Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
23 апреля 2024

Сбитые с толку

Юрий Гаврилов
11.04.2005

На прошлой недели руководитель Московской зоны ПВО генерал-полковника Юрий Соловьев заявил о готовности отдать приказ на уничтожение гражданского самолета, если среди его пассажиров окажутся террористы. После этого заявления стало очевидным, что моральная сторона такой войсковой операции волнует военных меньше, чем правовая. Еще одна серьезная проблема - уязвимость Москвы для атак самолетов-"террористов".

Они ищут ответ на два главных вопроса: оправдывают ли такое применение силы российские законы и как оценивать атаку лайнера с десятками ни в чем не повинных людей на борту с моральной точки зрения?

Заявление генерала прокомментировал главнокомандующий Военно-воздушными силами РФ Владимир Михайлов. В разговоре с корреспондентом "Российской газеты" главком не скрывал, что точка зрения главного столичного "перехватчика" ему не по душе.

- Конечно, переборщил Соловьев, - сказал главнокомандующий. - Что и как делать командиру в различных ситуациях, четко расписано в наших приказах и инструкциях. После 11 сентября 2001 года туда были внесены соответствующие поправки. Что же касается изменения законов, то я такой необходимости не вижу.

Юридическое обоснование противодействию самолетам-нарушителям прописано в статье 35 Закона "О Государственной границе Российской Федерации". Она санкционирует уничтожение вторгшихся в воздушное пространство РФ военных самолетов и других летательных аппаратов армейского назначения. Но как быть, если источником опасности является захваченный террористами гражданский лайнер?

По мнению военных, отсутствие в законодательстве прямых указаний - сбивать или не сбивать нарушителя - сводит на нет все ведомственные инструкции. Значит, надо подправить законы. Это предложение, озвученное на пресс-конференции Юрием Соловьевым, и стало поводом для ожесточенных споров.

А ведь прозвучала на первый взгляд здравая мысль, продиктованная заботой о безопасности тысяч людей. Ее, кстати, поддерживают не только военные, но и некоторые представители властных структур. Например, председатель Комитета Госдумы по безопасности Владимир Васильев не сомневается, что в новом законе "О противодействии терроризму" (он прошел первое чтение) останется юридическая норма, разрешающая сбивать захваченные пассажирские самолеты, если возникает угроза использования воздушного судна для совершения теракта.

По существу согласны с такой постановкой вопроса и военные юристы. Но они категорически против изменений в действующем законодательстве.

- Российские законы позволяют четко разделять преступление и, если хотите, жест отчаяния, действия, предпринятые в виду крайней необходимости, - объяснили свою позицию "РГ" военные прокуроры. - Статья 39 Уголовного кодекса РФ трактует этот термин как причинение вреда с целью предотвращения еще большего вреда. Он пришел к нам из римского права. Если предотвращенный вред меньше причиненного, это уже не преступление. Другими словами, когда сбивают самолет со 150 пассажирами на борту для того, чтобы спасти многомиллионный город, - это и есть крайняя необходимость.

При необходимости мы можем вообще запретить любые вылеты - в авиации это называется "ковром"

- Дело не в законах: и тогда, и сейчас они разрешают применять средства ПВО против самолетов-нарушителей, - считает бывший главком ВВС Анатолий Корнуков. - Проблема кроется в самом командире. Он может дать команду на поражение самолета, а может и воздержаться от этого. И в том, и в другом случае он способен доказать свою правоту, поскольку в существующем законодательстве четко не прописан порядок действий должностных лиц.

Чтобы расставить все по своим местам, бывший главком ВВС предлагает подкорректировать законодательство: "Закон должен обязывать командира выполнить свое предназначение. Ведь некоторые должностные лица прежде всего думают не о том, как выполнить задачу, а как бы не "залететь" самому".

Похоже, что моральная сторона атаки на самолет-"террорист" военных волнует меньше, чем правовая. Но как быть с техническими возможностями военных, есть ли сегодня у России вооружение, способное надежно прикрыть Москву от воздушного нападения?

Прежде чем ответить на этот вопрос, обратимся к истории. В советские времена столицу защищали три кольца противовоздушной обороны. Первое проходило по МКАД, второе - на удалении 80-100 километров от города, третье растекалось по близлежащим областям. Электронные средства ПВО создавали вокруг Москвы сплошное радиотехническое поле, мимо которого не смог бы прошмыгнуть воробей. Все, кто попадал туда несанкционированно, моментально оказывались в прицеле ракет. Два десятка полков истребителей-перехватчиков обеспечивали безопасность столицы и Центрального промышленного района России на ближних и дальних подступах.

- По кольцам даже бетонку проложили, - вспоминает главком ВВС Владимир Михайлов. - В зенитно-ракетных полках было вооружение различного радиуса действия - малого, среднего и большого. Потом на смену комплексам С-75, С-125 и С-200 пришла универсальная зенитно-ракетная система С-300, и необходимость держать вокруг Москвы столько воинских частей отпала.

С защиты площадей военные переключились на охрану конкретных объектов - их в Центральной России 140.

- Сейчас колец нет, есть своеобразные рубежи. Причем на разных направлениях они различной плотности, - продолжает Михайлов. - Допустим, на востоке эта плотность выше, на севере - пониже. "Трехсотки" поражают цели на удалении 300 километров, но в реальности бьют еще дальше - на 310, 316 и даже 326 километров. С принятием на вооружение ЗРС С-400 зона досягаемости самолетов-нарушителей только увеличится. Я так скажу: сегодня столица достаточно надежно прикрыта на глубину 350-400 километров. Любой прорывающийся к Москве террорист будет обязательно сбит.

Не столь уверен в возможностях ПВО его предшественник Анатолий Корнуков.

- Реально сбить захваченный террористами самолет при подлете к столице смогут лишь расчеты зенитно-ракетных частей, - считает он. - Истребители не успевают, поскольку ближайший к Москве аэродром - Курск. Здесь надежда только на зенитно-ракетные системы и правильное решение. Кстати, несколько лет назад прорабатывались варианты создания технических средств, которые позволили бы взять управление захваченного террористами самолета с земли и в случае необходимости отвернуть его в сторону.

Действительно, три с половиной года назад, сразу после атаки на башни-близнецы в Нью-Йорке, обсуждались различные способы обезопасить Москву от повторения террористической акции. Автор этих строк в сентябре 2001-го встречался с Юрием Соловьевым - в тот период начальником штаба Московского округа ВВС и ПВО. Уже тогда генерал выступал за изменение подходов к организации противовоздушного щита над Россией. "Мы ведь никогда не рассчитывали, что придется воевать с камикадзе, ориентировались на внешнего врага", - говорил он.

Прошло несколько лет, а универсальных способов уничтожить нарушителя еще на подлете к объекту нет. Конечно, прорывающийся к Екатеринбургу или Новосибирску самолет собьют наверняка - вокруг этих городов сохранилась достаточно мощная система ПВО. Зато практически открыт для любого супостата север страны - радиолокационные посты там давно сняли.

Не все однозначно и с Москвой. Она окружена аэропортами, в том числе международными. Если представить, что на взлете авиалайнер захватили террористы и они хотят протаранить какое-то здание в городе, последствия такой акции непредсказуемы. К примеру, воздушная трасса от Внуково идет строго на юго-запад и отворачивает от Москвы в районе МКАД. До академии Генштаба - десять секунд, до центра столицы - считанные минуты. Кто в этом случае собьет нарушителя, если на приведение в готовность зенитно-ракетных комплексов нужно не менее 15 минут? Когда-то горячие головы предлагали посадить на здания вокруг Красной площади стрелков с переносными "Стрелами" и "Иглами". Однако понятно, что даже такие отчаянные меры в случае чего не уберегут город от трагедии.

На этом фоне предпринимаемые российскими военными дополнительные меры по обеспечению безопасности Парада Победы на Красной площади тоже не выглядят лишними.

- Праздник 9 Мая продлится полтора часа. Это не означает, что 20 истребителей, о которых упоминал Соловьев, все это время будут находиться в воздухе, - объяснил "РГ" Владимир Михайлов. - Экипажи займут места в самолетах в готовности взлететь по команде. Одновременно вокруг Москвы введем режим ограничения полетов для гражданской авиации. При необходимости мы можем вообще запретить любые вылеты - в авиации это называется "ковром". Короче говоря, волноваться москвичам не стоит: праздник им никто не испортит.

Как у них

В небе над Британией...

Ответить на вопрос о том, какие меры могут быть предприняты в ситуации захвата террористами воздушного судна над городом, в британских службах не посчитали возможным.

Мало того, мой звонок в Британскую транспортную полицию, в Скотленд-Ярд и в Управление британских аэропортов вызвал некоторую долю недоумения и встречный вопрос: а чем, собственно, вызван интерес к подобного рода делам?

"В открытую мы такие вопросы не обсуждаем. Соответственно, никакой информации относительно возможных действий в чрезвычайной ситуации подобного рода для прессы мы не даем", - заявили мне. И добавили: "Мы будем весьма удивлены, если вам где-то удастся получить эту информацию".

Что ж, строжайшую секретность в такого рода делах объяснить в принципе нетрудно.Тем паче что не так давно здешним службам безопасности уже довелось пережить пренеприятнейший инцидент, когда сверхсекретное досье обеспечения безопасности аэропорта Хитроу, разработанное спецподразделением Скотленд-Ярда СО-18, было найдено валяющимся на обочине дороги. Потеря документов, среди которых был план размещения снайперов антитеррористических подразделений на крышах зданий аэропорта, карты и фотографии всей схемы его охраны, аукнулась службам безопасности тяжелой головной болью, потому что все позиции этого плана пришлось переписывать из опасения, что досье успело побывать в чужих руках.

Когда после событий 11 сентября мне довелось беседовать с директором службы безопасности Управления британских аэропортов Ианом Хатчисоном, он определенно дал понять, что есть вопросы, которые не будут подлежать обсуждению, и что информацию о ряде проблем, касающихся безопасности полетов, он "не продал бы журналистам ни на каких условиях".

...над Италией...

Только один-единственный инцидент, имеющий отношение к похоронам усопшего понтифика, случился в "вечном городе", да и то уже после того, как на площади Святого Петра завершилась траурная церемония.

Итальянские секретные службы получили сообщение, что, возможно, на борту самолета, только что взявшего курс на Белград с делегацией Сербии и Черногории, находится взрывное устройство.

Немедленно с военно-воздушной базы в воздух был поднят самолет-перехватчик итальянских ВВС. Истребитель нагнал лайнер и приказал приземлиться на военно-воздушной базе Пратика ди Маре. Лайнер незамедлительно выполнил команду. На базе его уже ждала антитеррористическая команда. Самолет подвергли тщательной проверке. Взрывного устройства не обнаружили.

В дни прощания с Иоанном Павлом II и его похорон Италия приняла чрезвычайные меры безопасности. Итальянские власти блестяще справились со стоявшими перед ними сложными проблемами.

Особое внимание было уделено военно-воздушной базе под Римом в местечке Пратика ди Маре. Именно на эту базу прибыли около трех десятков зарубежных делегаций. В соответствии с антитеррористическом планом "Юпитер" на базе со среды по субботу включительно была объявлена "тревога последней степени". Вокруг базы дополнительно разместились две батареи ракет класса "земля - воздух". Под особую охрану была взята зона радиусом 62 километра с центром в Ватикане и высотой до 6,5 километра. Внутри этой зоны была выделена зона повышенной опасности. Эта последняя была ограничена радиусом в девять километров и без ограничения по высоте. Ракетная защита была продублирована истребителями, вертолетами и даже беспилотными самолетами, готовыми по первому сигналу взлететь в воздух за несколько секунд. НАТО предоставило Италии "летающий радар" АВАКС.

В целом охрана воздушного пространства была возложена на "оперативное командование ВВС Италии". Только его командующий, и никто больше, мог принять решение сбить подозрительный самолет. Об этом решении ему надлежало информировать министра обороны Италии. Тот мог своей властью отменить его.

...над Америкой

Крупный скандал может разгореться между США и Нидерландами. Американские власти запретили самолету нидерландской авиакомпании КЛМ войти в воздушное пространство США.

Причина - нахождение на борту двух пассажиров, которых американские власти считают нежелательными персонами, сообщил представитель КЛМ Барт Костер.

Лайнер следовал из Амстердама в Мексику с 278 пассажирами на борту. При подлете к США со стороны Канады американская диспетчерская служба сообщила командиру экипажа, что самолету отказано во входе в американское воздушное пространство.

Дозаправиться и облететь стороной территорию США оказалось невозможно. Поэтому экипаж был вынужден развернуться и отправиться назад в Амстердам.

По словам представителя КЛМ, авиакомпания в принципе всегда проверяет список пассажиров на предмет присутствия нежелательных лиц. Но, по-видимому, информация, которой располагала голландская сторона, не совпала с информацией, находившейся в распоряжении американцев.

Вызвавших подозрение у властей США пассажиров в Амстердаме никто задерживать не стал. Поскольку, по мнению нидерландских органов юстиции и полиции, для этого не оказалось никаких оснований.

О личностях этих пассажиров и их гражданстве ничего не сообщается.

Александр Зорин, Николай Паклин, Ольга Дмитриева



Эксклюзив
22.04.2024
Андрей Соколов
Кто стоит за спиной «московских студентов», атаковавших русского философа
Фоторепортаж
22.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В подземном музее парка «Зарядье» проходит выставка «Русский сад»


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.

** Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.