Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
2 марта 2024

Меченые

Facebook сейчас называется МETA. Те, кто в этой сети, считай, «меченые»…
Борис Осьмиков
05.03.2022
Меченые

И что наблюдается в этой сети в последнее время? Меченым вдруг стало «стыдно». Они стали носиться по ней как мухи, которых согнали с их насиженных мест. Вышли и плакальщицы. Стыдятся, плачут, гневаются, отовсюду слышится «Война! Война!». Всем, кого дотоле не касалась политика, — стало вдруг «стыдно, темно и страшно».

Но вместе с ужасом пришло и «понимание». Некоторые поняли, что сейчас время сильных, время значимого высказывания. Но понятия «сильный» и «профессиональный» не всегда соотносятся. «Люди слова», как они себя позиционируют, должны были говорить сильно, но у них не получалось. Они злились, снова пытались говорить сильно, но у них снова не получалось. Они злились ещё сильнее и у них не получалось ещё сильнее. Это произошло потому, что они не определились с определениями, дефинициями, по-умному говоря. И получилось неумно.

Причины?

Во-первых, это не война, как они трактуют ситуацию. (Тут сейчас может прилетит ещё неналетавшаяся «муха», которая примется чехвостить меня на уровне уже выработанного рефлекса: «Это не ваш город бомбили, не ваши друзья сидели без воды и еды под обстрелом!»). Вынужден разочаровать эту "муху". Мой город Грозный, где я родился и до поры жил, бомбили. И не так, как сейчас. Просто погуглите картинки «Грозный после бомбёжек» и вам станет ясно, что такое война в отличие от «войсковой операции по демилитаризации». И друзья мои не просто сидели под обстрелом, их убивали. И они выживали, как могли. Правда, грозненскую кампанию тоже называли на Западе как-то хитро. Но по последствиям и разрухе это была самая настоящая война. Украинскую кампанию тоже будут называть для краткости "войной". Но разница есть, и не заметить её может только не желающий заметить.

Во-вторых, в медиа — инновация. Боевые действия идут практически в прямом эфире. Ничего подобного в чеченскую, и даже в грузинскую, кампанию не было. Мы узнавали обо всём из СМИ. Если хотели. А если не хотели — не узнавали. Информационные осколки прилетали после — в виде балабановской «Войны» или парней с «особым взглядом», вернувшихся оттуда.

Сегодня профессионализм иных СМИ вполне компенсируется их ангажированностью. Во все века у войн была информационная составляющая, а нынешнее время отличается только тем, что информационное крыло войны из рудиментарного зачатка вымахало в полноправную её участницу.

Но, увы, собирая «волонтёров» с бору по сосенке, оно напрямую влияет на количество жертв в реальности. Люди недалеко ушли от средневековья. Плаха — зрелище. Кровь брызжет, толпа радостно ухает, первые ряды отворачиваются.

Но самое худшее, что может случиться с нами, это не смерть, а сумасшествие.

Могу подтвердить и лично, как психиатр, имевший практику. Потерю человеческого облика видеть тяжело. А, судя по Интернету, иные его утратили. В основном «гости», давно покинувшие свою личную страничку в поисках справедливости. Что ни слово — крик или ложь.

Уверен, кто понимает в том, что сейчас происходит — тот молчит. Или обсуждает среди близких, не в Сети. Шуметь поздно. Раньше надо было шуметь. Впрочем, и сейчас не повредит осознать себя в этом мире. Хотя бы на время военных действий. Не говорить того, в чём не уверен, чего не знаешь. Не то время.

Иные просто удивляют. Вы что, думаете, от вашего крика меньше жертв будет? Панику создаете именно вы, уверяя — «мы отражали». Нет, заражали. Понять можно только журналистов, которые стремятся в эти дни реально находиться в гуще событий, помогать мирным жителям.

Последняя «интеллигентная» война с объявлением, прочими правилами и церемониями осталась в XIX веке, хотя и в Русско-японскую благородство ещё прорывалось над прагматизмом. XX век сорвал с джентльменов их фиговые листки, превратив в холодные машины для убийств. А что в XXI?

Важно знание и понимание контекста, в который погружён. Иначе может получиться очень грустно. Незнание гражданином Израиля того факта, что он реально похож на чеченца, стоило ему жизни. Кстати, почему ему рядом никто этого не подсказал? Верили в разумность и выучку теробороны?

У новых республик истинная национальная гордость ещё не выросла, не заколосилась. А вот украинцев ядовитой жижицей национализма бандеровского извода тридцать долгих лет — «поливали», взращивали. Сейчас многие из них переживают тяжёлое национальное унижение. Отсюда некий морально-когнитивный диссонанс. Но, думается, это быстро пройдет, и нам предопределено жить дружно с братским украинским народом. А плюсы от того же бизнеса всё перевесят. Хотя, кто его знает, может, проект «Украина» и заканчивает своё 30-летнее существование?

Конголезская война отгремела не так давно, можно сказать вчера: вторая половина 90-х. Участвовали в ней 12 стран, по территории — половина огромной Африки. 5 миллионов жертв. Просто вчитайтесь. Пять миллионов! Это не считая изувеченных, которых примерно столько же. Кто-нибудь свечку поставил?

Вы скажете, Конго это далеко. Многие киевляне тоже не думали, что бабахнет. Зато россияне (плюньте тому в глаза, кто скажет, что им всё равно — в отличие от Украины, большая часть которой после 2014 года предпочла не замечать направления курса страны) основательно подтянули знание украинской географии. Вообще географию мы подтягиваем постоянно — Беной, Хмеймим, Гостомель — эти топонимы знают уже не только местные жители…

Мораль — последний рубеж, который нас объединяет. «Я говорю, значит, хочу быть услышанным», поэтому «морали-одиночки» не бывает. Мораль для всех и нравственность её основа.

Люди заражаются душевной болью, поскольку им свойственно сострадание. Они фонтанируют эмоциями, это понятно, но, увы, и искажает подчас картину. Посему в такие минуты необходим разговор не только с людьми. Для атеиста — разговор с собой. Для верующего — разговор с Богом. Только так. Не через всемирную Сеть, не через выставление напоказ того, в чём не уверен.

Помолиться нелишне. И здесь прямо, как наяву, слышен православный батюшка из Торонто, родом с Украины, чьи прихожане россияне: «Молимся о своём» Надоел крик. Смотреть нужно, прежде всего, в себя.

Сейчас нам очень важно Внимание друг к другу. Мы слишком ценим вкусные чиз-кейки, чтобы беспокоиться о своём ближнем, куда уж в целом о планете Земля! И от слабости своей порой только имитируем нравственность, выставляем её суррогат, отбояриваемся фасадом в той же Сети. Мы слишком заигрались в информационную войну.

«Это новый недобрый Мир… Человек готов с оловянными глазами взирать на бомбежки Белграда, с обедненным ураном Сербии, на развороченные Ирак, Ливию, Сирию, Афган, да мало ли еще «всяких» Йеменов…», —  написал кто-то под ником в той же Сети. Теперь сюда добавилась ещё и Украина. В прямом эфире. В Интернете.


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
28.02.2024
Святослав Князев
За что ПЦУ взъелась на святого князя?
Фоторепортаж
27.02.2024
Подготовила Мария Максимова
В Москве в Государственном музее А.С. Пушкина представлен Межмузейный проект к 225-летию со дня рождения поэта


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..