Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 февраля 2024
Отважный Хинштейн

Отважный Хинштейн

Максим Соколов
12.07.2005

Зачем генпрокуратура возбудила дело против бывшего премьера Михаила Касьянова (после бывшего предсовнаркома Александра Рыкова, оказавшегося врагом народа, это - первый такой опыт в отечественной истории), очевидно и малым детям. Все в открытую указывают, что дело не в даче (с каковой дачей, кстати, еще далеко не все понятно - нет уверенности, что искусный переговорщик Касьянов так грубо подставился, и может выйти так, что по форме все правильно), а в политическом честолюбии. Хотя бы и умеренном. То есть утверждается норма, согласно которой политический класс пребывает в положении лиц условно осужденных. В случае нового нарушения старые грехи припоминаются и вместо условного наказания получается безусловное. Разница лишь в том, что в УК под новым нарушением подразумевается деяние, кодексом также предусмотренное. Был условно осужден за приватизацию дачи, а затем набил кому-нибудь морду или уклонился от налогов - получи и за новое деяние, и за прежнее. В нашем же случае механизм приводится в действие, когда условно осужденный уклоняется от чисто растительного существования и демонстрирует политические амбиции. Хотя в УК нет статьи "Политическое честолюбие", конвертация прежнего условного срока в безусловный происходит по той же вышеописанной модели - как если бы такая статья была.

Все до боли просто и ясно, не ясна лишь побочная деталь - зачем тут Хинштейн, по смелому сигналу которого все дело и завертелось.

Люди, хоть немного находящиеся в проблеме, превосходно знают, что такое Хинштейн (alias капитан Матвеев) и какое госучреждение передает ему для публикации смелые гражданственные разоблачения. Реакция (причем никак не зависящая от того, кто как относится к Касьянову или иному объекту разоблачения) на профессиональный подвиг журналиста может быть только одна - и притом адресованная никак не смелому журналисту (сливной бачок есть существо неодушевленное, чего с ним разговаривать), а органам прокуратуры. "Хотите сажать - сажайте, ваша сила, ваша воля, ваша власть, но Хинштейн-то зачем? Зачем эти неуклюжие спектакли, никого не обманывающие?". Надобность в журналисте наличествовала бы только в том случае, если бы закон не позволял возбуждать дело без газетного сигнала. Тогда, конечно, разоблачительная статья Хинкина или Минштейна была бы необходимым условием. Но закон позволяет.

Если речь идет о поднятии гнева масс, совершенно не находящихся в проблеме, то и здесь нет никакой надобности в Хинштейне. Известие об уголовном деле против столь высокопоставленного в недавнем прошлом вельможи, т.е. о начавшейся расправе царя с изменниками-боярами, само по себе обладает столь большой силой (а для определенной части аудитории - и великим духоподъемным действием), что сам Хинштейн тут тоже никому не интересен. Вычтем его из ситуации вообще и предположим, что прокуратура не осуществляла бы кружной документооборот по маршруту "Поварская - Хинштейн - Поварская", а запустила бы дело сразу по собственному почину - что бы изменилось? В случае лично с Хинштейном, возможно, имела бы место упущенная выгода (хотя что государству до его выгод?), но в смысле поднятия гнева не изменилось бы ничего.

Налицо, казалось бы, сугубая избыточность - усложняющее общую схему использование устаревшего сливного бачка без какой бы то ни было технической в том надобности.

Однако, надобность есть, ибо сегодня Хинштейн задействован не столько в качестве отважного расследователя - такими баснями давно уже никого не кормят, - сколько в качестве властного рупора, который, ведя себя, как лицо уполномоченное, запугивает М.М. Касьянова и ставит ему условия. Не довольствуясь практическими указаниями о том, как надлежит вести следствие - "Я жду от Генпрокуратуры... массированного производства допросов и очных ставок и предъявления обвинения минимум по трем статьям УК... С депутатским запросом я передал (вернул. - М.С.) в Генпрокуратуру более 100 листов различных документов. На первом этапе они полностью обеспечены всем", - он и прямо разъясняет бывшему премьеру его перспективы. Если он вернется из-за границы - тогда три года условно, если не вернется - преследование по линии Интерпола.

Вероятно, в этом и суть. До сих в политическом обычае бывший премьер (тем более такой достаточно долголетний и успешный, как Касьянов) считался нерядовой фигурой, с которой - даже в случае возникновения взаимно неприятных проблем - подобает общаться с сохранением известного этикета. Когда угрозы и условия - и притом публично - озвучивает не персона, сколь-нибудь равная по рангу и сословному положению, но человек с совершенно определенной репутацией, это есть акт демонстративного опущения. Для этого здесь Хинштейн и нужен, потому что чем хуже репутация человека, которому поручили опускать бывшего вельможу - тем лучше. С точки зрения устроителей шельмования. Ср. у Александра Солженицына бутырскую сцену, когда у него и его соэтапника Валентина малолетки спокойно раскурочили вещмешок - "Смешно елозя ногами, мы поднимаемся задами из-под нар. Почему же сейчас я не схвачу одну из этих человеко-крыс и не терзану ее розовой мордой о черный асфальт?". Потому же. Потому что на нарах сидят взрослые воры, пославшие крыс с розовыми мордочками. Так переламывается воля. Предварительное унижение - очень действенный прием.

С одним только маленьким уточнением. В рамках демонстративного опущения конкретного Михаила Михаиловича Касьянова - возможно, эффективный. В рамках общих политических нравов, где в порядке вещей делается использование Хинштейна, как персоны, открыто и по властному праву выставляющей условия бывшему второму лицу государства, - это прием, демонстрирующий всю меру уважения нашей власти к своим же государственным институтам и к своему же политическому классу. Бывает, что первому министру отрубают голову на эшафоте - вельможный статус от этого не утрачивается. Устроение публичных забав с Хинштейном - признак того, что политического класса в России нет и все, кроме первого лица, равны в своей возможности быть демонстративно опущенными. Свободная страна свободных людей.



Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..