Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
27 ноября 2022
Про Тимофея, Митрофана и звонкую душу

Про Тимофея, Митрофана и звонкую душу

Как я на BelgorodMusicFest русское пение слушал
Станислав Минаков
02.09.2022
Про Тимофея, Митрофана и звонкую душу

Конечно, подпорки латиницы в названии этого ежегодного мощного фестиваля уже не нужны, тем более что в европах и у наглосаксов русских артистов нынче не ждут. Там теперь даже Pyotr Ilyich Tchaikovsky отвергнут. Но фестиваль действует уже десятилетие, причем как международный.

В этом году прифронтовые обстоятельства Белгородчины дали фестивалю особую подсветку. Участников и зрителей фестиваля, проходившего под патронатом губернатора Вячеслава Гладкова, заочно приветствовал Владимир Путин: «Уже в десятый раз Белгород тепло встречает талантливых артистов и гостей из многих регионов страны, представляет на своих концертных площадках широкую палитру музыкальных произведений самых разных жанров: классика и джаз, эстрадные и народные песни, фрагменты из популярных опер и оперетт. И конечно, отрадно, что нынешний фестиваль пройдет под открытым небом, а это значит, что огромное количество зрителей смогут познакомиться с творчеством известных коллективов и исполнителей, ощутить мощную, вдохновляющую энергетику высокого искусства».

Художественный уровень фестиваля высок, для провинции отраден особенно. В этом году фест был расширен на множество площадок, на которых с утра до позднего вечера звучали стихи и музыка, нередко патриотического свойства. Мне удалось охватить лишь два вечера, самых представительных. О них и расскажу.

26 августа, в первый из трех фестивальных дней, посчастливилось присутствовать на вечернем оперном балу «Посвящение Елене Образцовой».

Впечатление — потрясающее! Соборная площадь, чуть ли не самая большая в Европе, а также ее окрестности, всё плотней заполнявшиеся народом. Красивая масштабная сцена, почти закрывшая фасад драмтеатра, с меняющимся эффектным световым оформлением.

Прозвучала эмоциональная мелодекламация артиста Евгения Князева, ректора Щукинского училища, стихотворения Орасио Ферреры «Либертанго», под резкую виолончель руководителя фестиваля Бориса Струлёва. Похудевший и почти инфернальный Князев страстно, по-актерски прокричал со сцены и с гигантских мониторов всем в лицо как некую декларацию: «Моя свобода — танго, распахнутое настежь!». Это было впечатляюще. К слову, виолончелист давно и много играет джаз, существуя, как пишут справочники, между Нью-Йорком и Москвой (как солист он дебютировал в Карнеги-холле в 1999 г. с Байроном Дженисом, имя коего нам еще встретится).

Ну и — собственно оперное приношение памяти Е. Образцовой, которое явили публике солисты Мариинки, Большого театра, Новой Оперы, Музыкального театра им. Станиславского. Красивые, преимущественно молодые люди с горне-небесными голосами.

«Лауреаты-перелауреаты» в прекрасных концертных одеяниях исполняли популярные арии и дуэты из европейских и русских опер, камерные хиты.


Пели — превосходно! Особенно фееричными, на мой взгляд, стали выступления солисток Мариинского театра Марии Бараковой, с партией Леля из «Снегурочки», и Ольги Пудовой, виртуозно исполнившей «Соловья» Алябьева и арию Царицы ночи из «Волшебной флейты».
Я, как и многие белгородцы, весьма благодарен певцам, постановщикам всего действа и устроителям события. Это было вдохновенно, высококультурно, грандиозно, я бы сказал, усладительно.
Уходил я с предвкушением, что в следующий вечер на этой же сцене мы увидим и услышим «два крыла» русского хорового пения — Московский государственный академический камерный хор Владимира Минина (с недавних пор «Минин-хор») и Государственный академический русский народный хор имени Митрофана Пятницкого

* * *

На следующий день, в субботу, мы, белгородцы и гости города, собрались на главной площади на музыкальный вечер «России звонкая душа», то есть пришли слушать русскую хоровую музыку. Людей в тот вечер на Соборную площадь пришло существенно меньше, чем накануне, но много.

С восхищением скажу о качественнейшем звуке во все фестивальные дни, обеспеченном изобилием супераппаратуры и высоким профессионализмом звуковой команды.

Уместны и лаконичны были ведущие главных вечеров фестиваля — Василий Мичков и популярная, консервативно корректная Яна Чурикова. Блистая платьем и словом, Яна успела призвать всех отдавать детей учиться музыке и очень тронула слушателей признанием, что мечтает вживую послушать хор белгородского села Подсереднее. Конкретно меня горячим поклонником этого хора сделал еще в 1986 г. мой добрый знакомец, известный журналист Николай Ряполов (впоследствии директор ЦСДФ), который носился с «этими бабками», исполнявшими песни, дошедшими до нас буквально со времен монголо-татарского ига, записывал их для Всесоюзного радио, выпускал диски в фирме «Мелодия».

В целом на Белгородчине весьма развита хоровая культура, в некоторых селах имеется даже по три хоровых коллектива, разных поколений, именно здесь Римский-Корсаков записал красивую древнюю песню «Как при вЕчере-вечЕре». Я это к тому, что русское хоровое пение белгородцы знают, любят, особо ценят, берегут, изучают.

Преамбулой к концерту стала видеозапись гимна России, который хор Минина исполнял на Олимпиаде в Ванкувере. Затем невидимый чтец для общего настроя озвучил стихотворение, автором которого был В. Сорокин.
С хористами на сцену вышел дирижер и художественный руководитель хора Тимофей Гольберг, человек молодой, выпускник-отличник 2014 г. «дир-хора» Нижегородской консерватории, занявший в 2019 г. этот пост, по предложению основателя, В. Минина.

Когда мининцы всем своим русским лирическим разливом выплеснули «Ой, ты степь широкая…», душа слушателя развернулась. Затем хор исполнил два ярких номера — «Зорю бьют» и «Стрекотунья белобока» — из популярного концерта для хора «Пушкинский венок» Г. Свиридова.

И состоялась премьера — знаменитый «Вокализ» С. Рахманинова прозвучал в переложении для виолончели и хора, автором и солистом выступил арт-директор фестиваля, виолончелист-виртуоз Борислав Струлёв. По-струлевски вдохновенно, опус был исполнен в обрамлении замечательного хрестоматийного стихотворения Н. Рубцова «В минуты музыки печальной…» — в прекрасном прочтении Анны Чепенко, молодой артистки Московского театра поэтов. Так неутомимый фестивальный Струлёв пытается соединять разные виды искусств. И не удивительно. Борислав с трехлетнего возраста бывал на репетициях хора Минина, в котором пел его отец Борис Борисович.

С восторгом слушатели приняли четыре суперхита из великой музыки, «Перезвонов» В. Гаврилина — «Весело на душе», «Ти-ри-ри» (не забуду, как 30 лет назад до слез хохотал мой друг гений-белгородец художник Станислав Косенков, когда мининцы запели «Ту-уда — сю-уда…»), «Вечерняя музыка», «Страшенная баба».

А потом ведущая ни с того, как говорится, ни с сего попросила аудиторию «переключить тумблер». И в программе «России звонкая душа» зазвучали вдруг… негритянско-американские спиричуэлс, католическая «Креольская месса» А. Рамиреса.

И тут я понял, в чем закавыка. В том, что с 2019 г. это уже не великий полувековой хор основателя коллектива, народного артиста СССР В.Н. Минина, а «Минин-хор», точней даже, Minin-choir Тимофея Гольберга.

Сайт Минин-хора кое-что проясняет в новой доктрине: «По инициативе дирижера репертуар коллектива в короткие сроки пополнили сочинения Карла Дженкинса и Джона Тавенера (оба — Великобритания), Угиса Праулиньша (Латвия), Эрика Уитакера (США), Эрикса Эшенвалдса (США-Латвия) и других авторов. … Наряду с академическими, Тимофей Гольберг активно пропагандирует иные формы хорового исполнительства: «Это может показаться странным, но самое главное в хоровых концертах — выйти за пределы слова «хор». Нужно, чтобы наши музыканты чувствовали себя артистами хора, а не хористами. Это влияет и на их самоощущение, и прежде всего, на публику. Хор должен удивлять…».

Конечно, вылившийся на сцену долгожданный хор п/у Александры Пермяковой, созданный 111 лет назад воронежцем Митрофаном Пятницким, ситуацию поправил. Когда зазвучала песня «По диким степям Забайкалья», со всей многоголосой, знакомой с детства «пятницкой» тембральной окраской и неотменимой силой, душа запела вместе с хором. Что по мне, то танцев, был избыток, но зато хороши были и плясовая песня Белгородчины, и другие номера.

Во впечатляющее динамичное яркое бело-красно-зеленое полотно ансамбля в какой-то момент режиссерами было встроено выступление чтеца, с актуальным текстом.

Актер с тем же скромным предисловьем, с которым открывает передачу «Свои» на Первом канале, «я — поэт Влад Маленко», с понятным волнением, местами пронзительно, прочел свое стихотворение «Ржев», страницах на четырех, которые он по прочтении поочередно бросал на пол. Маленко — не просто актер, он еще и художественный руководитель Государственного музея Сергея Есенина в Москве, основатель и художественный руководитель Московского театра поэтов.

…Я уже стал пробираться через площадь, когда великий хор вдруг космически грянул знаменитую русскую песню «Ой, туманы мои, растума-а-аны…» — 1942 г., музыка Владимира Захарченко на стихи поэта Михаила Исаковского.

Ой, туманы мои, растуманы,
Ой, родные леса и луга!
Уходили в поход партизаны,
Уходили в поход на врага.

На прощанье сказали герои:
— Ожидайте хороших вестей. —
И на Старой Смоленской дороге
Повстречали незваных гостей.

Повстречали — огнем угощали,
Навсегда уложили в лесу
За великие наши печали,
За горючую нашу слезу…

И все встало на свои места.


Фото Бориса Ечина, Fonar.tv, автора

Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Очевидец
03.09.2022 15:39
Я ощущаю протестантские песнопенья преимущественно как одномерные, даже в аутентичном негритянском исполнении. Этот концертный блок отнял у меня не менее минут двадцати жизни. Не помогла и католическая «Креольская месса» А. Рамиреса.
Очевидец
03.09.2022 15:30
Во время выступления Минин-хора была еще одна страннейшая штука.
Второй номер пошел следом почти без паузы, красивый женский голос запел песню, столь долгую и красивую, что стоявшие рядом со мной люди стали восклицать: «А на каком языке она поет»? К концу концерта нам объяснили со сцены, что на молдавском, и мне в спину кто-то выдохнул: «Лучше бы тогда уж на белорусском!»
Жаль
03.09.2022 11:24
Жаль. Прекрасное русское пение - под иностранным названием BelgorodMusicFest. Это в голове укладывается? В моей - нет. Представьте себе, где-нибудь в штате Оклахома проходят рок-фестивали под вывеской на русском языке "Подмосковные вечера"... И все американцы приходят в восторг...Позорище!
Алина
02.09.2022 15:50
Песню "Ой, туманы мои, растуманы" с детства люблю. Всегда слушаю её со слезами на глазах (как и "Песню о Днепре" М. Фрадкина, и песню "Шумел сурово брянский лес"). А вот обновление репертуара хора Минина (который теперь называется "Minin-choir" , и руководит им Тимофей Гольберг) как-то настораживает...
Станислав Минаков
02.09.2022 12:51
Контрольный в голову:
Мне посчастливилось вживую слушать хор Минина на рубеже 1990-х в Харькове, — подряд два вечера русской музыки, включая полную версию гаврилинских «Перезвонов», а также на 100-летие Г. Свиридова в Курске, даже на репетиции, и в Москве у дома Свиридова, на открытии памятной доски гению русской музыки, и я должен сказать: по моим впечатлениям, сущностнообразующий для меня русский хор Минина и «Минин-хор» — это не одно и то же. Даже если в завершение выступления после протестантских и католических опусов исполняются «Коробейники».
Ирина
02.09.2022 12:29
Прекрасно! Музыковедческое.

Эксклюзив
16.11.2022
Валерий Панов
За девять месяцев этого года из страны вывезены за рубеж рекордные 63,1 млрд долларов.
Фоторепортаж
18.11.2022
Подготовила Мария Максимова
К 185-летию создания железнодорожного сообщения в России.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.