Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 августа 2019
Алжирский вариант «арабской весны»

Алжирский вариант «арабской весны»

«Перенастроят» ли Алжир на газовую конкуренцию с Россией?
Игорь Плянко
17.04.2019
Алжирский вариант «арабской весны»

Конфликтная ситуация в Алжире, разрастающаяся с середины марта, вполне может оказаться своего рода свежим вариантом пресловутой «арабской весны», которая привела к радикальному переделу политической карты Ближнего и Среднего Востока. Причем с кровавыми эксцессами и прямым вмешательством НАТО в Ливии и Сирии.

Алжир смог остаться в стороне от тех трагических событий и, более того, не позволял НАТО использовать свою территорию для смены власти и распада Ливии.

Кроме того, немалое число защитников Ливийской Джамахирии, соратников и родственников М. Каддафи получили убежище именно в Алжире, и его власти поныне отказываются выдать их иезуитскому «правосудию» Запада.

Этот фактор не может не раздражать западных политиков, способных разыграть и алжирскую «революционную карту». Тем более, когда исламо-радикальная оппозиция в Алжире загнана его властями в подполье, а границы этой страны с ее южными соседями, военно-политическими союзниками Франции, больше географические, чем фактические. Охраняются они алжирскими войсками весьма условно, на что не единожды пенял Абдель Азиз Бутефлика, в течение 20-ти лет являвшийся (до 2 апреля 2019 г.) президентом Алжира. Несмотря на это, ситуация на границах не изменилась.

Поэтому существует реальная угроза пограничных инцидентов с западноафриканскими соседями и/или возможность вторжения в Алжир ведомых иностранными разведками исламских боевиков, отряды которых, в буквальном смысле, окопались в приграничных с Алжиром районах Мали, Нигера и в сопредельной юго-западной Ливии. Усугубляются же эти варианты реальной угрозой социально-политической дестабилизации Алжира, обусловленной недовольством значительной части алжирцев отказом Бутефлики уйти в отставку в связи с возрастом и отменой, по его решению, президентских и парламентских выборов, ранее намеченных на 18 апреля с.г.

Обращает на себя внимание такой характерный штрих: французские войска, проводившие успешные антитеррористические операции в соседних Мали и Нигере в середине 2010-х, прижали радикал-исламистов к границам этих стран с Алжиром и… остановились. Тем самым позволив исламистам вскоре создать свои, по сути, экстерриториальные зоны вблизи алжирской границы. Похоже, к нынешним событиям в Алжире готовились загодя...

К непростой ситуации в стране привело также сокращение доходов большинства населения ввиду падения мировых нефтяных цен (Алжир, напомним, среди крупных её экспортеров с середины 1960-х). Что обусловило рост не только цен, но и безработицы. Число безработных растет из-за наплыва в страну иммигрантов из соседних Ливии и Мали, увеличивающих избыток рабочей силы в Алжире. Так что «направить» ситуацию в антигосударственное русло большого труда не составляет.

Между тем Алжир – крупнейший поставщик с середины 1960-х трубопроводного и сжиженного природного газа в регион Евросоюза. Там он рассматривается в качестве перспективного конкурента российских газопоставок в ЕС.

Сегодня алжирская доля здесь 15–17%, но недавние новые контракты многих стран ЕС с Алжиром предусматривают доведение этой доли к 2025–2027 гг. до 23–25%.

Вдобавок в 2010 – 2012 гг. Алжир, при поддержке со стороны Евросоюза, подписал соглашения с Нигерией и соседними Мавританией, Нигером и Мали о сооружении к 2022 – 2024 гг. трансафриканского трубопровода для поставок нигерийского газа в ЕС-регион. Причем в центральном Алжире намечается стыковка этого трубопровода и главного алжирского газоэкспортного трубопровода, что позволит повысить суммарную мощность алжирских, точнее, алжиро-нигерийских поставок газа в ЕС до 37-ми, а то и до 40 млрд кубометров в год. Что, заметим, почти сопоставимо с годовой мощностью российского «Северного потока-2» на первом этапе его использования (4 – 5 лет). Выходит, это тоже «игра» против российского газа.

Очевидно, что дестабилизация алжирских (и алжиро-нигерийских) поставок газа едва ли выгодна ЕС и в целом Западу. Поэтому резонно предположить, что, как отмечает французский эксперт по вопросам энергетической политики Клод Рунте, «возможно, есть вариант замены в Алжире национально-авторитарного режима прозападно-либеральным или даже исламистским. Но гарантирующим растущие поставки газа из Алжира и из Западной Африки через Алжир в Европу для более успешной конкуренции с Россией». Эксперт небезосновательно полагает, что «известные помехи в Алжире в период ливийской операции вызвали предположение, что Алжир может сменить Ливию в авангарде арабского антизападного движения, тем более, с учетом непрозападных политических взглядов Бутефлики». Потому олицетворяемый Бутефликой «национально-авторитарный Алжир политически менее надёжен для газовых, и вообще, интересов Запада».

А вот для реализации проектов такого рода – т.е. для «демократизации» Алжира – могут пригодиться военные столкновения из-за сохраняющихся претензий Марокко на ряд приграничных алжирских районов, где сосредоточены крупные запасы высококачественной железной руды.

В 1963-м это привело к приграничной войне, но Рабату, получившему военно-техническую помощь от НАТО, не удалось реализовать свои притязания: эффективнее оказалась военно-техническая помощь Алжиру от СССР, КНР, Албании и Кубы.

Стороны остались в прежних границах, но те марокканские претензии сохраняются. Хотя многие местные аналитики считают, что дестабилизация Алжира наверняка перекинется на марокканскую монархию. Потому надежнее, по их мнению, соблюдать внутриалжирское status-quo. Однако погранвойны могут быть спровоцированы и извне, как свидетельствует давняя и совсем недавняя история…

Кроме того, неурегулированы пограничные вопросы Алжира с Ливией: в 1950-х – 1960-х Ливия претендовала почти на 30 тыс. кв. км восточного Алжира. Точнее, то были притязания западных нефтяных компаний, изначально экспроприировавших ливийскую нефтепромышленность, ибо в этой части Алжира поныне крупные, в основном эксплуатируемые запасы нефти. И оттуда в 1960-х – начале 1970-х проложены основные экспортные нефтепроводы Алжира.

В период Каддафи, когда ливийская нефтянка была национализирована, погранспоры были Ливией «приглушены» (хотя и не упразднены) ввиду планов и мероприятий ливийского лидера по созданию единого антизападного Магриба.

По имеющимся данным, противоборствующие друг с другом ливийские группировки фактически не признают имеющейся границы с Алжиром (установленной еще в первой половине 1920-х итальянскими колониальными властями Ливии и французскими в Алжире), но «открытых» претензий пока не предъявляют.

Похоже, окончательная позиция тех группировок по пограничным вопросам зависит от того, какая из них будет однозначно поддерживаться Алжиром.

Словом, факторы внутреннего и внешнего порядка тесно переплетены в в Алжире. Если вкратце, это, прежде всего, факторы энергетики, пограничных споров, общерегиональных трендов, а также идеологической и внешнеполитической ориентации этой страны.


Специально для «Столетия»


Материалы по теме:

Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Ирина
20.04.2019 18:13
Правильно: не исключены и планы раскола Алжира, как ранее Судана, Эфиопии. Франция, дав А.независимость в 1962-м, имела свой особый район (и ракетно-испытательный полигон) на урановом юге Алжира до 1967 г. включительно. А там - сугубо берберы, туареги, в т.ч. их экстремистсткие группировки, а обширные южные границы страны почти не охраняются...
Ренат
17.04.2019 21:37
Стабильный Алжир ОНИ в покое не оставят - это ТОЧНО и ПРАВИЛЬНО. Всё доказательно. Потому что МАГРИБ -очень лакомый кусок для НИХ, а Алжир некое олицетворение Египта при Насере, Ливии при Каддафи.Вероятно, в Алжире хотят поставить типа Мобуту в Конго и Дж.М.Нимейри (70-80 гг.) в Судане: диктатор, авторит. правитель, но прозападный...

Эксклюзив
20.08.2019
Алексей Байлов (Россия), Ярослав Дворжак (Чехия)
События в Чехословакии: взгляд через полвека.
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».