Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
10 августа 2022

Москва под бомбами

70 лет назад столица впервые в своей многострадальной истории подверглась атаке с воздуха
Валерий Бурт
12.08.2011
Москва под бомбами

По данным московского управления НКВД, за первые пять месяцев войны на Москву было совершено 90 налетов, в результате чего уничтожено более 400 жилых домов и повреждено более 800. При этом 11327 человек погибли и около 2 тысяч были тяжело ранены.

Первая воздушная тревога в городе прозвучала в ночь на 1 июля – поступило донесение о приближении вражеской авиации. Была развернута и приведена в боевую готовность ПВО, население укрыто в метро, подвальных убежищах. Однако самолеты с крестами над Москвой не появились.

До середины июля жизнь горожан внешне не менялась, если не считать марширующих по улице солдат, милиционеров-регулировщиков в касках и людей, толпящихся у репродукторов в ожидании фронтовых сводок.

«Москва выглядела, как обычно, - писал в своей книге «Россия в войне 1941-1945» английский журналист Александр Верт, - На улицах толпился народ, в магазинах все еще было полно товаров. По всей видимости, недостатка в продуктах питания не ощущалось… Люди все еще покупали продукты свободно, без карточек. Молодые москвичи в летних костюмах отнюдь не выглядели бедно одетыми. На большинстве девушек были белые блузки, на юношах – белые, желтые или голубые спортивные майки или рубашки на пуговицах с вышитыми воротниками…»

Рестораны работали, как и в мирное время, и в них еще можно было заказать хорошие блюда. Был переполнен коктейль-холл на улице Горького, повсюду шла оживленная торговля мороженым и газированной водой, гудели аттракционы в парках. В летнем саду «Эрмитаж» пел Вадим Козин, танцевала Анна Редель, острил Дыховичный, разносился бархатный баритон Утесова.

На каждом сеансе были полны кинотеатры – показывали «Щорса», «Если завтра война», «Профессора Мамлок», «Боксеров», «Болотных солдат». Не пустовали и театры – во многих по-прежнему шли классические пьесы, но кое-где репертуар становился более злободневным. В конце сентября «Лебединым озером» открыл сезон Большой с блистательной Ольгой Лепешинской. Это было всего за несколько дней – поразительный факт! – до начала генерального наступления немцев на Москву.

По свидетельству того же Верта, «люди на улицах иной раз шутили и смеялись, хотя, что весьма показательно, лишь очень немногие открыто говорили о войне».

Ситуация представляется удивительной, чуть ли не фантастической – немцы захватили Прибалтику, Белоруссию, стоят у ворот Киева, штурмуют Смоленск, а в Москве улыбаются, едят мороженое и ходят в кино.

Но все это кажется странным лишь из начала XXI века. Летом сорок первого мало кто представлял, что она несет - война. Но наверняка многие из тех, кто веселился на улицах Москвы летом сорок первого, уже чувствовали, что их ждет. И, как могли, цеплялись за ускользающую мирную жизнь, стремясь отвлечься, прогнать мрачные мысли. Ведь уже не завтра война, как в песне, а сегодня, и суровое время уже настало. И в почтовый ящик вот-вот упадет грозный листок повестки…

В ночь на 22 июля сирена воздушной тревоги снова возвестила о приближении эскадрилий люфтваффе, но на сей раз гитлеровцы «не обманули» напряженного ожидания москвичей. Однако затем в газеты – что не удивительно – попала лишь скупая, тщательно «процеженная» цензурой информация об этом событии. Однако вполне достоверная:

«В 22 ч. 10 м. 21 июля немецкие самолеты в количестве более 200 сделали попытку массового налета на Москву. Налет надо считать провалившимся. Заградительные отряды нашей авиации не допустили основные силы немецких самолетов к Москве. В городе возникло несколько пожаров жилых зданий. Имеется небольшое количество убитых и раненых. Ни один из военных объектов не пострадал.

Нашей ночной авиацией и огнем зенитных батарей по неполным данным сбито 17 немецких самолетов. Воздушная тревога продолжалась 5 ½ часов».

Ни в той, ни в последующих информациях не сообщалось о количестве жертв, Впрочем, слухи о них - конечно, не всегда точные и правдивые – моментально распространялись по городу.

Считается, что первая бомба в Москве разорвалась возле метро «Аэропорт» - на месте нынешнего здания МАДИ. Германские самолеты, которыми управляли опытные летчики, шли на Москву с четырех направлений, однако большая часть бомбардировщиков люфтваффе была рассеяна советской авиацией и зенитным огнем еще на подступах к столице. Те же, кому удалось прорваться, встретили достойный отпор – тем не менее, налет был длительным, а его последствия оказались разрушительными и убийственными, ибо немцы сбрасывали мощные фугасные бомбы – весом от 250-ти килограммов до тонны!

Киновед Неи Зоркая вспоминает:

«Мы, арбатские жители, прятались в глубоком подвале конструктивистского дома 20 (где потом была автошкола, а сейчас банк) – считалось, что это надежно. Лежим, кто на матрацах, кто на нарах, вдруг страшнейший удар, гаснет свет. Трясло до рассвета. Когда дали отбой и на сияющей солнечной заре мы вышли на улицу, нам предстала следующая картина: на месте Театра имени Вахтангова, этого любимого театра москвичей, недавно заново отремонтированного, зияла гигантская дымная воронка – прямое попадание фугасной бомбы».

Не обошлось без жертв – во время налета погибли несколько сотрудников администрации театра, пожарный и два артиста, дежуривших на крыше: Чистяков и Куза, который на общественных началах руководил рабочим театром завода «Каучук».

Известный артист Вячеслав Шалевич рассказывал, как руины театра Вахтангова закрывали специально возведенной кирпичной кладкой, чтобы не портить настроение Сталину, проезжавшему по Арбату.

Через несколько дней вождь лично пожаловал сюда в черном лимузине и осмотрел разрушения. По словам Шалевича, он обменялся несколькими фразами с сопровождавшими его людьми – возможно, приказал поскорее восстановить здание.

«Рваная зияющая рана Театра им. Вахтангова, писала одна из газет, - быстро затягивается свежей кирпичной кладкой. Вчера она достигла уровня третьего этажа. И театр, играющий сейчас в филиале Художественного, уже готовится к возвращению домой».

В середине октября труппа театра Вахтангова, наскоро собравшись, ибо немцы стремительным маршем шли на Москву, эвакуировалась в Омск, захватив с собой старшекурсников Щукинского училища, официально оформив их, как членов семей артистов.

Были и другие разрушения исторических зданий в центре Москвы. В Староконюшенном переулке и в Гагаринском, в районе Арбата, были срезаны фугасными бомбами дома, и стояли чьи-то оголенные квартиры. Было завалено бомбоубежище… На Большой Молчановке из родильного дома Грауэрмана эвакуировали женщин и новорожденных...

Прямое попадание мощного фугаса привело к гибели уникального, выстроенного в XVIII веке особняка камер-юнкера Васильчикова, стоявшего на месте хорошо знакомого нынче многим москвичам сквера с большим фонтаном возле метро «Арбатская». Та же бомба уничтожила Арбатский рынок…

Кстати, еще в январе 1941-го составили секретный список огневых позиций батальонов ПВО Москвы, и согласно этому документу зенитные орудия должны были размещаться у дома 27/47 на Арбатской площади, и в Сивцевом Вражке (дом 7). А также поблизости: на улице Чайковского, 10/14; на Никитском бульваре, 9; на Малой Никитской улице, 10; в Зачатьевском переулке, 13; в Глазовском переулке, 3; на Тверском бульваре, 10.

«На улицах пахло гарью. По Гоголевскому бульвару, по Арбатской площади, - вспоминала Нея Зоркая, - словно осенние листья, летали обгорелые страницы ценнейших книг, уникальных манускриптов - горела разбомбленная библиотека Академии наук на Волхонке, 14…» Все стекла на Арбате вылетели. С манекенов мехового магазина ниспадали открытые каракули и норки. Книги букинистического рассыпались по тротуару. Все скорбно смотрели, никто ни до чего не дотрагивался.»

…Москва все больше напоминала прифронтовой город: стекла домов были заклеены бумагой, во многих местах - пулеметы и зенитки, глядящие в небо, центр «разрисован» маскировкой. Хотя, конечно, вряд ли это могло обмануть немецких летчиков. Впрочем, один из очевидцев рассказывал, что вражеский самолет, покружив над Болотной площадью, обстрелял прохожих и исчез. При этом летчик не обратил внимания на Кремль, который находился не то, что поблизости, а рядом! То ли не сообразил, то ли не сориентировался и – слава Богу…

На улицах появились «слухачи» – военные, «слушавшие» небо через звукоуловители, походившие на большие граммофонные трубы, и сообщали о приближении вражеских самолетов.

Они относились к службе ВНОС – воздушного наблюдения, оповещения и связи. О воздушном нападении предупреждал прерывистый звук сирен, радиорупоров, гудки фабрик, заводов, паровозов и пароходов. Потом громко и печально звучала знакомая по сотням фильмов о войне фраза: «Граждане, воздушная тревога…»

Москвичи спасались от бомбежек не только в тоннелях метро – да и станций тогда было немного, – но и в подвалах домов: оштукатуренных, с заделанными окнами и подогнанными дверями. Увы, порой они превращались в «братские могилы»: например, фугас, угодивший в один из подвалов в Проточном переулке, уничтожил всех находящихся там людей.

В информации, направленной в МК ВКП (б) вскоре после первой бомбежки, говорилось, что в школе № 91 на улице Воровского - в физкультурном, актовом залах и в классах разместили свыше 300 человек, чьи дома на Красной Пресне пострадали в результате налетов. Жильцам разрушенного здания на улице Воровского предоставили кров в помещении юридического института на улице Герцена (ныне Большая Никитская), 11. Как сказано в отчете, «настроение у взрослых угнетенное, подавленное, дети испуганны…»

Но так было лишь вначале акции устрашения, которая должна была превратиться в воздушный террор.

Надежды немцев на это сгорели, в прямом смысле слова, в суровом московском небе с самого начала. Потери люфтваффе над столицей будут и дальше только неуклонно расти.

Правда, в летние дни сорок первого разрушения в Москве появлялись едва ли не каждый день – одна из бомб разорвалась напротив телеграфа на улице Горького (ныне Тверская), другая попала в дом ЦК КПСС на Старой площади, повреждения были зафиксированы в здании гастронома рядом с КГБ, в гараже МВД в Большом Кисельном переулке и в зоопарке на Пресне…

Возможно, эти объекты немцы атаковали вслепую, торопливо «убегая» от густого зенитного огня московской ПВО, мощь которой все более крепла. Точно также – бесцельно – асы Геринга сбрасывали бомбы на Тишинский, Зацепский, Ваганьковский, Центральный и Филевский рынки.

Неужели и сожженные деревянные постройки были расценены, как «успех» люфтваффе? Кстати, в то время германские газеты - то ли выдавая желаемое за действительное, то ли не ведая истины - захлебывались от восторга от своих побед. Однако недолго…

Свою задачу асам Геринга выполнить не удалось, хотя их яростным атакам подвергались и заводы и фабрики, работавшие для фронта.

…На крыше дома одного из домов в центре столицы дежурил мальчик, бесстрашно гасивший «зажигалки. Он стал известным писателем Юрием Казаковым и впоследствии своим блистательным и проникновенным пером описал увиденное:

«…Резкий, молниеносный грохот, подобного которого не слыхал никто из них ни разу за все ночи, потряс всех, задушил и оглушил.

Если бы кто-нибудь в эту секунду посмотрел на Вахтанговский театр, он увидел бы, как в нежнейшем сиянии рассвета к небу вздымается тугой черный столб чего-то плотного, черного… И еще в этом громадном расширившемся столбе мелькали, показываясь и пропадая, какие-то небольшие предметы, похожие на кубики и спички. Но это были не кубики и спички, а куски стен и балки, они были огромными, но на большой высоте казались маленькими… Этой устрашающей красоты никто не видел, потому что не только там, наверху, но и тут, на земле, все падало, рассыпалось, съезжали и разрывались крыши, валились стекла и рамы, отбитые карнизы, текла кирпичная пыль из глубоких оспин, оставленных на стенах визжащими раскаленными осколками, и уже давно – секунды две – лежали без сознания или убитые люди, застигнутые взрывом на открытом месте».

Поначалу налетов – а они, как любые разбойничьи дела, обычно совершались немцами ночью - боялись, угроза падающей с неба смерти порой провоцировала нервные срывы. Но очень скоро, несмотря на трагизм положения, москвичи привыкли к вою сирен и надсадному гудению гитлеровских бомбардировщиков. Люди гордились тем, что им доверяли дежурство на крышах, всячески демонстрировали свое бесстрашие и презрение перед немецкими асами. Даже дети, и те участвовали в обороне Москвы.

Помните, у Высоцкого:

«Не боялась сирены соседка

И привыкла к ней мать понемногу,

И плевал я, здоровы трехлетка,

На воздушную эту тревогу».

Поразительно, что психика людей, находящихся в состоянии почти повседневного стресса, не разрушалась, а, наоборот, укреплялась. И организм у обитателей прифронтового города – загадка медицины! - становился менее восприимчив к болезням.

Налеты на Москву - с разной интенсивностью и разрушительной силой - продолжались до весны сорок второго года, а потом случались уже лишь эпизодически. Свою последнюю воздушную атаку немцы предприняли 9 июня 1943-го - бомбы упали возле Моссовета и на Стромынке. Но что это было по сравнению с первым и, наверное, самым страшным налетом в июле сорок первого?

Принято считать, что немцам просто не хватило сил, чтобы уничтожить такой громадный объект, как столица. Может быть. Но главное было, конечно, в другом – агрессоры не могли и представить, что их удары москвичи будут отражать с таким спокойствием и решимостью.

Не было и речи о панике, на которую рассчитывали немцы. Наоборот, защитники города становились все более стойкими. Такими они встретили победный май 1945-го. И только указатели «Укрытие» возле метро напоминали о том, что довелось пережить москвичам...

Специально для Столетия


Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Отображены комментарии с 1 по 10 из 21 найденных.
В. Бурт
12.11.2019 16:07
Википедия

По данным на 24 ноября 1941 года, на столицу было сброшено 1521 фугасных и 56620 зажигательных бомб, в результате чего 1327 человек были убиты и 1931 человек были тяжело ранены.

https://weekend.rambler.ru/read/39832712-skolko-bylo-zhertv-v-rezultate-bombezhek-moskvy/
По данным на 24 ноября 1941 года, на столицу упали 1521 фугасных и 56 620 зажигательных бомб, в результате чего 1327 человек были убиты и 1931 — тяжело ранены.

https://www.litmir.me/br/?b=95153&p=25
Точной статистики бомбежек нет. Во всяком случае, данные разных служб о них противоречивы. По данным московского Управления НКВД, например, за первые пять месяцев войны, то есть до конца ноября 1941 года, на Москву было совершено 90 налетов. За это время уничтожено 402 жилых дома и 858 домов повреждено (большинство их были деревянными), в городе возникло более полутора тысяч пожаров, погибли 1327 человек и около двух тысяч человек были тяжело ранены.
Михаил
12.11.2019 11:05
Уточните данные по погибшим. По данным ГлавАрхива погибло более 2000, свыше 5,5 тыс ранено. По возможности дайте ссылки на первоисточник, мы готовили выставки по обороне Москвы. Хотим знать что публиковать/
Елена
06.01.2019 9:57
Киновед Неи Зоркая вспоминает: "Первую жестокую фугасную атаку враг приурочил к 22 июля - ровно месяц с рокового дня. Мы, арбатские жители, прятались в глубоком подвале конструктивистского дома # 20 (где потом была автошкола, а сейчас банк) - считалось, что это надежно. Лежим, кто на матрацах, кто на нарах, вдруг страшнейший удар, гаснет свет. Трясло до рассвета. Когда дали отбой и на сияющей солнечной заре мы вышли на улицу, нам предстала следующая картина: на месте Театра имени Вахтангова, этого любимого театра москвичей, недавно заново отремонтированного, зияла гигантская дымная воронка - прямое попадание фугасной бомбы. Потом узнали, что погибли два замечательных актера Василий Куза и Константин Миронов, дежурные". (Под бомбами / "Новая газета" от 22.06.2001)
Елена
06.01.2019 9:57
"Информация — скупая, косвенная — о разрушениях проникала на страницы газет с трудом. О попадании бомбы в здание Театра имени Вахтангова газеты сообщили лишь когда уже вовсю шли восстановительные работы. «Рваная зияющая рана Театра им. Вахтангова быстро затягивается свежей кирпичной кладкой. Вчера она достигла уровня третьего этажа. И театр, играющий сейчас в филиале Художественного, уже готовится к возвращению домой". (Московский большевик. 7 октября 1941 / Москва, испытание войной (лето 1941- весна 1942). Н. Поникарова. Документы и архивные справки, свидетельствующие о том как Москва и москвичи пережили первый год Великой Отечественной войны..)
Елена
06.01.2019 9:57
Еще одно воспоминание: "Ольга Владимировна, родившаяся в 1933 году, рассказывает про сталинский эксперимент раздельного обучения в школах.
Я родилась в 1933 году. Первые два класса проучилась в деревне, а вернувшись из эвакуации в 1944-м, попала под эксперимент с раздельным обучением, который начался именно тогда.
Сначала своей школы не было, путешествовали по разным, потому что большинство школ были отданы под госпитали. В конце концов нам выделили школу в Калошином переулке, прямо напротив театра Вахтангова. Когда в здание театра упала бомба, все стекла выбило, поэтому окна в школе, когда она была госпиталем, были просто заделаны фанерой. А на полу был слой крови и гноя. Дети и взрослые скоблили этот пол вместе, иначе было не справиться. Зато это был наш класс, мы его отмыли, отчистили и мы учились в нем до самого конца. А в классе — одни девочки!" (Онлайн-журнал "Такие дела", "Женский монастырь"
Текст: Наталья Бесхлебная, https://webcache.googleusercontent.com/search?q=cache:pYDSj1cPe9gJ:https://takiedela.ru/2018/08/u-nas-byl-zhenskiy-monastyr/+&cd=1&hl=ru&ct=clnk&gl=ru)
Елена
24.06.2017 23:27
Людмила Целиковская была студенткой, свидетельницей событий: ""Вспоминаю эту ночь, всю как бы в красном свете - бомба попала в мой театр Вахтангова. Большинство из нас находилось в это время в бомбоубежище под нашей столовой. Бомба упала в 2 часа 10 минут ночи. Помню, что сильно ударило, сразу погас свет, и сразу тишина, потом плач детей, какие-то крики, и через проём пробитой стены вдруг свет карманного фонарика. Стали приносить раненых, тех, кто дежурил на крыльце и в вестибюле театра. А мы, студенты, прошедшие до этого ускоренный курс первой медицинской помощи, растерялись. Что делать? Как помочь, когда из головы фонтаном бьёт кровь? Это чувство я не забуду никогда. К счастью, быстро подоспела врачебная помощь. Когда наступил рассвет, мы узнали, что погибли наши товарищи, дежурившие наверху, и в их числе замечательный актёр и один из основателей театра Василий Васильевич Куза".
александр 101-й
06.08.2015 14:58
Умиляют масштабы компетентности "эксперта" по фамилии Больных. Раз 65% зениток и 85% прожекторов держали на Западе, значит советскую авиацию не уважали. И верно, все это богачество средств ПВО применялось в основном против стратегической авиации противника и в первую очередь для защиты рейха. А у ВВС РККА таковой почти не было, как и у немцев. Не хватает "малости" -- уточнения "стратегическую советскую авиацию", но кого ж заботят такие пустяки? Причём тут борщ, когда такие интересные дела на кухне?
л.Д.
25.04.2015 14:45
Почему за доказательства не считаются воспоминания очевидцев, тем более удобно, что их все меньше и меньше, а современные переписчики истории в авторитете. Когда был открыт 2-й фронт? А до этого как будто и войны не было. И если нас только слегка  бомбили, откуда разбомбленные города и села?
serchel
23.01.2012 22:16
//А что они делали бы без западных союзников? Ведь тогда вся немецкая истребительная авиация и вся немецкая зенитная артиллерия были бы на Восточном фронте?//
А что бы делали союзники без СССР? Ведь тогда бы все сухопутные войска участвовали против англии? А кто то из великих говорил что для завоевания англии достаточно было бы 150 000 войск. И новых самолетов может не было на восточном фронте, потому что их берегли? не хотели терять? Да и не было на восточном фронте дальних тяжелых бомбардировщиков, зачем держать тяжелые истребители? И слабо вериться, что лондон массированно бомбили а москву нет. Это что из за любви к ее архитектуре? Может все же им не позволили бомбить массированно? И уменьшение в геометрической прогрессии количество бомбардировщиков, думаю тому подтверждение. На войне как на войне. есть эффект - бомбят. Нет эффекта, не бомбят. А то что не бомбили из-за гуманизма, ну не верится. Гитлеру нужно было покончить быстрее с москвой. Чтобы не воевать на два фронта. На восточном фронте были сухопутные войска. И восточный фронт нужно было дожать как можно скорее. А Бомбардировки лондона могли бы и подождать? Что они решали? Зачем торопиться? А истребительной авиацией прикрыть немецкие города. Плохие из фашистов получились стратеги.    
Борис
05.01.2012 15:03
Автору статьи "Москва под бомбами"
Интересные воспоминания известного актёра Вячеслава Шалевича,которому в то время едва исполнилось 7 лет.
Отображены комментарии с 1 по 10 из 21 найденных.

Эксклюзив
10.08.2022
Валерий Панов
Зачем артиллерия ВСУ бьет по Запорожской АЭС.
Фоторепортаж
08.08.2022
Подготовила Мария Максимова
Трансформации и планы туристической Москвы представлены на выставке в Манеже.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.