Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
18 апреля 2024
Про Тимофея, Митрофана и звонкую душу

Про Тимофея, Митрофана и звонкую душу

Как я на BelgorodMusicFest русское пение слушал
Станислав Минаков
02.09.2022
Про Тимофея, Митрофана и звонкую душу

Конечно, подпорки латиницы в названии этого ежегодного мощного фестиваля уже не нужны, тем более что в европах и у наглосаксов русских артистов нынче не ждут. Там теперь даже Pyotr Ilyich Tchaikovsky отвергнут. Но фестиваль действует уже десятилетие, причем как международный.

В этом году прифронтовые обстоятельства Белгородчины дали фестивалю особую подсветку. Участников и зрителей фестиваля, проходившего под патронатом губернатора Вячеслава Гладкова, заочно приветствовал Владимир Путин: «Уже в десятый раз Белгород тепло встречает талантливых артистов и гостей из многих регионов страны, представляет на своих концертных площадках широкую палитру музыкальных произведений самых разных жанров: классика и джаз, эстрадные и народные песни, фрагменты из популярных опер и оперетт. И конечно, отрадно, что нынешний фестиваль пройдет под открытым небом, а это значит, что огромное количество зрителей смогут познакомиться с творчеством известных коллективов и исполнителей, ощутить мощную, вдохновляющую энергетику высокого искусства».

Художественный уровень фестиваля высок, для провинции отраден особенно. В этом году фест был расширен на множество площадок, на которых с утра до позднего вечера звучали стихи и музыка, нередко патриотического свойства. Мне удалось охватить лишь два вечера, самых представительных. О них и расскажу.

26 августа, в первый из трех фестивальных дней, посчастливилось присутствовать на вечернем оперном балу «Посвящение Елене Образцовой».

Впечатление — потрясающее! Соборная площадь, чуть ли не самая большая в Европе, а также ее окрестности, всё плотней заполнявшиеся народом. Красивая масштабная сцена, почти закрывшая фасад драмтеатра, с меняющимся эффектным световым оформлением.

Прозвучала эмоциональная мелодекламация артиста Евгения Князева, ректора Щукинского училища, стихотворения Орасио Ферреры «Либертанго», под резкую виолончель руководителя фестиваля Бориса Струлёва. Похудевший и почти инфернальный Князев страстно, по-актерски прокричал со сцены и с гигантских мониторов всем в лицо как некую декларацию: «Моя свобода — танго, распахнутое настежь!». Это было впечатляюще. К слову, виолончелист давно и много играет джаз, существуя, как пишут справочники, между Нью-Йорком и Москвой (как солист он дебютировал в Карнеги-холле в 1999 г. с Байроном Дженисом, имя коего нам еще встретится).

Ну и — собственно оперное приношение памяти Е. Образцовой, которое явили публике солисты Мариинки, Большого театра, Новой Оперы, Музыкального театра им. Станиславского. Красивые, преимущественно молодые люди с горне-небесными голосами.

«Лауреаты-перелауреаты» в прекрасных концертных одеяниях исполняли популярные арии и дуэты из европейских и русских опер, камерные хиты.


Пели — превосходно! Особенно фееричными, на мой взгляд, стали выступления солисток Мариинского театра Марии Бараковой, с партией Леля из «Снегурочки», и Ольги Пудовой, виртуозно исполнившей «Соловья» Алябьева и арию Царицы ночи из «Волшебной флейты».
Я, как и многие белгородцы, весьма благодарен певцам, постановщикам всего действа и устроителям события. Это было вдохновенно, высококультурно, грандиозно, я бы сказал, усладительно.
Уходил я с предвкушением, что в следующий вечер на этой же сцене мы увидим и услышим «два крыла» русского хорового пения — Московский государственный академический камерный хор Владимира Минина (с недавних пор «Минин-хор») и Государственный академический русский народный хор имени Митрофана Пятницкого

* * *

На следующий день, в субботу, мы, белгородцы и гости города, собрались на главной площади на музыкальный вечер «России звонкая душа», то есть пришли слушать русскую хоровую музыку. Людей в тот вечер на Соборную площадь пришло существенно меньше, чем накануне, но много.

С восхищением скажу о качественнейшем звуке во все фестивальные дни, обеспеченном изобилием супераппаратуры и высоким профессионализмом звуковой команды.

Уместны и лаконичны были ведущие главных вечеров фестиваля — Василий Мичков и популярная, консервативно корректная Яна Чурикова. Блистая платьем и словом, Яна успела призвать всех отдавать детей учиться музыке и очень тронула слушателей признанием, что мечтает вживую послушать хор белгородского села Подсереднее. Конкретно меня горячим поклонником этого хора сделал еще в 1986 г. мой добрый знакомец, известный журналист Николай Ряполов (впоследствии директор ЦСДФ), который носился с «этими бабками», исполнявшими песни, дошедшими до нас буквально со времен монголо-татарского ига, записывал их для Всесоюзного радио, выпускал диски в фирме «Мелодия».

В целом на Белгородчине весьма развита хоровая культура, в некоторых селах имеется даже по три хоровых коллектива, разных поколений, именно здесь Римский-Корсаков записал красивую древнюю песню «Как при вЕчере-вечЕре». Я это к тому, что русское хоровое пение белгородцы знают, любят, особо ценят, берегут, изучают.

Преамбулой к концерту стала видеозапись гимна России, который хор Минина исполнял на Олимпиаде в Ванкувере. Затем невидимый чтец для общего настроя озвучил стихотворение, автором которого был В. Сорокин.
С хористами на сцену вышел дирижер и художественный руководитель хора Тимофей Гольберг, человек молодой, выпускник-отличник 2014 г. «дир-хора» Нижегородской консерватории, занявший в 2019 г. этот пост, по предложению основателя, В. Минина.

Когда мининцы всем своим русским лирическим разливом выплеснули «Ой, ты степь широкая…», душа слушателя развернулась. Затем хор исполнил два ярких номера — «Зорю бьют» и «Стрекотунья белобока» — из популярного концерта для хора «Пушкинский венок» Г. Свиридова.

И состоялась премьера — знаменитый «Вокализ» С. Рахманинова прозвучал в переложении для виолончели и хора, автором и солистом выступил арт-директор фестиваля, виолончелист-виртуоз Борислав Струлёв. По-струлевски вдохновенно, опус был исполнен в обрамлении замечательного хрестоматийного стихотворения Н. Рубцова «В минуты музыки печальной…» — в прекрасном прочтении Анны Чепенко, молодой артистки Московского театра поэтов. Так неутомимый фестивальный Струлёв пытается соединять разные виды искусств. И не удивительно. Борислав с трехлетнего возраста бывал на репетициях хора Минина, в котором пел его отец Борис Борисович.

С восторгом слушатели приняли четыре суперхита из великой музыки, «Перезвонов» В. Гаврилина — «Весело на душе», «Ти-ри-ри» (не забуду, как 30 лет назад до слез хохотал мой друг гений-белгородец художник Станислав Косенков, когда мининцы запели «Ту-уда — сю-уда…»), «Вечерняя музыка», «Страшенная баба».

А потом ведущая ни с того, как говорится, ни с сего попросила аудиторию «переключить тумблер». И в программе «России звонкая душа» зазвучали вдруг… негритянско-американские спиричуэлс, католическая «Креольская месса» А. Рамиреса.

И тут я понял, в чем закавыка. В том, что с 2019 г. это уже не великий полувековой хор основателя коллектива, народного артиста СССР В.Н. Минина, а «Минин-хор», точней даже, Minin-choir Тимофея Гольберга.

Сайт Минин-хора кое-что проясняет в новой доктрине: «По инициативе дирижера репертуар коллектива в короткие сроки пополнили сочинения Карла Дженкинса и Джона Тавенера (оба — Великобритания), Угиса Праулиньша (Латвия), Эрика Уитакера (США), Эрикса Эшенвалдса (США-Латвия) и других авторов. … Наряду с академическими, Тимофей Гольберг активно пропагандирует иные формы хорового исполнительства: «Это может показаться странным, но самое главное в хоровых концертах — выйти за пределы слова «хор». Нужно, чтобы наши музыканты чувствовали себя артистами хора, а не хористами. Это влияет и на их самоощущение, и прежде всего, на публику. Хор должен удивлять…».

Конечно, вылившийся на сцену долгожданный хор п/у Александры Пермяковой, созданный 111 лет назад воронежцем Митрофаном Пятницким, ситуацию поправил. Когда зазвучала песня «По диким степям Забайкалья», со всей многоголосой, знакомой с детства «пятницкой» тембральной окраской и неотменимой силой, душа запела вместе с хором. Что по мне, то танцев, был избыток, но зато хороши были и плясовая песня Белгородчины, и другие номера.

Во впечатляющее динамичное яркое бело-красно-зеленое полотно ансамбля в какой-то момент режиссерами было встроено выступление чтеца, с актуальным текстом.

Актер с тем же скромным предисловьем, с которым открывает передачу «Свои» на Первом канале, «я — поэт Влад Маленко», с понятным волнением, местами пронзительно, прочел свое стихотворение «Ржев», страницах на четырех, которые он по прочтении поочередно бросал на пол. Маленко — не просто актер, он еще и художественный руководитель Государственного музея Сергея Есенина в Москве, основатель и художественный руководитель Московского театра поэтов.

…Я уже стал пробираться через площадь, когда великий хор вдруг космически грянул знаменитую русскую песню «Ой, туманы мои, растума-а-аны…» — 1942 г., музыка Владимира Захарченко на стихи поэта Михаила Исаковского.

Ой, туманы мои, растуманы,
Ой, родные леса и луга!
Уходили в поход партизаны,
Уходили в поход на врага.

На прощанье сказали герои:
— Ожидайте хороших вестей. —
И на Старой Смоленской дороге
Повстречали незваных гостей.

Повстречали — огнем угощали,
Навсегда уложили в лесу
За великие наши печали,
За горючую нашу слезу…

И все встало на свои места.


Фото Бориса Ечина, Fonar.tv, автора

Специально для «Столетия»


Эксклюзив
16.04.2024
Андрей Соколов
Как наша страна призналась в расстреле польских офицеров, которого не совершала
Фоторепортаж
12.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В Государственном центральном музее современной истории России проходит выставка, посвященная республике


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.