Фонд исторической перспективы Столетие
Рассылка новостей

e-mail:
 

ИНФОРМАЦИОННО - АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИЗДАНИЕ ФОНДА ИСТОРИЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ
интернет-газета издаётся с 21 сентября 2004 года

26 июня 2017

 
ТАКЖЕ В РУБРИКЕ
Читая дневники великого Георгия Свиридова.
21.06

К 110-летию со дня рождения автора «Колымских рассказов».
16.06

К 150-летию со дня рождения поэта Константина Бальмонта.
15.06

Кто у нас получает национальные литературные премии.
06.06

Современная поэзия представлена в книге «Я – израненная земля».
02.06

Как на Первом канале перелицевали биографию выдающегося русского певца.
31.05

Судьба тесно связала Константина Паустовского с Крымским полуостровом.
31.05

К 140-летию со дня рождения поэта Максимилиана Волошина.
29.05

Заметки о новом историческом телесериале.
25.05

В его книгах господствовала романтика, в реальной жизни – бунт.
19.05

Беседа с народным артистом России о современном искусстве и не только.
18.05

Читатель разминулся с прозаиком при его жизни, чтобы открыть заново после его ухода…
12.05

Исторический сериал – это прекрасно, но не слишком ли много Екатерин?
10.05

На гатчинском кинофоруме лучшим признан фильм о поэте М. Волошине.
05.05

1 мая исполнилось 100 лет со дня рождения знаменитого мультипликатора.
02.05


Культура

Прозорливый Замятин

Д. Оруэлл и О. Хаксли стали его последователями
Олег Павлов
21.04.2017
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте
Прозорливый Замятин

Русский писатель Евгений Замятин стал родоначальником целого литературного направления в мировой культуре – антиутопии, представление о которой дает простое перечисление имен: Набоков, Оруэлл, Брэдбери… У себя на родине он был свидетелем гигантских, поистине тектонических общественных сдвигов, когда отдельная личность, судьба которой всегда оставалась в центре внимания нашей классики, перестанет быть самоценностью. В России, которую его современник вскоре назовет «кровью умытая», он столкнется с насилием, принуждением, огромным количеством невинных жертв, что не сможет не отразиться на его творчестве.

Он родился в 1884 году в Лебедяни. Отец был православным священником, мать – пианисткой. Лебедянь детства – заштатный городок на берегу Дона с без малого семью тысячами жителей. В городе семь православных храмов, Троицкий монастырь и сто лавок. Фабрик и заводов – девять, главные из них – мыловаренный, два кожевенных и винокуренный.

«Рос под роялем, – вспоминал писатель. – Мать – хорошая музыкантша. Гоголя в четыре – уже читал. Детство – почти без товарищей: товарищи – книги. До сих пор помню дрожь от "Неточки Незвановой" Достоевского, от тургеневской "Первой любви". Это были – старшие и, пожалуй, страшные; Гоголь – был другом».
Еще в гимназии Евгений понял, что ему легко дается словесность (он писал блестящие сочинения), но совершенно противится математика – математический язык казался очень трудным, а его изучение было мучительным. Тем неожиданней оказался выбор Замятиным кораблестроительного факультета политехнического института. Как позже сам признавался, он сделал это, скорее, из упрямства, наперекор судьбе и своим способностям.

В столичном институте Евгений Замятин быстро примкнул к компании молодых людей из социал-демократов и проникся большевистскими настроениями. Замятин стал постоянным участником митингов и демонстраций.

В 1905 году за большевистскую агитацию рабочих его арестовали. Выйти на свободу он смог благодаря стараниям матери. Освободившись, Евгений продолжил обучение в институте.

Во время революции 1905 года он прошел всю положенную шкалу испытаний: арест, неотступные мысли о мешочке с порохом, оставленном на подоконнике (найдут - виселица), одиночка на Шпалерной, нелегальное проживание в Петербурге, а затем в Гельсингфорсе, в Финляндии…

Об этой поре своей жизни сам Замятин скажет позднее: «Революция была юной, огнеглазой любовницей, – и я был влюблен в Революцию...».

… «Петербург начала века – Петербург Комиссаржевской, Леонида Андреева, Витте, Плеве, рысаков в синих сетках, дребезжащих конок с империалами, студентов мундирно-шпажных и студентов в синих косоворотках. Я – студент-политехник косовороточной категории. В зимнее белое воскресенье на Невском – черно от медленных, чего-то выжидающих толп. Дирижирует Невским думская каланча, с дирижера все не спускают глаз. И когда подан знак – один удар, час дня – на проспекте во все стороны черные человеческие брызги, куски "Марсельезы", красных знамен, казаки, дворники, городовые... И чем ближе к девятьсот пятому – кипенье все лихорадочней, сходки все шумнее. Летом – практика на заводах, Россия, прибаутливые, веселые, третьеклассные вагоны, Севастополь, Нижний, Камские заводы, Одесса, порт, босяки…».

После «первой русской революции» Евгений Замятин повстречал свою Людмилу. Людмила Николаевна, очаровательная и по-русски общительная, стала не только верной спутницей Замятина, она была помощницей в его литературных трудах. Замятин всегда давал ей на прочтение первоначальные наброски своих рукописей, прислушивался к ее мнению, что-то переписывал. Окончательный текст она же печатала на пишущей машинке.       

Окончив институт, Евгений Замятин работает на родном кораблестроительном факультете преподавателем, увлекается инженерией. И начинает всерьез заниматься литературой.

В 1911 году Замятина высылают из Петербурга как нелегала. В Лахте родилась первая повесть Замятина «Уездное». Ее высоко оценил Максим Горький, назвав «вещью, написанной по-русски, с тоскою, с криком». С этих самых пор критики начали отзываться о Замятине не как о новичке в литературе, только пробующем слова на вкус, а как о писателе, способном уловить тончайшие настроения и эмоции и перенести их на бумагу.

После «Уездного» Замятин сблизился с группой журнала «Заветы» – Ремизовым, Пришвиным...

Ремизов говорил о нём в конце жизни: «Замятин не болтун литературный и без разглагольствований: за 29 лет литературной работы осталось - под мышкой унесешь; но весь - свинчатка».

В «Заветах» была опубликована антивоенная повесть  Замятина  «На куличках», вызвавшая большой общественный резонанс. В результате редакция журнала и сам автор были привлечены к суду.

Писателя сослали в Кемь, где он пробыл около двух лет. Лет пятнадцать спустя, вспоминая об этом случае, Замятин писал, не без иронии: «С этой повестью вышла странная вещь. После ее напечатания раза два-три мне случалось встречать бывших дальневосточных офицеров, которые уверяли меня, что знают живых людей, изображенных в повести, и что настоящие их фамилии - такие-то и такие-то, и что действие происходит там-то и там-то. А между тем дальше Урала никогда я не ездил, все эти "живые люди" жили только в моей фантазии…»

Поездке на Север предшествовала амнистия 1915 года, по которой Замятину, наконец, разрешалось легально проживать в столице. Однако симптомы болезни сердца, которая затем сведет его в могилу – «грудной жабы», - заставили, по рекомендации врачей, покинуть Петербург. Замятин уезжает в Николаев, где строит землечерпалки.

Специальность морского инженера и летняя практика давали писателю возможность путешествовать. Замятин побывал в Севастополе, Нижнем Новгороде, Одессе, на Камских заводах, плавал на пароходе в Константинополь, Смирну, Бейрут, Порт-Саид, Яффу, Александрию, Иерусалим. Совершая заграничное плавание в качестве практиканта на пароходе «Россия», он становится свидетелем восстания матросов на «Потемкине», впечатления от которого далее легли в основу рассказа «Три дня».

В Англии молодой инженер принимает участие в строительстве ледокола «Александр Невский», позже переименованном в «Ленин».

Замятин написал сатирическую повесть «Островитяне», вдохновленный бытом англичан. Английские джентльмены жили по твердому расписанию: в определенные часы принимали пищу, дышали воздухом, занимались благотворительностью и т. д. А главное, писатель не видит никаких преимуществ европейской цивилизации, хваленной доморощенными западниками, перед уездной Россией.

Замятин пишет об этом времени: «До этого на Западе был только в Германии. Берлин показался конденсированным, 80 %-ным Петербургом. В Англии другое. Здесь – сперва железо, машины, чертежи: строил ледоколы в Глазго, Нью-Кастле, Сэндэрланде, Саус-Шилдсе… Немцы сыпали сверху бомбы с цеппелинов и аэропланов. Я писал "Островитян". Когда в газетах запестрели жирные буквы: "Revolution in Russia", "Abdication of Russian Tzar" – в Англии стало невмочь, и в сентябре 17-го, на стареньком английском пароходишке (не жалко, если потопят немцы) я вернулся в Россию. Шли до Бергена долго, часов пятьдесят, с потушенными огнями, в спасательных поясах, шлюпки наготове».
На родине он сближается с Горьким и активно участвует во всех культурных начинаниях, им предпринимаемых.

Настала «жуткая, веселая» зима 1917-1918 гг. В головах творческой интеллигенции всяческие затеи всемирного уровня – издать классиков всех времен и всех народов, объединить всех деятелей всех искусств, дать на театре всю историю всего мира…

Но Октябрь постепенно гасит веру художника в революцию. Он не переходит в стан белогвардейцев, не эмигрирует из России, но он и не идет на работу к советской власти: «Практическая техника заглохла и отломилась от меня, как желтый лист» (из автобиографии Замятина).

«Мир жив только еретиками. Наш символ веры – ересь... Вчера был царь и были рабы, сегодня – нет царя, но остались рабы... Война империалистическая и война гражданская – обратили человека в материал для войны, в нумер, в цифру... Умирает человек. Гордый homo erectus становится на четвереньки, обрастает клыками и шерстью, в человеке – побеждает зверь. Возвращается дикое средневековье, стремительно падает ценность человеческой жизни... Нельзя больше молчать», – пишет он во время Гражданской войны.

В 1921 году его усилиями было создано объединение писателей «Серапионовы братья», куда вошли Зощенко, Тихонов, Каверин и прочие. Молодые мастера учились у него особому вниманию к построению сюжета, выверенности каждой фразы, образной выразительности языка.        

Исследователь Замятина Н.Н. Комлик пишет: «Детально описанные художником многочисленные обеденные столы крестьянско-мещанской России, на которых в изобилии расставлены «шаньги, заспенники, овыдники, студни, щи, сомовина, а то сазан соленый, кишки, жаренные с гречневой кашей, требуха с хреном, соленые арбузы, да яблоки, да мало ли там еще что» — это не просто экзотические подробности ее быта, но часть национального космоса, метатекст, в котором прочитываются бытийные воззрения народа, его национальные традиции, менталитет. Через обеденное, праздничное застолье, сопровождающее православный календарь, по которому живут замятинские герои, просвечивает мифологическая, сказочная Русь, открытая на рубеже веков и воплощенная в живописи таких художников, как Васнецов, Билибин, Нестеров».

Замятин превратил петроградский «Дом искусств» в своего рода литературную академию. Орнаментальный стиль Е. Замятина оказал влияние на многих прозаиков, к тому же он неоднократно выступал против «литературного раболепства», заслужив репутацию бунтаря, «внутреннего эмигранта».

Наиболее значительное сочинение Замятина – роман-антиутопия «Мы». Он был написан в последние годы  Гражданской   войны и, вобрав в себя литературные традиции русской и английской литературы, оказал сильное воздействие на будущих авторов великих антиутопий Джорджа Оруэлла и Олдоса Хаксли.

В назидательной беседе со взбунтовавшимся строителем «Интеграла» (у которого будет затем вырезана «фантазия») – через тысячелетия – Благодетель вещает о том же, о счастье, насильственно привитом человечеству.

Одним из главных вопросов, волновавших писателя, становится вопрос о насилии. В неизбежной жестокости классовой борьбы Замятин видит жестокость неоправданную, осуждает Гражданскую войну как братоубийственную.

Его собственные взгляды на сущность революции отразились в программной статье «О литературе, революции, энтропии и прочем» начала 20-х годов, в которой революции социальной, как частному проявлению, он противопоставляет революцию космическую, универсальную, призванную противостоять всякому застою, догматизации найденной истины.

«Мрачное зрелище всеобщего одичания, развернутое перед читателем в последней главе романа, так знакомо и так близко нам. В этих людях, все свои силы тратящих на первобытную борьбу с голодом и холодом, мы узнаем себя; в этих развалинах мы узнаем Россию. И только одно может и должно дать нам силу жить дальше: камни от развалин так похожи на камни, приготовленные для какого-то нового, может быть, огромного и светлого здания», – пишет писатель в разгар Гражданской войны.

Замятин утверждал, что человеческую жизнь и жизнь всего человечества нельзя искусственно перестраивать по программам и чертежам, потому что в человеке, кроме его материально-физических свойств и потребностей, имеется еще иррациональное начало, не поддающееся ни точной дозировке, ни точному учету.

В 1921 году издательство З. Гржебина в Берлине предложило Замятину издать собрание сочинений в 4-х томах. За рубеж были посланы старые и новые произведения писателя, в том числе роман «Мы». Разорившийся издатель успел выпустить лишь один том, куда вошли повести и рассказы. Роман «Мы» без согласия автора был переведен на английский язык и издан в Нью-Йорке в 1924 году.

В СССР тотчас последовали обвинения. Резкая критика в адрес романа привела к тому, что после 1929 года Евгения Замятина в Советском Союзе больше не печатали.

А в 1930 году все его произведения оказываются в стране под запретом, из-за чего писатель решается уехать. Он выходит из Союза писателей и письменно просит И. Сталина разрешить ему покинуть СССР.

В ноябре 1931 года Замятин перебирается в Ригу, оттуда – в Берлин. Конечной точкой его путешествия стал Париж, где он обосновался в феврале 1932 года, сохранив советский паспорт.

В Париже Замятин пишет статьи для местных газет, рассказы, сценарии для фильмов.

Он очень тосковал по родным краям. «... Если бы в 1917 г. не вернулся из Англии, если бы все эти годы не прожил вместе с Россией – больше бы не мог писать», – скажет Замятин.       

К сожалению, еще раз увидеть родину ему не довелось. В 1937 году 10 марта писатель скончался от стенокардии. Его похоронили на кладбище в Тье, в Париже, где обычно хоронили бедных русских эмигрантов.   

Евгений Иванович Замятин вошел в русскую культуру не только как писатель, но и как прекрасный литературовед, разработавший собственную филологическую концепцию.

Дж. Оруэлл напишет о нем: «Вполне вероятно, что  Замятин  вовсе не думал избрать советский режим глобальной мишенью своей сатиры. Цель  Замятина не изобразить конкретную страну, а показать, чем грозит машинная цивилизация».

Но то ли время слепило себя с творения Замятина, то ли автор уловил невесомые информационные флюиды, тогда ещё эфирно колышущиеся между настоящим и будущим, однако ему удалось с гениальной прозорливостью уловить грядущее, утешая и предостерегая одновременно.

«Будет время, – говорил писатель, – оно придет непременно, – когда человечество достигнет известного предела в развитии техники, время, когда человечество освободится от труда, ибо за человека станет работать побежденная природа, переконструированная в машины, в дрессированную энергию. Все преграды будут устранены, на земле и в пространстве, все невозможное станет возможным. Тогда человечество освободится от своего векового проклятия - труда, необходимого для борьбы с природой, и вернется к вольному труду, к труду-наслаждению. Искусство только еще рождается, несмотря на существование Фидия и Праксителя, Леонардо да Винчи и Микеланджело, на Шекспира и на Достоевского, на Гёте и на Пушкина. Искусство нашей эры – лишь предтеча, лишь слабое предисловие к искусству. Настоящее искусство придет в эру великого отдыха, когда природа будет окончательно побеждена человеком».

В России роман «Мы» был впервые опубликован спустя несколько десятилетий после его написания…


Специально для «Столетия»


Статья опубликована в рамках социально значимого проекта «Россия и Революция. 1917 – 2017» с использованием средств государственной поддержки, выделенных в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 08.12.2016 № 96/68-3 и на основании конкурса, проведённого Общероссийской общественной организацией «Российский союз ректоров».









Комментарии


ВЕРА Леснику
10.06.2017 13:17

Лесник-Петру Петровичу
01.05.2017 10:57
Ну и чушь вы тут написали.
Общину как раз уничтожили большевики, поскольку она представляла для них угрозу как сплоченный коллектив способный постоять за свои интересы. Всех лидеров как кулаков экстрадировали, а пассивнуюмассу без пассионариев загнали в колхозы, хотя никаких экономических эффектов это не принесло и все советские годы с/х реформировали пока совсем его не доконали.

Лесник-Петру Петровичу
01.05.2017 11:11

   "Живое творчество масс, похоже, вам, как и Хрущёву, претит. Дорогой Никита Сергеевич возомнил, что он лучше потомственных хлеборобов понимает землю и, многое "натворил". Рабочее предприятие - совхоз. Строгий план всего и вся без оглядки на местные условия, над чем интенсивно размышлял Маркс. Вот вам одно из главных противоречий марксизму. Волюнтаризма - пруд пруди.

Лесник-Петру Петровичу
01.05.2017 10:57

    Ну разве кто говорил, что крестьянская община, коммуна должна быть мелкохозяйственной? Если только любезная ВЕРА. Не уничтожая дух общины, а укрупняя и переводя её в состояние колхоза, акцентируя общинность творческого труда крестьянина, под руководством Сталина, освободилось достаточное количество тружеников для необходимого научно-технического рывка.

Петр Петрович - Лесник
30.04.2017 14:11

Чего-то вы мудрите, Лесник. Мало поесть, надо ещё хорошо переварить, а то полное расстройство организма получится, верно? Так и со знаниями, мало наполнить голову информацией, надо ещё уметь её осмысливать и делать правильные выводы.
Скажите, разве большевики не начали строительство социалистического государства с индустриализации? Первый шаг к ней был - электрификация всей страны. "Коммунизм есть советская власть плюс электрификация всей страны!",- вот лозунг того времени. Эти слова были сказаны в речи «Наше внешнее и внутреннее положение и задачи партии» на Московской губернской конференции РКП(б) 1920 года:

    "Коммунизм есть Советская власть плюс электрификация всей страны, ибо без электрификации поднять промышленность невозможно… Коммунизм предполагает Советскую власть, как политический орган, дающий возможность массе угнетенных вершить все дела, — без этого коммунизм невозможен… Этим обеспечивается политическая сторона, но экономическая может быть обеспечена только тогда, когда действительно в русском пролетарском государстве будут сосредоточены все нити крупной промышленной машины, построенной на основах современной техники, а это значит — электрификация, а для этого надо понимать основные условия применения электричества и соответственно понимать и промышленность и земледелие."

Так что, Лесник, с крестьянской общиной никто не заморачивался, социализм собирались строить не в аграрной, а в индустриальной стране. Никаких противоречий с Марксом нет.
Сталин не собирался восстанавливать крестьянскую общину в том виде, какая она была при царе. Практика показала, что мелкие производители не могут обеспечить продуктами растущее население городов индустриальной страны. (Это только наши дурни в эпоху перестройки думали, что мелкие фермы создадут продуктовое изобилие.) Сталин решил создать крупные коллективные сельхоз предприятия и он их создал, растущим городам голод уже не грозил. В СССР появилась пищевая промышленность, о которой в царской России никто даже не помышлял!
Хрущёв пошёл ещё дальше, преобразуя колхозы в совхозы, тем самым превращая крестьян-фермеров, объединённых в колхозы, в работников государственных сельскохозяйственных предприятий. Тем самым Хрущёв уравнял рабочих и крестьян, те и другие стали наёмными работниками на государственных предприятиях. Потом Хрущёв прикрыл производственные артели, которые неплохо себя чувствовали при Сталине. Хрущёв явно перестарался, многоукладность экономики не противоречит социализму. Надо было оставить свободу личной инициативе граждан, тогда фарцовщики и подпольные изготовители шмоток превратились бы в законопослушных торговцев и предпринимателей. И фермерам одиночкам тоже надо было разрешить горбатиться на своём клочке земли. Глядишь, и перестройки никто не захотел бы. Но срединный путь не для нас, вот и бросает нас от капитализма к социализму с коммунизмом за углом, и снова к дикому криминальному капитализму. Земля у нас большая и обильная, порядка только нет... в головах.



Лесник-Петру Петровичу
30.04.2017 10:23

  Теорию Маркса надо использовать учитывая специфику каждого государства, а не огульно по трафарету. Иногда это делается по недомыслию, а иногда умышленно(Троцкий, Хрущёв) Так, что думаем, потом делаем.

Лесник-Петру Петровичу
30.04.2017 10:13

   В отличии от догматиков, бездумно подгоняющих всё и всех под одну схему, Маркс честно пытался решить вопрос. За что ему великая честь. Не получилось даже теоритически. У Тихомирова получилась теория. Сталин, пусть на короткое время, но доказал верность теории Тихомирова.

Лесник-Петру Петровичу
30.04.2017 10:07

  Три года в черновиках готовил ответ, но так и не отослал письмо. "Споткнулся" на крестьянской общине, которая, по его оценке, была фрагментом социалистического общества и не вмещалась в схему перехода к социализму предложенную им для стран состоявшегося капитализма.

Лесник-Петру Петровичу
30.04.2017 9:59

  Интересный пример для предыдущего комента - письмо Маркса Вере Засулич, которая обратилась к основоположнику с вопросом :"Как России переходить к социализму?" Надо отдать должное гениальному, без иронии, мыслителю, который пытался достоверно(!) ответить на вопрос.

Лесник-Петру Петровичу
29.04.2017 11:28

   Спасибо за пожелание здравия. Возник вопрос о методологии, то есть кто и как "талдычит". Я не отрицаю некоторые положительные аспекты теории Маркса. Вы с порога безаппелиационно отрицаете Веру в Бога, а также категорично настаиваете на якобы поступательном "прогрессе", пренебрегая марксистким же постулатом о спиралеподобном развитии общества. Отсутствие диалектики к добру не приведёт.

Лесник- Неравнодушному
28.04.2017 11:10

   К сожалению всё так и есть. С чем я никак согласиться не могу. Пока РПЦ это в себе не преодолеет, то все потуги установления христианской справедливости будут тщетными.

Петр Петрович - Лесник
28.04.2017 1:54

\\Если повторять одну и ту же догму неоднократно и непрерывно, чем вы занимаетесь...\\

Лесник, потратьте минут 30 и перечитайте свои собственные посты, тогда поймёте, кто тут талдычит одну и ту же, гм, истину. В чужом глазу соринку зрите, а в своём бревна не видите. Будьте здоровы. Горох и стенка.





Неравнодушный
27.04.2017 20:47

"Товарищ Смирнов был тяжело ранен и свалился с танка.

Немцы затащили его в блиндаж и начали допрашивать. Комсомолец Смирнов на вопросы не отвечал, тем самым остался верен воинской присяге. Тогда немцы поставили его к стенке, забили два гвоздя в голову, руки вытянуты в горизонтальном положении, в ладони было забито по гвоздю, по гвоздю было забито в подъеме ног. Кроме этого в грудь было нанесено четыре кинжальных ранения и два в спину. Голова и лицо были побиты холодным оружием. В чем составлен настоящий акт".
Читайте больше на https://www.pravda.ru/society/fashion/models/09-07-2012/1121440-yuri_smirnov-0/Смирнову Юрию Васильевичу шел 19 год.Не знаю вспоминает ли его церковь или нет,а вот молодежные организации, и вообще те кто должен заниматься патриотическим  воспитанием молодежи,преподаватели,творческие работники о нем точно забыли,и не только про него. Зато всячески оплевывают Павлика Морозова. Имя Павлика Морозова стало нарицательным, синонимом предательства.Кто знает какие душевные муки перенес мальчик,чтобы спасая чужие жизни разоблачить душегуба деда. Ведь по христиански убийство это большой грех,и предотвратив его Павлик сделал богоугодное дело. Неужели этого не знают осуждающие его лицемеры, стоящие со свечами на богослужение. Такое жеотношение к Зое, Матросову и к другим героям войны. Ханжи, у  них другие герои. Ведь церковь промолчала, значит молчаливо согласилась с осуждением поступка Павлика Морозова. А ведь церковь провозгласила: Не судите,да не судимы будете. Да,я понимаю разницу между судом и осуждением, но все же?

Лесник-Петру Петровичу
27.04.2017 20:03

   Если повторять одну и ту же догму неоднократно и непрерывно, чем вы занимаетесь, она от этого истиной не станет и не сделает умнее повторяющего. Я со всех сторон и долгое время отвечал вам на сегодняшний ваш вопрос. Не вняли. В обсуждении с НЕРАВНОДУШНЫМ вновь объяснил свою позицию. Вот горох. Вот стена.

Петр Петрович - Лесник
27.04.2017 8:21

Скажите, почему вы свободу в 21 веке связываете с феодализмом и с главным феодалом - монархом? У нас уже 100 лет как республика - буржуазная, социалистическая и снова буржуазная. Какие исторические предпосылки к тому, что Россия готова вновь стать феодальным государством? Своими призывами к монархии монарха вы не вернёте, зато легко получите ДИКТАТОРА. Вам это надо? А нам это надо? Народу сегодня нужна демократия, вопрос только в том - какая? Буржуазная или Народная? Вот об этом надо думать и говорить. А вы всё про нафталин из царского сундука...


Лесник- Неравнодушному
27.04.2017 7:25

   Как в капле утренней отражается весь мир Христов, так на одном примере можно понять болезнь нашей Церкви. Обратились к РПЦ с просьбой о Святом Прославлении Евгения Родионова. Просьба была отклонена, так как Евгений курил. Но тут же был прославлен святым страстотерпцем император Николай 2-ой, который тоже грешил курением. Перед Богом все равны.

Лесник- Неравнодушному
27.04.2017 0:08

   Мои претензии к исполнению своего пастырского долга высшими иерархами РПЦ в дореволюционный период(особенно), во время революции, в перестроечный период и в настоящее время очень существенны. Внешнее благолепное молчание при катастрофической деструкции народного Духа, предпринимаемой действующей властью, что в корне противоречит Святому Евангелию.

Неравнодушный
26.04.2017 22:30

Уважаемый Лесник, согласен с Вашими высказываниями. Духовность человека определяет его поведение. Духовная свобода это внутреннее ощущение,раскрепощенность.  Духовная жизнь хотя и важная составляющая в мироощущении  человека,но мы живем в материальном мире,и насколько он справедлив зависит свобода человека.Без экономического достатка, разумного,нет полной свободы. Поэтому я считаю что свободное общество,а следовательно и человек могут быть лишь при общественно экономической формации в котором отсутствуют возможности присвоения чужого труда. Где трудовой вклад определяет благополучие каждого. Да, Вы правы: к сожалению, в современном потребительском обществе все подчиненно наживе, человек становиться рабом золотого тельца, мораль  и совесть становятся химерой. Живем мы в интересное время, но я бы сказал в подлое время, когда место человека  в обществе определяет богатство. Так и говорят: Он стоит столько-то долларов. Мы видим как человечество деградирует, войны,теракты,приносящие смерть стало нормальным состоянием. Это надолго,но не вечно. Жернова истории это время,оно перимолит и либералов,и рыночную экономику,а вот что будет увидят наши потомки..

Лесник- Неравнодушному
26.04.2017 15:59

   О рабстве. Разве наша жизнь с конца 80-х и далее не доказывает, что рабское сознание всё более и более овладевает нами. "Бытиё определяет сознание. Свобода может быть только духовной. Бездуховность, которую нам усиленно вдалбливуют, опутывает нас рабскими путами. Нам, русским по Духу, надо победить. Мы обязаны это сделать.

Лесник- Неравнодушному
26.04.2017 15:50

   Но исключительно потому, что и царедворцы, и императоры не понимали различия форм монархии. Мало назваться самодержцем, надо им быть. Образ такого самодержца и восстановил Тихомиров. И это великий подвиг. Всю свою жизнь посвятил народному благу. А Вы пеняете ему что просил помилования в своих преступных деяниях. Раскаялся, разве не так?

Лесник- Неравнодушному
26.04.2017 15:41

   Отступив на доли миллиметра при прицеливании - цель достигнута не будет. Что, к сожалению, сейчас и происходит - фактическая духовная легитимизация Богу противного капитализма. Да, и пренебрежение заповедей Святого Евангелия. Ну отвержение Тихомирова Вами совершенно необоснованно. Да разрешали ему публиковаться.

Комментарии 1 - 20 из 44
Начало | Пред. | 1 2 3 | След. | Конец

Добавить комментарий

Ваше имя *
Комментарий *
CAPTCHA
Введите слово
с картинки *




ПОИСК

Великая Отечественная: свидетели и судьбы

В Новом манеже проходит выставка «1942. В штабах Победы».

НАШИ ПАРТНЕРЫ
Новый сайт Фонда исторической перспективы
Институт демократии и сотрудничества
Другая Европа






Мнение авторов может не совпадать с позицией редакции.

Всемирный Русский Народный Собор Официальный сайт журнала 'Международная жизнь'
Аналитический портал о Балтийском регионе Научное Общество Кавказоведов
Столетие
Зарегистрировано в Роскомнадзоре.
Cвидетельство о регистрации средства массовой
информации Эл № ФС77-42440 от 21 октября 2010 года.

Адрес: Москва, ул. Долгоруковская, д. 33, кор. 2.
Copyright © Stoletie.RU

При частичной или полной перепечатке материалов
портала, ссылка на Столетие.RU обязательна
электронная почта: post@stoletie.ru.

Редакция | Контакты | Карта сайта