, регулировалось и контролировалось обращение денег в экономике, происходила аккумуляция денег в специальных фондах и их последующее распределение и перераспределение в масштабах всей экономики, осуществлялись расчеты между предприятиями и организациями, регулировались денежные отношения страны с другими странами и т.п.

Для упрощения описания объединим денежную, кредитную и банковские подсистемы в одну, которую назовем денежно-кредитной системой (ДКС). Другой, связанной с деньгами системой была финансовая система, которая включала в себя государственный бюджет, внебюджетные государственные фонды, финансы предприятий, страхование (страховые фонды).

Рассмотрим подробнее ДКС «сталинской экономики». С институциональной точки зрения, она представляет собой систему банков и небанковских кредитных организаций, а также организаций, осуществляющих общее руководство денежно-кредитной системой. С точки зрения функциональной в рамках ДКС осуществлялись такие виды деятельности и операции, как создание и уничтожение денег, кредитование, расчеты и платежи внутри страны, контроль за использованием кредитных ресурсов, регулирование денежной массы и поддержание устойчивости денежной единицы, кассовые операции с наличными деньгами, осуществление международных расчетов. Если судить по названиям институтов (различные банки), а также набору функций, то разницы между ДКС «сталинской экономики» и ДКС капиталистических стран (а также современной России) сразу можно не заметить. Формы похожи, а содержание разное. Вот некоторые важные особенности ДКС: государственная монополия на банковское дело; государственная монополия на денежную эмиссию; высокая централизация управления ДКС; сосредоточение всей денежной эмиссии и всего денежного оборота в одном государственном банке; централизация кредитных отношений; запрет на осуществление кредитных сделок «по горизонтали», т.е. между предприятиями (коммерческий кредит, денежные займы); подчинение ДКС решению задач социально-экономического развития СССР, определяемых пятилетними планами; планирование денежного обращения; контрольная функция ДКС; постоянный контроль со стороны банков за текущей финансово-экономической деятельностью предприятий (соблюдение платежной дисциплины, эффективность использования основного и оборотного капитала, обоснованность кредитных заявок, контроль исполнения кредитных договоров и др.); государственная валютная монополия; использование особых методов поддержания покупательной способности денежной единицы (рубля), обеспеченность денежной эмиссии; наращивание государственного золотого запаса как стратегического ресурса; независимость внутреннего денежного обращения от золотого запаса; опора на внутренние источники финансирования и кредитования народного хозяйства; опора на сбережения населения и внутренние займы; двухконтурная система денежного обращения.

На протяжении 56 лет (1932 – 1988 гг.) в кредитно-банковской системе СССР существовала государственная монополия. Центральная роль принадлежала Госбанку.

Госбанк работал в самой тесной связки с Наркоматом (позднее Министерством) финансов СССР. Госбанк был автономным подразделением финансового ведомства. В период 1932-1988 гг. происходили лишь некоторые корректировки в части набора институтов банковского сектора СССР, их функций и полномочий. Но все они непременно были государственными. Государственный банк расширял сеть своих территориальных учреждений и расчетно-кассовых центров. Наблюдалась усиление централизации управления ДКС в Государственном банке. Может быть, последний акт централизации произошел в 1959-1960 гг. В апреле 1959 г. в связи с реорганизацией кредитной системы Госбанку была передана часть операций Сельхозбанка, Цекомбанка и местных коммунальных банков (все указанные банки были упразднены). Госбанк взял на себя финансирование и кредитование сельского и лесного хозяйства, потребительской кооперации, а также банковское обслуживание населения, которое ранее осуществляли коммунальные банки. C 1960 г. Госбанк начал составлять планы кредитования долгосрочных вложений. В 1962 г. Государственному банку были переданы сберегательные кассы, которые до этого находились в ведении Минфина СССР.

Из банков долгосрочных вложений остался лишь Промбанк (часть функций упраздненных банков были переданы и ему). Он был реорганизован во Всесоюзный банк финансирования капитальных вложений и стал называться Стройбанком. Обслуживал капитальное строительство во всех отраслях народного хозяйства. При этом банк был переведен из под-под Минфина СССР под непосредственное кураторство правительства.

Был еще третий государственный банк – Банк для внешней торговли (Внешторгбанк), который занимался кредитованием внешней торговли, международными расчетами, а также операциями с иностранной валютой, золотом и другими драгоценными металлами. Внешторгбанк был призван обеспечивать государственную валютную монополию, начало которой положил Декрет СНК РСФСР от 22 апреля 1918 г. «О национализации внешней торговли».

Государственная монополия начала размываться в ходе «перестройки», когда были приняты законы, легализующие частную форму собственности в банковском секторе.

В 1988 году в Советском Союзе зарегистрированы первые частные коммерческие банки. Нескольких специализированных государственных банков (самый крупный из них – Промстройбанк) были акционированы и приватизированы. Накануне развала СССР их число составляло несколько сотен.

Думаю, что никаких дополнительных доказательств и фактов не надо приводить для того, чтобы читатель мог почувствовать разницу между государственной банковской монополией, которая работала на укрепление экономики страны, и нынешней «многоукладной» банковской системой РФ, которая работает на чужую экономику, разрушая свою собственную.

Валентин Юрьевич Катасонов - профессор, доктор экономических наук, председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова. 

Специально для Столетия


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 22 найденных.
Экономист
14.03.2014 21:35
Центробанк в январе-феврале 2014 г проводил антироссийскую политику, следствие ее - дестабилизация экономики, которая уже произошла, наступивший кризис может быть подобен кризису 90-х годов. Правительство сейчас закладывает почву для социального взрыва и полного разрушения российской экономики
леха
04.02.2014 13:16
Очередной плач в жилетку.
Не раскрыта тема корумпированости в деле золотой закупки паровозов в Швеции при Ленине.  И брилианты Троцкого.
А также печать рублей (по сути фальшивок) в Украине после отделения в 91г.
Геннадий Букингемский
03.02.2014 15:48
Стесняемся...стесняемся все ж признать,что социализм и социалистическая экономика  были наиболее комфортны для нашей страны. Как не крути, а только в условиях жесткого гос. регулирования во ВСЕХ сферах либералы и их паразитические тенденции были нейтрализованы, а следовательно и государство развивалось. Росло численно и качественно.
Феона-
01.02.2014 13:43
Даже без учета политических факторов, разрушающих нашу экономику, колебания рубля -результат присоединения (на рабских условиях к ВТО). Наша экономика из-за суровых климатических условий (по экономическим расчетам) неконкурентноспособна. Вместо снижения цен на тарифы  энергоносителей и снижения процента по кредитованию промышленного производства, дающие шанс на развитие,  правила ВТО требуют  равных цен  на энергоносители, якобы для выравнивания условий всех участников общемирового рынка, игнорируя климатический фактор. А единственный политик (еще в предвыборную президентскую компанию об этом говоривший) Болдырев Ю.Ю.  Только теперь, когда жареный петух клюнул, появляются публикации о деструктивной роли Центрального банка и ВТО.  
var
31.01.2014 21:22
Александр, очень странные вопросы задаёте.
Нечто запамятовали утверждение барона Ротшильда?
Александр
31.01.2014 14:01
Вот почему буксует наша промышленность и сельское хозяйство!
Что думает наша дума?
Вера
30.01.2014 12:37
"С такими “экспертами” и “экономистами” в кабинете министров не нужны враги в Вашингтоне и МВФ – российские чиновники блестяще справляются с функцией разрушения остатков несырьевой промышленности, сдачи суверенитета и сохранения за Россией статуса сырьевой колонии индустриально развитых стран. Это дорога в никуда – прямиком в пропасть сначала экономического и валютно-финансового кризиса, а затем и системного кризиса.  Буквально на глазах развалились все валидольные прогнозы и ожидания высокопоставленных чиновников, которые были необходимым условием реализации благих пожеланий и предвыборных обещаний властей...
советское наследие успешно проедено, нефтедоллары разворованы и вывезены в оффшоры, инфраструктура находится в аварийном состоянии, коррупция, судя по всему, стала основой утвердившегося государственного строя и системообразующей идеологией господствующего правящего класса.

Видимо, стратегически значимые решения (начиная от втягивания России в ВТО на несовместимых с жизнью условиях и заканчивая очередной масштабной распродажей стратегически значимых объектов госсобственности и проведением антисоциальных реформ в духе монетизации льгот и коммерциализации социальной сферы) в России принимаются исключительно из логики перспектив личного обогащения пресловутой «оффшорной аристократии». - В.
Э.Н.
28.01.2014 20:39
Национализации ЦБ при сегодняшней верхушке быть не может,ведь именно при её участии эта система создана.  
Сибирячка
28.01.2014 14:07
Надо объединяться с др. странами хотя бы для того, чтобы вытеснить систему, навязанную победительницей Америкой, которой платим дань еще с девяностых годов, с тех пор, как Горбачев сдал Россию Америке, за что получил свою награду, а они нас контролируют. Посмотрите на любую российскую денежную купюру, на ней написано: "Билет Банка России". Если вы вспомните старую советскую денежную купюру, на ней было написано: "Государственный казначейский билет". Это следствие 1991 г., чтобы было понятно. Но это только одна часть. Второе — полный контроль бизнеса. В России полностью отсутствует национальный крупный и средний бизнес. То есть, в России в частном бизнесе запрещено иметь крупные объекты, это запрет Америки. Весь частный бизнес в России, кроме мелкого и среднего, обязан регистрироваться в иностранной юрисдикции, находиться под контролем Соединенных Штатов. Вы не назовете ни одного крупного бизнесмена России, который бы был российским бизнесменом де-юре. Официальный статус любого из них — "управляющий имуществом иностранной компании в Российской Федерации", хотя у него и может быть российский паспорт.
Даже "Газпром" на 40 процентов — иностранная компания. Все компании в России, крупные и средние, не имеют права на существование без регистрации как иностранная собственность, это правило установлено американцами еще с 1990-х годов. Все его выполняют, вы не найдете ни одного исключения. Вы, будучи бизнесменом, обязаны ехать на Гибралтар, Кипр или в Лондон и переводить туда собственность. Нам запрещено иметь национальную крупную частную собственность.
var
28.01.2014 11:52
В контексте статьи по-новому играет строка новостного топа яндекса:
«Центробанк приравняет обмен биткоинов к финансированию терроризма»

(на забываем, что утверждение мировой монополии доллара потребовало не одну, а две мировых бойни)
Отображены комментарии с 1 по 10 из 22 найденных.

Эксклюзив
14.07.2019
Валерий Бурт
75 лет назад по Москве провели гигантскую колонну немецких завоевателей.
Фоторепортаж
15.07.2019
Алексей Тимофеев, Валерий Виноградов
В Вологде открыт памятник летчику-асу Великой Отечественной Александру Клубову.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».