Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
5 февраля 2023
От Фаллуджи до Ливана?

От Фаллуджи до Ливана?

Шамсудин Мамаев
19.11.2004

Уже через три дня после победы Джорджа Буша на президентских выборах в США и не дожидаясь окончания священного месяца рамадана, премьер-министр Ирака Айад Аллави ввел осадное положение в суннитском треугольнике и на шиитском юге Ирака сроком на 60 дней. А главное, он распорядился начать штурм Фаллуджи - небольшого (300 тыс. жителей) суннитского городка, ставшего базой как для местных повстанцев, так и для аль-каидовских террористов Абу Мусаба аль-Заргави. За два дня боев американцы взяли под контроль три четверти территории городка. И особых сомнений в том, что они выиграют битву за Фаллуджу, ни у кого нет. Слишком несоразмерны силы: десять тысяч американских солдат и две тысячи иракских национальных гвардейцев при массированной поддержке авиации, артиллерии и бронетехники против нескольких тысяч легко вооруженных боевиков и террористов.

Эта операция - главный пункт мероприятий по подготовке выборов в конституционное собрание Ирака, которые намечены на январь. Правительству и американцам необходимо к этому времени восстановить полный контроль над всей территорией страны. Однако результат может быть и обратным. Как заметила одна американская газета, "представьте себе, что Цинциннати, Огайо, городок размером с Фаллуджу, будет разрушен за десять недель до выборов. Ведь после этого выборы не будут иметь никакого смысла".

Предупреждение Аннана начинает сбываться

За организацию январских выборов в Ираке отвечает ООН. Еще 29 октября генеральный секретарь этой организации Кофи Аннан направил главам США, Великобритании и Ирака письмо, речь в котором шла о том, что на штурм города и его неизбежное разрушение бомбардировками суннитская община Ирака может ответить бойкотом выборов. Комиссар ЕС по внешней политике Хавьер Солана даже выразил сомнение в возможности проведения выборов в январе. Однако в ответ премьер Айад Аллави и иракский посол в ООН Самир Сумайдаи заявили, что Багдад не может позволить террористам приобрести право вето в процессе демократизации Ирака. Штурм Фаллуджи, откуда аль-Заргави экспортирует террор по всей стране, является "наименее разрушительной и наименее опасной" альтернативой для восстановления порядка в городе, который управляется "по-талибански".

Фаллуджа давно готовилась к этому штурму. Поскольку же почти четверть ее населения составляют семьи бывших офицеров саддамовской армии, а примерно треть состава ее боевиков - это "арабские братья" (так называют здесь иностранных моджахедов), то подготовились они к ней грамотно. Большинство населения и значительная часть террористов во главе с самим аль-Заргави ушли из города еще до штурма и развернули активную "асимметричную" войну за его пределами. В частности, из 14 американских пехотинцев, погибших в Ираке за первые два дня боев в Фаллудже, в самом городе пало лишь пять. Остальные же погибли в результате нападений в других городах страны. Значительно сильнее досталось иракским гвардейцам. Только в городе Бакуба они потеряли 45 человек.

Оставшиеся в Фаллудже боевики, учитывая подавляющее преимущество американской армии в огневой мощи, не стали вести позиционную оборону. Разбившись на небольшие мобильные отряды, они лишь обстреливают американских солдат из пустующих домов. Когда же в ответ американцы начинают расстреливать эти дома танками, артиллерией или авиаударами, они тут же сбегают.

Конечный результат операции в Фаллудже можно предвидеть, имея перед собой пример проведенной месяц назад зачистки Самарры. После захвата города американцы передали его временному правительству Ирака. Стоило же правительству разместить здесь части национальной гвардии, набранные в Багдаде и на шиитском юге страны, как между ними и местной милицией начались стычки. А ушедшие в подполье террористы вновь быстро набрали силу: буквально за день до введения Айадом Аллави осадного положения террористы одновременно взорвали здесь четыре полицейских участка - 33 человека погибли, еще 48, включая местного шефа полиции, ранены.

Однако Фаллуджа имеет для иракцев и всего арабского мира большое политическое значение. Исламская партия Ирака, представляющая в правительственной коалиции интересы мусульман-суннитов, уже объявила о своем выходе из нее. Открытыми противниками штурма Фаллуджи были также шейх Мухаммад аль-Файдхи, глава влиятельнейшей ассоциации мусульманских ученых, и даже сам президент Ирака Гази аль-Явер, глава одного из суннитских кланов Ирака. Первый уже потребовал от мусульман не участвовать в зачистках суннитских городов - во многом отсюда и высокий уровень дезертирства среди суннитов в частях иракской национальной гвардии. И если теперь Гази аль-Явер подаст в отставку, как он уже обещал поступить во время апрельской зачистки Фаллуджи, то суннитская община наверняка откажется участвовать в выборах. Кумулятивный же политический эффект подобного бойкота может привести к фактическому развалу страны - таков, как представляется, скрытый смысл предупреждения Аннана. Ведь в Ираке именно суннитская община всегда была гарантом единства страны - ее территория обеспечивает связь между курдской автономией и шиитским югом, а ее элита всегда строила и возглавляла вертикаль власти.

Неоконы и ООН на расходящихся курсах

Главным и принципиальным противником подобных взглядов, как и всего "устаревшего" менталитета ООН, в американской администрации всегда была команда вице-президента Дика Чейни. В частности, эта команда была и остается убежденным сторонником штурма Фаллуджи, штурма любой ценой. Ибо, как пишет журнал Weekly Standart, "уничтожение Фаллуджи как цитадели восстания важно не только для Ирака, но и в контексте более широкой войны на Ближнем Востоке. Уход из Фаллуджи в апреле был не просто тактическим отступлением, он был стратегическим поражением. Поэтому, несмотря на все потери, включая гражданское население, эта битва должна завершиться победой американского и иракского оружия. Даже если Абу Мусаб аль-Заргави или любой другой известный террорист, возможно, уже сбежали. Успешная кампания в суннитском треугольнике сделает очень многое для будущих выборов в Ираке".

Неоконы хотели бы, чтобы власть в Багдаде перешла в руки шиитов, но не их религиозных лидеров, а "проамерикански настроенных демократов", которые способны свергнуть теократический режим и в соседнем Иране. Именно поэтому они являются яростными сторонниками как разгрома "фундаменталистской цитадели" в Фаллудже, так и проведения январских выборов - любой ценой, возможно, даже рискуя развалить Ирак.

Стоит еще отметить, что фаворитом неоконов изначально был не Айад Аллави, а другой шиитский политик - Ахмад Чалаби. Однако его проект создания в Ираке "маяка демократии" явно провалился. Во-первых, вряд ли какой-либо мусульманский народ в здравом уме захочет сейчас внедрять у себя иракскую модель демократии. Во-вторых, иранские реформаторы, на которых был рассчитан этот проект, уже практически без боя дали оттеснить себя от власти. Так что в последний момент, при восстановлении суверенитета Ирака, "реалисты" из ЦРУ взяли верх над неоконами из Пентагона: обвинив Чалаби в предосудительных контактах с Тегераном, ЦРУ привело к власти в Багдаде своего человека в лице Айада Аллави. В свое время он бежал на Запад и, натасканный в МИ-6 и ЦРУ, лично вел террористическую борьбу с режимом Саддама Хусейна. "Аллави понимает, чего хотят американцы, и пока мы с нашими войсками и миллиардами стоим за ним, он, возможно, способен обеспечить это. Но давайте не будем притворяться, что он начинающий демократ. Это будущий диктатор. Его работа в том, чтобы обеспечить какой-то порядок в нынешнем хаосе. Военное положение, безжалостные репрессии, что угодно. С американской огневой мощью за спиной он готов на все", - написал по случаю прихода Аллави к власти Newsweek. Журнал оказался прав: нынешние события в Фаллудже доказывают это.

Америку, стоящую за спиной иракского премьера, представляет сейчас посол Джон Негропонте, один из самых заслуженных ветеранов холодной войны. Звездный час его наступил в первое президентство Рональда Рейгана: в 1981 году его "бросили на передовую" в Центральной Америке - отправили послом в Гондурас. В то время, сразу после победы сандинистской революции в Никарагуа, Вашингтон всерьез опасался, что следующей костяшкой домино может стать Сальвадор. Роль чистильщика сыграл как раз Негропонте: используя Гондурас как базу, он организовал движение контрас и руководил им в войне против как сальвадорских повстанцев, так и левого правительства Никарагуа. Другими словами, Негропонте идеально подходит для проведения в Ираке стратегии "встречного боя" против иранских "стражей исламской революции", которые тайно спонсируют шиитскую "армию Махди" в Ираке.

В октябре Айаду Аллави удалось с помощью американских войск и Великого аятоллы шиитов Али аль-Систани заставить боевиков этой армии прекратить восстание. Но Иран по-прежнему остается "первым врагом Ирака", считает новый министр обороны Ирака Хазим Шалан. "Они взяли под свой контроль наши старые пограничные посты, засылают шпионов и саботажников и проникли даже в правительство, включая министерство обороны. Мы тоже можем послать смерть на тегеранские улицы, как это делают они с нами. Но мы демократия, мы этого не можем, однако если мой народ скажет: ’Сделай это!’, то я сделаю это", - пригрозил он Тегерану. Но для этого Айад Аллави должен вначале стать легитимным лидером иракского народа - на худой конец, хотя бы для иракских шиитов. Именно поэтому он должен любой ценой провести уже давно согласованные Вашингтоном с Великим аятоллой шиитов аль-Систани выборы и поменять свой мандат от американской оккупационной администрации на мандат иракского парламента.

Центральный вопрос

Однако центральным вопросом в процессе любого ближневосточного урегулирования всегда была и остается проблема арабо-израильской конфронтации вокруг Палестины - и сейчас, после смерти Ясира Арафата, она неизбежно вновь выходит на первый план. Эта смерть автоматически лишает израильского премьера Ариэля Шарона его главного аргумента против переговоров с палестинцами - того, что нынешний глава Палестинской автономии спонсирует терроризм и переговоры с ним бесполезны. Английский премьер Тони Блэр уже заявил, что для всего мира размораживание ближневосточного мирного процесса является сейчас самой неотложной политической задачей, и понятно, что Джордж Буш не может игнорировать мнение своего ближайшего союзника. "Я думаю, что для наших друзей израильтян очень важно иметь на своей границе мирное палестинское государство", - согласился он с английским премьером. Однако, с учетом проблем Шарона даже с собственной партией, последнее утверждение Буша кажется весьма проблематичным. Ведь "ликудники" отказались утвердить вывод восьми тысяч израильских поселенцев с территории сектора Газа, даже когда Дов Вайсгласс, бывший глава администрации Ариэля Шарона, согласовывавший этот план в Вашингтоне, разъяснил им, что в качестве компенсации Израиль сможет сохранить как минимум 190 из 240 тысяч израильских поселенцев на Западном берегу реки Иордан.

"Мирный процесс - это создание палестинского государства со всем сопутствующим риском. Мирный процесс - это эвакуация поселений. Это возврат беженцев, это раздел Иерусалима. Но то, о чем я на деле договорился с американцами, означает, что часть поселений не будет тронута вообще, а все остальное не состоится до тех пор, пока палестинцы не превратятся в финнов", - заявил Вайсгласс. Так что план Шарона фактически замораживает мирный процесс - "поставляет необходимое количество формалина, чтобы не допустить политического процесса, создания палестинского государства и дискуссий о возврате беженцев, обсуждения границ и статуса Иерусалима". И главное, подчеркнул Вайсгласс, что все это делается по согласованию с Вашингтоном - "с президентского одобрения и после ратификации двумя палатами конгресса США". Действительно, Джордж Буш уже одобрил план Шарона, а палата представителей конгресса поддержала ее 407 голосами против 9. Причем резолюция палаты тоже прозрачно намекает, что "ввиду сложившихся реальностей" арабам не стоит возлагать слишком большие надежды на полную эвакуацию израильских населенных пунктов на Западном берегу. Так что, если верить Вайсглассу, израильтянам остается лишь дождаться удобного момента для легитимизации своей новой границы вдоль строящейся на палестинской территории защитной стены. Характерно, что Белый дом никак не прокомментировал эти разъяснения бывшего израильского переговорщика. Хотя они, безусловно, никак не могут помочь размораживанию мирного процесса.

На первый взгляд возможная санкция президента и конгресса США на аннексию Израилем палестинских земель кажется противоречащей здравому смыслу - она неизбежно вызовет в арабском мире, говоря словами президента Египта Хосни Мубарака, "невиданную ненависть к американцам" и поставит под угрозу международные правила игры. Так что Евросоюз и ООН уже дали ясно понять, что не станут легитимизировать этот захват. Палестинский вопрос является самым главным источником ненависти мусульманского мира к США и не позволяет Западу добиться прорыва в войне с террором - примерно таков основной тезис как европейца Блэра, так и всей "ооновской ментальности". Однако логика неоконов такова, что их базовый тезис, сформулированный Ричардом Перлом с командой для израильского премьера Беньямина Нетаньяху в известном меморандуме "A Clean Break: A New Strategy for Securing the Realm" еще в 1996 году, заключается в том, что территориальные притязания израильтян оправданы всей их двухтысячелетней историей, поэтому переговоры с палестинцами на основе принципа "мир в обмен на землю" лишь деморализует их волю. Соответственно, в Белом доме и конгрессе сейчас действительно есть очень влиятельные силы, которые могли предложить подобную сделку Вайсглассу. Более того, меморандум утверждал, что Израиль должен отказаться от переговоров по этому принципу и насчет Голанских высот, захваченных им у Сирии, и при этом окончательно устранить все еще сохраняющуюся угрозу на его северной границе. "Сирия бросает вызов Израилю на земле Ливана. Эффективный подход, с которым вполне может солидаризироваться и Америка, заключается в том, чтобы Израиль захватил стратегическую инициативу на своих северных границах против ’Хезболлы’, Сирии и Ирана как главных агентов агрессии в Ливане", - утверждалось в этом документе.

Второго сентября этого года Совет Безопасности ООН по предложению США и Франции принял резолюцию, в которой потребовал вывода всех иностранных войск с территории Ливана и роспуска местных милицейских подразделений. В первую очередь это означает требование вывода сирийских войск и роспуск вооруженных отрядов "Хезболлы". Через месяц, в октябре, генеральный секретарь ООН Кофи Аннан констатировал, что Сирия так и не вывела свои войска из Ливана, и потребовал от Дамаска предоставить график их вывода. В то время как от Бейрута Кофи Аннан потребовал аналогичного графика по разоружению всех милицейских формирований на его территории. Параллельно, за день до заседания Совбеза ООН по докладу Кофи Аннана, "Аль-Джазира" показала новое, третье, видео Усамы бен Ладена. Где он, обращаясь к "американскому народу", впервые взял на себя ответственность за теракты 11 сентября и предался воспоминаниям о том, что побудило его к этому американское и израильское вторжение в Ливан. "Когда я увидел разрушенные дома в Ливане, мне пришла в голову мысль наказать угнетателя точно таким же образом", - сказал он.



Эксклюзив
30.01.2023
Николай Андреев
Фонд Сахарова признан нежелательной организацией.
Фоторепортаж
30.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Историческом музее в Москве проходит выставка, посвящённая Транссибу.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..