Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 марта 2024
Мафия не сдается

Мафия не сдается

Италия вспоминает тех, кто первым бросил вызов «cosa nostra»
Ирина Баранчеева, Рим
10.09.2012
Мафия не сдается

Хотя в последнее время арестованы многие главари преступных кланов на юге Италии и ушли в прошлое времена, когда на улицах Палермо и других городов лилась кровь, именно сейчас, вспоминая жертв мафии, многие задаются вопросом: можно ли было их избежать? И не лежит ли на государстве вина за то, что мафия набрала силу и в некоторых случаях даже срослась с политикой?

Двадцать лет назад погибли судьи Джованни Фальконе и Паоло Борселино, которые провели уникальное расследование, в результате которого за решеткой оказались многие представители могущественной криминальной организации.

Тридцать лет назад был убит генерал Карло Альберто Далла Кьеза, префект Палермо. В эти дни здание городского суда закрывает огромное полотно с фотографиями пятидесяти человек, погибших от рук мафии. Первым из них был полицейский Джо Петрозино, приехавший на Сицилию из Нью-Йорка проводить расследование и застреленный в 1909 году, а последним – адвокат Энцо Фрагала, избитый до смерти в 2010 году.

Газеты много пишут о предполагаемых переговорах между представителями мафии и государственных структур в начале 90-х годов, когда Италию потрясла череда убийств политиков, бизнесменов и представителей закона.

Таким образом, криминал пытался заставить государство отменить ряд законов, направленных на борьбу с организованной преступностью.

О переговорах между мафией и государством заговорили некоторые раскаявшиеся мафиози. И хотя их показаниям, как правило, не очень-то доверяют, но прокуратура Палермо начала расследование, в центре которого оказались некоторые видные политики и члены правительства.

Сейчас многие итальянцы недоумевают: неужели такое возможно? И все чаще отвечают на этот вопрос положительно. Пьерджорджио Морозини в своем эссе «Нападение на правосудие» проследил, как политики использовали в своих целях мафию, начиная с момента образования Италии, то есть 150 лет назад.

Единственным из государственных деятелей, кто серьезно боролся с мафией, был Бенито Муссолини, однако ему удалось только «усыпить», но не уничтожить ее. После войны организованная преступность на Сицилии снова подняла голову не в последнюю очередь по той причине, что высадившиеся на острове в 1943 году американские войска заручились ее поддержкой, чтобы избежать вооруженных столкновений с местным населением.

В послевоенные десятилетия мафия набирала силу, проникнув не только в экономику, но и в политику. Многие политические партии пользовались ее услугами на выборах, чтобы получить большинство в парламенте. Мафия поставляла им голоса, и в обмен пришедшие к власти закрывали глаза на темные дела, которые творились у них под носом.

При этом долгое время политики утверждали, что мафии на Сицилии вообще не существует, что это фольклор XIX века. Одиночки, которые пытались противостоять этому феномену, безжалостно уничтожались, и в большинстве случаев по этому поводу проводилось весьма поверхностное расследование, не приводившее ни к каким результатам.

Но постепенно, по мере того, как мафия все теснее срасталась с государством, ширился и общественный протест снизу. В определенный момент политики уже не могли не замечать его.

Расследование, проведенное судьями Джованни Фальконе и Паоло Борселино, установило, что мафия не только весьма активна в Италии, но и связана с криминальными кругами США.

За решеткой оказались крупные мафиози, нити от которых вели на самый верх, и неизвестно, чем бы все закончилось, если бы Фальконе и Борселино не были убиты. Кем? Официально ответственность за терракты взяли на себя главы «cosa nostra» Тото Риина и Бернардо Провенцано, но многие следователи уверены, что без поддержки спецслужб их было невозможно осуществить.

В 1993 году состоялся большой процесс «Чистые руки», раскрывший чудовищную коррупцию в итальянском обществе. В том же году на скамье подсудимых оказался многолетний премьер-министр Италии Джулио Андреотти, которого обвиняли в связях с мафией, но он был оправдан. Осудить Андреотти означало бы осудить саму Италию, ее способ жить и «делать бизнес».

Изменилось ли что-нибудь за прошедшие двадцать лет? Недавно в отставку подал президент региона Сицилия Раффаеле Ломбардо, против которого заведено уголовное дело по обвинению в том, что для своей политической карьеры он заручился поддержкой мафиозного клана из Катании Нитто Сантапаола. Его предшественник Сальваторе Куффаро отбывает срок тюремного заключения по тому же обвинению – он получил свое место в политике благодаря поддержке мафиозных структур.

Последним громким процессом стало обвинение политика и бизнесмена Марчелло Дель Утри в том, что он осуществлял посреднические связи между криминалом и бывшим премьер-министром Сильвио Берлускони, в бытность его предпринимателем в Милане в 70-х годах, когда крупные бизнесмены получали угрозы со стороны преступного мира... и Берлускони предпочел «договориться».

Общественный обвинитель прокуратуры Палермо Антонио Ингройя утвержает, что хотя точных данных о том, что бывший премьер-министр был связан с криминалом, нет, но отношения между ним и Дель Утри были тесными и Берлускони платил ему деньги, которые или предназначались для мафии как «отходные», чтобы защитить себя и свою семью, или мафия действительно вложила деньги в его бизнес.

Именно Дель Утри убедил Берлускони идти в политику, и остается вопрос - в чьих интересах он это сделал? Однако не подлежит сомнению факт, что в 1994 году на выборах Берлускони поддержала мафия.

Добьется ли общество правды? Пока этому всячески сопротивляются политики и государственные деятели, включая президента Итальянской республики Джорджио Наполитано, который в частном разговоре, ставшем, однако, достоянием прокуратуры, обратил к судьям из Палермо весьма нелестные эпитеты.

«Прокуратура сделала все, что могла, - подчеркивает Антонио Ингройя, - большей правды, чем та, которую мы знаем сейчас, мы не добьемся, если только политики не решатся в конце концов разрушить стену молчания, которой они окружили себя». 

Специально для Столетия


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..