Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 октября 2019
Чего ждать России от турецких выборов?

Чего ждать России от турецких выборов?

Комментирует востоковед Игорь Панкратенко
02.11.2015
Чего ждать России от турецких выборов?

По результатам голосования президентская Партия справедливости и развития возвращает себе большинство в меджлисе.

Комментирует востоковед Игорь Панкратенко:

– Максимально кратко итоги выборов в Турции звучат так: это реванш президента Реджепа Тайипа Эрдогана и его Партии справедливости и развития, достигнутый результат позволяет ей самостоятельно сформировать новое правительство.

Языком сухих цифр итоги прошедшего в стране 1 ноября голосования выглядят так: Партия справедливости и развития (правящая) - 49,4 процента голосов и 316 мест в меджлисе (258 мест на выборах в июне); Народно-республиканская партия (левоцентристская) - 25,4 процента голосов и 134 места (132 депутатских мандата); Партия национального движения (националисты) - 11,9 процента и 41 место (80 депутатских мандатов); Партия демократии народов (прокурдская) - 10,7 процента и 59 мест (80 депутатских мандатов). 

В итоге правящая партия легко преодолела барьер – 276 мест в парламенте, необходимый для самостоятельного формирования правительства. Недобрав, впрочем, 14 депутатских мандатов до заветного показателя: 330 однопартийцев в меджлисе позволяли без оглядки на конкурентов объявить о проведении референдума по изменению конституции страны и трансформации ее из парламентской в президентскую. Кстати, в случае получения ПСР 390 мест этот референдум вообще бы не потребовался.

«Недобор» всего 14 мандатов служит косвенным подтверждением того обстоятельства, что выборы в стране проходили достаточно честно. Впрочем, это особо подчеркнул и Евгений Бахревский, заместитель директора российского Научно-исследовательского института культурного и природного наследия им. Д. С. Лихачева, великолепный профессионал и настоящая «ходячая энциклопедия по турецкому вопросу», с которым я беседовал накануне выборов. «Внутриполитическая дискуссия в стране проходит болезненно и остро, – пояснил он. – Часть Турции ожидает безусловной победы Эрдогана. Другие не просто хотят его поражения, они его ненавидят и продолжат против него борьбу, даже в случае победы правящей партии. Естественно, что в ПСР это понимают и не собираются делать оппозиции «подарка» в виде грубых фальсификаций на выборах, поскольку это повлечет за собой не просто большой скандал, но и массовые выступления сторонников оппозиции, вплоть до стычек с силами правопорядка».

И Реджеп Тайип Эрдоган, и правящая партия по итогам выборов взяли потрясающий реванш за июньскую неудачу. Большая часть страны услышала и приняла главный посыл, который президент и его однопартийцы старались четыре месяца донести обществу. Это – сохранение власти ПСР как гарант успеха борьбы сразу на трех фронтах: войны с исламистским экстремизмом, в решении курдского вопроса и преодолении экономического кризиса.

Для большинства социологов и политологов этот реванш оказался полной неожиданностью. Большинство из них ожидало повторения июньских результатов. И, как следствие – политическую сумятицу, интриги коалиционного строительства, углубление политических разногласий. Были и такие – особенно в российском экспертном сообществе – кто предрекал совсем уже апокалипсические сценарии: полный провал ПСР, утрату Реджепом Тайипом Эрдоганом власти и новую войну с курдами, ведущую к развалу страны.

Не стоит особо их винить, знаний не хватает, а покрасоваться в прессе хочется, потому и пишут позабористее. Тем более что в их заблуждениях отчасти виноват и сам Реджеп Тайип Эрдоган, задуманная им и его окружением комбинация после итогов выборов в июне нынешнего года действительно была на грани авантюры. От формирования тогда коалиции, которая сформирует правительство, турецкий президент, премьер и влиятельные политики из ПСР отказались совершенно сознательно. Поставив все на то, что к нынешним выборам им удастся переломить в свою пользу общественное мнение и, что представлялось совсем уж невыполнимой задачей, ослабить позиции Партии демократии народов среди курдов.

Четыре месяца продолжалась «схватка бульдогов под ковром». Причем по президенту и правящей партии еще и колотило как извне, так и изнутри: то проседающая лира, пощипавшая уровень жизни турецкого среднего класса, то всплеск террора внутри страны, то возникший в Сирии после начала российской экспедиции новый расклад сил, то затеянная Вашингтоном игра с сирийскими курдами. Четыре месяца Реджеп Тайип Эрдоган и ПСР балансировали на грани, когда каждый день грозил срывом. Удалось и не сорваться, и «отыграться», большая часть турецкого общества выдала правящей партии кредит доверия.

«Для населения важнее стабильность и работающая экономика, чем какие-то спорные политические аспекты в деятельности правящей партии, – сказал в беседе со мной профессор университета TOBB (Анкара) Тогрул Исмаил, на сегодня один из самых блестящих, по моему мнению, турецких аналитиков. – Экономические сложности есть, но пока они не носят критического характера. Да, они ударили по кошельку среднего класса, однако за эти годы у людей появились сбережения, поэтому на бытовом уровне они переносят трудности достаточно спокойно».

В характерной для него чуть суховатой, но предельно уважительной к собеседнику манере, Тогрул-бей четко сформулировал тезис, являющийся ключом к пониманию нынешнего успеха Реджепа Тайипа Эрдогана и ПСР: «Мы и наша страна привыкли жить в условиях кризиса. Нужно осознавать, что если сегодня у нас говорят, что «стало хуже», то это «хуже от лучшего», от того, что стране удалось достичь за последние полтора десятилетия, а не «хуже» в сравнении с тем временем, когда ПСР и Эрдоган еще не пришли к руководству республикой».

Между перспективой калейдоскопа разношерстных политических коалиций, через короткое время сменяющих друг друга, перекраивающих состав правительства, и стабильным развитием под руководством одной партии, способной ответить на экономические вызовы и политические угрозы, граждане страны выбрали второй вариант. Поскольку для них он представляется рецептом решения внешних и внутренних проблем, в полный, что называется, рост вставших к сегодняшнему дню перед страной.

Убедительная победа Реджепа Тайипа Эрдогана и ПСР – не самая радостная новость для США и Евросоюза. Нынешний турецкий президент – более чем сложный партнер для Вашингтона и Брюсселя, поскольку в отстаивании интересов страны не боится конфликтовать с теми западными столицами, которые привыкли воспринимать Анкару как «младшего партнера». При сохранении полной лояльности к НАТО, при том, что вступление в ЕС официальные представители республики продолжают декларировать как главную задачу внешней политики, Реджеп Тайип Эрдоган и стоящие за ним однопартийцы требуют пересмотра своего статуса.

Не особо обращая при этом внимания на раздражение американских и европейских партнеров. «Вы хотите, чтобы мы остановили поток беженцев в Европу? – открыто говорят из Анкары Брюсселю в ответ на его требования. – Ищите, чем вы сможете нас заинтересовать для того, чтобы мы пошли вам навстречу». «Вы ожидаете от нас большей поддержки в Сирии и в вопросах борьбы с исламистами халифата? – переспрашивают турки Вашингтон. – Тогда учитывайте наши интересы и прекратите свои интриги с курдами, будь они сирийскими или иракскими».

Впрочем, столь же жестким был и останется тон Анкары в диалоге с Москвой. Ее позиция по «Турецкому потоку» сейчас, когда вновь вернувшей себе лидерские позиции правящей партией будет сформировано правительство, останется неизменной, она была изложена недавно: «В этом проекте российская сторона заинтересована больше нас, поэтому именно она должна предлагать условия, которые нас заинтересуют, в том числе – по скидкам на газ и срокам их предоставления».

При этом чтобы там не утверждалось в прессе, Анкара не склонна излишне драматизировать факт российской экспедиции в Сирию. Логика здесь предельно проста: чем больше будет заинтересованных сторон и «горячее» конфликт их интересов, тем выше станет цена турецкой позиции, поддержки Анкарой того или иного варианта решения.

Предельный прагматизм, жесткость в отстаивании интересов страны и их приоритет над всем прочим – это и есть одна из составляющих политики Реджепа Тайипа Эрдогана и ПСР в построении «Новой Турции». Политики, за которую население страны проголосовало на парламентских выборах.

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Мельник
29.11.2015 9:20
"...Предельный прагматизм, жесткость..."=
сбитый СУ-24! Или подход по принципу шавки: "Не укушу, так поцарапаю". Шавочная политика.
Питерский
03.11.2015 13:44
/// "чем больше будет заинтересованных сторон и «горячее» конфликт их интересов (в Сирии - Пит.), тем выше станет цена турецкой позиции"///.
Вот поэтому Турция еще до выхода ИГИЛа на авансцену стала базой для вторжения бандитских головорезов на территорию Сирии.
/// "Предельный прагматизм, жесткость в отстаивании интересов страны и их приоритет над всем прочим – это и есть одна из составляющих политики Реджепа Тайипа Эрдогана и ПСР в построении «Новой Турции»...При сохранении полной лояльности к НАТО"///.  
А когда не хватит  своей жёсткости в "отстаивании интересов своей страны" (как их понимает Эрдоган и Ко), вступивших в конфликт с интересами другой страны, намеренной отстаивать их столь же жёстко и прагматично, Эрдогану поможет НАТО. Вот такой расклад. Россия уже такое видала, неоднократно. В 19 веке, в Крымскую войну, например...

Эксклюзив
15.10.2019
Матвей Славко
На кончину легендарного космонавта Алексея Леонова.
Фоторепортаж
23.10.2019
Подготовила Мария Максимова
В Новой Третьяковке проходит масштабная выставка великого живописца.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».