Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 июня 2021
Утопист Беллами

Утопист Беллами

О литературной утопии, конкурирующей с «Капиталом» Карла Маркса
Валентин Катасонов
11.06.2021
Утопист Беллами

О том, какое влияние «Капитал» Карла Маркса, увидевший свет полтора века назад, оказал на мир, никому рассказывать не надо. На эту тему написаны сотни книг. При этом история «Капитала» весьма парадоксальна: его почти никто не читал, но о его существовании знали и знают даже не шибко грамотные люди. А имя самого автора «Капитала» известно даже неграмотным. Но есть одна книга, которая по своему влиянию на ход истории и сознание людей в свое время была вполне сопоставима с «Капиталом». Ее влияние было очень сильно в конце XIX века и сохранялось таковым на протяжении, по крайней мере, первой половины XX века. Речь идет о романе американского писателя Эдварда Беллами «Looking Backward: 2000-1887». В переводе на русский: «Оглядываясь назад» или «Взгляд назад».

Вот один лишь штрих, показывающий значимость романа. В 1935 г. Колумбийский университет попросил трех авторитетных деятелей — философа, идеолога прагматизма Джона Дьюи, президента Американской исторической ассоциации Чарлза Берда и редактора старейшего литературного ежемесячника «Атлантик» Эдуарда Уикса составить список из 25 книг, оказавших наибольшее влияние на жизнь человечества за истекшие полвека. На первое место все трое не сговариваясь поставили «Капитал» Маркса, а на второе — роман Беллами «Оглядываясь назад».

Эдуард Беллами (1850-1898) родился в штате Массачусетс. Сын священника, получил юридическое образование в Европе, но отказался от карьеры адвоката. С 21 года стал заниматься журналистикой в маленьком провинциальном городке Спрингфилде в родном Массачусетсе, писать статьи радикального содержания. Основные темы: критика «позолоченного века» Америки; обличение «феодализма новейшего времени»; нелицеприятные портреты новоявленных «королей» бизнеса; ужасные картины детского труда в США; формальность и иллюзорность американской демократии. В конце 70-х годов начинает вести в газете постоянную рубрику «Стачки». И в это же время пробует себя в художественной литературе, постепенно отходя от журналистики.

Первый роман «Six to One» («Шесть к одному») был завершен в 1878 году. Постоянный интерес Эдварда к социальным проблемам вылился в написание в 1879 году романа «The Duke of Stockbridge; a Romance of Shays' Rebellion» («Герцог Стокбриджский. Роман из времен восстания Шейса») (1879). В нем он описывает известное фермерское восстание в 1786-87 гг. в Спрингфилде. Правда, опубликован этот роман был уже после смерти писателя, в 1900 году. В 1880 году выходит роман «Dr. Heidenhoff's Process» (на русском языке издавался под названием «Чудный сон»). В 1885 году — роман «Mrs. Ludington’s Sister» (на русском языке издавался под названием «Ида Людингтон»).

Стоит отметить, что в 70-80-е годы XIX века идеи социализма витали в воздухе Америки. Бунт на Хеймаркет (Чикаго) в мае 1886 года, казнь рабочих лидеров в Чикаго в 1887 г. потрясли всю страну и заставили американцев задуматься о том, что жизнь в «позолоченной» Америке очень неблагополучна.

Английский социалист Эдуард Эвелинг и его жена Элеонора, дочь Карла Маркса, совершившие в 1886 г. поездку в США, где выступали с лекциями, были поражены распространением «подсознательного социализма». Они писали о том, что «американский народ ждет того часа, когда он сможет наконец услышать на своем родном языке, что такое социализм», и высказывали надежду, что книга, посвященная этой проблеме, т.е. новая «Хижина дяди Тома» капитализма, «увидит свет» (цит. по: Гиленсон Б.А. Социалистическая и радикальная традиции в литературе США).

И ожидаемая книга увидела свет. Это тот самый роман «Оглядываясь назад», о котором говорилось вначале. Выход книги состоялся в январе 1888 года в США. Через несколько месяцев книга была выпущена в Англии. Тиражи по меркам того времени были фантастическими (в первый год в США и Англии было продано 300 тысяч экземпляров). В России до революции роман выходил многократно в разных переводах и под разными названиями: «Через сто лет», «Будущий век», «Золотой век» и «В 2000 году».

Как пишут исследователи творчества Беллами, первоначально он планировал написать «сказку о социальном процветании», местом «сказки» должна была стать Швейцария, время – около 3000 года. Позднее он перенес место сказки в Америку, а время событий перенес на 2000 год.

Т.е. это уже была не классическая утопия, описывающая земной рай в бесконечно далеком будущем, а завтрашний день. Мы помним, как на XXII съезде КПСС в 1961 году с высокой трибуны было сказано: «Нынешнее поколение будет жить при коммунизме». Коммунизм был обещан советскому народу в 1980 году. Беллами говорил примерно следующее: мы, вероятно, светлого будущего не увидим, но наши внуки и правнуки — наверняка. Ведь от момента выхода книги в свет до времени, когда герой наблюдал «дивный новый мир», было немного более одного века (112 лет).

Вот краткое изложение сюжета романа. Главного героя зовут Джулиэн Уэст. Молодой человек из состоятельной семьи, житель Бостона. Акционер-рантье. Испытывает серьезные стрессы из-за того, что с его капиталом происходят неприятности, акции «сгорают». Чтобы снять стресс, обращается к врачу-гипнотизеру. Тот погружает его в летаргический сон в 1887 году в подземных хоромах. И Джулиэн Уэст пребывает в таком состоянии более века, просыпается он уже в 2000 году, в «новой цивилизации человеческого братства», в доме доктора Лити. Во многих утопиях есть герой, которого называют «чичероне». Это проводник, сопровождающий человека из «того, старого мира» и объясняющий ему, как устроен «этот, новый мир». Доктор Лити выступает в роли такого «чичероне». Доктор показывает и объясняет Уэсту устройство нового мира, а Уэст мысленно сравнивает этот мир с тем, старым, где он жил до летаргического сна. Опытный Беллами создает эффект контрастов, который сильно действует на сознание читателя.

Опущу описание мрачных картин старого мира, они являют собой страстное обличение американского капитализма конца XIX века. А что видит Уэст в новом мире? Беллами как американский технократ особенно акцентирует внимание на его технической стороне.

Производительные силы достигли невероятного развития. И, самое главное, — все производственные мощности находятся в собственности государства. Уровень потребления в новом мире не идет ни в какое сравнение с тем, что было в старом. Удовлетворяются самые утонченные потребности человека. И, что важно, все имеют равный доступ к благам, нет богатых и бедных в старом понимании. Всеобщее благоденствие! Описываются супермаркеты (во времена Беллами их еще не было в Америке).

Действует лозунг: «от каждого по труду, всем поровну». Чуть ли не единственная обязанность для всех членов общества — добросовестный труд в возрасте от 21 до 45 лет. Люди этого возраста составляют промышленную армию. Они обеспечивают настолько высокую производительность труда, что на заслуженный отдых уже можно выходить в 45 лет. Собственно, как можно понять, с этого времени и начинается полноценная, радостная жизнь «дивного нового мира». Правда, почему-то все радости жизни сводятся лишь к потреблению товаров и услуг.

Истощающей и разрушающей конкуренции старого, капиталистического мира противопоставляются сотрудничество и братская взаимопомощь. В новом мире преодолевается противоположность физического и умственного труда, неравенство между мужчиной и женщиной, вводится всеобщее образование и т.п.

Эффект контрастов у Беллами получается двойной. В финале романа герой Уэст засыпает и опять переносится в Бостон 1887 года. Еще более ярко перед главным героем предстают все изъяны и уродства старого мира. Прежде всего, контрасты между богатством и бедностью. То, что некогда казалось «очевидным» и почти «естественным», теперь воспринимается «вопиющим».

Правда, для главного героя вся история кончается благополучно (happy end). Уэст совершает еще одно путешествие из старого в новый мир. В старом мире у героя была невеста по имени Эдит Бартлетт. В новом мире он знакомится с дочерью доктора Лити, которая (о какое совпадение!) тоже имеет имя Эдит. Но оказывается, что это внучка той самой Эдит Бартлетт. И внучка становится новой невестой Уэста.

Некоторые комментаторы романа «Оглядываясь назад» полагают, что социально-экономическую модель нового мира, нарисованную в романе, можно назвать социализмом. Пытаются проследить влияние на Беллами Маркса. Однако не факт, что Беллами читал Маркса, особенно его «Капитал».

Особенно учитывая, что он родился и вырос в Америке, а настоящий американец, как известно, к теории испытывает отвращение. Но ряд работ американских авторов, содержащих идеи марксизма, Беллами, наверняка, изучал. В частности, был знаком с работой американского журналиста и писателя Чарлза Нордхоффа (1830-1901) «Коммунистические общества в Соединенных Штатах» (1875), а также с трудом американского социалиста Лоуренса Гронлунда (1846—1899) «Кооперативная республика» (1884). Примечательно, что сам Беллами ту социально-экономическую модель, которую описал в романе, называет не социализмом, а национализмом. От названия «социализм» он отказался для того, чтобы дистанцироваться от американских представителей радикального социализма. А слово «национализм» у Беллами происходит от «национализация». Т.е. Беллами акцентирует внимание на том, что в новом мире обязательно должна существовать лишь государственная форма собственности на средства производства. Кстати, Беллами настаивал на национализации не только и даже не столько по соображениям экономического характера, сколько по причинам политическим. Уже после выхода романа, в декабре 1889 г. он выступал перед элитой Бостона.

В своей речи он подчеркивал, что богатство — это «власть в ее наиболее концентрированной форме», а в современном американском обществе «обусловленные конституцией равные права граждан на деле представляются смехотворными». Политические права граждан и конституцию Америки можно восстановить только через национализацию.

Спрос на книгу был фантастическим. Ведь это не заумный труд типа «Капитала». Язык романа простой, сюжет незамысловатый, а благодаря специальным приемам автора (тот же метод контрастов) воздействие на эмоциональное состояние читателя было сильным. Влияние романа Беллами «Оглядываясь назад» на общество, как в самой Америке, так и за ее пределами было поистине огромно.

Как на политическую и общественную жизнь, так и на творчество тех, кто занимался литературой и социальными науками. Реакция на роман и в Америке, и за ее пределами была очень разной – от восторгов и восхищения до критики и полного неприятия. Но равнодушных не было.

Прежде всего, роман вдохновил американских социалистов. Они еще более уверились в том, что, во-первых, социализм в Новом Свете не за горами. И, во-вторых, что Америка может сыграть мессианскую роль, а именно стать первой в мире страной социализма и явиться в этом отношении примером для других стран.

Роман также вдохновил писателей на написание подобных произведений в жанре утопии или «фэнтези». Как отмечает литературовед Б.А. Гиленсон, «в конце 1880-х-начале 1890-х гг. появилось несколько десятков утопических романов, часть из которых развивали идеи Беллами» (Гиленсон Б.А. Социалистическая и радикальная традиции в литературе США). Например, американский писатель Уильям Дин Хоуэллс (1837-1920) написал утопическую дилогию «Гость из Альтрурии» («A Traveller from Altruria», 1893) и «Сквозь игольное ушко» («Through the Eye of the Needle», 1907). Исследователь творчества Хоуэллса Н.Л. Фесянова пишет: «Утопический роман «Гость из Альтрурии» Хоуэллса был подготовлен всем ходом его творческого развития и обострившимся с середины 80-х годов интересом к христианскому социализму и радикальным общественным начинаниям. Немалую роль в изменении мировоззрения писателя, на данном этапе, сыграло его знакомство с трудами Э. Беллами…» (Н.Л. Фесянова. Эволюция романного творчества Уильяма Дина Хоуэллса).

В России в конце XIX-начале XX вв. пошла мода на написание романов в духе «фэнтези» и социальных утопий. Не исключено, что она была порождена знаменитым произведением Беллами. Так, известный русский экономист и публицист С.Ф. Шарапов (1855-1911) написал ряд славянофильских утопий.

Наиболее известная из них: «Через полвека. Фантастический политико-социальный роман» (1902). В предисловии Шарапов признает, что написанный им роман в какой-то мере был спровоцирован романом Беллами: «Литература "романов будущего" с легкой руки Беллами разрослась до огромных размеров. В самом деле, в этакой форме сойдет самое несуразное вранье, лишь бы рассказ носил хоть сколько-нибудь занимательный характер и рисуемое будущее было лучше настоящего. А так как хуже последнего, собственно говоря, никто ничего не придумает, то это удивительно облегчает задачу наших российских Жюль-Вернов и Фламмарионов».

Примечательно, что далеко не все восприняли нарисованную в романе модель нового мира как идеальную и совершенную. Было немало оппонентов Беллами, которые критиковали его за ложный и вредный утопизм. Тот же С.Ф. Шарапов, как видно из приведенной выше цитаты, относился к модели нового мира Беллами как к «занимательному вранью». Сергей Федорович усматривал недобросовестность Беллами в том, что тот ловко эксплуатировал присущую человеку склонность верить в то, что хоть немного светлее серой и мрачной повседневности.

Многих критиков романа Беллами возмущала бездуховность общества «дивного нового мира», сконцентрированность на потреблении и удовлетворении потребностей, которые можно назвать «физиологическими». Критики обращали внимание на технократический подход автора. Мол, производительные силы — главное условие благоденствия.

Индустриализм Беллами пугал, человек становился заложником машины. В модели Беллами усматривали несвободу; их пугала диктатура государства, регламентировавшего все стороны жизни человека.

Трудно даже перечислить все художественные произведения (романы, рассказы, эссе и др.), которые содержали критику романа Беллами. Некоторые литературные ответы, адресованные автору «Оглядываясь назад», были полны дерзкой сатиры и сарказма. Например, в 1891 году из-под пера американской писательницы Анны Бауман Додд (1858-1929) вышла сатирическая утопия «Республика будущего, или Социализм как реальность» («The Republic of the Future, Or, Socialism a Reality») (1891). Во-первых, Додд высмеивала уравниловку, превращающую жизнь в серость. Во-вторых, она откровенно издевалась над всякими фантазиями технократов от социализма. Она рисует гротескные картинки «дивного нового мира»: люди перемещаются с помощью пневматических кнопок, в отелях их встречают механические клерки-роботы, вместо ресторанов — раздача капсул с готовой пищей и т.п.

Некоторые литературоведы отмечают, что Беллами дал толчок и такому направлению в литературе как «роман-предупреждение». Американский политик и писатель Игнатиус Лойола Доннелли (1831-1901) уже через два года после выхода романа Беллами выпустил роман-предупреждение «Колонна Цезаря» («Caesar’s Column»).

События происходят в Америке, Нью-Йорке 1987 года, т.е. век спустя после «точки отсчета» в романе Беллами. Показано невероятное развитие производительных сил в Новом Свете. Однако, в пику Беллами, Доннелли показывает, что технический и промышленный прогресс не только не решил социальных проблем, но, наоборот, усилил пропасть между богатыми и бедными. Социальная напряженность достигла такого градуса, что началось восстание народа против капиталистических олигархов. Название романа вытекает из острого сюжета: вождь восставших закатывает в бетон четверть миллиона человек; из этого бетона, смешанного с человеческими телами, создается колонна, которая воздвигается в центре Нью-Йорка. Этот роман Доннелли был переведён на русский язык под названием «Крушение цивилизации» (1910).

КромеБеллами вдохновителем Доннелли был американский писатель Джоакин Миллер (1837-1913), который в 1886 году написал роман «Разрушение Вавилона». Миллер также описывает события в Нью-Йорке, новом Вавилоне, средоточии вызывающих пороков, в котором посреди «умирания духа и тела» царят «возбуждение, безумие, слепая, дьявольская жажда власти, наслаждений и золота». Опять же мы видим драматическое столкновение «верхов» и «низов». Неуступчивость «верхов» приводит к разрушению Нью-Йорка. Финал — громадный пожар в этом городе, втором Вавилоне, очень похожий на тот, который описан в 18 главе Апокалипсиса. (см.: «История США» в четырех томах // Том второй «1877-1918». — М.: Наука, 1985). Правда, Джоакина Миллера мы не можем назвать оппонентом Беллами, поскольку роман первого вышел на два года раньше, чем роман «Оглядываясь назад». Но Миллер очень помог Игнатиусу Лойоле Доннелли в написании романа «Колонна Цезаря», ставшего ответом на роман Беллами. К жанру романа-предупреждение можно отнести произведения многих других авторов как американских, так и неамериканских. Например, роман Джека Лондона «Железная пята» (1908).

Литературоведы обращают внимание на то, что роман Беллами дал импульс развития не только жанру «романа-предупреждение», он также способствовал рождению жанра литературной антиутопии.

Считается, что классическая литературная антиутопия родилась недавно — лишь век назад. Началась история антиутопии с романа Евгения Замятина «Мы» (1920), а продолжилась романами О. Хаксли «Дивный новый мир» (1932), С. Льюиса «У нас это невозможно» (1935), К. Чапека «Война с саламандрами» (1936), Дж. Оруэлла «1984» (1948) и др. Впрочем, грань между романами-предупреждениями и антиутопиями очень условная. Ту же «Железную пяту» Джека Лондона часто относят к одной из первых американских антиутопий.

Наиболее резонансным литературным ответом на роман Беллами стал роман знаменитого английского писателя-социалиста Уильяма Морриса (1834-1896) «Вести ниоткуда, или Эпоха спокойствия» («News from Nowhere or An Epoch of Rest») (1890). Хотя и Беллами, и Моррис считаются социалистами, но на их примере можно увидеть, насколько разными могут быть представления о социализме. Беллами, как мы уже отмечали, имеет все признаки технократа, сторонника регламентации и общественной дисциплины, рационалиста, практика-утилитариста. Англичанин — прямая противоположность американскому писателю. Его представления о социализме овеяны романтикой, поэзией, эстетикой. Недаром ФридрихЭнгельс называл Морриса «социалистом чувств».

Англичанин считал книгу Беллами вредной: одних она могла отпугнуть от социализма, а других повести к социализму по ложной дороге. Моррис в новом мире Беллами не видел свободы, а, по его мнению, самым главным преимуществом социализма перед капитализмом должно стать обретение истинной свободы.

Труд в новом мире Беллами выглядел подневольным и механическим, а Моррис говорил, что при социализме главным источником радости человека должен стать свободный творческий труд (у Беллами основным источником радости является потребление). Моррис очень ценит ручной труд, он противник того, чтобы все отдавать на откуп машинам. Все что человек создает своими руками, как считает Моррис, должно быть произведением искусства. Само собой, что новый мир Морриса — бесклассовое общество. Частной собственности нет. Любопытно, что в новом мире не будет и брака, который, по Моррису, мешает истинной любви мужчины и женщины, ибо он (брак), как считает писатель, почти всегда корыстен. Что касается материальных потребностей, то они будут весьма скромными. Во-первых, в силу превалирования духовно-культурных запросов. Во-вторых, в силу того, что излишек материального потребления может лишь вредить здоровью.

Моррис был по своему настрою художником и поэтом, а индустриально-урбанистические картины нового мира по Беллами воспринимались англичанином как ужасные. Моррис — сторонник гармонии человека и природы. Он рисует картины нового мира как огромного сада. Английский историк-коммунист А. Л. Мортон в своей известной монографии «Английская утопия» (The English Utopia) (1952), отмечая особенности «Вестей» Морриса, сказал, что «многие писали утопии, в которые можно было поверить. Но Моррису удалось изобразить такое утопическое государство, в котором хочется жить». Моррис, что примечательно, не рисует картину нового мира как статичную утопию. Он понимает, что периодически в обществе могут возникать конфликты и противоречия. Которые люди должны будут преодолевать.

Моррис предсказывает грядущий конфликт между патриархальной общиной и «людьми науки», делающими ставку на научный прогресс. И здесь Моррис также выступает со скрытой критикой Беллами, у которого новый мир является статическим, бесконфликтным, «вечным».

Но подобная «вечность» «дивного нового мира» Беллами напоминает кладбище (кстати, здесь Беллами не оригинален, ибо вообще для большинства утопий характерна статичность, от которой веет холодом смерти).

Даже те авторы, которые писали о романе Беллами положительные отзывы и не видели в модели нового мира каких-либо недостатков, задавались вопросом: каким образом будет происходить переход от старого к новому миру? Сам Беллами в своем романе не дает внятного толкования по этому вопросу. Но, те, кто изучал творчество и мировоззрение Беллами, отмечают, что автор «Оглядываясь назад» эволюционист. Следовательно переход будет осуществляться эволюционным образом. Многие подозревали, что Беллами является социалистом либерально-реформистского толка, что он противник классовой борьбы и революций. Впрочем, намек на такую версию есть в романе. Главный герой Джулиэн Уэст узнает от доктора Лити, что переход к новому миру был мирным, что «последователи красного флага» (т.е. сторонники классовой борьбы и революции) «не только не способствовали его установлению, а лишь мешали этому».

Итак, роман Беллами, во-первых, подталкивал писателей к созданию литературных произведений, которые либо продолжали и углубляли идеи Беллами, либо, наоборот, их опровергали. Во-вторых, он заставлял политиков и общественных активистов (особенно социалистического толка) лишний раз задуматься о том, насколько правильна их стратегия и тактика, и даже побуждал корректировать цели своих программ и средства их достижения.

Для многих социалистов Беллами был понятнее и ближе, чем тот же Маркс с его труднопостигаемым «Капиталом». Влияние Беллами на политическую и общественную жизнь Америки, как и других стран, достаточно полно описано в монографии профессора Б.А. Гиленсона «Социалистическая и радикальная традиции в литературе США».

Вот лишь один пример. В последнем десятилетии XIX века в США возникла партия национализаторов. Целью партии было провозглашено претворение в жизнь планов Беллами по национализации средств производства. В Германии Клара Цеткин, один из лидеров немецкого коммунистического движения, с восторгом приветствовала роман Беллами и даже сделала его перевод на немецкий язык. В Англии идеи Беллами нашли поддержку у таких известных фабианцев, как Бернард Шоу, Герберт Уэллс, супруги Вебб. В Канаде была создана Кооперативная республиканская партия, заявлявшая, что строит свою программу на идеях Беллами. В 1932 году в Нидерландах была создана Ассоциация Беллами (просуществовала до 1947 года).

Роман Беллами, наверное, оказал наибольшее влияние на литературную и общественно-политическую жизнь двух стран. Очевидно, что на Америку — страну, где жил и творил Эдвард Беллами, и где его роман родился. Второй страной, думается, была Россия.


Валентин Юрьевич Катасонов – профессор, д.э.н., председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Павел 1
21.06.2021 16:51
Да, хотелось бы чтоб кто-нибудь хотя бы "изобразил такое утопическое государство, в котором хочется жить"...
кто-то
21.06.2021 10:15
"Коммунизм был обещан советскому народу" . Но "вишенка на торте" даже не в том, что "красный барин обещал" от своих щедрот народу-изобилие и народовластие. А в том, что советский народ на поверку оказался антисоветским, и получил - таки обещанный ему Ельциным и Гайдаром капитализм. Хотя в очереди "за обещанным" стоял долго.........Сбылись народные мечты. Барин не обманул !!! И пусть там китайцы строят себе непонятно что, а вот мы сразу поимели всё, чего желали. У нас теперь капитализм, совсем "как у белых людей".

Эксклюзив
23.06.2021
Владимир Малышев
Он первым сообщил точную дату нападения Германии на СССР.
Фоторепортаж
15.06.2021
Подготовила Мария Максимова
Грандиозное событие в Новой Третьяковке – выставка «История России глазами художников. К 800-летию Александра Невского».


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир».

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: «Фонд борьбы с коррупцией» А. Навального, Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.