Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
4 декабря 2022
Язык наш – враг наш

Язык наш – враг наш

90% сведений разведки мира получают сегодня из средств массовой информации
Валерий Панов
24.10.2022
Язык наш – враг наш

Безудержная болтовня идет сегодня по всему спектру российского информационного поля. С утра до вечера. Аналитики спецслужб далеко не ради красного слова утверждают, что из газет, журналов, докладов зарубежных «мозговых трестов», материалов научных конференций и т.д. можно получить все необходимые сведения в самых различных областях, начиная с политики и кончая военным производством. Этот вид разведки, действующий в США еще со времен Второй мировой войны, сегодня выделен даже в отдельную сферу и именуется «разведкой на базе анализа открытых источников информации» (Open Source Intelligence – OSINT).

В 2020 г. американский Центр военно-морского анализа (Center for Naval Analyses, CNA) опубликовал материалы, собранные западными разведками, о составе сил Западного военного округа России. 66-страничный доклад называется «Российские вооруженные силы в Западном военном округе». Уровень осведомленности западных разведок о нашей армии впечатляет. Неужели все это — результат агентурной работы? Выяснилось, что нет — обошлось без агентов. Военный эксперт капитан 1 ранга Владимир Гундаров считает, что во времена интернета и спутников методы получения важной информации сильно изменились. По его мнению, есть несколько источников получения подобной информации западными разведками, в первую очередь, это космическая съемка. Далее — радиоэлектронная и радиотехническая разведка.

Но, пожалуй, самый главный источник получения военной информации — открытые источники: телевидение, газеты, в том числе региональные и местные.

С появлением интернета и электронных сайтов эта информационная «брешь» расширилась до опасных пределов. Особенно расширили ее региональные СМИ, выложенные в интернете, или их аккаунты в социальных сетях, и это просто кладезь для разведок. Действительно: язык наш – враг наш. Не только в смысле сохранения государственной и военной тайны, но и во многих иных отношениях.

«По заказу Росгвардии предприятия "Росэлектроники" создают новую систему противодействия беспилотникам», – под таким заголовком в воскресенье опубликовало заметку одно популярное российское издание. И рассказало о том, что передовые характеристики изделия «призваны обеспечить наиболее актуальный функционал с учетом текущих потребностей, в том числе по массогабаритным параметрам, сообщили ТАСС в пресс-службе холдинга». Далее открытым текстом сообщалось, что до того «Росэлектроника» «разработала две антидроновые системы семейства "Атака". Первая позволяет блокировать каналы управления и навигации беспилотника… Вторая, "Атака-Шорох", находит по звуку даже беспилотники, летящие в режиме радиомолчания».

Молодцы, однако, ребята-девчата, постарались: теперь противник знает, где у нас конструируются новинки РЭБ и каковы приблизительно их боевые характеристики. Шпионы в данном случае уже не нужны, а также — спутники и прочие разведсредства.

Не требуются они и в следующей ситуации: «Ранее в субботу "Известия" показали кадры подготовки танкистов в тыловой зоне спецоперации. В ходе подготовки военнослужащие на практике отрабатывают применение штатного вооружения танков Т-80 и Т-72, выполняют контрольные упражнения по вождению гусеничной техники на дистанции более 10 км». Сразу становится понятно, какие машины будут применяться на этом участке фронта. И еще – очень важный факт: здесь экипажи состоят из новичков. Есть и их фотографии. Разведка противника может отдыхать.

Не надо ей, этой разведке, также напрягаться, чтобы узнать, например, за счет чего была обеспечена точность артиллерийского огня в конкретном районе боевых действий. Российское СМИ (услужливо) сообщает: «Большой вклад в информационное обеспечение артиллеристов Российской армии внёс и более дальнобойный ударно-разведывательный дрон ”Орион“ (в ВКС России именуется ”Иноходец”). Как известно, один из экземпляров данного БПЛА приступил к выполнению задач на западных подступах к Херсону двумя днями ранее. В ходе первого же воздушного рейда ”Орион“ уничтожил не менее двух единиц бронетехники ВСУ высокоточными ударами многоцелевыми ракетами Х-БПЛА».

Любопытно, что издание, обратите внимание, уточняет, как БПЛА называется в российской армии. Видимо, для того, чтобы враг не ошибся в выборе цели. В общем, под видом свободы слова разглашаются сведения, которые оглашению вообще не подлежат.

Надо ли бандеровцам знать, что, скажем, эффективно противостоять «в разы численно превосходящим силам ВСУ подразделения Российской армии смогли благодаря активному применению БПЛА оптической разведки “Орлан-10”, оперативно выдающим целеуказание на командно-штабные машины батарей РСЗО ”Град“ и “Смерч”, а также расчётам установок ”Нона-С“ и иной ствольной артиллерии»?

«Они учатся стрелять из огнестрельного оружия», — такими словами, в частности, сопроводила на днях свой репортаж с полигона, где готовят отмобилизованных к отправке на фронт, корреспондент одного из федеральных каналов. А из какого, спрашивается, оружия должны учиться стрелять наши военные? Может, из луков? Или их надо обучать пользованию совершенно неогнестрельными пращами? В общем, дама обмишулилась. Но, похоже, никто из теленачальства этого не заметил. Как не замечаются и прочие разномастные «ляпы». Так, стало расхожим выражение о том, что наши войска «поразили цели противника». Глупость, потому что «цели противника» — это наши войска. По своим бьем, что ли?

Подобные «ляпы» звучат постоянно, тиражируются многими электронными и печатными СМИ. «Зело косноязычны» стали они вообще. Впечатление такое, что в журналистской среде наблюдается весьма легковесный подход к освещению деятельности российских войск. Все вдруг стали крупными специалистами в военном деле, подобно тому, как многие считают себя таковыми в политике и медицине. И, отправляясь на фронт (или на полигоны в армейский тыл), явно не утруждают себя не только изучением военной терминологии, но тем более — и специфики ведения боевых действий на разных участках СВО и подразделениями разных родов войск.

В свое время изучал, как журналисты времен Великой Отечественной перед командировкой на тот или иной участок фронта знакомились не только с оперативно-тактической обстановкой, но и с техникой, вооружением, как с нашими, так и противника. Их репортажи были безукоризненными, с точки зрения военной науки, хотя до войны были они в большинстве своем людьми штатскими. Но именно они «На пикапе драном и с одним наганом первыми врывались в города». И давали потом широкую картину боевых действий, выписанную настолько доступно, что была понятна каждому. Сердцем писали потому что…

Именно они рассказали миру о подвиге капитана Гастелло, который бросил свои горящий самолет на немецкие железнодорожные составы с топливом и боеприпасами. Из их материалов советский народ узнал о подвиге рядового Александра Матросова, который спас товарищей, закрыв собой пулеметную амбразуру немецкого ДЗОТа. Они поведали о последних минутах жизни Зои Космодемьянской, которая за секунды до казни бросила фашистам в лицо гневное: «Нас много. Всех не перевешаете. Победа будет за нами!». А что знаем мы о нынешних героях и подвигах?

В репортажах наших СМИ иногда даются краткие сведения о них. А также — редкие штрихи боя. Зато звучат такие пассажи, что даже у человека, знакомого с армией на уровне «более-менее», как говорится, уши вянут. Часто ствол орудия именуется дулом, танк, оказывается, передвигается на гусеницах, боевые машины пехоты – о, диво! - перевозят пехоту и т.д. Подобная некомпетентность стала явлением. И материалы СМИ, где двусмысленно говорится, например, что «противник отступает неохотно», вызывают иронию и просто не воспринимаются. А сообщения с фронта должны вызывать гордость за своих защитников. И это не благое пожелание. Это – насущное требование времени. Военная тематика и все, что связано с обороной и безопасностью страны, сегодня в фокусе общественного внимания.

Причины понятны: СВО — это главное, что сейчас происходит в нашем государстве. И, видимо, долго еще будет главным, по крайней мере, альтернативы в обозримой перспективе не просматривается. Именно поэтому наше информпространство в целом и особенно та его часть, которая охватывает боевые действия российской армии, нуждается в серьезной корректировке.

Возьмем в качестве примера характерные для нашего ТВ кадры. Это может выглядеть так. Корреспондент куда-то бежит, понятно, вместе с оператором. И еще — с сопровождающими их военными. Где-то гремят выстрелы. Вот группа останавливается и журналист, показывая на опушку близкого леса, сообщает, что там — противник. Стрельба усиливается. Корреспонденту говорят «Пора!», съемочная группа бежит обратно. Хорошо, что обошлось без потерь. Но что хотели показать российскому зрителю телевизионщики? Продемонстрировать свое геройство? Славы захотелось? Так как практически этот сюжет – ни о чем. И таких сюжетов — увы, немало. Кстати, чересчур борзые ребята с ТВ подставляют, таким образом, и военных, которым приходится рисковать собой, сопровождая телевизионщиков.

Но было бы несправедливо, если не сказать, что есть и другие примеры. Помнится, в Мариуполе сложилась такая ситуация, что в атаку вместе с бойцами ДНР пошла журналист Первого канала Ирина Куксенкова, оператор Дмитрий Качурин и звукооператор Никита Севастьянов. Вся съемочная группа попала под огонь. Ирина была ранена в ноги осколками снарядов. Остальные остались невредимыми.

Ее вынесли из боя донецкие ополченцы. Уже выздоровела. Но какой великолепный получился репортаж. Группе удалось показать боевой порыв бойцов ДНР, их отвагу, настрой на победу. За тот бой Ирину наградили орденом Мужества. Ранее она работала в зонах вооруженных конфликтов в Чечне, Южной Осетии, Сирии и той же Украины. Была удостоена нескольких высоких наград, среди которых медали «За отвагу» и «За заслуги перед Отечеством» (в 2009 г. и в 2015 г., соответственно). Мариупольский репортаж можно назвать одним из образцов фронтовой журналистики.

Немало таких сюжетов и в копилке военных корреспондентов Александра Сладкова и Евгения Поддубного. На этих и подобных примерах могут сегодня учиться те журналисты, которые стремятся попасть на войну. При этом с горечью приходится констатировать, что школа военной журналистики утеряна. Вместе с тем, как видим, есть те, кто может обучить достойное пополнение военных журналистов. Будем надеяться, что государство обратит внимание на эту проблему в самое короткое время, причем не надо организовывать некий вуз. Достаточно краткосрочных курсов, помощи общественных организаций и участия обстрелянных профи.

Но освещение боевых действий не ограничивается только кадровым составом СМИ. Большой вопрос вызывают участники того «экспертного сообщества», которое изо дня в день рассказывает нам о происходящем на фронтах СВО. Странно видеть, как на ТВ-экранах анализируют обстановку на фронтах блогеры, до недавнего времени не имевшие никакого отношения к армии. Более того, далеко не все из них не только в армии не служили, но и не имеют военного образования, а закончили, извините, пединституты и другие цивильные вузы. В большинстве случаев даже об учебе на военных кафедрах говорить не приходится, так как самих кафедр нет. Они, правда, в большинстве своем добросовестно повторяют ту информацию, что уже обнародовал интернет и что пользователями Сети просмотрено, растиражировано и осмыслено. В чем польза такой аналитики, которая часто похожа на кривое зеркало?

Впрочем, если комментатор даже закончил военное училище (академию) и носил военный мундир, имеет большие звезды на погонах, то это тоже не гарантия того, что он разбирается в происходящем на полях боевых действий. Среди них немало специалистов авиационных технических служб или моряков, а наши войска, замечу, ведут операции на земле, и требуется, прежде всего, разбираться в действиях частей и подразделений сухопутных войск, желательно, во взаимодействии, скажем, с ВКС.

Для меня лично здесь примером могут служить комментарии полковника в отставке Михаила Ходаренка. Офицерскую службу он прошел в войсках ПВО. Командовал полком. Закончил академию Генштаба. Любо-дорого его послушать, когда он говорит о действиях ВКС. И настолько глубоко анализирует ситуацию, что сомнений в нашей победе нет.

А, скажем, полковники в отставке Виктор Баранец и Виктор Литовкин, которые периодически высказывают свое мнение на телевидении и в прессе. Они были военными журналистами и немало повидали на своем пути. При этом успели получить еще и высшее военное (академическое) образование. Их комментарии наполнены смыслами, выходящими далеко за рамки анализа конкретной ситуации на фронтах СВО. Далеко видят полковники. По - государственному широко мыслит и главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко. А перед генералами Андреем Гурулевым и Андреем Картаполовым, сейчас депутатами Госдумы РФ, вообще, что называется, снимаю шляпу. Оба командовали общевойсковыми армиями, имеют боевой опыт (Картаполов, например, командовал группировкой российских войск в Сирии), великолепно владеют обстановкой в Спецоперации, умеют доходчиво донести ее до слушателей и, главное, успокоить народ, даже если говорят о не совсем приятных для нас делах на Украине.

Кстати, кто только не говорит об этих самых неприятностях?! Впечатление такое, что идет некое негласное состязание в том, чтобы озвучить больше негативной информации. И все эти высказывания тиражируются массой СМИ. Прежде всего – российских. Сообщают, например: «Пять сотрудников МЧС ЛНР и аварийных служб убиты и девять ранены при повторном ударе украинских боевиков по посёлку Червоный Прапор в ЛНР». Да, это, к сожалению, правда, но нужна ли она нашим людям здесь и сейчас? Причем сообщения такого рода появляются в Сети буквально через пару минут после украинских обстрелов. Тем самым российская информация подтверждает, во-первых, точность ударов противника, во-вторых, показывает эффективность натовских орудий, систем РСЗО, ракет и т.д. Именно за такой информацией охотятся все разведки.

Или вот – еще: «Руководство Вооруженных сил (ВС) России пытается кардинально поменять стратегию проведения специальной военной операции (СВО)». (Пытается!) А также такое сообщение: «Отступление российских войск из Харьковской области качественно изменило ситуацию в стране и в экономике, в частности. Не менее существенные изменения ожидают нас и в случае отступлений и в Херсонской области». (То есть к худшему!) Радостная информация, не правда ли?

Вместе с тем надо подчеркнуть, что во время Великой Отечественной войны сообщения были по максимуму правдивы. Говорилось, например, что после тяжелых, упорных боев наш войска оставили такой-то рубеж, населенный пункт…Но отмечалось также, что сражались – до последнего. В сообщениях сегодняшнего дня почти отсутствуют такие категории, как – мужество, стойкость, героизм личного состава. И возникает вопрос: в чем великий смысл подобных сообщений, льющихся на головы нашего народонаселения круглосуточно? Настроение улучшают? Бодрят? Или же, наоборот, вгоняют в уныние?

Скорее, последнее. Нет, я не против свободы слова, но во время даже Специальной военной операции — не войны, наверное, должны быть определенные ограничения. На авторской передаче «Вечер с Владимиром Соловьевым» уже неоднократно предлагалось ввести, наконец, военную цензуру.

Власти пока молчат, а СМИ со спокойной совестью раскрывают государственные секреты, тиражируют многие другие вещи, не подлежащие разглашению.

Сообщение последних дней: «В частности, администрация города Алешки уведомила в Telegram-канале о начале организованного перемещения жителей с правого берега Днепра на левый. Для этого предполагалось зaпустить паромы, чтобы пeревезти людей в Алeшки или в Голую Приcтань». СМИ фактически опубликовало точные координаты скопления людей, которые могут стать легкой целью для укронацистов. И ведь стали. Хотя и в другом районе, но тоже предварительно озвученном в прессе. Бандеровцы нанесли ракетный удар по Антоновскому мосту в Херсоне из американской системы HIMARS. Известно, что погибли 4 человека и 10 были ранены. Враги получили еще один повод для своей людоедской радости.

Очень хотелось, чтобы побольше было сообщений иного характера. Скажем, такого: «Смена Россией тактики ведения спецоперации на Украине вызывает панику у киевского режима и стран НАТО, считает бывший офицер разведки Корпуса морской пехоты США американский аналитик Скотт Риттер». И таких: «Российские военные нанесли удары по пяти пунктам временной дислокации Вооружённых сил Украины (ВСУ) возле Краматорска, Кировска, Северска Донецкой Народной Республики, а также в районах Новой Каменки и Пятихатки Херсонской области». Но на фоне унылых сообщений наши победы меркнут. И дело не только в морально-психологическом состоянии общества, на которое СМИ оказывают глубочайшее воздействие, хотя это и архи как важно.

Сегодня почти 90% нужной информации разведки мира получают из открытых источников. Речь, таким образом, надо вести о безопасности страны.

Притом что, по данным разных исследовательских структур, в том числе нелояльных к России, главным источником информации остается телевидение (более 50%), за ним с большим отрывом следуют интернет-издания, социальные сети и телеграмм-каналы. ТВ, заметим, лидирует даже в Москве, где многие отдают предпочтение интернету. Как видим, сегодня цена каждого слова очень высока. Пора встряхнуться, господа-товарищи, оценить дела свои критически. Решается историческая судьба России.


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Ольга Никитина
01.11.2022 10:33
Полковники Баранец и Литовкин, конечно, специалисты. Всегда с интересом слушала их. Но теперь по радио КП, когда они отвечают на вопросы слушателей, то их грубость, высокомерие коробит. Я понимаю, как им надоели тупые вопросы, пересказы слухов и выдумок, но их задача - объяснять доходчиво, логично, просто то, что люди не знают и не понимают. Например, про одну позвонившую из Челябинска женщину сказали: "Да, такая яду положит в пирожки" для наших солдат. Грубость и язвительность в этом случае работает против таких экспертов и против военной политики страны.
ус
24.10.2022 20:34
это бредни журиков,которые знают что им никто не верит и стараются повысить своё реноме на пиндос панели.Основную инфу спец службы получают от Бизнеса и Банковских структур и ещё от кудряво-гркефиковских подонков.Где кроме России есть ведомство куда стекается ВСЯ статистическая инфа
Константин2
24.10.2022 20:09
Сегодня мы работаем так, что обо всем что мы только начинаем делать - тут же становится известно нашим геостратегическим противникам, которые очень умело через наших же чиновников, которые руководят экономикой и финансами, быстро все прихлопывают. Только начали проектирование какого-то нового самолёта - тут же повсюду бравурные речи к 2030 году этот самолёт уничтожит всех наших врагов. Смотришь, проходит пару месяцев - финансирование прекращается и вместе с финансированием останавливается работа, проходит несколько лет, кто-то вспоминает об этом чуде - снова вопли, ура, завтра всех порвем, снова спустя через какое-то время все затихает. И так постоянно. Какие-то работы в итога все же доводят до ума, но пока их сделают они теряют свою актуальность.
Никаких секретов у нас для наших врагов нет. Зато все же есть то, что о чем надо молчать, даже если случайно узнал, а молчать надо про зарплату руководства, за разглашение этой тайны сегодня могут и уволить. Так что какие-то секреты у нас есть, правда это секреты для простых смертных, а вот для наших врагов и это не является секретом и это они очень грамотно используют, естественно, в своих интересах...

Эксклюзив
02.12.2022
Валерий Панов
Запад намерен финансировать войну на Украине за счет российских активов.
Фоторепортаж
02.12.2022
Подготовила Мария Максимова
Памяти великого исследователя дальневосточных земель.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.