Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
15 августа 2022

Меченые

Facebook сейчас называется МETA. Те, кто в этой сети, считай, «меченые»…
Борис Осьмиков
05.03.2022
Меченые

И что наблюдается в этой сети в последнее время? Меченым вдруг стало «стыдно». Они стали носиться по ней как мухи, которых согнали с их насиженных мест. Вышли и плакальщицы. Стыдятся, плачут, гневаются, отовсюду слышится «Война! Война!». Всем, кого дотоле не касалась политика, — стало вдруг «стыдно, темно и страшно».

Но вместе с ужасом пришло и «понимание». Некоторые поняли, что сейчас время сильных, время значимого высказывания. Но понятия «сильный» и «профессиональный» не всегда соотносятся. «Люди слова», как они себя позиционируют, должны были говорить сильно, но у них не получалось. Они злились, снова пытались говорить сильно, но у них снова не получалось. Они злились ещё сильнее и у них не получалось ещё сильнее. Это произошло потому, что они не определились с определениями, дефинициями, по-умному говоря. И получилось неумно.

Причины?

Во-первых, это не война, как они трактуют ситуацию. (Тут сейчас может прилетит ещё неналетавшаяся «муха», которая примется чехвостить меня на уровне уже выработанного рефлекса: «Это не ваш город бомбили, не ваши друзья сидели без воды и еды под обстрелом!»). Вынужден разочаровать эту "муху". Мой город Грозный, где я родился и до поры жил, бомбили. И не так, как сейчас. Просто погуглите картинки «Грозный после бомбёжек» и вам станет ясно, что такое война в отличие от «войсковой операции по демилитаризации». И друзья мои не просто сидели под обстрелом, их убивали. И они выживали, как могли. Правда, грозненскую кампанию тоже называли на Западе как-то хитро. Но по последствиям и разрухе это была самая настоящая война. Украинскую кампанию тоже будут называть для краткости "войной". Но разница есть, и не заметить её может только не желающий заметить.

Во-вторых, в медиа — инновация. Боевые действия идут практически в прямом эфире. Ничего подобного в чеченскую, и даже в грузинскую, кампанию не было. Мы узнавали обо всём из СМИ. Если хотели. А если не хотели — не узнавали. Информационные осколки прилетали после — в виде балабановской «Войны» или парней с «особым взглядом», вернувшихся оттуда.

Сегодня профессионализм иных СМИ вполне компенсируется их ангажированностью. Во все века у войн была информационная составляющая, а нынешнее время отличается только тем, что информационное крыло войны из рудиментарного зачатка вымахало в полноправную её участницу.

Но, увы, собирая «волонтёров» с бору по сосенке, оно напрямую влияет на количество жертв в реальности. Люди недалеко ушли от средневековья. Плаха — зрелище. Кровь брызжет, толпа радостно ухает, первые ряды отворачиваются.

Но самое худшее, что может случиться с нами, это не смерть, а сумасшествие.

Могу подтвердить и лично, как психиатр, имевший практику. Потерю человеческого облика видеть тяжело. А, судя по Интернету, иные его утратили. В основном «гости», давно покинувшие свою личную страничку в поисках справедливости. Что ни слово — крик или ложь.

Уверен, кто понимает в том, что сейчас происходит — тот молчит. Или обсуждает среди близких, не в Сети. Шуметь поздно. Раньше надо было шуметь. Впрочем, и сейчас не повредит осознать себя в этом мире. Хотя бы на время военных действий. Не говорить того, в чём не уверен, чего не знаешь. Не то время.

Иные просто удивляют. Вы что, думаете, от вашего крика меньше жертв будет? Панику создаете именно вы, уверяя — «мы отражали». Нет, заражали. Понять можно только журналистов, которые стремятся в эти дни реально находиться в гуще событий, помогать мирным жителям.

Последняя «интеллигентная» война с объявлением, прочими правилами и церемониями осталась в XIX веке, хотя и в Русско-японскую благородство ещё прорывалось над прагматизмом. XX век сорвал с джентльменов их фиговые листки, превратив в холодные машины для убийств. А что в XXI?

Важно знание и понимание контекста, в который погружён. Иначе может получиться очень грустно. Незнание гражданином Израиля того факта, что он реально похож на чеченца, стоило ему жизни. Кстати, почему ему рядом никто этого не подсказал? Верили в разумность и выучку теробороны?

У новых республик истинная национальная гордость ещё не выросла, не заколосилась. А вот украинцев ядовитой жижицей национализма бандеровского извода тридцать долгих лет — «поливали», взращивали. Сейчас многие из них переживают тяжёлое национальное унижение. Отсюда некий морально-когнитивный диссонанс. Но, думается, это быстро пройдет, и нам предопределено жить дружно с братским украинским народом. А плюсы от того же бизнеса всё перевесят. Хотя, кто его знает, может, проект «Украина» и заканчивает своё 30-летнее существование?

Конголезская война отгремела не так давно, можно сказать вчера: вторая половина 90-х. Участвовали в ней 12 стран, по территории — половина огромной Африки. 5 миллионов жертв. Просто вчитайтесь. Пять миллионов! Это не считая изувеченных, которых примерно столько же. Кто-нибудь свечку поставил?

Вы скажете, Конго это далеко. Многие киевляне тоже не думали, что бабахнет. Зато россияне (плюньте тому в глаза, кто скажет, что им всё равно — в отличие от Украины, большая часть которой после 2014 года предпочла не замечать направления курса страны) основательно подтянули знание украинской географии. Вообще географию мы подтягиваем постоянно — Беной, Хмеймим, Гостомель — эти топонимы знают уже не только местные жители…

Мораль — последний рубеж, который нас объединяет. «Я говорю, значит, хочу быть услышанным», поэтому «морали-одиночки» не бывает. Мораль для всех и нравственность её основа.

Люди заражаются душевной болью, поскольку им свойственно сострадание. Они фонтанируют эмоциями, это понятно, но, увы, и искажает подчас картину. Посему в такие минуты необходим разговор не только с людьми. Для атеиста — разговор с собой. Для верующего — разговор с Богом. Только так. Не через всемирную Сеть, не через выставление напоказ того, в чём не уверен.

Помолиться нелишне. И здесь прямо, как наяву, слышен православный батюшка из Торонто, родом с Украины, чьи прихожане россияне: «Молимся о своём» Надоел крик. Смотреть нужно, прежде всего, в себя.

Сейчас нам очень важно Внимание друг к другу. Мы слишком ценим вкусные чиз-кейки, чтобы беспокоиться о своём ближнем, куда уж в целом о планете Земля! И от слабости своей порой только имитируем нравственность, выставляем её суррогат, отбояриваемся фасадом в той же Сети. Мы слишком заигрались в информационную войну.

«Это новый недобрый Мир… Человек готов с оловянными глазами взирать на бомбежки Белграда, с обедненным ураном Сербии, на развороченные Ирак, Ливию, Сирию, Афган, да мало ли еще «всяких» Йеменов…», —  написал кто-то под ником в той же Сети. Теперь сюда добавилась ещё и Украина. В прямом эфире. В Интернете.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Алдона
10.03.2022 12:30
Скоро в большинстве стран не будет топлива ,как следствие электричества и конечно интернета. Телефоны и компы будут валяться как не нужный отживший хлам. Придется вернуться к инструментам предков это ручные пилы,косы ,коневодству ,плугам на конной тяге и другим орудиям труда независящим от топлива и электричества.
Геннадий Букингемский
08.03.2022 20:39
Будет очень непросто. Так как в руках меченых значительная часть экономики. Пока что мне очень тревожно за российские резервы. А хватит ли их для такой масштабной спецоперации? Надеюсь, что хватит.
Алдона
08.03.2022 8:56
Друзья хочу донести до вас мысль что творит цифровая мафия. Когда международная мафия практически все правительства и страны заставила играть в геноцид под видом эпидемии было понятно дальше будет только хуже. Дальше появился слоган сменим маски на каски, а каски на миски, миски на кладбище.
Анатолий
06.03.2022 10:34
"жить дружно с братским украинским народом"... Да сколько же можно набиваться в братья тому, кто от братства отрекся! Молчите! Просто молчите про братство русского и украинского народа!
Алдона
06.03.2022 10:16
Метка дьявола.
Наталья
05.03.2022 14:34
« Мы слишком ценим вкусные чиз-кейки»...Абсолютно все точно.Спасибо автору.

Эксклюзив
10.08.2022
Валерий Панов
Зачем артиллерия ВСУ бьет по Запорожской АЭС.
Фоторепортаж
08.08.2022
Подготовила Мария Максимова
Трансформации и планы туристической Москвы представлены на выставке в Манеже.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.