Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
25 февраля 2024
Где ждать нового удара террористов?

Где ждать нового удара террористов?

Владимир Белоус
08.07.2005

Об авторе: Владимир Семенович Белоус - ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, член-корреспондент АВН, генерал-майор в отставке.

Вчерашняя серия террористических взрывов в Лондоне показала высокую уязвимость даже тех стран, где спецслужбы наиболее тщательным образом стремятся контролировать ситуацию. Происходит своеобразная трансформация терроризма в направлении осуществления широкомасштабных действий с использованием современных технических средств. Таким образом преступники стремятся вызвать массовые потери среди мирных граждан и разрушить важнейшие объекты социально-экономической инфраструктуры.

Возрастает уровень и разносторонность подготовки террористов, оснащения боевиков – зачастую религиозных фанатиков, способных на акты самопожертвования. Но особенно настораживает следующее: все чаще внимание главарей и идеологов терроризма привлекает оружие массового уничтожения. С их точки зрения, техногенные катастрофы в наибольшей степени способствуют запугиванию населения. Спецслужбы зафиксировали прямые попытки овладения экстремистами ядерным, химическим, радиологическим и биологическим оружием, а также проведения диверсий против потенциально опасных объектов.

Между тем группа весьма авторитетных американских ученых проанализировала состояние безопасности исследовательских ядерных реакторов и опубликовала соответствующий доклад в «Science and Global Security». Сделанные ими выводы весьма тревожны. Один из них состоит в том, что общее улучшение системы ядерной безопасности в настоящее время в гораздо меньшей мере коснулось исследовательских реакторов, которые находятся на территории более чем 40 стран. Столь серьезная озабоченность объясняется прежде всего тем, что данные реакторы являются основными невоенными потребителями высокообогащенного урана (ВОУ). Суммарный объем высокообогащенного урана, сконцентрированного в научных организациях, позволяет изготовить до одной тысячи боезарядов.

Как считают ученые, такая ситуация сложилась прежде всего в результате недооценки степени опасности исследовательских реакторов с точки зрения возможности совершения против них диверсий со стороны террористов.

Повышенное же внимание террористов к исследовательским реакторам связано не только с уязвимостью этих объектов, но и с возможными очень опасными последствиями диверсий. Экстремисты ставят задачу получить «большую грязную бомбу», которая осуществит выброс в окружающую среду радиоактивных материалов.

Классическим примером возможных последствий тяжелых аварий на объектах ядерной инфраструктуры является катастрофа на Чернобыльской АЭС. Разумеется, масштабы аварии на каком-либо исследовательском реакторе будут значительно меньше, однако и в этом случае в ее сферу может быть вовлечено немалое количество людей, подвергшихся ощутимому радиационному и особенно глубокому психологическому воздействию, на что и делается основная ставка.

Рассматривая реальность проведения диверсий против исследовательских реакторов, нужно обратить внимание на то обстоятельство, что в отличие от АЭС к ним обеспечивается доступ довольно широкого круга пользователей, а их относительная открытость для посещений сочетается с меньшим количеством и эффективностью проводимых мероприятий по обеспечению безопасности. К тому же исследовательские реакторы, как правило, располагаются в городской черте или вблизи университетских городков. В этом и заключается повышенная опасность возможных диверсий.

Причем ядерные научные центры могут подвергнуться одновременной атаке с нескольких сторон групп диверсантов, в том числе использующих тяжелые транспортные средства, загруженные взрывчатыми веществами, и к тому же опирающихся на содействие одного из работников персонала. Другой из возможных сценариев подобного диверсионного акта состоит в намерении группы террористов тайно разместить взрывное устройство (также при возможной помощи одного из сотрудников) вблизи активной зоны реактора и привести его в действие с дистанционного пульта. В результате взрыва в окружающую среду будет выброшено значительное количество радиоактивных материалов.

Специалисты указывают и на возможность использования террористами реактивного противотанкового оружия для нанесения удара по наиболее важным системам обеспечения безопасности реактора. В частности, на грузовике они могут разместить ракеты, которые будут запущены по реактору на дальности прямой видимости и выведут из строя его систему управления. Это может привести к отказу системы охлаждения объекта и возрастанию реактивности (интенсивности цепной ядерной реакции), в результате чего произойдет расплавление активной зоны реактора и выброс из него продуктов распада. Нельзя также исключить вероятность применения террористами-смертниками захваченного самолета с полными топливными баками для нанесения мощного удара по исследовательскому реактору.

По мнению ученых США, не в последнюю очередь на выбор террористами объекта удара повлияет и общий уровень культуры безопасности, характерный как для потенциальных объектов атаки, так и страны в целом. Очевидно, что чем более всесторонне отработана практика обеспечения безопасности на объекте с исследовательским реактором, тем менее привлекательной целью он будет являться для экстремистов.



Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..