Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 августа 2019
Москва меж двух Корей

Москва меж двух Корей

Россия искусно поддерживает отношения с враждебными друг другу государствами
Дмитрий Мельников
21.04.2015
Москва меж двух Корей

Отказ президента Южной Кореи Пак Кын Хе прибыть в Москву на 9 мая для участия в торжественных мероприятиях, посвященных семидесятой годовщине Победы, неожиданностью не стал. Мы приглашали – но знали, кого. Главу страны, верного союзника Вашингтона. Не приедет - совершенно не расстроимся. А вот президента КНДР Ким Чен Ына ждем в Москве.

Наши северокорейские друзья не любят разглашать график поездок высшего руководства. Однако, вполне возможно, что необходимость установления контактов со своими союзниками ради прорыва международной изоляции все же перевесит проблемы обеспечения безопасности лидера.

Понятно, что приезд Ким Чен Ына в Москву будет крайне болезненно воспринят в Сеуле - там всегда очень ревниво следят за нашими контактами с Пхеньяном. Руководство Южной Кореи рассматривает существование своего северного соседа как некое недоразумение, которое, по его твердому убеждению, может и должно быть устранено. Что даже отражено в основном законе, где утверждается, что территория Республики Корея – это весь Корейский полуостров, а все граждане Северной Кореи могут довольно легко получить южнокорейский паспорт.

Если любое государство укрепляет связи с КНДР, то в Сеуле считают это поддержкой своего главного врага, продлевающего существование «пхеньянского режима».

Поэтому и ведут дело к максимальной изоляции КНДР на международной арене. В определенной мере эту цель можно считать достигнутой: несмотря на то, что Северная Корея признана большинством стран мирового сообщества, реально поддерживают с ней связи лишь около двух десятков государств. И дело вовсе не в ее инвестиционной непривлекательности, как раз наоборот, тамошняя дешевая и квалифицированная рабочая сила вкупе с богатыми полезными ископаемыми - предмет вожделения многих предпринимателей. Просто Сеул, вместе с Вашингтоном, где подкупом, а где угрозами убеждает своих партнеров не работать с Пхеньяном. И в большинстве случаев преуспевает в этой деятельности.

Другое дело – Россия и КНР, применительно к ним Сеул демонстрирует завуалированную жесткость. Конечно, ни Москве, ни Пекину не указывают на «нежелательность» контактов с Пхеньяном. Зато регулярно предлагается «повлиять на Северную Корею с тем, чтобы добиться от нее более ответственного поведения». В смысле - осудить за очередной, неблаговидный с точки зрения любителей «общечеловеческих ценностей», поступок.

К части претензий работники МИД России вынуждены присоединяться. Когда, скажем, речь идет о северокорейских ядерных испытаниях или ракетных пусках. Москва, будучи гарантом глобальных режимов нераспространения ядерного и ракетного оружия, просто не может поступить иначе.

Хотя в последнее время часть наших экспертов утверждает, что в ядерно-ракетном статусе КНДР для нас больше пользы, чем вреда.

Действуют южане и экономическими методами. Расширяя связи с Россией и КНР, инвестируя средства, они хотели бы повлиять на бизнесменов: если уж и не перекрыть каналы сотрудничества с Северной Кореей, то хотя бы получить полную информацию о том или ином аспекте экономического взаимодействия с Пхеньяном. Понятно, что объект особого внимания – военные связи. Однако как раз их после ведения санкций легко контролировать. Практически обо всех достижениях в этой области северяне с гордостью рассказывают сами.

Но вот когда южнокорейцы просят нас осудить КНДР за «нарушение прав человека», мы умываем руки. С чего это вдруг? Скажем, в «демократической» Республике Корея давно принят и по сей день действует закон о национальной безопасности, предусматривающий тюремный срок за любой контакт с северокорейцами, неважно, в какой форме он осуществляется.

Северяне, в свою очередь, не пытаются чинить препятствия стране, желающей сблизиться с Сеулом. Пхеньян выражает недовольство лишь по поводу военного сотрудничества с Южной Кореей. Пекина это пока мало касается, речь, в основном, о нас. Например, в начале «нулевых годов» наши друзья резко критиковали Москву за поставки Югу танков Т-80 и боевых машин пехоты в счет погашения займов, сделанных еще в советский период. При этом выясняется интересная деталь: южанам все эти поставки были нужны лишь для того, чтобы «изучить технику вероятного противника». Причем делалось все это в рамках операции под названием «Бурый медведь» - намек понятен. Получается, северяне резонно намекали нам на ошибку: мы не только подпортили отношения с КНДР, но и раскрыли Южной Корее свои секреты фактически задаром.

При этом в Пхеньяне часто используют Москву как прикрытие: например, в мае 2009 года, во время очередного заседания совместной комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству между нашими странами в КНДР было проведено ядерное испытание. А на днях руководитель северокорейского космического ведомства заявил о планах совместного с Москвой освоения внеземного пространства – вопреки санкциям ООН, запрещающим КНДР любые ракетные пуски. Подобная тактика «информационных вбросов» не является пхеньянским ноу-хау, но России от этого легче не становится.

Москве куда труднее, когда во время опасных конфликтов на Корейском полуострове ей приходится выступать в роли арбитра. И мы лишь в очередной раз можем призвать две столицы «проявлять сдержанность» - на большее не способны. Понятно: для конструктивного диалога необходимо, чтобы Сеул вышел из подчинения Вашингтона, а вот когда это случится, сказать никто не может.

Еще одно препятствие на пути развития наших отношений с любой из Корей – позиция Пекина. Китай всегда считал Корейский полуостров своим аванпостом, поэтому очень ревностно следит за связями Сеула и, в особенности Пхеньяна, с другими государствами. Все это следует учитывать российской дипломатии.

Однако наша политика в этом регионе в ближайшие десятилетия не должна напоминать маневрирование между Сциллой и Харибдой. Мы должны помнить, что Пхеньян - хотя и с оговорками - наш союзник.

А Сеул будет ценить нас, в том числе и за то, что мы можем сдерживать КНДР от воинственных шагов и заявлений, больно бьющих по южнокорейской экономике. В этом случае нас ждут большие дивиденды и от партнерства с Южной Кореей.

Ничего нового: России, в ее отношениях с КНДР и Республикой Корея, не следует делать необдуманных движений. Рекомендация кажется очень простой, однако вот ситуация на полуострове чересчур сложна.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

amadeus111
22.04.2015 12:12
в Юж.Корее - США, в КНДР - КНР, Россия нивелирует обе державы на Корейском полуострове, и конкурент по нивелировании в Юж.Корее - Япония, а в КНДР - Иран
Славянин
21.04.2015 17:00
Убрать из Южной Кореи американцев и через несколько лет корейцы мирно объединятся. Смог же Китай присоединить Гонконг...

Эксклюзив
14.08.2019
Валерий Панов
Почему Россия проигрывает Западу информационную войну?
Фоторепортаж
17.08.2019
Алексей Тимофеев, Елена Безбородова (фото)
Здесь, на далёком Севере России, – один из важнейших наших духовных центров.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».