Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
14 июня 2024
Сигурд Шмидт: «В Кремле ощущалась подавленность...»

Сигурд Шмидт: «В Кремле ощущалась подавленность...»

75 лет назад, 17 марта 1938 года, состоялась встреча Сталина с участниками экспедиции на Северный полюс
18.03.2013
Сигурд Шмидт: «В Кремле ощущалась подавленность...»

В числе других на прием был приглашен известный исследователь, руководивший спасением полярников - Отто Юльевич Шмидт с женой и двумя сыновьями. Одному из них - Сигурду Оттовичу будет суждено стать видным ученым, академиком РАО, автором многих научных трудов. В беседе с нашим корреспондентом он рассказывает о той исторической встрече.

- Упомянутый прием в Кремле был для меня уже вторым, - уточняет Сигурд Оттович. - Первый состоялся 25 июня 1937-го по случаю возвращения участников первой экспедиции на Северный полюс во главе с моим отцом.

- Тогда давайте начнем с первого банкета…

- Он проходил в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца. Перед сценой стоял стол президиума для членов и кандидатов в члены Политбюро и главных гостей. Для остальных были накрыты столы с указанием номера и места. Поскольку прием был в честь экспедиции, возглавлявшецся отцом, то ему предложили расположиться за главным столом, между Сталиным и Молотовым, а его родным - супруге Шмидта Вере Федоровне, их сыну Владимиру и мне – за ближайшим. Сервировки, подобной кремлевской, я прежде никогда не видел. Особенно запомнил сосуд с розовыми черешнями, на которые потом усердно налегал.

Сталин, как я заметил, пил красное вино, Ворошилов - водку, перед ним на тарелке был куб масла, и после каждой стопки он съедал кусок – видимо для того, чтобы не опьянеть. Остальные – Каганович, Молотов, Маленков почти не запомнились.

Тамадой был Ворошилов, говоривший с живостью, но незамысловато, согласно клише тех лет, однако фразу о том, что Шмидт – «блестящий человек» произнес искренне и темпераментно.

- Банкет проходил после нескольких судебных процессов, в том числе, над Тухачевским и другими видными военачальниками. Возможно, кое-то из присутствующих на приеме уже ощущал нависшую над ним опасность?

- Внешне никакой напряженности не ощущалось, хотя, может быть, в силу юного возраста, к тому же возбужденный и взволнованный всем увиденным, я на это не обратил внимания. Впрочем… Вскоре трагическая участь постигла наркома финансов Гринько и маршала Егорова, с которыми отец тепло попрощался после банкета.

- Как вел себя вождь?

- Он внимательно следил за всем происходящим, слушал выступающих – чтецов, музыкантов, певцов, танцовщиков. Но, кажется, ему понравились только куклы Образцова, которые «декламировали» куплеты о подвиге полярников. Кстати, Сергей Владимирович был единственным участником обоих концертов в Кремле.

Прежде чем рассказать о встрече 17 марта 1938 года, надо вернуться к экспедиции Папанина. Полярники были сняты с льдины 19 февраля, а в это время в Колонном зале проходил очередной судебный процесс - над участниками «правотроцкистского антисоветского блока». И, наверное, в связи с этим Сталин был очень «занят». Поэтому полярники вынуждены были задержаться в Таллине, ожидая команды вернуться на родину.

Наконец был вынесен приговор и спустя несколько дней после расстрела осужденных состоялся банкет в том же зале Кремля. Он, видимо, замышлялся, как очередная демонстрация победоносного движения советского народа во главе со Сталиным к светлому будущему, которому не могут помешать никакие «враги народа».

- Вождь изменился по сравнению с июнем тридцать седьмого? Я имею виду, конечно, внешне.

- Он поседел, причем как-то странно - продольными полосами. В остальном же остался прежним. Больше всего мне запомнились глаза – желтовато-карие, недобрые и вспомнилось верное определение Крестинского, которое я слышал когда-то в семье дипломата Штейна, очень близкой нам с мамой, о том, что много горя принесет (или много зла сделает) этот «человек с тигриными глазами»…

Главными гостями на мартовской встрече в Кремле были папанинцы, а не Шмидт, оттого брату и мне предложили места за столом номер 17, третьем от стола президиума, в одном из рядов. Моей соседкой оказалась Клавдия Ивановна Николаева - видный в то время функционер, член ЦК партии и Президиума Верховного Совета СССР, секретарь ВЦСПС.

Вскоре после начала банкета Шмидту предложили быть тамадой, и когда провозгласили тост за ленинский комсомол и его руководителя Косарева, отец порадовался, что комсомольцами являются и присутствующие здесь его сыновья. Николаева сказала, что нам обоим следовало бы подойти к Сталину, сдвинуть бокалы с ним и подошедшим к нему Косаревым.

Однако я не решился и отсоветовал брату. Стыдно стало оказаться неловким, неумелым в разговоре… Тогда, вероятно, сработало интуитивное чувство самосохранения, но была и скромность: чтобы не подумали, что полез чокаться со Сталиным не за свои, а за чужие заслуги.

По сравнению с первым банкетом в Кремле ощущалась большая напряженность и, я бы сказал, подавленность. Я, как и некоторые мои сверстники, быстро повзрослев, стал более чутко воспринимать нюансы речи и поведения, овладевать даром интуиции, понимать, кому можно доверять, а кому нет.

К этому времени я перестал вести записи – небезопасными казались выражение своих мыслей, упоминания о людях, с которыми встречался и которых мог наблюдать. И свои впечатления от приема в тридцать седьмом, на всякий случай, я из дневника вырезал. Там шла речь о моем удивлении от внешнего облика наркома внутренних дел Ежова – он показался мне симпатичным, даже обаятельным человеком. Я убрал и свое восприятие облика начальника Политуправления Главного Северного морского пути Бергавинова, который очень хорошо относился к отцу. Вскоре он был объявлен организатором террористического акта против Сталина.

- Ежов был участником и второй встречи?

- Да. Если раньше он был, может, более других спокоен за свою судьбу, то в тридцать восьмом изменился до неузнаваемости. По сути дела, стал другим человеком. Лицо Ежова, прежде живое и пышущее здоровьем, стало серым, глаза потухли, Даже некогда пышные волосы слежались. Видимо, дела его были уже плохи…

Вообще, знакомых лиц по газетам и кинохроникам стало меньше. Зато стало больше крепких мужчин, которые двигались по залу. Когда за соседним столом некто раскрасневшийся стал говорить слишком громко, к нему подошел один из таких людей и сказал так, чтобы мы слышали, что его ожидает машина, и ловко вывел из-за стола.

- Наверное, самое пристальное внимание было приковано к Сталину?

- Конечно, и самым запоминающимся моментом стало его выступление – весьма необычное, очень свободное. Однако сначала напряженную и даже утомляющую размеренность мероприятия нарушил известный летчик Чкалов, который, изрядно подвыпив, подошел к столу президиума и хрипловатым голосом провозгласил готовность отдать жизнь за вождя, призывая поддержать всех такое стремление. Его порыв вызвал аплодисменты, кажется, все встали. И тогда поднялся сам Сталин и начал говорить. Почти сразу установилась полнейшая тишина.

Он похвалил Чкалова и сказал, что «там, на Западе, во Франции, в Германии, в Англии, в Америке, героев не создают… А мы говорим: героям нет цены, стоят они миллиарды! За то, чтобы мы, советские люди, усвоили наконец новую меру ценности людей, чтобы людей ценили не на рубли и не на доллары!»

Затем Сталин вернулся к Чкалову и заметил, что «надо жить как можно дольше, а не умирать, что, конечно, тяжко, но не так уж трудно. Есть же у нас самоубийцы, которые умирают, но далеко не герои». И провозгласил тост: «Я пью за тех, которые хотят жить как можно дольше, за победу нашего дела!» Грянули овации.

Но Чкалов не угомонился, и, под возгласы одобрения, воскликнул: «Никто из присутствующих здесь не захочет пережить Сталина, никто от нас Сталина не отнимет… Мы готовы отдать ему легкие, сердце, ногу…» На что вождь иронически ответил: «Мне 58 лет, товарищу Чкалову 33. Я вам советую, дорогие товарищи, не ставить себе задачу умереть за кого-либо…»

После банкета были танцы. В центре внимания оказалась восхитительно красивая и изящная певица Большого театра Вера Александровна Давыдова, участвовавшая до этого в концертной программе. Ее кавалером был один из первых Героев Советского Союза летчик Маврикий Трофимович Слепнев. Сталин как бы руководил танцами, направлял их, делал движения, напоминающие хлопки. Он, как, впрочем, и другие мужчины, не сводил глаз с певицы. Танец Давыдовой, действительно был воплощением и чарующего женского обаяния, и искусства. Возможно, с того дня и зародилась легенда об особой близости певицы с вождем...

Великолепной танцевальной парой были жена Ежова – Евгения Соломоновна, словно сошедшая с полотна Рубенса и широкоплечий, с чубчиком, русский красавец Алексей Иванович Назаров, недавно ставший председателем Комитета по делам искусств при СНК СССР. Тогда, конечно, никто не предполагал, что дни этой женщины сочтены…

- Сигурд Оттович, как известно, ваш отец избежал репрессий…

- Формально это так, но угроза ареста стала реальной для Шмидта с конца тридцатых годов. На том мартовском банкете Сталин упрекнул отца, что он хотел приступить к операции по спасению полярников в конце марта: «А мы говорили: нет уж, начинайте сейчас… Товарищ Шмидт, у вас там ледоколы застряли на Севере, там, где им застревать не следовало!»

В Главсевморпути массовые аресты начались в 1937 году, и Шмидта обвиняли в том, что он не только препятствует разоблачению «вредительских элементов», но даже покровительствует им, представляет к наградам. От руководства ведомством его освободили в декабре 1938-го, предложив стать первым вице-президентом Академию наук СССР. Но попытки расправиться с отцом продолжались: на одном из собраний Вышинский обвинял отца в том, что из-за его попустительства недостаточно разоблачаются «враги народа». Вскоре отец был снят и с этого поста и сосредоточился на научной работе. Лишь в последние годы жизни, когда он был уже тяжело болен, его имя вновь стало на слуху…

Беседу вел Валерий Бурт

Специально для Столетия


Эксклюзив
10.06.2024
Валерий Мацевич
850 только частных компаний участвуют в выполнении задач ОПК России
Фоторепортаж
10.06.2024
Подготовила Мария Максимова
На Арбате после масштабной реставрации открылась мемориальная квартира поэта


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.