Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
7 июля 2020
Культура как среда обитания

Культура как среда обитания

17.08.2005

Когда я спрашиваю у студентов, кому могут принадлежать вот эти, сказанные в 1935 году, слова: "Нужна тотальная диктатура... диктатура художников... диктатура одного-единственного художника... чтобы... уничтожить привычки, уничтожить очарование, уничтожить историю и всю остальную кучу хлама. Но здравый смысл всегда побеждает. И нужно прежде всего совершить революцию против него!", - они после некоторого размышления неизменно приходят к единому твердому мнению: так мог изьясняться лишь кто-то из идеологов фашистской Германии. И всегда столь великое недоумение я читаю на их по-юношески светлых лицах, когда сообщаю им, что о "диктатуре одного-единственного художника" мечтал именно самый культовый художник либерального интернационала Пабло Пикассо.

А недоумение это – результат той самой революции "против здравого смысла", которая уже свершилась.

До недавнего времени принято было считать, что наиболее устойчивым и привлекательным способом национального выживания и развития является так называемая "шведская модель социализма", где нация представляет из себя симбиоз капитала и труда (это когда самые богатые выплачивают со своих доходов в казну до 95% налога, а самые бедные платят налог символический. Что позволяет государству уравнять в социальных правах всех своих граждан). Именно "шведская модель" была положена уже безмятежному, но все еще склонному к энтузиазму советскому народу в ту мышеловку, которая сначала была названа "перестройкой", а затем и "шоковой терапией".

Но когда мышеловка захлопнулась, мы вынуждены были убедиться, что приманка была уже не первой свежести.

Ни развитая экономика, ни вроде бы предельно эффективная система социальной защиты, ни НАТОвская "крыша", ни все прочие элементы, которые необходимы для обеспечения жизнестойкости наций, оказывается, не защищают "золотой миллиард" от вымирания. Французы, немцы и англичане, всегда демонстрировавшие миру способность к самым грандиозным демографическим экспансиям, без войн, без эпидемий, без природных катаклизмов стали вдруг исчезать с лица земли, как выплеснутая на раскаленный песок вода. И уже появились в Западной Европе столицы, где коренное население стремительно превращается в национальное меньшинство.

Значит, западные развитые государства на самом деле обеспечивают безопасность лишь государственно-административным структурам, лишь территориям, а не народам, эти территории населяющим? Или же это высокий жизненный уровень неизбежно ведет к деградации наций и к демографической катастрофе?

Однако есть и иные модели социального благополучия. Это, например, богатейшие арабские страны, где социальное развитие основывается на принципах Корана, уравнивающего в правах всех мусульман и принуждающего шейхов, владеющих нефтяными скважинами, выплачивать весьма солидную ренту всем гражданам своих государств. И что удивительно, бывшие бедуины, получая образование в лучших университетах Европы, обзаводясь дорогими автомобилями, кондиционерами, компьютерами и самой современной аудио- и видеотехникой, вымирать не торопятся. Напротив, в самых богатых арабских странах качественные медицинское обслуживание и питание, хорошее образование способствуют лишь улучшению демографической ситуации.

Точно так же не однозначно на уровень рождаемости влияет и бедность. Скажем, в нынешней нищей России численность населения уменьшается ежегодно почти на миллион человек, а в традиционно бедной Индии ситуация с рождаемостью вполне благополучная. Более того, по данным последней переписи населения, самая высокая рождаемость в России наблюдается именно в Чечне, где идет война, где весьма значительная часть населения живет в палатках или в неприспособленных для жилья руинах.

Понять истинную причину нашего вымирания можно, видимо, лишь выяснив, что общего есть между Россией и вымирающим "золотым миллиардом", и в чем можно обнаружить сходство между одинаково благополучными по демографическим показателям богатыми и бедными странами.

А общее тут одно: в то время как народы с благополучными демографическими показателями живут в традиционной для них культурной среде, вымирающие народы живут культурной среде модернизированной. В России же именно чеченцы, находящиеся в противостоянии с имперским центом, вынуждены были острее других российских народов испытать потребность в культурной идентификации (в возвращении к национальной традиции).

Увы, культура – это тоже среда обитания. И, оказывается, бывает она для жизни человека благоприятной, а бывает и совершенно непригодной.

* * *

Человек единственное живое существо, поведение которого определяется в большей степени не унаследованными инстинктами, а опытом, приобретенным после рождения. Именно культура является для человека тем исходным материалом, из которого он формируется как индивидуум, способный определенным образом выстраивать свои отношения с другими людьми, находить или не находить мотивы для созидательной деятельности.

Национальную культурную среду, формирующуюся естественным образом в процессе всей многовековой жизни народа, мы называем традиционной и она является сакральной. "Так положено", - говорит себе сформированный сакральной культурной средой юноша на каком-нибудь тихоокеанском острове и принимает, как должное, обряд инициации, а в Ереване – не задумываясь, уступает старшим свое место в общественном транспорте. Сакральные культуры не предоставляют альтернативы традиционным формам поведения. По мере изменения условий жизни сакральное общество не рушит свои традиции, а лишь обогащает.

И, напротив, в основе модернизированной культуры всегда лежит перманентный поведенческий выбор. Поэтому модернизированные культуры обречены на вечный самораспад. Ведь если можно нарушить один запрет, то, значит, можно нарушить и всякий иной.

Сформированный модернизированной культурой человек при всем своем ярко выраженном и, что неизбежно, агрессивном индивидуализме не может являть собою личность. Потому как личностное поведение всегда определяется неким общественно-значимым нравственным мотивом. А модернизированный культурный тип, вынужденный "прогрессивно" отрицать любые нравственные нормы, стесняющие его свободный выбор, обречен также и на бесконечное самоотрицание. Проще говоря, нельзя усидеть на суку, который ты сам постоянно пилишь.

Это значит, что все модернизированные культурные сообщества не могут удержаться на "шведской модели" социального комфорта. Ведь сам этот комфорт был достигнут инерцией христианской морали, составляющей нравственную основу сакральных европейских культур, давно модернизированных во всех наиболее развитых европейских странах. Поэтому сегодня католик, публично заявивший, что однополые браки - греховны, не может претендовать на ответственную должность в правительстве единой Европы. А вот если он придерживается противоположных взглядов, то карьере его ничего не мешает. Но это вовсе не значит, что в обществах с модернизированной культурной средой взята на вооружение некая определенная идеология. В таком случае нарушен был бы основной либеральный принцип, заключающийся в том, чтобы вообще не иметь любых иных ценностных приоритетов, кроме одного: права на их отрицание. А отрицать, я опять это подчеркну, можно все, что сформировано культурной средой, и, при всем желании, никак нельзя избавиться лишь от инстинктов животного характера.

Результатом подобного рода отрицаний стала и главная политическая установка нового мирового порядка, которую один из ее создателей, М.Фридман, в своей работе "Капитализм и свобода" сформулировал так: "Социальные обязательства – это фундаментально подрывная доктрина". Согласитесь, что в "шведскую модель" это уже не вписывается.

…Можно утверждать, что социально-экономическая модель, созданная в России под контролем именно западной финансово-политической элиты в буквальном смысле слова с чистого листа, является моделью самой идеальной для будущего глобального порядка. И уже потихоньку сворачивается бесплатное медицинское обслуживание в "шведской" Германии, уже и в США налог на крупные доходы снизился до 35%, при том, что в 1970-е годы он держался на уровне 70%. Призрак социал-дарвинизма перестал быть призраком сначала у нас в стране, а затем уверенно побрел по "цивилизованному" миру.

Будь россияне и граждане "цивилизованных" стран сакральными культурными типами, социал-дарвинизм вызвал бы у них адекватную защитную реакцию, но для того и создавалась альтернативная культура, чтобы сформированный ею модернизированный культурный тип оказался не способным заботиться об общественной пользе и отстаивать собственные права. Да, французские фермеры в ответ на "отмену субсидий, особенно в сельском хозяйстве" все еще могут вывалить в центре Парижа кучу коровьего дерьма, но на те битвы, где надо для общего блага жертвовать собственной драгоценной жизнью, они уже не способны.

Зато цивилизации с сакральным типом культуры демонстрируют готовность сражаться насмерть за свое право не деградировать под диктовку и сохранять свою способность к выживанию.

* * *

Так какая же существует взаимосвязь между демографическими показателями и типом культуры? Почему и мы, нищие, и богатый "золотой миллиард" одинаково вымираем?

Все дело в том, что с утратой сакральной культуры общество утрачивает ту иммунную систему, которая позволяет ему на любые испытания реагировать самым верным способом: выживать. И, что очень важно, сакральная культура формирует именно тот культурный тип, который использует уже готовый, тысячелетиями совершенствовавшийся опыт выживания. Т.е., если мать вручает своей дочке не Барби, а обычную (традиционную) куклу, то дочка ее становится по отношению к этой кукле матерью, она ее кормит, нянчит, подражая собственной матери. А есть в сакральных культурах еще и песни, в которых заключен весь духовный, нравственный, чувственный, душевный и всякий прочий, вплоть до бытового, опыт, необходимый для полноценного бытия будущей матери.

Можно ли все это обнаружить в модернизированной песенной культуре? Могут ли воспитать будущих родителей А.Пугачева с Ф.Киркоровым? Вопрос, как говорится, риторический…

Стоит обратить внимание и на "жидкообразное" (по Жаку Атали) состояние модернизированного общества. В то время как сакральные общества образуют своего рода "кристаллическую решетку", устойчивую к любым внешним воздействиям, устраняющую различия между частным и общим.

Модернизированная культура если и создавалась людьми ущербными (а кто же еще согласится на роль Сорокина и Ерофеева, на роль бунтующего против "здравого смысла" Пикассо?), то все же не спонтанно, а под руководством общемирового агитпропа. Например, по инициативе самого Римского клуба (вот уж не Сорокины там заправляют!) для выбраковывания социально активной части молодежи была реализована СМИ-программа по созданию наркокультуры. Кроме того, немалые деньги были вложены в сексуальные и прочие "революции". И если даже предположить, что ведущие некоторых наших телепрограмм являются идиотами по рождению, а не по профессии, это уже ничего не меняет.

А теперь давайте представим, что мировая финансово-политическая элита абсолютно бескорыстна. То есть некие умные дяди вместо сакральной культуры пытаются создать культуру более соответствующую вызовам современного общества. Но ведь только классические элементы, которые нравственному строю модернизированной культуре противоречат, заново не создашь. Кто даже за деньги какого-нибудь Сороса вот так запросто станет Гомером, Шекспиром, Пушкиным, Моцартом, Чайковским, Свиридовым, Рафаэлем, Саврасовым и даже всего лишь Дюма-отцом? Может быть, Жванецкий с Пелевиным?

…Итак, сколько бы мы не надували щеки относительно вдруг озарившего нас понимания собственных национальных интересов, все это будет подобно камуфляжу, позволяющему нынешней российской власти ускользнуть от решения ключевой проблемы национальной безопасности – возвращения России в ту сакральную культурную среду, которая, как показал опыт даже развитых стран, только и является пригодной для человеческого обитания и выживания. Опять же, только сакральная русская культурная среда может быть притягательной для других народов России и особенно для мусульман, религиозное сознание которых стремительно возрождается. Не может же, в самом деле, правоверный мусульманин ощутить потребность в единстве с олицетворением мирового шайтана.

* * *

Я всегда спрашиваю у студентов: может ли постиндустриальное информационное общество быть тоталитарным? И все они, как революционные матросы, уверенные, что все новое лучше старого, отвечают, не задумываясь: не может! И я им начинаю объяснять, что если информация становится товаром, а средства ее распространения являются чьей-то собственностью, то, как минимум, ни о какой демократии речи идти не может. Потому что впервые за всю человеческую историю появились технологии, позволяющие управлять человеческим сознанием точно так же, как крестьянин управляет взнузданной лошадью. И, значит, перевернута уже новая страница в нашей истории, где без специальной санкции Гамлет никогда не сразит убийцу своего отца, где у короля Лира все дочери будут одинаковы, а Ромео и Джульетта никогда не полюбят друг друга, если на то не будет на то чьей-то сторонней воли. "А что же делать?" - спрашивают у меня озадаченные студенты. И я поясняю им, что хотя человек уже создал ядерные бомбы, взорвав которые можно уничтожить жизнь на всей планете, но пока еще никому не позволено приобретать такие бомбы в частную собственность. А значит, одумавшись и представив масштаб угрозы, можно не позволить частным лицам владеть телеканалами и иными СМИ.

При этом стоит помнить, что и культура в либеральном информационном обществе становится товаром, процеженным сквозь сито частных или нелояльных к ней СМИ. А если культура – это среда обитания, формирующая определенный нравственный тип человека, значит мы уже позволяем превращать свой образ и подобие Божье в образ и подобие некоего новоявленного Люцифера, возомнившего себя Богом.

...Но уже не важно, что мы говорим друг другу о текущей жизни. Модернизированное общество – это когда все люди теряют свои индивидуальные черты и перестают сопереживать друг другу. И любые знания, любые личные представления превращаются в малую, ничего не значащую часть того множества, в котором, как на мусорной свалке, все теряет свой изначальный смысл и предназначение.

Николай Дорошенко,

Главный редактор газеты Союза писателей России

"Российский писатель"



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.


Эксклюзив
07.07.2020
Николай Савченко
Новые факты о «памятнике неизвестному фашисту» в Россоши.
Фоторепортаж
17.06.2020
Подготовила Мария Максимова
Главархив Москвы и центр госуслуг «Мои Документы» запустили виртуальный музей, посвященный Великой Отечественной.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».