Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
3 июля 2022
Защитники-убийцы

Защитники-убийцы

Полицейские в США по-прежнему каждый день убивают
Святослав Князев
25.04.2022
Защитники-убийцы

По данным некоммерческой исследовательской группы Mapping Police Violence, от рук американских полисменов с 1 января по 24 марта 2022 года погибли 249 человек. Таким образом, в текущем году американские правоохранители убивают в среднем трех человек в день. Как говорят эксперты, полиция США в последнее время применяет оружие с фатальным исходом около 1100 раз в год. Одним из самых «смертоносных» стал 2021 год, на протяжении которого, по официальным данным, погибли 1136 человек.

Гибель американцев от рук полиции оказалась в центре внимания общественности в 2020 году, когда после задержания умер ранее судимый темнокожий уголовник Джордж Флойд. В большинстве крупных американских городов тогда начались массовые акции, сопровождавшие погромами и грабежами. В авангарде протеста оказалось движения Black Lives Matter («Жизни черных важны»), созданное еще в 2013 году, но до гибели Флойда не имевшее такой популярности.

По оценкам экспертов, BLM-протесты заставили выйти на улицы городов США от 15 до 26 млн человек, став наиболее масштабными в истории страны.

Выступления BLM, несмотря на массовые правонарушения и личность самого Флойда, прославившегося при жизни тем, что во время ограбления приставлял пистолет к животу беременной женщины, пользовались масштабной поддержкой американских либеральных СМИ. В итоге в июне 2020 года об их поддержке заявили около 67% американцев (60% белых, 86% черных, 77% латиноамериканцев и 75% азиатов).

Обещания провести масштабную реформу правоохранительных органов и переломить тенденцию с гибелью людей от рук полиции стали одним из центральных тезисов предвыборной кампании Демократической партии США, выдвинувшей своим кандидатом на выборах президента в 2020 году Джо Байдена.

«Шокирующая регулярность убийств говорит о том, что на самом деле ничего существенного не изменилось, чтобы нарушить общенациональную динамику насилия со стороны полиции… Это демонстрирует, что мы делаем недостаточно, и, скорее всего, с каждым годом ситуация становится немного хуже», — цитирует Guardian Сэмюэля Синьянгве, политического аналитика, который основал Mapping Police Violence и Police Scorecard.

«Полицейские убийства продолжаются почти такими же темпами, как и в предыдущие годы. Не было достигнуто никакого прогресса в сокращении смертоносного насилия со стороны полиции по всей стране. Еще около 870 человек будут убиты полицией к концу года, если не произойдут массовые системные изменения», — написал Синьянгве на своей странице в соцсетях.

Однако после прихода Джо Байдена к власти, демократы стали вспоминать об обещанных реформах все реже, а когда им задавали вопросы по этому поводу, — ограничивались риторическими заявлениями.

Уже в 2021 году на фоне беспорядков, массового вандализма и роста преступности 55% американцев заявили социологам о своем крайне негативном отношении к деятельности активистов Black Lives Matter .

Недивительно, что в Белом доме озадачились вопросом увеличения финансирования полиции. Причем непонятно, как это скажется на результатах уличных перестрелок. На днях Байден опубликовал бюджетное предложение относительно выделения на нужды правоохранительной деятельности дополнительных 30 млрд долларов. Из них только 367 млн якобы должны быть направлены на «реформирование» полиции. Представители BLM в ответ заявили, что Байден «демонстрирует вопиющее пренебрежение его обещаниями черным людям, замаскированное под попытку снизить преступность».

Майкл Гвин, официальный представитель Белого дома, комментируя происходящее Guardian, заявил в электронном письме, что Байден «последовательно выступает против прекращения финансирования полиции и поддерживает дополнительное финансирование охраны общественного порядка» и «по-прежнему привержен продвижению давно назревших реформ полиции».

«Президент, как и подавляющее большинство американцев, знает, что мы можем и должны иметь систему уголовного правосудия, которая одновременно защищает общественную безопасность и поддерживает наши основополагающие идеалы равного обращения перед законом. На самом деле эти две цели идут рука об руку. Этот подход лежит в основе комплексного плана президента по борьбе с преступностью путем запрета использования оружия на улицах и путем инвестирования в ориентированную на сообщества полицию и проверенные общественные программы борьбы с насилием», — расплывчато отметил Майкл Гвин.

Представителей BLM, а также некоторых либеральных общественников и журналистов, такая позиция не устраивает.

«Инвестировать больше в систему, которая, как мы все знаем, сломана, — это на самом деле пощечина всем, кто участвовал в марше летом 2020 года… Это отражает просто реальное отсутствие решений проблем, с которыми мы сталкиваемся. Это просто одно и то же — даже если это именно то, что, как мы знаем, продолжает причинять людям боль и убивать», — цитирует Guardian Криса Харриса, директора по политике Коалиции правосудия Остина в Техасе.

Правда, при этом, ни темнокожие активисты, ни либералы толком не могут сформулировать, каких реформ они хотят, ограничиваясь размытыми формулировками о «толерантности», «открытости», «прозрачности» и «понимании».

На практике абсолютное большинство погибших от рук американских копов — это правонарушители, зачастую находящиеся в неадекватном состоянии. Какая реформа может помочь не применять оружие, когда на полицейского кидается наркоман с мачете, сказать сложно. При этом активисты BLM не любят вспоминать о том, что полиция фактически является защитником интересов законопослушных темнокожих американцев. Ведь чаще всего жертвами смертельных нападений темнокожих бандитов становятся их же соседи, и в том числе — дети. Движение BLM объективно принесло бы гораздо больше пользы, если бы защищало темнокожих не от полиции, а от парней с пистолетами, рассекающих по «черным» районам под матерный рэп. Но это не вызывало бы такого «хайпа», и не позволяло бы аккумулировать столько денег и политического влияния.

Понимали ли все это демократы и сочувствующие им либеральные СМИ, когда разжигали акции протеста в 2020-м? Думается, прекрасно понимали. Но повестка, связанная с травлей вооруженных белых мужчин в форме, позволяла наносить болезненные имиджевые удары по республиканцам и активизировать цветной электорат, который бы гарантированно проголосовал за Байдена. Однако как только «нужный» кандидат уселся в президентское кресло, желание множить хаос в контролируемой ими стране у лидеров Демпартии пропало. Поэтому деньги они теперь выделяют не на «тренинги по толерантности», а на охрану своего режима. Но, можете не сомневаться, как только «республиканская угроза» станет реальной, о «правах темнокожих» демократы гарантированно вспомнят снова.

Решить проблему преступности и, соответственно, перестрелок с полицией, можно было уже давно. Просто контролирующим США финансово-промышленным кланам нужно было обеспечить качественное образование и трудоустройство хотя бы одному поколению темнокожих, вырвав их из плена нищей криминализованной среды. Но этого никто делать не собирается.

Поэтому на улицах США убивали, убивают и будут убивать дальше. А либералы будут продолжать врать. Это у них всегда получается лучше всего.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Питерский
26.04.2022 16:38
/"Правда, при этом, ни темнокожие активисты, ни либералы толком не могут сформулировать, каких реформ они хотят, ограничиваясь размытыми формулировками о «толерантности», «открытости», «прозрачности» и «понимании»"/.
Так за чем же дело стало? Всё уже давно сформулировано, ещё сто лет тому назад: "Грабь награбленное!". Это для "темнокожих активистов". А для либералов: "Экспроприация экспроприаторов". Неужели некому подсказать? Компартия США чем там, в конце концов, занимается?
Николос
25.04.2022 12:12
Проблема в том, что "качественное образование и трудоустройство" подразумевает тяжёлый труд по получению образования и дальнейший пожизненный труд.

Эксклюзив
01.07.2022
Наталия Нарочницкая
Как проект «Украина» становится инструментом мировой войны.
Фоторепортаж
27.06.2022
Подготовила Мария Максимова
К годовщине начала Великой Отечественной войны в Музее Победы открылась необычная выставка.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.