Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
30 ноября 2020
На пороге космической войны

На пороге космической войны

Американская ПРО в Южной Корее угрожает России и Китаю
Александр Пронин
22.09.2016
На пороге космической войны

США и Южная Корея в июле 2016 г. объявили о том, что договорились о создании американской противоракетной системы THAAD на южнокорейской территории. Планируется, что оружие будет размещено там до конца 2017 года. Против этих зловещих планов единым фронтом выступают Российская Федерация и Китайская Народная Республика. Эта проблема стала темой видеомоста между Москвой и Пекином, состоявшемся в Международном информационном центре «Россия сегодня».

Как указал в ходе разговора исполнительный директор Национального комитета по исследованию БРИКС, директор Центра российской стратегии в Азии Института экономики РАН Георгий Толорая, ситуация на Корейском полуострове развивалась предсказуемо до тех пор, пока в нее не был внесен новый элемент: размещение американской системы ПРО.

Он имеет не только региональное, но и глобальное значение. Недаром Россия и Китай восприняли эти планы как меняющие стратегический баланс между Китаем и США, и между Россией и США.

Американские партнеры неустанно твердят: ни вас, русских, ни китайцев это никак не коснётся, но это чистейшей воды ложь, направленная на то, чтобы скрыть правду.

Кстати, ни американцы, ни южнокорейцы не предполагали такой резкой реакции Китая и России на размещение американской системы THAAD в Южной Корее. Но если американцам размещение системы ПРО в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) на руку, поскольку укладывается в их планы по изменению стратегического баланса в мире в свою пользу, то южнокорейцы попали в сложную ситуацию. Они не ждали такого резкого охлаждения отношений с крупнейшим игроком в АТР, каким является Россия. Они, как полагает Г. Толорая, пребывают сейчас в определенной растерянности. Ситуацию усугубляют протесты внутри страны: губернаторы ряда южнокорейских провинций выступили с заявлением против размещения ракет и радаров THAAD на своей земле. Но размещение фактически уже свершилось. И это действительно меняет баланс сил в регионе.

С политической точки зрения, мы наблюдаем фактическое начало нового витка гонки вооружений, поскольку система ПРО, размещенная в АТР, законно воспринимается Россией как глобальная угроза ее безопасности.

Это вроде бы чисто техническое решение о защите от северокорейской ракетной угрозы (на чем настаивают янки) воспринимается и Россией, и Китаем как нарушающее стратегический паритет и стабильность на всей планете.

Причем, как выяснилось в последний момент, эти системы будут прикрывать от возможного удара в основном американские военные объекты, что дает повод предполагать, что там, на штатовских базах, будут впоследствии размещены еще какие-то другие средства нападения на Россию и Китай, – подчеркнул Г. Толорая. Сейчас же эти системы, по всей видимости, служат прикрытием для дальнейшего размещения этих новых наступательных средств.

Выступивший в ходе видеомоста с Пекином профессор Института международных отношений Китайского университета коммуникаций Ян Мянь выразил полное согласие с мнением российского эксперта и указал, что размещение системы ТHAАD в Южной Корее – это слом всей системы региональной безопасности.

Радары этой системы будут покрывать очень значительную часть всего пространства Китая. В то же время северокорейские ракеты никоим образом не будут блокироваться системой ТHAАD. Поэтому Китай выступает с резкой критикой американских шагов по размещению ПРО в Южной Корее.

Как пояснил заместитель директора Института стран СНГ, военный эксперт Владимир Евсеев, радиолокационные станции (РЛС), которые будут использоваться в системе ТHAАD в Южной Корее, имеют дальность обнаружения целей порядка 1000 км, и 600 км – в режиме наведения.

«В этой зоне на территории КНР имеются объекты, в отношении которых Китай очень не хотел бы, чтобы они находились в режиме постоянного наблюдения, – сказал он. – Надо иметь в виду, что радиолокационная станция имеет существенные преимущества перед системой космического наблюдения, она может вести объекты, находящиеся в атмосфере на высотах до 100 км, чего не способен делать спутник. Получается, что США смогут получать раньше информацию со своих радаров в Южной Корее, и она будет более надежной, чем с космических систем. Поэтому я полностью понимаю и разделяю озабоченности китайских специалистов».

И для России столь пристальное наблюдение за ее территорией создает немалые проблемы, потому что та информация, которая будет сниматься с радаров THAAD, будет сразу передаваться американским ядерным силам. Этот выигрыш во времени в свою очередь, будет только подогревать опаснейший соблазн нанести ракетно-ядерный удар по базам российских СЯС. Соответственно, если исходить из возможных сценариев ракетно-ядерной войны, то и для России речь идет о глубоком ударе по всем ракетным базам США.

Россию беспокоит обозначившееся в последнее время изменение баланса сил, вовлечение в эти сценарии Японии и Южной Кореи, раскручивающийся маховик гонки вооружений.

Россия не хотела бы в ней участвовать, но американские сценарии втягивают нашу страну в гонку вооружений помимо ее воли.

По мнению Владимира Евсеева, существуют два варианта, которые позволили бы ограничить негативные последствия американской затеи с размещением системы THAAD в АТР.

Первый – создать в регионе единую систему безопасности на базе трех государств: России, Китая и Южной Кореи.

Другой вариант означает проведение двухсторонних переговоров с Южной Кореей. Этот вариант предполагает одновременные переговоры с КНДР об ограничении производства расщепляющихся материалов и о присоединении ее к Договору 1970 года о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), а также к последующему договору 1996 года о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. В то же время были бы полезны переговоры КНДР с США и Южной Кореей об ограничении масштабов американо-южнокорейских учений на Корейском полуострове, указал Владимир Евсеев, об ограничении количества американских тактических ядерных боеприпасов на территории полуострова и средств доставки ядерного оружия.

В связи с этими предложениями закономерен вопрос: возможно ли вообще создание в АТР региональной системы безопасности с участием России, Китая и Южной Кореи?

На него ответил главный научный сотрудник Центра изучения и прогнозирования российско-китайских отношений Института Дальнего Востока РАН Владимир Петровский: «Действительно, существует возможность для проведения многосторонних консультаций по всем этим вопросам.

И недаром в официальном заявлении МИД России, где выражается глубокая озабоченность размещением в Южной Корее американской системы ТHAАД, также подчеркивается, что по-прежнему остается возможность для многосторонних консультаций. Такая возможность, подчеркну, есть, ведь еще в 1991 году было подписано соглашение о безъядерном статусе Корейского полуострова».

Тогда США и СССР выступили гарантами этого соглашения.

Почему бы не возобновить шестисторонние, с участием КНДР, КНР, России, США, Южной Кореи и Японии переговоры по корейской ядерной проблеме, изменив их мандат?

Но надо иметь в виду, что американская инициатива с системой ТHAАD на Корейском полустрове убивает по меньшей мере двух зайцев. Во-первых, она повлекла обострение отношений между Южной Кореей и Китаем, которые ранее были близки к установлению между ними стратегического партнерства. Во-вторых, американский ВПК получил лакомый кусок военных заказов. Поэтому так просто США от своей затеи не откажутся.

Россия и Китай действительно озабочены ухудшением международной стратегической стабильности. Кстати, во время июньского 2016 года визита Путина в Китай обе стороны об этом говорили. И недаром, подчеркнул В. Петровский, в Пекине была подписано совместное заявление об укреплении международной стратегической стабильности. В этом документе есть специальный параграф о размещении системы ТHAАД, где прямо говорится, что американская инициатива не вызвана никакой необходимостью, не соответствует заявленным параметрам, и не может не вызывать обеспокоенности у китайской и российской сторон.

Пекинский профессор Ян Мань выразил согласие с мнением российских коллег, что надо предпринимать энергичные усилия, чтобы снизить остроту проблемы, добиваясь, чтобы Северная Корея вернулась к шестисторонним переговорам.

Это действительно эффективный механизм. Но при этом надо помнить, что Индия и Пакистан открыто нарушают ДНЯО, и показывают заразительный пример для КНДР.

Кстати, недавно КНДР выступила с заявлением, что она будет ответственным ядерным государством, что она хотела бы заключить с Южной Кореей мирный договор. Экспертному сообществу и политикам необходимо обратить внимание на законные интересы безопасности Северной Кореи. Сильным препятствием на этом пути служит, опять-таки, позиция США, которые заявляют, что сначала Северная Корея должна полностью отказаться от всего ядерного оружия. Тут возникает вопрос: а удовлетворит ли это аппетиты Америки?

Очевидна слишком большая пропасть между сторонами. Потому что подлинная цель США – это смена режима в КНДР. Поэтому существуют очень небольшие возможности для шага навстречу со стороны Северной Кореи.

По поводу договора ДНЯО В. Евсеев внес уточнение: Индия и Пакистан не являются нарушителями этого договора, потому что они не подписывали его и не ратифицировали. А Северная Корея официально вышла из этого договора.

Далее, эта страна не раз выражала намерение осуществить мирную ядерную программу, для начала построить одну атомную электростанцию, что, кстати, полностью согласуется с позицией МАГАТЭ о необходимости проводить четкую грань между мирным атомом и ядерным оружием.

Поэтому первым шагом к денуклеаризации Корейского полуострова могла бы стать готовность Северной Кореи установить специальные датчики на своих ядерных объектах, которые позволяли бы контролировать, в каких целях осуществляется атомная программа, -- предложил В. Евсеев.

По его мнению, можно было бы поискать возможность полной постановки северокорейской ядерной программы под контроль МАГАТЭ. И тогда было бы преодолено категорическое неприятие Северной Кореей договора ДНЯО. Это было бы первым этапом по нормализации отношений КНДР со всем остальным миром, который позволил бы говорить о том, что Северная Корея готова бороться за реальную денуклеаризацию Корейского полуострова.

Все участники видеомоста сошлись во мнении, что инициатива о трехсторонних переговорах Китая, России и Южной Кореи о мерах по укреплению безопасности в АТР заслуживает самого пристального внимания. «Мы могли бы, в частности, договориться об установлении «потолка» в размещении обычных вооружений в регионе, с тем, чтобы избежать вовлечения каких бы то ни было государств Северо-Восточной Азии в гонку вооружений, -- выразил консолидированную точку зрения В. Евсеев. -- Далее, для укрепления доверия между нашими странами можно было бы провести совместные военно-морские маневры, скажем, по противодействию пиратам или террористам. Это показало бы нашу готовность к диалогу, и таким образом мы могли бы двигаться дальше. А первым шагом на этом пути могла бы стать совместная оценка вызовов и угроз в АТР, а также ограничение опасной военной деятельности, в том числе военно-морской. Тогда станут видны контуры будущего соглашения об ограничении или вообще отказе от ТHAАD в Южной Корее…»

Но при этом, перед лицом усиливающейся американской военной угрозы, подчеркивали участники мероприятия, надо усиливать взаимодействие между Россией и Китаем, в том числе в военной области.

Если США пойдут на развертывание систем вооружения в космосе, Россия и Китай должны подумать о создании и развитии противоспутникового оружия. В любом случае ответ должен быть ассиметричный и не очень затратный.

В ходе завязавшейся дискуссии Владимир Петровский обратил внимание на то, что американцы в своих заявлениях упорно выводят ПРО за рамки стратегического баланса, но Россия и Китай ясно показывают, что нельзя, ведя переговоры об ограничении наступательных вооружений, не рассматривать их в комплексе с системами ПРО.

«Россия и Китай вместе в вопросе и о том, что нельзя обеспечивать собственную безопасность за счет других партнеров, -- указал В. Петровский. – Все, что касается стратегической стабильности – это вопрос между Россией и США, но недалек тот день, когда и Китай присоединится к обсуждению этой проблемы. Россия и Китай предложили согласованное между собой заявление об укреплении стратегической стабильности в АТР, систему единой и неделимой безопасности, которую нельзя обеспечивать за счет других…»

У Китая есть собственное видение региональной и глобальной безопасности. Сейчас он является Председателем в совещании по укреплению мер доверия в Азии, и в рамках этого совещания предложил целый кодекс мер доверия, которые весьма близки к тому, что предлагает Россия, – указал В. Петровский. – Это прочная база для дальнейших шагов. Возможно, России и Китаю все-таки удастся обоюдными усилиями заставить США вернуться к разговору о ПРО, о том, как вообще поддерживать в мире стратегическую стабильность».

Владимир Евсеев в заключение напомнил, что разговор с США о ПРО возможен и в рамках формата РИК (Россия, Индия, Китай). Этот альянс уже выступил с рядом предостерегающих заявлений, в частности, о недопустимости переноса гонки вооружений в космос.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

юрий-георгий
26.09.2016 16:44
нам надо перестать удивляться проискам
наших врагов.надо сделать вид что мы их не замечаем какое то время просто надо
их не замечать  и молча делать свое дело
это их больше всего будет злить , а нам
делать свое дело и однажды сильно,сильно
удивить так чтобы у них от злости и
зависти они обгадились-только так. и чтобы они нам не предлагали делать приятную мину но верить им нельзя.гитлер
нас обманул сша с сирией тоже,турция тоже проститутка все западные руководители против нас.нам больше внимания надо уделять объединению и сплочению наших народов в россии.

Эксклюзив
30.11.2020
Татьяна Ольхова
В год 75-летия Победы в Орле появились «коллекционные» марки с изображением… А. Гитлера.
Фоторепортаж
24.11.2020
Подготовила Мария Максимова
К 175-летию со дня рождения императора Александра III.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».