Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 июня 2024
Недорубленный лес вырастает…

Недорубленный лес вырастает…

Операция на Украине: политическая составляющая
Андрей Марчуков
15.03.2022
Недорубленный лес вырастает…

Идущая с конца февраля военная операция имеет своей задачей не только разгром украинской армии и прочих вооружённых формирований, но и политические преобразования на Украине. Их целью, как официально заявлено, являются нейтральный статус Украины, её демилитаризация и денацификация.

Иными словами, устранение и недопущение в будущем военной и иной, исходящей с её территории, угрозы России, республикам Донбасса, Приднестровской Молдавской республике. И, добавим, населению самой Украины или иным государственным образованиям, вероятность появления которых на её нынешней территории не стоит сбрасывать со счетов.

Политическая составляющая крайне важна, без её полного и безоговорочного выполнения теряет смысл и военная составляющая. А любой компромисс в этом вопросе будет означать невыполнение задач операции и восприниматься как неудача России.

Одной из главных целей объявлена денацификация. Именно она является основой всех политических преобразований. Милитаризация Украины, превращение её в направленный против России плацдарм НАТО, антироссийская истерия, нагнетаемая три десятилетия и особенно последние восемь лет, явились результатом того, что украинский национализм и неонацизм стали на Украине государственной идеологией.

Ими оказался пронизан государственный аппарат, система образования, общественная сфера и значительная часть общества.

Такая ситуация не возникла на пустом месте. Она стала следствием развития украинского проекта (национальной украинской идеи), зародившегося ещё в середине XIX века. Нет необходимости останавливаться на его истории и содержании, отметим только, что нацизм в украинских условиях– это наиболее радикальная и последовательная форма украинского национализма и закономерное развитие украинской идеи, в основе которой как раз и лежат положения о том, что украинцы и русские – совершенно разные и чуждые друг другу народы, и что Россия веками угнетала Украину и посему является её извечным врагом. Отсюда и берутся ненависть, раздутое самомнение, психологические комплексы и претензии на положение высшей расы, ксенофобия и русофобия.

Денацификация – это огромная по своим масштабам задача, Если проводить её не поверхностно, а так, как она того заслуживает, она означает коренную перестройку всех сторон жизни Украины и самих основ её государственного, политического и общественного устройства.

Украина – это самый горячий участок борьбы между Западом и Россией, ставкой в которой являются пути дальнейшего развития человечества. Однако не следует поддаваться соблазну и за глобальными масштабами забывать о том, что для России Украина – это не «один из» театров противостояния, вокруг которого возможны «торги», «сделки» и «компромиссы» с США, ЕС и НАТО, а самостоятельный, самоценный и важнейший.

От того, насколько глубоко, широко и последовательно будет осуществлена денацификация Украины, зависят практические результаты нынешней военной операции, безопасность России и республик Донбасса, будущее населения самой Украины и судьбы Европы.


Целевая аудитория денацификации

С военной составляющей операции всё в целом понятно. А вот политическая составляющая вызывает вопросы. «Недорубленный лес вырастает», говорил А.В. Суворов о побеждённом, но не уничтоженном до конца враге. Вероятность возрождения на Украине нацизма и реваншизма, вероятность того, что украинский национализм, в той или иной его форме, и дальше будет оставаться государственной идеологией Украины или будет оказывать серьёзное влияние на государство и общество, высока. Если денацификация не будет осуществлена в должной мере.

Что подразумевает российское руководство под денацификацией, пока не вполне понятно. Это, скорее, не чёткая программа действий, а «декларация о намерениях». Очевидно, что под ней подразумевается осуждение и запрет нацистской и украинско-националистической идеологии, запрет нацистских и националистических партий, организаций и структур.

Это правильно. Но этого недостаточно. Нельзя останавливаться на запрете «нацбатальонов», организаций в духе «Правого сектора»* и партий вроде «Свободы»*. Объектом денацификации должны стать определённые социальные и профессиональные группы.


Боевики и военные преступники

В отношении украинских нацистов и националистов, участников «нацбатальонов», членов радикальных партий и организаций, «тероборонцев» денацификация должна означать только одно – их ликвидацию. Они должны быть поставлены вне закона. Таких людей перевоспитать, переубедить, умиротворить добром невозможно. Не помогут и тюремные сроки.

Категорически нельзя ударяться в ложно понятый, наивный а, по сути, преступный «гуманизм»: они-де – «братский, но оболваненный народ», к ним надо с добром, их надо переубедить, перевоспитать и тогда они станут… По этому пути уже шёл СССР в хрущёвские и брежневские времена, пытаясь перевоспитывать исповедовавших украинско-националистические идеи граждан, в том числе выпущенных на свободу участников ОУН-УПА*. К чему это привело, видно теперь. Тем, кто считал других людей недочеловеками, желал и нёс им смерть, мучения, унижение их человеческого и национального достоинства, не должно быть места на Украине – ни сейчас, ни в будущем.

В случае с военными преступниками из вооружённых структур типа ВСУ и Национальной гвардии тоже понятно: их должно настичь судебное преследование и суровое наказание. Но что делать с членами семей боевиков из «нацбатов», «тероборонцев», военных преступников?

Вряд ли они смирятся с произошедшим и ужаснутся поступкам своих родственников. Это – потенциально нелояльный элемент. Не все, конечно, но немалая их часть. То же, хоть и в меньшей степени, относится к членам семей погибших военнослужащих ВСУ, особенно офицеров.


«Свидомые» активисты

Денацификация должна распространяться на значительно более широкие круги украинского политического спектра, вплоть до партий «Батькивщина» Тимошенко, «Европейская солидарность» Порошенко – Турчинова и «Слуги народа», в идеологии и деятельности которых, как и в деяниях их лидеров, представлены агрессивный национализм, идеи национально-культурной сегрегации, русофобия и ориентация на западные политические и военные структуры. Сохранять их в политическом поле Украины опасно.

И снова возникает вопрос: что делать с их активом и сторонниками, с теми, кто поддерживал режим и его деяния? Кто формально не причастен к военным и иным преступлениям против человечности, но радовался расстрелу народа Донбасса, сожжению «ваты» в одесском Доме профсоюзов, скакал на Майдане, участвовал в факельных шествиях, «воевал» в интернете, вопил о ненависти к «русне» и призывал поднять «москалей на ножи» (адресуя всё это не только россиянам, но и миллионам своих сограждан)?

На освобождённых территориях Донбасса с такими и «национально свидомыми» вообще, надо думать, церемониться не станут. Их будут выявлять и вычищать. А кто-то сам сбежит на Украину или ещё дальше. А что делать с такими на Украине? Устанавливать, судить, сажать, устранять наиболее буйных и непримиримых, ограничивать в политических правах? Над этим стоит всерьёз задуматься.


Гуманитарии и гуманитарная сфера

Одними активистами и «свидомыми» дело не ограничивается. Денацификация должна затронуть ряд профессиональных и социальных групп. Нацизм, ксенофобия и русофобская истерия стали возможны на Украине благодаря «трудам» журналистов и прочих работников СМИ. Они будут твердить, что их «заставили», многие из них умудрятся, как теперь говорят, «переобуться в воздухе» и стать рьяными «разоблачителями украинского национализма» (как и немалое количество представителей власти, чуть только они поймут, что украинство идёт ко дну). Но их деяния не могут остаться без оценки и справедливого наказания.

Так же, как и дела украинских гуманитариев – от сотрудников академических институтов (особенно историков) и литераторов до преподавателей вузов и учителей, немалая часть которых создавала и распространяла идеологию украинского национализма, бандеровщину и русофобию. Их вклад в то, во что была превращена Украина, трудно переоценить. Многих, особенно учителей, к этому вынуждала система. Здесь необходим внимательный подход, и такие люди пострадать не должны. Но немало было и тех, кто работал не за страх, а за совесть.

Денацификация гуманитарной сферы Украины – системы среднего и высшего образования, сферы культуры, массовой информации должна стать основой основ переустройства Украины и её регионов. Это задача даже более важная, чем запрет националистических партий. Ибо национализм и нацизм там взращивался со школьной и студенческой скамьи.

Жизненно необходим кардинальный пересмотр учебных программ и литературы, всей гуманитарной и культурной политики, работы научных учреждений. Напомним, что та же «реабилитация» и героизация ОУН-УПА* по заказу властей Украины проводились сотрудниками научных институтов, в том числе входящих в Национальную академию наук Украины.

Целью должно стать воспитание новых поколений, начиная с самого младшего возраста, перевоспитание детей, переубеждение молодёжи и лиц более старшего возраста, освобождение их от дурмана нацизма, исключительности, ксенофобии и антируссизма. В основу новых образовательных программ и учебной литературы должна быть положена идея общерусского единства: положение о том, что украинцы и русские – две части одного народа (не двух, пускай и «братских», а именно одного) с общей историей, судьбой и будущим. Её укоренение не должно зависеть от того, как будет организована на этом пространстве государственность и как будут (и будут ли) его разделять политические границы. Только на такой основе и возможна идея дружбы и стратегического партнёрства Украины и России.


Кадры

Всё это ставит ещё один ключевой вопрос денацификации – кадровый. Кто будет нести эти идеи людям через средства массовой информации, систему образования, книги, культуру? Кто будет готовить новые кадры учителей, преподавателей, журналистов, историков, социологов? Кто подготовит научную и учебную литературу? Это могут сделать как местные кадры, так и российско-донецкие. Но в таком случае в самой России и республиках Донбасса должны быть созданы организационные, кадровые и материальные условия для осуществления и координации такой работы. А с этим есть проблемы. И куда девать научных работников, преподавателей, учителей, журналистов, которые разделяли идейно-нравственные ценности, приведшие Украину к пропасти? Это вопрос.

С кадровыми аспектами денационализации связана и демилитаризация Украины. Кто займётся подготовкой военных кадров для будущей армии Украины? Какие кадры ей понадобятся после проведения демилитаризации, и какие нужны ей будут военные училища и сколько?


Правящий класс и государственный аппарат

Ещё один вопрос: как будет затронут денацификацией правящий класс и государственный аппарат Украины? Его консолидирующей платформой стала идеологии украинства – фундамент украинской государственности вообще. А что касается его молодой части (того же окружения Зеленского), то взращивалась она руками Запада, в зарубежных учебных заведениях, на организуемых и финансируемых иностранными государственными и негосударственными структурами тренингах и в тесно связанных с заграничными центрами учебных заведениях Украины. Как поступить со всеми этими, вскормленными на чужих идеях и ценностях, людьми? Очевидно, что составной частью денацификации не может не стать люстрация.

Говоря о денацификации, чаще всего вспоминают Западную Германию. Но по-настоящему денацификация была осуществлена не там, а в Германии Восточной, в ГДР. Старые кадры, работавшие и служившие при Третьем рейхе, там были не в чести. А вот в оккупированной американцами и англичанами ФРГ денацификация, по существу, не велась. Публично нацизм осуждался, но фактически там зрели (и поощрялись США) реваншистские настроения. Кадры госаппарата, вооружённых сил, деловая среда, гуманитарии во многом остались прежними. Если на Украине сохранится прежний государственный аппарат (центральный и на местах) и правящий класс, через какое-то время там вновь расцветут реваншизм, национализм и нацизм.

Денацификация должна включать в себя не только политическую, идеологическую и кадровую составляющую, но и экономическую. Основа украинской политической системы и одна из главных причин расцвета там нацизма и национализма, – это олигархия. Не выбив эту основу, не перестроить Украину. Состояния виднейших и «просто» видных украинских магнатов должны подлежать изъятию – в пользу государства и других собственников. Но не российских, чтобы не дать оснований для обвинения России в войне, затеянной ради ограбления «украинского народа» (коломойских, ахметовых, порошенок, фирташей, пинчуков и т.п.).


«Зеленский тупик»

Наконец, главный вопрос: кто будет осуществлять денацификацию? Говорить о «международных трибуналах» наивно. Позиция Запада предстала во всей очевидности, а прочие страны, и даже Китай, тут не помощники. Видеть в этой роли представителей нынешней украинской власти смешно. Делать это предстоит России, ДНР, ЛНР. И самому народу Украины, но тем людям, которые не связаны с нынешним режимом, прошлыми властями и, желательно, украинским правящим классом вообще.

Странно, что Россия пытается вести разговор с нынешними властями Украины. Это бесперспективно и тактически (судьба «гуманитарных коридоров» тому пример), и стратегически. Чего ждут от этих контактов и переговоров «в тишине»? Что Зеленский и его окружение отдадут приказ войскам сложить оружие? Что они согласятся уйти в отставку? Этого не будет.

Как не будут и проводить демилитаризацию-денацификацию страны. Разговор с Зеленским и Ко – это тупик. Даже если Зеленский, Кулеба, Подоляк или кто-то ещё вдруг что-то подпишут. Примером тому «минские соглашения».

Зеленский и его окружение – это креатуры США, они не самостоятельны и выполняют волю Запада. Не стоит надеяться, что США (нынешний президент или будущий) отдадут им распоряжение «сделать так, как хочет Путин». При помощи Зеленского Россию втягивают в бесперспективный процесс переговоров с целью затягивания военного противостояния, недопущения политических реформ и выбивания компромиссов. США, НАТО и ЕС это выгодно. А выгодно ли России?

Ставка на разговор с нынешней властью и отсутствие планов по её смене, о чём недавно заявили официальные лица (хотя ранее сам В. Путин крайне скептически оценивал возможность договориться с «наркоманами») представляется неконструктивным с политической и военной точек зрения.

Пока Зеленский остаётся президентом и признаётся таковым Россией, многими гражданами Украины его режим будет восприниматься единственно возможной и законной властью (хотя после переворота 2014 года говорить о законности постмайданных властей спорно). А Россия – выглядеть оккупантом. Утверждения российской стороны, что Россия не захватывает Украину, а лишь хочет провести её демилитаризацию и денацификацию, для таких людей малоубедительны. Дело не только в осуществляемой на Украине агрессивной пропаганде, но и в том, что затронуты оказались понятные патриотические чувства. И потому ВСУ, преступники из «нацбатов» в глазах части населения Украины обретают ореол «защитников родины». Этот ореол развеется под воздействием правды, но для этого нужно приложить усилия политического плана, и уже сейчас.

Тем более, что до сих пор не выведены из строя украинские электронные СМИ и «бойцы информационного фронта», а на местах нередко сохраняется украинская администрация. Наподобие мэра Конотопа «свободовца»*Артёма Семенихина, позирующего на фоне портрета Бандеры, называющего русских «тараканами», призывающего ударить в спину нашим войскам и терроризировать всех, кто не поддерживает киевский режим и симпатизирует России.

Терпимое (на деле – беззубое) отношение к подобным представителям киевского режима способно принести лишь вред военным и политическим целям операции. Гуманизм противной стороной воспринимается, как слабость, и стимулирует сопротивление.

Напротив, «зачистка» от таких мэров (в случае их отказа от сотрудничества) даст ясно понять, что российская сторона настроена твёрдо. С гуманизмом не следует переигрывать. На врагов, вооружённых или идейных, он, как и лозунг «освобождения братьев от нацистского дурмана», распространяться не должен.

Пока сохраняются верные Зеленскому местные власти и работают киевские СМИ, никакие оппозиционные режиму и пророссийские силы проявиться не смогут. И дело не только в терроре и запугивании людей со стороны националистов, СБУ и диверсантов. Кому они будут и должны помогать, если Россия признаёт Зеленского и его власть? А это непосредственно влияет и на ход военной операции.


Временное правительство: военно-политический аспект

В сложившихся условиях целесообразнее действовать не напрямую, а через посредников. Выходом может стать создание Временного или Переходного правительства Украины. Эта власть успокоила бы тех людей, в ком оказались уязвлены их патриотические чувства. Вселила бы уверенность в настроенных по отношению России лояльно и дружественно. А в головах третьих внесло бы сумятицу. Вот вам Украина, но ДРУГАЯ. Пусть новая власть налаживает жизнь, заключает договор о дружбе и взаимопомощи с Россией, отдаёт приказ войскам сложить оружие, формирует (под контролем и руководством военных России, ДНР и ЛНР) местные добровольческие отряды. Пусть снимает нынешних глав администраций в освобождённых городах и сёлах и создаёт новые органы власти из числа политэмигрантов или местных. И готовит почву для последующих политических и экономических реформ, федерализации Украины (с правом выхода субъектов из её состава) или создание народных республик.

Освобождая территорию Украины от Центральной рады, гетманцев и петлюровцев, большевики не считали нужным признавать власть УНР*, Державы Скоропадского и Директории, а создавали свою. Освобождая Украину от немецко-фашистских захватчиков в 1943-1944 годах Кремль не вёл переговоры с министром восточных территорий Розенбергом и рейхскомиссаром Кохом, не считал администрацию «Рейхскомиссариата Украина» и «Дистрикта Галиция» законной, а сметал их и устанавливал советскую власть. Этот путь видится предпочтительным и теперь.

Если на Украине будет новая власть, люди начнут ориентироваться на неё, и тем скорее прекратится сопротивление. Да, Запад не признает эту власть и будет продолжать признавать Зеленского. Но он не признает и ничего из того, чего добивается Россия. А у кого территория, у того и реальная власть.

Нет ничего страшного, если Зеленский какое-то время ещё будет «президентом в изгнании». Таких «гетманов», «президентов» и «председателей» было много в меж- и послевоенной Европе. На эмиграцию нельзя оглядываться, нельзя ставить политику в зависимость от того, что скажут и как поступят в этой среде. Не следует повторять ошибки руководства СССР, слишком внимательно относившегося к украинской эмиграции и, во многом по этой причине, сначала устроившего украинизацию Юга России, а в итоге потерявшего созданную ими же Украину.

С большой вероятностью, наличие двух властей только ускорит назревшее и неизбежное – отделение от Украины нескольких западных её областей. Западная Украина – «отрезанный ломоть». Два геноцида (в годы обеих мировых войн), который там устроили украинские националисты и их зарубежные кураторы против галичан-русофилов, и советская украинизация привели к тому, что этот регион оказался превращён в оплот украинского национализма. Пребывание его в составе Украины уже негативным образом повлияло на её судьбу и способно нанести ещё больше вреда, если они останутся в границах одного государства. Западная Украина не признает никакую, связанную с Россией, власть. Идти с ней на компромиссы – это повторять путь Кучмы и Януковича. Пускай на Западной Украине признают президентом Зеленского. Временное правительство Украины тем самым получит легальные основания закрыть с ней границу.

Кто подойдёт на роль руководителя нового правительства, вопрос особый. Политик, тесно связанный с украинским правящим классом, пускай даже с «Оппозиционным блоком», на этом посту нежелателен, поскольку являлся бы частью украинской «элиты» (со всеми вытекающими следствиями). Но в настоящих условиях такой человек необходим. Главой правительства должен быть человек известный и уважаемый на Украине, но не политик. Например, Николай Азаров. Да, он был премьер-министром при Януковиче, а значит, несёт ответственность за то, что происходило и произошло на Украине в те годы. Но при нём Украина успешно развивалась, а сам он управленец-хозяйственник. В политику лезть не будет и не должен, а если таковые поползновения последуют, они должны пресекаться. А вот создавать и представлять новую Украину он может.

Есть и другие варианты, например, Олег Царёв. Это менее «украинская» фигура, так как он был связан с проектом «Новороссия», но его не стоит сбрасывать со счетов, тем более как фигуру именно политическую.

Проводить денацификацию Украины, отстраивать её, решать её судьбу и судьбу регионов должны её граждане – новые люди. Люди, пророссийски ориентированные и придерживающиеся общерусских взглядов – не на словах, а на деле.

Их поддержка и защита, воспитание новых поколений граждан Украины на этой нравственно-мировоззренческой основе и должны стать главной целью денацификации и залогом её успешного осуществления.

А верхушечная «денацификация» как в ФРГ не будет иметь смысла. Как и любые компромиссы с нынешним режимом. Иначе «недорубленный лес» вскоре вырастет снова.


Марчуков Андрей Владиславович – кандидат исторических наук

Специально для «Столетия»


Эксклюзив
17.06.2024
Максим Столетов
Среди солдат ВСУ в Херсоне и области вспыхнула эпидемия брюшного тифа
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.