Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 сентября 2022
«Крым наш», но процесс не завершён

«Крым наш», но процесс не завершён

Независимый аналитик о великом историческом событии
Андрей Марчуков
23.03.2015
«Крым наш», но процесс не завершён

В эти дни исполнился год с момента воссоединения Крыма с Россией. И нынешний всплеск интереса к этой теме понятен и закономерен. Не претендуя на всеобъемлющий охват и глубокий анализ, остановимся на нескольких моментах, связанных с последствиями этого исторического события. Причём как на тех, что имеют безусловно положительный эффект, так и на тех, что уже обернулись или обернутся в будущем неприятными последствиями.

И те, и другие можно разделить на две группы: политико-стратегическую и психологическую. Экономические аспекты в данном случае стоит оставить за скобками. С одной стороны, они напрямую связаны с политико-стратегическими моментами, а с другой зависят от состояния российской экономики, крымского хозяйства и мировых экономических тенденций, и в этом контексте однозначно говорить о том, кто что приобрёл или затратил, будет нерепрезентативно. Ясно, что выгоды сугубо меркантильного плана если и проявятся, то ещё нескоро. А оценивать стоящие перед страной и обществом задачи по шкале «эффективности» и «коммерческой целесообразности» – это значит встать на позиции «либероидного мышления», которое, как показывает жизнь, губительно для страны и народа.

Плюсы

Для начала взглянем на положительные моменты политико-стратегического характера. Во-первых, это сохранение Черноморского флота как реальной боевой силы, способной влиять на обстановку уже самим фактом своего присутствия. Денонсация Харьковских соглашений, которую непременно осуществили бы киевские путчисты, повлекла бы за собой или выдворение Черноморского флота из своих крымских мест базирования в Новороссийск, или войну на полуострове, с тенденцией перерасти в более масштабную.

Передислокация флота означала бы его ликвидацию как полноценной силы, а значит, коренным образом изменила бы баланс сил в регионе в пользу стран НАТО и их сателлитов. Сохранив флот и места его базирования, Россия не только не потеряла, но и упрочила контроль над Азово-Черноморским бассейном, Кавказом, а также транспортными коммуникациями и энергопроводами региона. А тем самым и присутствие в Средиземноморье, и более значительные инструменты влияния на ситуацию на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Также воссоединение Крыма воочию продемонстрировало, что США и Запад не всемогущи, и при желании можно отстаивать свои национальные интересы даже наперекор им.

В-третьих, и это очень важно, март 2014 года сделал возможным пересмотр постсоветских границ, а значит, и того международного положения, которое сложилось в 1991 году. Злой волей внутренних и внешних разрушителей СССР советские межреспубликанские границы были превращены в межгосударственные. Эти границы – ущербны, а потому унизительны и несправедливы. Россия лишилась своих исконных территорий, русский народ (и в узком, и в широком его понимании) оказался народом разделённым, а на пространстве Русского Мира вызрели русофобские режимы.

Вопреки бытующим заявлениям зарубежных и туземных политиков и «экспертов», пересматривать и перекраивать границы в Европе и мире было можно и до этого. Но только если это удовлетворяло стратегические интересы Запада. Теперь же оказалось, что игра возможна не только в одни ворота.

В-четвёртых, население России выросло более чем на два миллиона человек, что замечательно уже само по себе. Тем более, что подавляющее большинство из них – русские или представители других народов, считающих своей родиной именно Россию.

Не менее важными стали и психологические аспекты воссоединения. Так, и в России, и в Крыму оно было воспринято как восстановление исторической справедливости и как преодоление позорного наследия 1991 года. Другим важным аспектом стало то, что часть (но только часть!) граждан Украины смогла добиться осуществления своих желаний – уйти из Украины и вернуться в лоно России.

Всё это вызвало небывалый всплеск патриотизма, радости и сознания того, что всё происходит «так, как надо». Такое состояние очень важно для душевного и даже физического самочувствия и отдельного человека, и народа в целом. Возродилось уже подзабытое ощущение единения народа и власти, чувство сопричастности людей с государством. Ведь за последние десятилетия «либеральных реформ» эти взаимоотношения во многом деградировали – прежде всего, по вине властей и правящего класса.

А как показывает история, наивысших побед (на внутреннем и внешнем поприще) наша страна добивалась именно тогда, когда устанавливалось единство народа и власти, когда их цели и смысл жизни оказывались одними и теми же.

У всплеска патриотизма и чувства радости жизни была и ещё одна причина: «реабилитация» властью русского народа, что нашло выражение в апелляции к его национальному чувству, обращении к нему не как к «населению», а как к политическому и историческому субъекту. Частью чего стало и упоминание о его разделённом состоянии.

Всё вместе – и события вокруг полуострова, и публичное, на высшем уровне апеллирование к русскому народу – послужило катализатором Русской Весны. Она охватила не только Крым и Российскую Федерацию, но и целый ряд областей так называемого «Юго-Востока Украины» от Харькова до Одессы, среди населения которых тоже вспыхнула надежда на перемены, в том числе на повторение крымского сценария на их земле. Русская Весна была порождением народного духа, но не вписывалась в планы Кремля... И крымский сценарий не повторился.

Здесь можно плавно перейти от плюсов (положительных результатов присоединения Крыма) к минусам (его негативным последствиям). Но прежде надо коснуться ещё одного положительного момента, а именно того, что в Крыму не началась кровавая бойня, и крымчане не повторили судьбу своих братьев и вчерашних сограждан – народа Донбасса. Именно это часто называют главным результатом мартовского референдума, на котором жители Крыма спасли себя, и даже причиной присоединения полуострова к России.

На самом деле ни бойни (как на Донбассе), ни террора (как в Одессе и Харькове) в Крыму, на мой взгляд, не произошло бы. То есть, они, безусловно, готовились и обязательно бы начались, потому что киевская хунта и украинские националисты непременно стали бы устанавливать в Крыму свой «русофобский порядок». И их ненависть к крымчанам была ничуть не меньшей, чем к Донбассу.

И всё же, бойни бы не случилось. Потому что даже самые первые инциденты автоматически означали бы открытое столкновение с киевской хунтой России, которая оказалась бы вынуждена встать на защиту флота и семей военнослужащих (значительная их часть являлась гражданами Украины).

Быть может, последствия такого прямого конфликта были бы непредсказуемы. Хотя возможно, что это стало бы выходом из так называемого «украинского кризиса» – притом выходом быстрым и относительно бескровным (вспомним поведение украинских войск той весной).

Но российское руководство не желало втягиваться во «внутриукраинские события». И потому присоединение Крыма стало парадоксальным, на первый взгляд, способом избежать столкновения с киевской хунтой. Забрать наиболее «нужную» и «проблемную» часть Украины представлялось более простым и безопасным, чем защищать её, оставив в составе насквозь пропитавшегося русофобским и антироссийским духом этого квазигосударства. А с его западными хозяевами – попробовать разграничить сферы интересов…

Народная Русская Весна, не получив поддержки из Москвы, была либо задавлена силой, либо, там, где люди успели согранизоваться и начать отпор киевским завоевателям, вылилась в тяжёлую войну. Всё закончилось лишь Крымом. Что и предопределило те отрицательные моменты, о которых не принято говорить вслух, тем более в дни торжественных юбилеев.

Минусы

Первое, что сразу бросается в глаза, это повышенная уязвимость Крыма в стратегическом отношении, не говоря уже о военном: попытки оборонять полуостров заканчивались неудачно для всех, кто пытался это делать. Крым зависит от энерго- и водоснабжения, которые осуществляются с материковой территории, оставшейся в составе Украины. Через них же проходят и транспортные пути, связывающие Крым с Россией. После воссоединения полуостров превратился в «остров», так как Киев устроил ему транспортную, энергетическую и водную блокаду (не говоря уже о прекращении экономических связей). Как это сказалось на хозяйстве «острова», говорить излишне.

Но зависимость Крыма от материка (Украины) автоматически ведёт и к известной зависимости Москвы от Киева.

Устраивая блокаду Крыма или даже просто играя на этой возможности, киевские власти получают реальные рычаги давления на Россию, позволяющие выбивать те или иные экономические преференции и политические уступки. Что уже и было проделано в конце 2014 года.

Крымский полуостров и Северная Таврия (то есть, территория Запорожской, Херсонской и, частично, Донецкой областей) в стратегическом, геополитическом и экономическом отношении являются продолжением друг друга. Неслучайно, что и Крымское ханство, и Таврическая область (а затем губерния) включали в себя обе эти части. По отдельности, в качестве самостоятельных субъектов, они могли существовать лишь в рамках одного государства – СССР или Украины.

Полностью и безоговорочно владеет Крымом тот, кто владеет материком (Северной Таврией). Лишь тогда полуостров обретает безопасность и из военно-стратегической и экономической ловушки превращается в форпост страны и её жемчужину. Ни один мост через Керченский пролив, строительство которого выльется в астрономическую сумму для российского бюджета (и послужит превосходной кормушкой для некоторых), решить все транспортные и стратегические проблемы не сможет. Поэтому вопрос о необходимости «коридора» от Ростовской области через ДНР и ЛНР на Крым и соединения полуострова с Россией сухопутным путём остаётся на повестке дня.

Другим не очень радужным следствием присоединения Крыма стал крымско-татарский фактор, который теперь оказался внутренней проблемой России. Конечно, большая часть крымско-татарского народа проголосовало за присоединение к России и относится к ней благожелательно. Однако немало крымских татар разделяет националистические взгляды и подвержено русофобии (которая среди них настойчиво культивируется и подогревается), а также служит средой для исламистской пропаганды, тем самым представляя либо реально, либо потенциально нелояльное население.

Отчасти масштабы «крымско-татарского вопроса» искусственно раздуваются самими российскими властями, «традиционно» видящими субъектом этнополитики все народы, за исключением русского. Несмотря на относительную немногочисленность крымско-татарского населения (даже в масштабах полуострова, не говоря уже о России), внимание к его интересам носит несколько гипертрофированный характер, что находит выражение, скажем, в том, что ответственными за проведение национальной политики в Крыму назначаются представители именно крымских татар. Этим как бы подчёркивается, что национальный вопрос в Крыму – это вопрос именно крымско-татарский. Есть и более частные, но оттого не менее выразительные примеры. Например, то, что победительницей конкурса «Крымская красавица-2015», состоявшегося 9 марта, стала именно крымская татарка.

Крымско-татарский национализм вкупе с проникновением в эту этническую среду исламистских идей, да ещё наложившиеся на особенности российской этнополитики, надолго останутся головной болью крымских и центральных властей.

Не менее серьёзны и отрицательные психологические составляющие, последовавшие за присоединением Крыма. Прежде всего, речь идёт о психологической травме, которую ощутили граждане Украины, когда от неё «уплыл» Крым.

Этот момент иррационален. Человек-носитель этой травмы не берёт в расчёт, что отделение Крыма произошло по воле крымчан и практически единогласно, а сама процедура носила легитимный характер. Психологический шок был умело обработан и превращён в константу сознания: целый год все украинские СМИ настойчиво твердили и твердят гражданам о «русской агрессии» и «российской оккупации».

В результате и сама потеря Крыма, и последующая пропаганда резко оживили и укрепили в сознании многих тот образ врага (в лице России и русских), который украинство и контролируемое им государство внушало своим гражданам на протяжении почти четверти века. Только теперь мифы и голословные бредни получили «подтверждение». Помимо всплеска русофобии и убеждения в правоте украинской идеи (а значит, и укрепления украинской идентичности), психологическая травма от потери Крыма рождает реваншистские настроения.

Для очень многих граждан Украины на долгие годы, если не десятилетия, будет характерно враждебное или неприязненное отношение к России и всему, что с ней связано. В таком контексте любые проекты «экономической интеграции», которые иными московскими «стратегами» трактуются как панацея от всех бед, станут либо невозможны, либо превратятся в замки на песке. Либо будут напоминать взаимоотношения внутри позднего СЭВ, когда у поляков, венгров, чехов любви и братских чувств к СССР не было, но оставался до поры до времени только корыстный расчёт. Любая интеграция Украины (именно в виде «Украины»), пусть даже «освобождённой» от нынешних правителей, в Таможенный, Евразийский и т.п. союзы пойдёт именно по этому сценарию.

Всё это сыграло большую роль в укреплении (ещё весной – летом 2014 года) положения киевской хунты и обеспечило ей поддержку как укропатриотов, так и обычных граждан, в феврале – апреле во многом растерянных и дезориентированных. А ведь многие из этих людей до того относились к украинской идее равнодушно и даже были настроены к России благожелательно (стоит напомнить, что рейтинг российского президента среди граждан Украины был выше, чем рейтинги президентов украинских).

Есть и другая группа граждан Украины, которая весной – летом 2014 года тоже ощутила психологический удар, пусть и иного рода, но тоже ставшего следствием присоединения к России Крыма.

Эти люди не просто были настроены к России дружественно, но ощущали себя частью Русского Мира и даже были готовы к воссоединению своих областей с Россией по крымскому сценарию.

Что почувствовали они, когда увидели, что их, в отличие от Крыма, Кремль не жаждет видеть возвращёнными «в родную гавань»? Даже несмотря на их желание. Даже несмотря на борьбу, которую они повели один на один с безжалостной украинской ордой, как это было в Харькове и Одессе. Даже несмотря на референдумы, выборы и месяцы войны, как это было и есть на Донбассе. А ведь это точно такие же люди, что и крымчане. Получили ли они психологическую травму, испытали ли обиду и горькое разочарование? Вопрос риторический.

Нечто подобное испытали не только граждане Украины, которые не хотели больше быть её гражданами, но и немалое число россиян. Былой всплеск патриотизма и радости постепенно сошёл по мере того, как стало ясно, что всё закончилось на Крыме, что Русская Весна задавлена, а на Донбассе началась война, после которой ему светит участь на правах неких «отдельных районов» «реинтегрироваться» в Украину. Когда стало понятно, что о русском народе власти вспомнили лишь на короткий период: чтобы обосновать присоединение Крыма и обеспечить себе массовую поддержку.

Так что же, неужели не надо было воссоединять Крым? Конечно, надо! Причина перечисленных отрицательных моментов заключается не в том, что Крым воссоединился, а в том, что всё ограничилось только этим. Что не были воссоединены (или хотя бы просто отделились от Украины) Харьков, Донбасс и т.д. Что не был обеспечен «крымский коридор», и полуостров остался в неком подвешенном состоянии. Что русских по-прежнему не считают политическим субъектом и относятся как к тягловому «населению». Что Украина была сохранена как национальная идея, как государство и как единое политическое пространство: хотя весной 2014 года пресловутый «украинский проект» почти похоронил себя сам, он был искусственно реанимирован, и не только Западом, но и Москвой.

Более того. Той психологической травмы, которую получили многие на Украине (и которая послужила удобным поводом для их мобилизации вокруг украинской идеи и киевской хунты), или не случилось бы вообще, или она имела бы куда меньший масштаб, если бы из Украины «уплыло» сразу несколько областей (народных республик). Или если бы рухнула вся Украина, распавшись на ряд самостийных государств-регионов. Тогда в поисках врага и виноватого взоры граждан обратились бы не на Россию, а на путчистов, евроинтеграторов, олигархов, националистов и всю украинствующую общественность, доведших страну до развала. Тогда бы произошло разочарование в украинской идее и её порождении – Украине – как действительно в несостоявшемся государстве и тупиковом национальном проекте. И многое было бы по-другому.

Несомненно одно. Воссоединение Крыма с Россией имеет, безусловно, положительный характер, свидетельством чему перечисленные и не упомянутые здесь плюсы. А минусы стали следствием незавершённости процессов, начало которым положило воссоединение Крыма, и их половинчатости.

А посему последствия того, что было сделано, а главное, НЕ сделано, будут сказываться ещё долго.

Марчуков Андрей Владиславович – кандидат исторических наук, Институт Российской истории РАН

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 20 найденных.
ВиталийМ
30.03.2015 18:10
России просто некуда отступать - дальше Крым. А если случится невообразимое и отступит, то крымские татары живо проведут референдум по восстановлению Крымского ханства под протекцией братской исламской Турции. Зачем им нищая православная Украина...
ВЕРА
29.03.2015 20:20
"  "Новая газета" опубликовала статью Елены Лукьяновой, призванную доказать, что Россия не имела права присоединять Крым. Статья начинена реверансами в адрес господина Обамы, объявленного "тонким юристом-конституционалистом" современности, и поношениями в адрес российского Конституционного cуда.
Я никогда бы не стал отвечать на статью любого юриста, даже более профессионального и более глубоко погруженного в специфику конституционного права. Но в данном случае речь идет не о статье госпожи Лукьяновой, постоянно стремящейся усидеть на двух стульях - псевдокоммунистическом и псевдолиберальном - и постоянно меняющей свою позицию в соответствии с конъюнктурой.

Речь буквально идет о судьбе России, о ее способности выстоять в нынешней ситуации, не сорваться в очень крупный гражданский эксцесс, к которому ее буквально подталкивают и определенные слои нашего общества, претендующие на элитность и просвещенность, и обслуживающие эти слои юридические двурушники
Сейчас мы видим со стороны Запада и его российских поклонников невиданные по размаху информационные фальсификации событий на Украине и их контекста. Мы видим, что все официальные западные правовые интерпретации этих событий настойчиво и однозначно объявляют "кругом виноватой" Россию. Мы слышим, как крупные западные политики открыто заявляют, что России объявлена новая "холодная война", цель которой - "майдан" в Москве и смена российской власти. И мы видим и читаем, как вы - кто осторожно "покусывая по мелочам", кто открыто и развернуто - со всем этим солидаризуетесь.

Для меня это означает, что сейчас наша Россия переживает очередное нашествие западных (и внутренних прозападных) "цивилизованных варваров". Нашествие - пока - происходит в формах и механизмах постмодернистских информационных фальсификаций, неприкрыто наглых интерпретаций права и экономических санкций. Однако это нашествие по масштабу и намерениям вполне соразмерно варварским нашествиям тевтонских рыцарей или армий Наполеона. " -
Автор - Председатель Конституционного суда Российской Федерации В.Зорькин
Рукр
26.03.2015 20:43
Арон Моисеевич, в Греции построен мост через Коринфский залив, сейсмическая зона, тектонический разлом, глубина 30 м, и грунты там подвижные. Крым  - стратегическая территория за него воевали еще древние греки и римляне. Олигархи и креативная интеллигенция очень дорожат, своими вкладами, недвижимостью и учебой отпрысков заграницей. Еще раз напоминаю, мост был построен 70  лет назад и работал, и были планы его восстанавливать. Рядом Сочи, куда  вбухали немереные деньги ради престижа страны. Крымчане скиньтесь на мост и объявите его народной стройкой. Пригласите военных мостостроителей из Ставрополя, и они ударно его построят.  
Питерский
26.03.2015 12:46
/// "Тогда бы произошло разочарование в украинской идее и её порождении – Украине – как действительно в несостоявшемся государстве и тупиковом национальном проекте"///.
К сожалению, далеко не у всех и не всегда получается так, чтобы "и рыбку съесть, и сковородку стырить". Как сказал великий поэт Некрасов: "Погодите, дети, дайте только срок - Будет вам и белка, будет и свисток". "Даже если собрать вместе девять беременных женщин, ребёнок все равно не родится через месяц".  И разочарование в "украинской идее" тоже будет неминуемо. Не у всех только - оголтелые свIдомые всегда будут славить культовые фигуры  "украинской идеи" -  Мазепу, Бандеру и Шухевича, невзирая ни  на какие аргументы, неопровержимо  свидетельствующие о "несостоявшемся государстве и тупиковом национальном проекте". Даже "если бы рухнула вся Украина, распавшись на ряд самостийных государств-регионов", останется миф, о "незалэжной", для "мечтателей-хохлов", говоря словами поэта уже другой, советской,  эпохи. Это надо понять и с этим, увы, придётся жить дальше...
Арон Моисеевич
24.03.2015 21:01
Смотреть на карту полезно всем. Скажем, мост из Керчи. Его строили-строили (и наши, и немцы), да так толком и не построили. Дорого, район сейсмичноопасный, навигация тяжёлая (вот и построенный мост снесло льдами) и дорого. К тому же, надо сначала до Кубани добраться, а это "глухой угол" - не сравнишь с трассой Харьков-Запорожье-Мелитополь. Или веткой через Мариуполь. А крем связан не только ж/д переходом через Сиваш, но и бойкой автотрассой через Перекоп. А Керченский мост должен быть и авто- и железнодорожный! И дороже, и уязвимее, и с логистикой хуже. Так что да здравствует география.
рукр
24.03.2015 14:26
Спасибо американским партнерам за то, что они наказали персональными санкциями русских олигархов-саботажников за срыв  строительства  моста в Крыму. Это небезызвестные Тищенко и Ротенберг, надеемся, что и российские власти обратят внимание на их подрывную деятельность. Мост длиною 4,5 километра был построен за 6,5 месяца в 1944 году.
Мост через Керченский пролив
Координаты: 45.3582° с. ш. 36.6496° в. д. (G) (O) (Я)
Область применения     железнодорожный
Пересекает     Керченский пролив
Место расположения     Керчь
Конструкция
Тип конструкции     ферменная
Основной пролёт     27.1 м
Общая длина     4,5 км
Ширина моста      22 м
Эксплуатация     Открытие 7 ноября 1944 года
Закрытие     18 февраля 1945 года
Даньян-Куньшаньский мост -  строительство началось в 2008 году и по завершению в 2010 году его длина составила 164.8 км, открытие моста состоялось 30 июня 2011 года. По данной информации, авторов проекта моста в Керчи уже можно садить, а Ротенберга назначить бригадиром землекопов с конфискацией имущества, учетчиком Аксенова. Всем известно, что Маасковская элита имеет недвижимость, счета и детей заграницей и строить мост боится, своя рубашка ближе к телу. Ну если у безголосой попсы дома в Майми, то что говорить про олихаров, Абрамович может строить мост вручную в арестанской робе.
Крымчане стройте мост, в 1944 наши предки его построили за полгода.
STRANNIK
24.03.2015 9:05
Американцы, мне кажется, переиграли сами себя - показав на примере Хусейна, Кадафи, Мубарека, что ни деньги ни дружба, ни договоры не останавливают их от войны от разбоя от отъема "честно" заработанного.
Поэтому уже самому упертому американолюбу стало понятно, что с американцами, вернее с их элитой нужно общаться имея достойный военный непоправимый для их ответ. Меняя масштаб - никакой бандит не полезет на полковника Мазура в исполнении Машкова.
Сеня из Одессы
24.03.2015 9:03
Драматические страницы нашей истории, благодаря большевистскому нашествию, будут тлеть еще долгое время.
До тех пор, пока Кремль не очистится от этнических националистов, намеренно поднимающих вопрос о русском фашизме. Мнение о тягловом население именно русского народа внушается не один десяток лет. Терпению русских можно только позавидовать.
Неужели русофобы думают, что такое может продолжаться долго? И будут вот так, на халяву, жить за счет Русских?
москвич
24.03.2015 8:32
Автору – благодарность.

И вновь русофобия,  направленная именно против русского народа.  
О психологической травме русских думать не моги, да? Хрущ и банда увели Крым  с народом и …баста!!!
Пора внести в любую политическую подоплеку прагматизм. Выгода без последствий для России.
И процесс возвращения народа русского не закончился.  То, что Новороссия  осталась на перепутье между огней, спасибо русофобскому москвабаду, откуда начинались проекты разъединения русских земель.  Пора исправлять ошибки.
Эмигрант
24.03.2015 7:47
В статье содержится ряд спорных положений.
Например, автор считает, что в Крыму бы кровь не пролилась.
Нет, пролилась бы в еще больших масштабах, чем в Одессе 2 мая (вторая массовая кровь на Украине после Майдана).
Автор не учитывает фактор наличия в Крыму 7000 подготовленных татарских экстремистов (Тахрир), многоие из которых прошли школу сирийской войны и представители их были одной из ударных сил Майдана.
Численность професионалов-боевиков на Майдане оценивается в 2000 человек (это хорошо подготовленные к уличным боям и провокациям люди).
В Крыму таких было 7000 (татарские экстремисты), плюс половина татарского населения на тот момент находилась под влиянием Меджлиса, занимающего крайне русофобскую позицию (которая 22 года максимально поддерживалась и поощрялась Киевом - "разделяй и влавствуй" -качнись ситуация в пользу Украины и их было бы не остановить).
В отряды татар были влиты боевики-сотники из правого сектора, добавьте сюда поезд "дружбы" с 1500-2000  боевиками с оружием (который  "не доехал").
23 февраля возле здания Верховного Совета Крыма было противостояние 7000 татар с всего с 700 крымских активистов и погибло 3 человека, плюс 33 госпитализированно.
Это было только начало, которое удалось предотвратить вежливым человечкамНе вмешайтеся они - Одесса это то малое, что могло произойти.
А высказывание автора о том, что мост в Керчи не решает транспортной проблемы вызывает недоумение.
Автору надо посмотреть на карту Крыма, который тончайшим перешейком связан с материком (тот же мост, точнее там через заливы, овраги десятки мостов).
Чем этот перешеек лучше моста???
Фактически, если мост будет построен, он БУДЕТ РЕШАТЬ транспортные проблемы Крыма намного лучше, чем тонкий, заболоченный перешек, так как свяжет НАПРЯМУЮ Крым с МАТЕРИКОВОЙ Россией, а не Украиной.
А авиа и морское сообщение никто никогда не отменит и оно от воссоединения Крыма с Россией не только пострадало, а наоборот, даже улучшилось.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 20 найденных.

Эксклюзив
23.09.2022
Валерий Панов
В Донбассе начался процесс воссоединения Русского мира.
Фоторепортаж
23.09.2022
Подготовила Мария Максимова
Женской городской моде посвящен новый проект Государственного Исторического музея.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.