Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 июля 2024

Пушкинский Вильнюс

12 сентября – день Александра Невского, небесного покровителя русского гения
Лариса Черкашина
12.09.2021
Пушкинский Вильнюс

Александр – имя наследственное для рода Пушкиных: носили его предки Александра Сергеевича, наречен был Александром старший сын поэта, имя это было дано многим внукам и пра…правнукам поэта.

Но кто из святых с именем Александр был небесным покровителем великого поэта? Вопрос не покажется праздным, если вспомнить, сколь важным было это знание для самого Пушкина:

«...Есть люди, не имеющие никакого понятия о житии того святого угодника, чье имя носят от купели до могилы и чью память празднуют ежегодно. Не дозволяя себе никакой укоризны, не можем, по крайней мере, не дивиться крайнему их нелюбопытству».

Что в имени тебе моем?
Оно умрет, как шум печальный…

Пушкин знал имя и житие своего небесного защитника, всегда чтил его память. Поздравляли поэта с этим праздничным днём родные и друзья. Вот Пётр Александрович Плетнев вопрошает Пушкина из Петербурга (29 августа 1825 года): «Не именинник ли ты завтра? Поздравляю тебя и целую».

А 30 августа 1833 года Вильгельм Кюхельбекер, вспоминая в сибирской ссылке о друзьях, записывает в дневнике: «Что делают мои именинники: Одоевский, Бестужев, Плещеев и Пушкин? Дай Боже им – если не счастья (оно на земле не бывает), по крайней мере – спокойствия сердечного ...».

Именно 30 августа (12 сентября по новому стилю) Русская православная церковь чтит память святого благоверного князя Александра Невского, небесного покровителя русского гения. В тот день в 1724 году мощи святого князя по велению Петра I были перевезены из Рождественского собора во Владимире в Санкт-Петербург, в возведённый на берегах Невы новый Троицкий Александро-Невский монастырь. Государь сам вывел в устье Ижоры императорскую галеру, на борт которой с величайшими почестями были перенесены святые мощи великого князя.

Знаменательно, что Александр Сергеевич находился под покровительством сразу трёх святых православной церкви: благоверного князя Александра Невского (с ним поэт связан и дальними кровными узами!), преподобного Александра Свирского и Патри­арха Константинопольского Александра!

Ныне день их памяти – 12 сентября, и в этот день во всех православных храмах пройдут торжественные службы. Отслужат молебен и в старинной церкви Святой Параскевы Пятницы в Вильнюсе, где с особым чувством вспомнят именинника… Александра Пушкина.


В старой Вильне

В мае 1900 года в историческом центре Вильны, у подножия Замковой горы, наблюдалось великое столпотворение: ждали открытия нового памятника. И, наконец, белое покрывало медленно и торжественно спустилось, и взору горожан предстал знакомый лик Александра Пушкина в ореоле курчавых волос!

Памятник Пушкину торжественно освятили, по неведомым ныне причинам его не успели открыть к столетнему юбилею, посему торжество отсрочили на год.

Постамент из чёрного мрамора был изготовлен финской фирмой «Коссъ и Дюръ». Сам же бюст поэту и декоративная лира, украшавшая постамент, отлили в Петербурге, на знаменитом заводе Берда, том самом, куда некогда была отправлена на переплавку «Медная бабушка», бронзовая статуя Екатерины Великой (чьей судьбой так много занимался Александр Сергеевич!), и, по счастью, выкупленная братьями-купцами.

«Явление» Пушкина в центре литовской столицы встречено было с истинным ликованием. Звучали восторженные речи «отцов города» и местной интеллигенции, к мраморному пьедесталу несли венки и живые цветы. И, разумеется, самыми желанными, самыми дорогими гостями в тот майский день, – в день рождения поэта, его сто первой годовщины, – была чета Пушкиных: Григорий Александрович и Варвара Алексеевна. Ведь они жили тогда в окрестностях Вильны, в фамильной усадьбе Маркучай.

На старинной, пожелтевшей от времени открытке сохранился исчезнувший мир: по парковым дорожкам, ведущим к памятнику Пушкину, прогуливаются юные барышни в сопровождении маменек, кормилицы везут коляски с детьми, на садовых скамейках чинно беседуют студенты. Идиллия былых времён… Не судьба была Александру Сергеевичу «укорениться» в сердце старой Вильны, на Кафедральной площади.

Сквер у подножия Замковой горы с высящейся на ней башней Гедимина стал именоваться Пушкинским. Вскоре Литву, как и всю Россию, сотрясли раскаты Первой мировой. А памятник Пушкину в 1915-м, когда немецкие войска подошли к городу, сняли, отправив в Россию, где он в смутные годы Октябрьского переворота и Гражданской войны и затерялся…

По решению городских властей, со дня на день ожидавших занятия немцами Вильны, вместе с пушкинским бюстом «эвакуировали» памятники генерал-губернатору графу Михаилу Муравьёву и императрице Екатерине Великой.

Когда спустя годы в Вильно вошли польские войска, то на прежнем пушкинском постаменте установили бюст Станиславу Моню́шке, творцу польской национальной оперы, классику вокальной лирики. Сам же былой постамент перенесли в сквер близ костёла Святой Екатерины, где и встал памятник славному композитору.

…Пришёл черёд другим временам: иным войнам и иным победам. Ровно через десять лет после того, как знамя Победы взвилось над поверженным Рейхстагом, памятник Пушкину работы скульптора Бронюса Вишняускаса победоносно занял былое место в центре старого города. На постаменте читалась единственная надпись на литовском: «Puškinas».

Вспомним, что именно так, лишь одной фамилией, любил представляться сам поэт: «Пушкинъ» значилось на его визитной карточке.

И стоял памятник поэту там, словно на посту, до переломных в новейшей истории лет. В 1992-м его демонтировали и перенесли в заповедную усадьбу Маркучай, где высится он и поныне. Словно отправили в новую ссылку!

Бронзовый Пушкин «взирает» со своего гранитного постамента на дом, ставший родовым гнездом для младшего сына. Хорошо, хоть нашлось великому поэту достойное место в старинной усадьбе!


Князь Гедимин и его потомки

А на Кафедральной площади, у подножия Замковой горы, высится ныне иной памятник – памятник великому князю Гедимину: стальной князь в ратных доспехах, спешившийся с боевого коня, держит в одной руке меч, касаясь лишь его лезвия, а другую – словно простирает к неведомым потомкам. Внизу на постаменте, у ног князя, задрал голову в протяжном вечном вое каменный волк. По легенде, вой железного волка-оборотня, слышанный Гедимином во сне, истолкован был кудесниками как призыв возвести на сем месте город, прославивший в веках имя его создателя…

Знать бы литовцам, – тем, кто с таким небрежением отнеслись к памяти русского гения, что в его родословии есть ветвь, прародителем коей был сам великий князь… Гедимин! Или по-литовски Гедиминас. И в том, что бюст поэта был установлен невдалеке от башни Гедимина, древнейшего памятника Литвы, видится ныне некий сакральный смысл. Но что до того было «патриотам», перед чьими затуманенными националистическими идеями взорами русский поэт представал чуть ли не оккупантом?!

Что возмутило вас? волнения Литвы?
Оставьте: это спор славян между собою,
Домашний, старый спор, уж взвешенный судьбою,
Вопрос, которого не разрешите вы.

И через два столетия пушкинские строки не растеряли своей свежести и актуальности: звучат так, словно были написаны лишь вчера!

Но вернемся к… Гедимину. Великий литовский князь Гедимин или Гедиминас, правивший с конца XIII до середины XIV века и именовавший себя «королем литвинов и русинов», стал прародителем династии Гедиминовичей. Из трёх жен Гедимина (первая его супруга умерла при родах, второй жене судьба тоже не даровала долгую жизнь) – две исповедовали православие: вторая супруга – смоленская княжна Ольга Всеволодовна, и третья – княжна полоцкая Евна (Ева) Ивановна. Христианами именовали себя пятеро из семи сыновей князя, да и все его дочери-княжны вышли замуж за христиан. Одна из них Мария была выдана за тверского князя Дмитрия Михайловича, по прозвищу Грозные Очи. Русский зять, позднее принявший героическую смерть в Золотой Орде, стал соратником Гедимина в борьбе против московского князя Ивана Калиты за владение северными твердынями: Великим Новгородом и Псковом. Гедимин снискал славу первого великого князя, после нашествия Орды, – «собирателя земель русских». При мудром правителе Великое княжество Литовское переживало свой расцвет: заключались с иноземцами выгодные договоры, шла с ними бойкая торговля, строились города. Именно при Гедимине впервые упомянута Вильна, будущая столица государства. Гедимин почитался своими далёкими потомками не только как мужественный воин, но и как тонкий, расчётливый правитель. Силой ли, хитростью, но смог он добиться того, чтобы не платить дани Золотой Орде, выговорив для себя особые условия. В последние годы жизни отрёкся от язычества, став христианином.

Представители ярких княжеских династий – Трубецких, Хованских, Голицыных – не без гордости причисляли себя к Гедиминовичам. Эти звучные исторические фамилии вместе с их прародителем – великим князем литовским Гедимином – «вплелись» и в могучее родословное древо Александра Пушкина.

Ещё в девятнадцатом столетии, в день русского национального торжества, бронзовая фигура сурового литовского князя-воина украсила собой памятник «Тысячелетия России» в Великом Новгороде. По высшему Промыслу на великолепном памятнике явится и статуя далёкого потомка литовского князя-воителя: так навеки и останутся они – великий князь Гедимин и великий поэт Александр Пушкин – вместе в истории России.


«Здесь, в нашем Вильнюсе старинном…»

Уже в другом столетии – двадцатом – литовцы будут гордиться именем русского гения, его незримой связи с историей Вильнюса. Литовский поэт Костас Корсакас напишет эти строки:

Здесь, в нашем Вильнюсе старинном,
Твоё немеркнущее имя
Начертано на стенах городских.
Здесь Пётр Великий, как родного сына,
Крестил арапа Ибрагима
В года своих походов боевых…

Всё же справедливость восторжествовала – в Вильнюсе явлен ныне третий памятник Пушкину! Памятник этот – один из самых оригинальных – не столь давно установлен во дворике Пятницкой церкви, где в стародавние времена волею Петра Великого крещён был арапчонок Ганнибал.

В самом сердце старой Вильны, нынешнем Вильнюсе, на стене православной церкви Святой Параскевы Пятницы сохранилась мемориальная доска с выбитым на ней старинным текстом:

«В сей Церкви Император Пётр Великий в 1705 году слушал благодарственное молебствие за одержанную победу над войсками Карла XII, подарил ей знамя, отнятое в той победе у Шведов, и крестил в ней Африканца Ганнибала – деда знаменитого поэта нашего А.С. Пушкина».

Очевидно, запись сделана по старым метрикам, где указывался именно этот год, – а церковные книги заслуживают доверия.

По легенде Пятницкую церковь построили в 1345 году на месте капища языческого литовского бога Рагутиса. Волею витебской княжны Марии Ярославны, первой супруги великого князя литовского Ольгерда (одного из сыновей Гедимина), капище было разрушено, а на его месте возведён православный храм.

За образец были взяты древние киевские и новгородские церкви, старинные же хроники утверждали, что Пятницкая церковь есть «первый каменный храм истинного Бога, воздвигнутый в литовской столице и земле».

За столетия церковь не щадили губительные пожары, но всякий раз она вновь возрождалась к жизни. В конце шестнадцатого века Пятницкая церковь сильно пострадала в огне, но была восстановлена – в ней-то царь Пётр и крестил своего питомца.

Веское свидетельство о значимом в его жизни событии оставил сам Абрам Петрович: «...И был мне восприемником от святые купели Его Величество в Литве в городе Вилне 1705-м году...».

Строки эти из посвящения Екатерине I, предварявшего учебник Ганнибала «Геометрия и фортификация». Вряд ли эту рукопись, поднесённую автором императрице, наследнице «славного Петра Великого», мог видеть поэт.

…На раскрытых гигантских бронзовых ладонях (уж не царских ли?!) – профили великого поэта и его африканского прародителя. Словно с восторгом взирают друг на друга правнук и прадед!

Автор сего необычного творения – литовский скульптор Витаутас Наливайка, а идея создания памятника возникла у русского поэта Юрия Кобрина, уроженца Вильнюса. На постаменте выбита надпись: «По благословению митрополита Виленского и Литовского Хризостома в дар Вильнюсу – фонд писателя Константина Воробьева. 2011».

(Этот благотворительный фонд возглавляет ныне поэт и переводчик Юрий Кобрин).

На открытии композиции из бронзы и гранита прозвучали поистине вещие слова: «Мы открываем первый в мире памятник, с которого в глаза друг другу смотрят два великих сына России – прадед и правнук, выдающийся Арап и гениальный Поэт».

И шаг, и светлейший из светлых
Взгляд, коим поныне светла…
Последний — посмертный — бессмертный
Подарок России — Петра.

И как тут не вспомнить вещих цветаевских строк о царском деянии Петра – привезённом им на Русь маленьком арапчонке – подарке на все времена. И для русских, и для литовцев, – для всех!


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
28.06.2024
Максим Столетов
В подготовке ударов по Крыму могли принимать участие агенты украинских спецслужб
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.