Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 ноября 2022
Революция без революционеров

Революция без революционеров

105 лет назад в России произошла Февральская революция
Валерий Бурт
05.03.2022
Революция без революционеров

Ещё в начале 1917 года Российская империя казалась незыблемой. Государственные институты работали, армия держала огромный фронт против Германии и Австро-Венгрии. Заводы и фабрики выдавали продукцию, крестьяне готовились к севу. В домах, усадьбах, дворцах говорили о чем угодно, только не о революции, да и сами революционеры были далече: Ленин – в Швейцарии, Троцкий в США, Плеханов – в Италии. Дзержинский сидел в Бутырке, Спиридонова – на каторге...

В былые времена твердили, что причиной Февральской революции стал начавшийся в Петрограде голод, который обозлил рабочих, довел до бунта. Потом стали говорить, что это – наветы, ложь, ничего подобного не было. «Не только голод, а даже подлинный недостаток хлеба в Петрограде в те дни ещё не начинался, – писал Александр Солженицын. – По нынешним представлениям – какой же это был голод, если достоялся в очереди и бери этого хлеба, сколько в руки возьмешь? А на многих заводах администрация вела снабжение продуктами сама – там и очередей хлебных не знали. А уж гарнизон-то вовсе не испытывал недостатка в хлебе. А решил все дело он».

Мука и впрямь исправно приходила в Петроград. Но – исчезала, ссыпалась спекулянтами и прочими негодяями в какие-то тайные закрома. Нарастающую панику усиленно подогревали, разгоняли по городу темные личности со спрятанными под нахлобученные шапки и воротники лицами.

Революционные агитаторы шмыгали повсюду и царапали уши всем подряд злыми «новостями». Мол, голод на пороге, германцы скоро нас одолеют, на Невском будут стоять не городовые, а шуцманы. Потому надо цареву власть скидывать, пока не поздно…

Рабочие ходили насупленные, жены собирались стайками, сердито гомонили. Состоятельная публика разлюбила прогулки по городу и без надобности не покидала свои жилища. Впрочем, в синема кресла не пустовали, и театральные залы были по-прежнему полны. За день до начала массовых выступлений аншлаг был в Александринке на премьере «Маскарада» по драме Лермонтова в постановке Мейерхольда.  

Пошли слухи, сначала слабые, потом все более настойчивые, что все решится в конце февраля. Про то говорили, и говорили упорно. Как, например, поэтесса Зинаида Гиппиус: «Петербург полон самыми злыми  слухами. Да уж и не слухами только. Очень неопределенно говорят, что к 27-му, к открытию Думы, будет приурочено выступление рабочих. Что они пойдут к Думе изъявлять поддержку ее требованиям... очевидно, оппозиционным, но каким? Требованиям ответственного министерства, что ли, или Милюковского – "доверия"? Слухи не определяют…».

Не определяют, но влияют – на психику людей, их поведение. Прима-балерина Императорских театров Матильда Кшесинская тоже беспокоилась: «Наступает какая-то гроза. Сначала это были только слухи, передававшиеся друг другу, и трудно было понять, действительно ли положение серьезно или это только молва нервно настроенного населения. Полицмейстер Четвертого отдела Петербургской стороны, на Каменноостровском проспекте, № 65, генерал Галле, по телефону стал настойчиво просить меня хоть на время покинуть столицу с моим сыном, так как, по его словам, с часу на час можно ожидать беспорядков в городе, а мой дом, расположенный в самом начале Каменноостровского проспекта, наиболее подвергается опасности…».

Балерина вняла совету и уехала в Финляндию. Очень вовремя – в ее особняк вскоре ворвались неизвестные люди. Дом основательно пограбили и загадили. После Февральской революции Матильда Феликсовна пришла в особняк, ужаснулась увиденному, собрала уцелевшие вещи и покинула разоренный дом навсегда.

Кшесинская пыталась через суд вернуть особняк, обращалась к представителям Временного правительства, но – безуспешно. Ее владения большевики сначала облюбовали, а потом заняли окончательно. С балкона великолепного дома, как известно, вещал Ленин.

Балерина, поняв, что делать ей в Петрограде нечего, уехала на юг, а позже – за границу. Всего она прожила без малого сто лет. Когда Кшесинская в 1971 году ушла из жизни, все, кто отнял ее дом и над ней куражились, давно покинули этот мир…

К концу февраля семнадцатого Петроград окончательно потерял былое спокойствие и размеренность. Словно лихорадка его охватила или какое-то воспаление горячило – народ то куда-то бежал, то замирал и чего-то напряженно ждал. Демонстрации катились одна за другой – с лозунгами, знаменами.

Люди не только требовали хлеба и прекращения войны, но и крыли последними словами царя и царицу. Упорно говорили о том, что Александра Федоровна готовит заключение сепаратного мира с Германией.

Солженицын писал: «Разрушительный толчок от слухов может произойти при всяком правительстве, во всяком месте страны. Но только слабое правительство от него падает». Такова была участь российского кабинета министров во главе с князем Николаем Голицыным…

Было непривычно, что никто уже не боялся стражей порядка. В былые времена народ при виде городовых и полицейских старался убраться от них с глаз долой. Сейчас же никто не таился, бабы, мужики и даже дети смотрели им в глаза нагло и посмеивались. А сами люди в форме с тревогой смотрели на безбрежную людскую реку, от который исходил угрожающий гул. Скоро им придется уносить ноги, а кто не успеет, будет расстрелян, растерзан, утоплен…

На крышах многих столичных домов стояли пулеметы. Говорили, что они приготовлены для возможного отражения атак германских аэропланов – Русская армия в то время стояла в тяжелой обороне недалеко – под Ригой. Однако в своих записках «Крушение империи» председатель Государственной думы Михаил Родзянко писал: «Мне сообщили, что петроградскую полицию обучают стрельбе из пулеметов. Масса пулеметов в Петрограде и в других городах вместо отправки на фронт была передана в руки полиции…» Та, однако, не решилась пустить их в дело. И слава Богу…

Вообще-то нельзя сказать, что события в Петрограде застали власть врасплох. Полиция и жандармы загодя были усилены казачьими частями, войсками, снятыми с Северного фронта. Да и план действий по ликвидации беспорядков был, но – сплыл: никто не мог представить, что на улицы Петрограда выйдет такая тьма народа.

«Повидав кое-кого из Охранного отделения, понял, что они смотрели на положение дел безнадежно, - вспоминал начальник императорской дворцовой охраны, генерал-майор Александр Спиридович. - Надвигается катастрофа, а министр (внутренних дел Протопопов – В.Б.) , видимо, не понимает обстановки, и должные меры не принимаются. Будет беда. Убийство Распутина положило начало какому-то хаосу, какой-то анархии…»

Спиридович тоже был в ожидании скорых перемен: «Все ждут какого-то переворота. Кто его сделает, где, как, когда – никто ничего не знает. А все говорят и все ждут…»

В Петрограде говорили о немецких шпионах, наводнивших город, болтали о закулисных играх депутатов Государственной думы, заговоре великих князей, которым до смерти надоел державный родственник своей апатией, бездействием, патологической любовью к своему семейству во вред государственным делам.

Родзянко, который постоянно бывал у Николая II, пытался его «разбудить», но всякий раз натыкался на холодную стену равнодушия. Царь, словно слепой, брел к пропасти. И не взволновался, услышав очередной доклад Родзянко в январе 1917 года. А тот горячо говорил, что Россия наряжена, все партии слились в протесте, требуя смены правительства и назначения деятельного премьер-министра. Но самым главным в спиче Родзянко было предупреждение: «Вокруг вас, государь, не осталось ни одного надежного и честного человека. Ни для кого не секрет, что императрица, помимо вас, отдает распоряжения по управлению государством, министры ездят к ней с докладом и что по ее желанию неугодные быстро летят со своих мест и заменяются людьми совершенно неподготовленными…».

Родзянко вконец распалился: «В стране растет негодование на императрицу и ненависть к ней… Ее считают сторонницей Германии, которую она охраняет. Об этом говорят даже среди простого народа».

Еще можно было что-то предпринять, упредить волнения. Увы, все оставалось по-прежнему…

10 февраля 1917 года Родзянко приехал к царю на последнюю, как оказалось, аудиенцию. Председатель Государственной думы информировал его о важных государственных вещах, но монарх слушал рассеяно. И вдруг раздраженно прервал: «Нельзя ли поторопиться? Меня ждет великий князь Михаил Александрович пить чай».

Боже мой! Российская империя дрожала и кренилась, революция ломилась в дверь, а царь предвкушал чай с крендельками и светскую болтовню с братом!..

На прощанье Родзянко добавил, что если не принять срочных мер, то «будет революция и такая анархия, которую никто не удержит». Николай II, услышав это, нахмурился и очень холодно с визитером простился.  

Чувствовал ли царь, что дни его власти сочтены? Бог весть. Возможно, ему все чаще вспоминался Распутин, замученный и полумертвый утоленный в полынье на Неве. Александр Блок писал, что «пуля, его прикончившая, попала в самое сердце царствующей династии». Ровно так и было – после гибели Старца империя прожила всего десять недель.

Зачем Николай II без особых на то причин сорвался с места и поехал в Ставку – неведомо. Возможно, его выманили из Царского Села заговорщики, чтобы заставить написать отречение…

Царский поезд бесцельно мотался по городам и весям, его державный пассажир, как всегда, бесстрастно и аккуратно записывал в дневнике о прогулках, погоде, чаепитиях. Лишь одна весть его задела: «В Петрограде начались беспорядки несколько дней тому назад; к прискорбию, в них стали принимать участие и войска. Отвратительное чувство быть так далеко и получать отрывочные нехорошие известия!»

Заметьте – о беспорядках царю сообщили не сразу, вероятно, намеренно. Но он и не думал торопиться в Петроград, да и не отпустили бы его соратники, уже бывшие. И решительность, которую ему советовала употребить жена, не проявил. Увы, видно, не было ее у последнего русского царя...

Но еще по одной причине не хотел он доводить дело до крайности –ясно, отчетливо помнил Николай II Кровавое воскресенье, 9-е января 1905 года. Снова палить в народ на улицах, да еще во время войны? Нет, нет!..

Петроград тем временем уже не бурлил – кипел. Горожане громили полицейские участки, рвали телефонную связь. Казаки отказывались выступать против восставших, солдаты присоединялись к демонстрантам. Беспорядками воспользовались мародеры, которые опустошали лавки, магазины. Остановить их было некому – полицейские, городовые разбежались. Горе было тем, кого находили…

Николай II был далеко от своей вотчины и не видел, как по окрестностям его Царскосельского дворца бродили солдаты, с удивлением оглядывая все вокруг. Царский конвой ушел, бросив семейство Романовых на произвол судьбы. Царица вместе с детьми затаилась в глубине комнат, испуганно прислушиваясь к гаму и пьяным выкрикам за окнами. Служивые отмечали наступление свободы грабежами винных лавок.

«Упрямый, но безвольный, нервный, но притупившийся ко всему, изверившийся в людях, задерганный и осторожный на словах, был уже сам себе не хозяин. Он перестал понимать положение и не делал отчетливо ни одного шага, совершенно отдаваясь в руки тех, кого сам поставил у власти». Так Блок писал о Николае II.

Царский поезд был задержан – слово монарху еще незнакомое – во Пскове. В купе вошел командующий Северным фронтом Николай Рузский. Он начал – невиданное дело! – спорить с царем, более того, грубить ему. Монарх был растерян, смят. Рузский, схватив Николая II за руку, буквально заставил подписать отречение.

Стоит заметить, что в законах Российской державы отречение, не предусматривалось! Тем более, в час испытаний империи, во время мировой войны. Но царя не чаяли поскорее, любым способом сбросить и потому все придумали те, кто много лет были рядом, кланялись Николаю II в пояс, смотрели на него всегда просительно, заискивающе…  

«В час ночи уехал из Пскова с тяжелым чувством пережитого. Кругом измена и трусость, и обман!» Царь, записавший эти строки 2 марта 1917 года, наконец, все понял. Но было уже поздно…

Династия Романовых могла продолжить правление, ибо Николай II сначала отрекся в пользу сына Алексея. Документ уже был готов, но тут царь спросил, сможет ли он после отречения жить в Крыму. Нет, ответили ему – Алексей будет править, а вам надлежит уехать за границу. Тогда Николай II сказал, что расстаться с сыном – выше его сил.

…На другой день – отреченный от власти, обнуленный как политик, уже не царь, а просто гражданин Романов оставался спокойным. Он записал: «Спал долго и крепко… День стоял солнечный и морозный… Читал много о Юлии Цезаре…»

В дневнике Николая II – короткое предложение: «Миша отказался». Его брат должен был унаследовать царство, но Родзянко поговорил с Михаилом Александровичем, грозя в этом случае новым, еще более серьезным обострением остановки в Петрограде. Лидер кадетов Павел Милюков, напротив, советовал «Михаилу II» согласиться, уехать из мятежного Петрограда в относительно спокойную Москву и оттуда править.

В итоге Михаил Александрович благоразумно отказался от престола. Да не было уже ни его, ни царского самодержавия, а лишь обломки. По всей России сбрасывали изображения двуглавого орла, рвали портреты царя и царицы. Так начиналась великая «перестройка».

Однако вскоре, в октябре семнадцатого, не выдержали и стали крушить все подряд. И строить на развалинах империи новую страну. Но это уже совсем другая история…


Специально для «Столетия»


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 74 найденных.
Е. Д.
24.03.2022 17:28
"На редкость твердо уверены все эти Пошехоновы [министр продовольствия], что только им принадлежит решение российской судьбы. И когда же? Когда они должны были бы в тартарары провалиться хотя бы от одного стыда за все то, что они явили на диво всему миру за свое шестимесячное царствование в 17-м году."
И.А. Бунин. Окаянные дни.
Кто-то
22.03.2022 9:48
Известно, что немцы предлагали России обсудить сепаратный мир в ПМВ. Но Правительство РИ. предпочло "хранить верность союзникам".
Всё могло сложиться иначе, если бы чуточку ума.....
Сергей
17.03.2022 11:43
По поводу Февральской революции 1917 г. Шульгин говорит:
Когда-нибудь история (если ее не затушуют, не задавят и не подделают) расскажет этот процесс. У живых же свидетелей, у очевидцев, от этого времени осталось неизгладимое впечатление: евреи и грузины - грузины и евреи.
Аноним
15.03.2022 20:07
https://www.youtube.com/watch?v=XgyqpRh1FsY&list=RDMM&index=2 VIZANT - Rusija (Nikolaj)
Посебно добро звучи на данашњи дан - 24. фебруар! Z! ?????
Александр из Од
15.03.2022 18:24
Знаменитый полководец императора Юстиниана - непобедимый Велизарий. Не мог не написать стихотворение в его честь.
ВЕЛИЗАРИЙ

Когда в ударе Велизарий
Крушит вандальские полки
То нет спасения в кошмаре
От императорской руки!

О, благородный Велизарий!
Громи надменный Карфаген
Твой враг и злобен и коварен
Теперь ему не встать с колен!

Дрожи пиратская столица -
Бандитский век недолго длится
А ты не плачь, вандальский пролетарий,
Теперь с тобой блестящий Велизарий!
своё мнение-Александр из Од
15.03.2022 17:20
«Впрочем, это ваш выбор и нам всем придётся когда-то ответить за наши слова и дела.» — Александр из Од • 15.03.2022 13:42
- - -
Вы правы, каждый ответит пред Богом за свою земную жизнь
и за кощунство и за ненависть к дому Романовых в том числе.
На этом позвольте откланяться, на этом окончательно всё.
† Александр
------------------------------------------------------------
«Слово не созидающее обязательно будет разрушать, причем прежде всего – того, от кого оно исходит, а вслед за тем и жизнь, его окружающую. Невнимание к слову, неосторожное употребление его развращает человека, опустошает, выхолащивает внутренне. Призванное служить выражением нашей мысли, тех серьезных, глубоких процессов, которые происходят внутри нас, оно, будучи «употребляемо» рассеянно и безответственно, помрачает наш ум, лишает нас последних остатков внутренней цельности. Наверное, поэтому и наставлял учеников своих преподобный Антоний Великий: «Бог дотоле хранит тебя, доколе ты хранишь свои уста». Такая вот связь…»
Александр из Од
15.03.2022 13:42
Своему мнению. А можно уточнить какие исторические сведения я искажаю?
Вы напрасно пытаетесь бороться с православным монархистом. Вашу бы энергию да в правильное русло! Например, на борьбу с демократией и либерализмом. А так, упорно борясь со здравой идеей вы льёте воду на вражескую мельницу. Впрочем, это ваш выбор и нам всем придётся когда-то ответить за наши слова и дела.
Е. Д.
15.03.2022 7:31
"20 октября, четверг.
(Вечером) Государь скончался.

21 октября, пятница.
Кончина Государя переживается тяжелее, чем ожидали. Я это испытываю во второй раз в жизни... Тоска охватывает сердце... Это не теоретическое, не рассудочное горе, нет, это живое, реальное, сердечное горе... Я ясно чувствую, что у меня лично отнято что-то близкое и дорогое мне... Неужели есть люди, которые сочтут это за аффектацию... Это изуродованные люди... В русских сердцах любовь к Царю – врожденное чувство, воспринятое с молоком русских матерей и кормилиц...
Боже мой, как много горя зараз, как много горя повсюду... Господи, поддержи, помоги перенести..."
М. Л. (Толстая) Казем-Бек. Дневники. 1894 г.
Александр из Од
15.03.2022 7:16
Своему мнению. Прокопий Кесарийский был царским историком и очень талантливым человеком.
Благочестивому императору Юстиниану вообще «везло» на талантливых людей. Полководцы побеждали на всех фронтах, архитекторы храм Софии воздвигли, юрист Трибониан создал римское право, написав Кодекс Юстиниана...
Вы зря цитируете Тайную историю, фальшивку ватиканскую, которую «вдруг» обнаружили через 1000 лет в ватиканской библиотеке. А точнее сварганили.
Поэтому серьёзные историки ее отвергают, как и «завещание императора Константина».
своё мнение-Александр из Од
14.03.2022 21:49
1. «Простите батюшка, но вы совсем ничего не понимаете в Симфонии Властей. Помолитесь святому императору Юстиниану и прочитайте его Кодекс. Может как-то просветлеет.» — Александр из Од • 14.03.2022 14:39
- - -
Я не понимаю, зачем Вы искажаете исторические сведения?
Отображены комментарии с 1 по 10 из 74 найденных.

Эксклюзив
16.11.2022
Валерий Панов
За девять месяцев этого года из страны вывезены за рубеж рекордные 63,1 млрд долларов.
Фоторепортаж
18.11.2022
Подготовила Мария Максимова
К 185-летию создания железнодорожного сообщения в России.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.