Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
21 февраля 2024
Газовый тупик

Газовый тупик

Почему российско-украинские переговоры по газовому вопросу все время переносятся
Артем Ивановский
17.01.2012
Газовый тупик

Пятнадцатого января должен был состояться визит вице-премьера правительства Украины Юрия Бойко в Москву для проведения второго раунда переговоров по пресловутому газовому вопросу. Однако накануне пресс-служба «Газпрома» распространила заявление о том, что старт переговоров переносится на 17 января и, возможно, эта дата не является окончательной. Причина взятого на неопределенное время тайм-аута не вызывает сомнений: в переговорном процессе создалась патовая ситуация, стороны придерживаются диаметрально противоположных позиций, что априори не способствует достижению какого-либо компромисса. Более того, за последние несколько дней разногласия только обострились.

Напомним, 11 января из уст Юрия Бойко прозвучало внезапное заявление о том, что Украина намерена сократить объем закупки российского газа в 2012 году до 27 миллиардов кубометров. Последовала немедленная жесткая реакция «Газпрома». На встрече с президентом России Дмитрием Медведевым глава российского газового монополиста Алексей Миллер подчеркнул: «Украина сделала заявление, не договариваясь с российской стороной. Такие договоренности должны быть достигнуты за полгода. Это одностороннее заявление, которое было сделано украинской стороной». Кроме того, Украина должна оплатить невыборку российского газа, поскольку сообщила о снижении его закупки, далее заявил Миллер. В тот же день в специальном разъяснении руководитель пресс-службы «Газпрома» Сергей Куприянов отметил: «В соответствии с контрактом, изменение годовых объемов в принципе не может превышать 20%. В 2012 году, как всем известно, контрактный объем поставки составляет 52 миллиарда кубометров, и даже чисто теоретически не может быть снижен до 27 миллиардов».

Далее конфликт стал быстро обостряться. Пресс-служба НАК «Нафтогаз Украины» предприняла ответный выпад, распространив заявление о том, что еще в мае прошлого года в официальном письме украинский газовый холдинг подал заявку на сокращение минимального объема закупки российского газа в 2012 году до тех самых злополучных 27 миллиардов кубов. Депутат Верховной Рады от фракции Партии регионов Владимир Зубанов высказался в том духе, что «Украина вообще способна обойтись без российского газа, если задействует все свои ресурсы и доведет добычу угля до 10 миллионов тонн в год». Вице- премьер Юрий Бойко объявил, что «Украина начала переговоры с Турцией о поставках газа по новому маршруту».

13 января масла в огонь подлила жесткая реакция украинского президента Виктора Януковича: «Украина платит самую высокую в мире цену за газ, поэтому решение об уменьшении закупок российского газа в 2012 году является подготовленным».

Памятуя о том, что весьма схожим образом в 2009 году начиналась «газовая война», в Брюсселе поспешили устами еврокомиссара по энергетике Гюнтера Эттингера предупредить: результаты российско-украинских газовых переговоров не должны отразиться на поставках газа в Европу.

Следует подчеркнуть, что зашедший в тупик «газовый» вопрос крайне негативно влияет на все прочие сферы двусторонних отношений России с Украиной. Так, 12 января Геннадий Онищенко объявил: в Россию завозят украинский сыр низкого качества. По его словам, специалисты Роспотребнадзора выявили превышение содержания пальмового масла, в поставляемых в Россию из Украины сырах, которые представляют заметный сегмент на российском молочном рынке. Ведомство Онищенко, проанализировав ситуацию на потребительском рынке в сегменте молочной продукции, пришло к выводу о том, что «за четвертый квартал 2011 года произошло заметное ухудшение потребительских свойств сыров, поставляемых из Украины». Всего в обнародованный Онищенко «черный список» попали более 20 украинских сыродельных заводов. В ОАО «Молочный Альянс», одном из крупнейших молочных холдингов Украины, выразили недоумение по поводу заявления Онищенко об ухудшении качества сыров, поставляемых в Россию. «Нет и речи о превышении количества растительных жиров в экспортируемой в Россию продукции предприятий холдинга - в ней вообще отсутствует какой-либо растительный жир», - сообщил агентству «Интерфакс-Украина» председатель совета директоров «Молочного Альянса» Сергей Вовченко. Он также выразил готовность «продемонстрировать качество украинской продукции любой комиссии в любое время, что мы делали уже неоднократно». Была озвучена и предполагаемая цифра ущерба украинских предприятий от возможных санкций со стороны России: более двух миллиардов гривен.

Схожая ситуация складывается по многим другим направлениям российско-украинского сотрудничества. Самый очевидный пример: 11 января Верховная Рада на неопределенное время отложила рассмотрение законопроекта о реструктуризации НАК «Нафтогаз Украины». Об этом на пленарном заседании украинского парламента заявил спикер Владимир Литвин. Напомним, что 4 января фракция Партии регионов распространила информацию о том, что Рада рассмотрит законопроект, которым будет разрешена сдача в аренду украинской газотранспортной системы. В этой связи можно также упомянуть, что еще в октябре прошлого года премьер-министр Украины Николай Азаров заявлял о готовности украинской стороны продать России крупный пакет акций «Нафтогаза» после завершения реструктуризации компании.

В столь же сложном положении находится вопрос о ратификации Верховной Радой договора о зоне свободной торговли в рамках СНГ, подписанного Украиной в Санкт-Петербурге 18 октября 2011 года.

До сих пор этот важнейший документ лежит под сукном. Невооруженным глазом заметно, как практически полностью застопорились интеграционные проекты — от сотрудничества в сфере Таможенного союза и ЕЭП до ОДКБ. «Газовая» проблема превратилась в камень преткновения, о который разбиваются гораздо более важные вопросы двустороннего взаимодействия, нежели вопрос о том, сколько - двумя-тремя миллиардами больше или меньше - сможет получить «Газпром» на украинском рынке.

Возникает резонный вопрос: какие еще нужны доказательства бесперспективности «газового нажима» на Украину? Российская сторона настаивает на «белорусском варианте» решения вопроса, на который Украина по целому ряду причин пойти не может. Прежде всего, потому, что Верховная Рада 6 февраля 2007 года 430 голосами приняла закон о запрете продажи украинской ГТС. За этот закон в полном составе голосовала фракция Партии регионов, а тогдашний премьер-министр Виктор Янукович полностью его поддержал. В октябре сего года на Украине пройдут парламентские выборы, и с учетом этого обстоятельства становится понятной невозможность украинского руководства пойти на «белорусский вариант», что даст очень сильный козырь в руки оппозиции. Парадоксальность ситуации вокруг «газового тупика» усугубляется тем, что существует реальная возможность разрубить гордиев узел к обоюдной выгоде сторон. И эта возможность вполне осознается российской стороной. 30 декабря 2011 года премьер-министр России Владимир Путин поставил главе «Газпрома» Алексею Миллеру задачу продолжить переговоры с Украиной о создании газотранспортного консорциума: «Прошу вас эти переговоры продолжить, исходя из того, что Украина была, есть и, надеюсь, останется нашим стратегическим партнером в этой части нашей совместной работы, имея в виду растущие потребности европейских потребителей». При этом прозвучало важное заявление о том, что «газотранспортная система Украины, безусловно, будет востребована». Заметим, что именно по данному конкретному вопросу украинская сторона высказывала свои наибольшие опасения. Достаточно вспомнить, как Юрий Бойко однозначно заявлял: «Позиция нашего президента достаточно четкая, и он ее высказывал в общении с руководством России — о том, что строительство «Южного потока» не отвечает нашим национальным интересам. Попросту говоря, он отбирает газ из нашей трубы. И мы будем против этого выступать».

Премьер-министр РФ напомнил Миллеру, что несколько лет назад появилась договоренность о создании с Украиной и европейскими партнерами газотранспортного консорциума, и в связи с этим был подписан меморандум.

Глава правительства поинтересовался перспективами работы на этом направлении. «Идея консорциума в течение буквально последних нескольких месяцев нашими украинскими коллегами была внесена на повестку дня наших переговоров, мы готовы сотрудничать», - заверил Миллер. По его словам, «переговоры пока не завершились, но есть понимание общих подходов и есть договоренность о том, что в январе следующего мы с украинскими коллегами сядем за стол переговоров».

Несколько слов об истории вопроса. В июне 2002 года Владимир Путин, Леонид Кучма и Герхард Шредер подписали совместное заявление о сотрудничестве в использовании магистральных газопроводов, которые проходят по территории Украины. Основная идея данного союза была такова: для управления ГТС объединяются поставщик, транзитер и потребитель газа. Такой формат отображает объективную взимозаинтересованность и взаимозависимость между всеми его участниками и призван обеспечить стабильность поставок газа в европейские страны. Согласно проекту, украинскую газотранспортную систему предполагалось передать в управление консорциуму. Договор о создании «Международного консорциума по управлению и развитию газотранспортной системы Украины» был подписан 7 октября 2002 года председателем правления ОАО «Газпром» Алексеем Миллером и председателем правления Национальной акционерной компании НАК «Нафтегаз Украины» Юрием Бойко. 23 января 2003 года НАК «Нафтогаз Украины» и ОАО «Газпром» зарегистрировали это СП с долями каждой из компаний по 50%. Планировалась его трансформация в трехсторонний газотранспортный консорциум с участием Германии (а в перспективе – Франции). Снова о возможности создания газотранспортного консорциума между Украиной, ЕС и Россией в июле прошлого года заявил премьер-министр Украины Николай Азаров. Таким образом, проблему можно решить, найдя, как это принято говорить, «взаимоприемлемые развязки». Тем более, что все требуемые документы давно подписаны.

Отчего же столь взаимовыгодный проект пробуксовывает? Ситуацию разъяснил известный украинский эксперт, директор Центра прикладных политических исследований «Пента» Владимир Фесенко: «Недавно на одной из пресс-конференций руководители «Газпрома» признались: «Нас не интересуют куски «Нафтогаза» - нас интересует «Нафтогаз» как единый целостный актив. Таким образом, выделение газотранспортной системы в отдельную структуру будет означать снижение ее капитализации – зачем в таком случае нам вкладывать деньги в модернизацию ГТС?». То есть, частные коммерческие интересы «Газпрома» в данном случае де-факто превалируют над государственными интересами России и Украины, порождая нынешний бессмысленный конфликт двух братских стран.

Добавим, что, согласно расчетам Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, взаимный интеграционный эффект Москвы и Киева от полноценного экономического взаимодействия может составить 300 миллиардов долларов в течение десяти лет.

Выход из создавшейся тупиковой ситуации в российско-украинских отношениях может быть только один: осознать тот факт, что общие интересы выше и важнее частных. И действовать, исходя из понимания данного факта. Владимир Путин недавно заявил о том, что торгово-экономические вопросы между Россией и Украиной должны решаться на партнерской основе. Более того, он отметил, что это правило распространяется также в отношении исторических корней, общности культур: «Нам предстоит обсудить соглашение, которое будет укреплять правовую базу для работы информационно-культурных центров России на Украине и, соответственно, Украины в России». Безусловно, политическая воля должна быть сильнее зеленых бумажек.




Специально для Столетия


Эксклюзив
19.02.2024
Валерий Панов
Зачем Европе понадобилась собственная армия, оснащенная ядерным оружием?
Фоторепортаж
13.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Галерея «Наши художники» представляет персональную выставку Ивана Лубенникова


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..