Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
12 апреля 2024
Никто не хочет больше никакого «ЮКОСа»

Никто не хочет больше никакого «ЮКОСа»

Антон Антонов
31.03.2005

В минувший вторник помощник президента Игорь Шувалов приоткрыл завесу тайны относительно причин похода государства на «ЮКОС». Это было «показательным примером для других компаний, использующих схемы минимизации налогов», признался кремлевский чиновник, выступая на конференции «Экономическая ситуация и инвестиционный климат в России». Ничего нового чиновник не сказал, он лишь озвучил то, о чем многие давно догадывались. Эти слова лишь породили большие сомнения в справедливости остальной части выступления господина Шувалова - о неизменности либерального курса властей.

Показательное выступление

Слова о показательном «деле ЮКОСа» подкрепленные следующим заявлением Игоря Шувалова: «Если бы не ЮКОС, то появилась бы другая компания, которая должна была ответить, каким образом она использует схемы, не платит налоги в бюджет, и, таким образом, государство оказывается ограничено в исполнении своих социальных обязательств», вызвали необходимый резонанс в российских и западных СМИ, в отечественных деловых кругах и западном бизнес-сообществе. Внимание к этому заявлению было привлечено.

Не осталось без внимания и другое высказывание кремлевского чиновника: «Никто не хочет больше никакого «ЮКОСа», но если это потребуется для того, чтобы заставить платить налоги, правительство пойдет на это, даже если пострадает его имидж». При этом он пообещал исправить последствия дела «ЮКОСа». «Российская экономическая и политическая система развивается по либеральному курсу, и мы будем это доказывать», – тем не менее утверждал помощник президента.

Мнения наблюдателей разнятся. Высказывание помощника Владимира Путина о том, что «российская экономическая и политическая системы развиваются по либеральному курсу», вызвало у некоторых большие сомнения. Ни о какой либерализации не может быть и речи, пока налоговая система будет избирательна в своих пристрастиях и служить инструментом власти для давления на отдельные компании. Другие оценили это заявление как ход в сторону примирения с бизнесом и предложение ему неких новых правил игры. Существует также мнение, что выступление Шувалова – это предостережение предпринимателям накануне подготовки к избирательной кампании 2008 года.

Пока же с определенной долей уверенности можно говорить лишь о том, что заявление чиновника о деле ЮКОСА как о показательном уроке, не более чем подтверждение той версии уничтожения империи Михаила Ходорковского, о которой все догадывались. Еще в мае прошлого года неназванный член Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) прямо заявлял «Московским новостям»: «Для крупного бизнеса история с Ходорковским – проверка на классовую консолидированность. Увы, проверку мы не выдержали. Мы понимали, что рано или поздно в назидание всем кого-то обязательно посадят. Когда пришли за Мишей, многие облегченно вздохнули».

«МН» писали тогда: «Рассказывают, что первоначально на роль жертвы был намечен хозяин «Русала» Олег Дерипаска. По всем показателям идеальная фигура для посадки: «семейный» (Дерипаска женат на дочери Валентина Юмашева), несговорчивый, агрессивный, да и Запад не стал бы выступать в его защиту. Уже в прокуратуре стряхнули пыль со старых дел, в которых фигурировал алюминиевый король, но Дерипаска, задействовав родственные связи, сумел себя обезопасить».

Некоторые считают, что судьба Михаила Ходорковского была решена еще в феврале прошлого года на встрече президента с бюро РСПП, когда он обратил внимание президента на то, что сделка по «Северной нефти», в которой участвовала компания «Роснефть», была проведена с махинациями. «Путин не мог простить того, что кто-то указывает ему на непорядки в государстве. Это была та черта, за которую нельзя было переходить», – убежденно говорил тогда один из участников встречи.

Другие наблюдатели имеют на этот счет иное мнение. Политический журнал (30 августа 2004 года) сообщал, что начало процессу, который привел к «делу ЮКОСа», положило соглашение об «энергетическом диалоге», подписанное 24 мая 2002 года в Москве президентами России и США. Михаил Ходорковский решил взять на себя роль лидера в этом процессе «энергетического диалога». В июне в Штатах Ходорковский заявил о сильной недооценке российского нефтяного потенциала, прозрачно намекнув на то, что Россия могла бы заменить Вашингтону Саудовскую Аравию: дайте только деньги и время. России «придется стать младшим партнером Соединенных Штатов», согласился Ходорковский, выразив уверенность, что как президентская администрация, так и региональная элита России понимают эту необходимость. «И уже с начала следующего года Михаил Ходорковский наряду с покупкой «Сибнефти» стал – по примеру Бориса Березовского, своего предшественника по «большой игре» вокруг каспийской нефти – нагнетать политическое давление на Кремль и даже приступил к финансированию политических партий во имя создания парламентски ответственного правительства, – сообщал «Политжурнал». – Но, увы, фатально недооценил своих противников: американский блицкриг в Ираке, проведенный вопреки воле ООН, объединил «чекистскую» фракцию администрации не только с «патриотическими силами» оппозиции, но и с самим президентом… А через десять дней вышел и доклад Совета по национальной стратегии о подготовке олигархического переворота в стране».

Самые популярные версии причин начала кампании против Михаила Ходорковского и НК «ЮКОС»

Политические:

Наступление на политического конкурента

The Washington Post (7 февраля 2005 года): «И в Вашингтоне, и в Москве «дело Ходорковского» считают политическим наступлением Кремля на конкурента. Будучи самым богатым в России человеком и главой крупнейшей российской нефтяной компании ЮКОС, Ходорковский вызвал гнев Кремля, финансируя оппозиционные партии и продвигая собственные политические идеи...».

Народ хочет разобраться олигархами

Марина Ходорковская, мать опального экс-главы НК «ЮКОС» (Daily Telegraph, 2004): «Михаил не собирался никому лизать сапоги. Он очень независимая личность. Он честно говорил о коррупции, и президенту это не понравилось. И кто-то еще сказал Путину, что он претендует на его место - что, конечно же, неправда, но он этому поверил». В октябре 2004 года Марина Ходорковская говорила корреспонденту «Известий»: «Он (Ходорковский – прим. «Столетия») понимает, что Путин будет у власти, пока этого хотят люди. И понимает, что таких, как он, будут разорять и сажать до тех пор, пока большинство людей этого хочет. Он понимает, что не он последний. Он видит, что власть делает очень серьезные ошибки, но понимает, что все это потому, что люди хотят, чтобы было именно так».

Перестройка российского общества по западному образцу

Neue Zeurcher Zeitung (2004): «Политические причины ареста Михаила Ходорковского. Еще до ареста Ходорковского были различные признаки, свидетельствующие о том, что он все больше вынашивал политические амбиции и, используя свои немаленькие финансовые возможности, лоббировал собственные интересы. Похоже, что он хотел увеличения влияния экономики и установления ее примата над политикой. Кроме того, перед своим арестом Ходорковский выступал за перестройку российского общества по западному образцу и поддерживал тесные отношения с американцами. Тем самым он вызвал в Кремле к себе недоверие. Похоже, что самоуверенные выступления Ходорковского все сильнее беспокоили российского президента Путина».

«ЮКОС» мешал

Одна из учениц лицея для детей-инвалидов в подмосковном Коралове, финансируемого НК «ЮКОС», 12-летняя Анна Дорофеева (The Sunday Telegraph, 2004): «Я думаю, что Михаил Борисович не сделал ничего плохого. Один человек сказал мне, что «ЮКОС» стоял у кого-то на пути. Но я не знаю, кому он мог помешать».

Экономические

Обеспечение государственных интересов

Президент России Владимир Путин о ситуации с продаже дочернего предприятия «ЮКОСа» – «Юганскнефтегаза» – предприятию, которое контролируется «Роснефтью» (23 декабря 2004 года): «Госкомпания, как и другие участники рынка, имеет на это право… Все вы прекрасно знаете, как проходила приватизация в начале 90-х годов, и тогда, используя уловки и нарушая правила и нормы действующего законодательства, некоторые компании получали многомиллиардную государственную собственность. Сейчас государство, используя абсолютно рыночные механизмы, обеспечивает свои интересы».

ЮКОС мешает развитию конкуренции

Премьер-министр Михаил Фрадков: Некоторые аспекты «дела ЮКОСа» связаны, в том числе, с отсутствием справедливых условий конкуренции. В России необходимо создавать конкурентную среду. Ее отсутствие создает условия для коррупции.

Кризис «ЮКОСа» приносит русским огромные прибыли

Die Presse (2004): «Русские со знанием дела разжигают кризис вокруг «ЮКОСа» и на этом зарабатывают огромные суммы. Поскольку концерну, который добывает столько же нефти, сколько и Ливия, угрожает уготованный политиками развал (что, соответственно, приведет к радикальному сокращению экспорта), цены за нефть на мировом рынке растут рекордными темпами. На этом зарабатывают другие российские нефтяные компании, газовые концерны (поскольку цены на природный газ связаны с котировками нефти), также по большей части государственные, и российское министерство финансов. Если ЮКОС все же пойдет с молотка, Москва на этом, скорее всего, опять погреет руки».

По версии этого издания, на московской бирже инсайдеры, в частности, представители политической верхушки, без всякого стыда зарабатывают баснословные деньги, спекулируя на акциях «ЮКОСа».

Начало пересмотра итогов приватизации

Neue Zeurcher Zeitung (2004): Ходорковский, выходец из иных кругов, возвысился над теми, кто пришел в Кремль вместе с Путиным. Говорят, он считал себя достаточно могущественным для того, чтобы отказаться удовлетворять финансовые запросы представителей нового режима… Когда незадолго до его ареста стало понятно, что Ходорковский собирается включить в состав своей империи американский нефтяной концерн, сделав тем самым ЮКОС малодоступным для политических атак, определенные круги испугались за возможность обеспечить себе упущенный прежде кусок пирога, который еще можно было получить от приватизации. Поэтому арест Ходорковского был не только политическим решением, но и началом как минимум частичного пересмотра итогов приватизации девяностых годов.

Новая государственная нефтяная стратегия

Le Temps (10 августа 2004 года): За «делом ЮКОСа» просматриваются контуры реорганизации всей российской нефтяной промышленности… «Просто через десять лет после скандальной приватизации маятник качнулся в обратную сторону», – заявил изданию российский специалист, пожелавший остаться неназванным. «Это намек на обстоятельства, при которых Михаил Ходорковский приобрел ЮКОС: действуя в рамках схемы «займы в обмен на акции», пущенной в ход в середине 90-х годов при президенте Борисе Ельцине, он всего за 300 млн долларов приобрел одну из жемчужин нефтяной промышленности России. Это была ничтожная цена в глазах большинства россиян, которые считают Ходорковского «бандитом» и 30% которых, согласно последнему опросу, выступают за национализацию ЮКОСа. Однако, поскольку Владимир Путин обещал, что итоги приватизации пересмотрены не будут, «восстановление контроля» над ЮКОСом должно быть проведено более тонкими методами. Эта мера вписывается в более широкие рамки государственной нефтяной стратегии», - пишет Le Temps.

Путин готовит себе место во главе нового нефтегиганта

Это же издание приводит версию некоторых наблюдателей, утверждающих, что президент РФ рассматривает реструктуризацию ЮКОСа как промежуточный этап на пути к созданию совершенно новой государственной компании – российского нефтяного гиганта, который он сам смог бы возглавить в 2008 году, по истечении своего второго президентского срока.

Лояльность частных компаний к власти

Издание «Газета» в июле 2004 года обращала внимание на высказывание главы департамента финансовой политики Минфина Алексея Саватюгина. По его словам, в Минфине считают, что бизнесу «целесообразно» привлекать чиновников к управлению компаниями в качестве независимых директоров. Чиновник пояснил, что такие директоры будут истинно независимыми, так как за ними стоят «могущественные силы». Эксперты, опрошенные «Газетой», предупреждают, что идея может вылиться в институт чиновников-комиссаров, которые будут контролировать финансовые потоки частных компаний и следить за их лояльностью к власти.

Власть предлагает бизнесу новые правила игры

Андрей Илларионов в должности советника президента РФ по экономическим вопросам (29 декабря 2004 года) назвал «аферой года» аукцион по продаже акций «Юганскнефтегаза», дочернего предприятия «ЮКОСа», компании «Байкал Финанс Групп» и последовавший переход этих акций под контроль «Роснефти». По мнению советника, аферой можно также считать «все операции по объединению или разъединению «Роснефти» и «Газпрома». «Раньше мы такие операции наблюдали среди наперсточников, а теперь – среди чиновников. Когда началось «дело ЮКОСа», всем стало ясно, что изменены правила игры, и все задавались вопросом, какими они теперь будут. История четко показала, что правил игры нет, что они меняются в угоду конкретным людям», – объявил Илларионов.

Переход власти от олигархов к новой питерской элите

«Московские новости» (24 декабря 2004 года): «Между тем за запутанными комбинациями лежит простой и ясный интерес. Именно сейчас, после выхода «Роснефти» из тени, он стал окончательно понятен. С самого начала «дела ЮКОСа» большинство экспертов утверждало (о том же писали и «МН»), что за атакой на империю Ходорковского стоит «Роснефть» и ее глава Сергей Богданчиков. А идеологом экспроприации активов «ЮКОСа» является видный кремлевский силовик Игорь Сечин - по совместительству председатель совета директоров «Роснефти». Сегодня становится абсолютно понятно: движущей силой процесса изначально был банальный передел собственности - от олигархата 90-х годов к новой питерской элите. А склонить на свою сторону президента Путина Сечин с Богданчиковым, очевидно, смогли, сыграв на якобы имеющихся политических амбициях Ходорковского. Все остальные повороты сюжета - лишь производные от его главной составляющей».

Битва за «ЮКОС»

Разворачивается новая битва, на этот раз внутри стен Кремля – за обладание останками «ЮКОСа», писал в марте этого года журнал Business Week (март 2005 года). «Именно таким образом кремленологи истолковывают странные события начала марта, когда две российские государственные компании, «Газпром» и «Роснефть», начали спорить на публике по поводу деталей процедуры слияния этих компаний, и это слияние стало неоднократно откладываться на более поздние сроки. На самом деле руководители этих двух компаний являются доверенными лицами людей из кремлевского окружения Путина, которые входят в группы, соперничающие друг с другом, говорят наблюдатели… Одну из таких групп возглавляет глава президентской администрации Дмитрий Медведев, во главе другой группы – заместитель Медведева Игорь Сечин. Каждый из этих двух высокопоставленных чиновников хотел бы видеть себя председателем Совета директоров нового нефтяного и газового «чудища», которое будет создано путем слияния «Газпрома» и «Роснефти».

Эти две группы исповедуют два политико-экономических курса. Сторонниками жесткого курса «МН» в мае прошлого года отнесли Владимира Устинова, Николая Патрушева, Игоря Сечина и Виктора Иванова. Они исходят из того, что необходимо перекроить рынок, а также усилить государственный контроль, а вместе с ним и собственное влияние: передел планируется в пользу дружественных силовому крылу компаний, утверждала газета. Речь прежде всего шла о «Роснефти» Сергея Богданчикова. Издание даже приводило сведения о том, что в «Роснефти» уже скомплектовали команду топ-менеджеров, которая только и ждет сигнала, чтобы заменить оказавшееся за решеткой и за рубежом руководство ЮКОСа.

К партии либералов «МН» причисляли Дмитрия Медведева, Владислава Суркова и Дмитрия Козака, выступает категорически против любой попытки перекроить экономическое пространство… Для кремлевских либералов выгоден иной сценарий: ослабление «ЮКОСа» и превращение его в союзника, с тем чтобы в дальнейшем с помощью нефтянки финансировать политические проекты.

Пока ясно, что, по крайне мере, первый раунд выиграл «Газпром». Об этом свидетельствует и последнее заявление Игоря Шувалова, который, говоря о слиянии «Газпрома» с «Роснефтью», сослался на Владимира Путина: «У меня есть указание от моего непосредственного руководства, чтобы сделка была завершена, и она будет завершена в намеченные сроки». По словам Игоря Шувалова, этому не помешает даже "внутреннее сопротивление в компаниях", и «Роснефть» будет поглощена «в том или ином виде «Газпромом». Крайний срок – июль 2005 года.

Между тем это хотя и означает поражение «силовиков», но в принципе ничего не означает для развития экономики, поскольку, по мнению специалистов, между кремлевскими группами принципиальной разницы нет. Их работа идет в рамках одних и тех же процессов.

Грани.ру (23 декабря 2004 года) назвали эти процессы государственной корпоратизацией экономики, а общественную формацию – не капитализмом, а президентизмом. «Потому что в сложившейся ситуации в роли крупнейшей промышленной корпорации, ничего не производящей, но активно занимающейся бизнесом, выступает президентская администрация, в противоборстве между чиновниками которой и решаются судьбы российской экономики. Президент при этом превращается в арбитра по отношению к соперничающим группировкам в собственном окружении, который гарантирует неприменение грубой силы и сохранение полученной неправым путем собственности в руках захватчика. Бизнесом в стране с подобной экономикой заниматься совершенно бесперспективно… Олигархов теперь назначают примерно по той же процедуре, как и представителей президента в федеральных округах… При хорошем поведении они могут получить в распоряжение самые лакомые кусочки экономического пирога и не беспокоиться о будущем… В приобретении того же предприятия («Юганскнефтегаза» – прим. «Столетия») «Роснефтью» прослеживается исключительно внутриадминистративная клановая борьба, не имеющая никакого отношения к экономике… Сам Владимир Путин назвал сегодня такую экономику «суперзабюрокраченной», в которой «чиновник решает все и вся»», отмечалось в публикации.

Как бы то ни было, пока понятно, что государство в этой клановой борьбе уже понесло и дальше будет нести потери. Банкротство «ЮКОСа», по самым приблизительным подсчетам «Новой газеты» внутри компании, обойдется государству в ближайшие годы в 90 млн тонн недобытой нефти, 18 млрд долларов недополученной выручки и 8 млрд долларов недоуплаченных налогов. Не говоря об ухудшении демократического имиджа России и ее инвестиционной привлекательности, об утраченных рабочих местах и потерях иностранных инвесторов в размере 6–7 млрд долларов.



Эксклюзив
08.04.2024
Максим Столетов
Западная «помощь» Украине достигла 266 млрд евро и продолжает расти
Фоторепортаж
12.04.2024
Подготовила Мария Максимова
В Государственном центральном музее современной истории России проходит выставка, посвященная республике


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..