Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
22 февраля 2024
Диктатура по-киевски

Диктатура по-киевски

Введение военного положения наглядно обнажило слабость Порошенко и его команды
Лев Золотко
29.11.2018
Диктатура по-киевски

По истечении пяти лет «революции гидности» украинская майданная «демократия», похоже, как и предсказывали, перерастает в диктатуру. Катастрофически упавший уровень народной поддержки (до 6%) побудил Петра Порошенко продавить через СНБО и парламент введение военного положения (ВП).

Правда, ВП введено преимущественно в областях Юго-Востока (аналитики уже обратили внимание, что это именно те регионы, где на выборах в мае 2014 г. голосовали против Порошенко). Введено не на два месяца, как Порошенко хотел поначалу, а на один. Депутаты утвердили введение военного положения в стране с 15.00 (мск) 26 ноября до 15.00 (мск) 26 декабря «в Винницкой, Луганской, Николаевской, Одесской, Сумской, Харьковской, Черниговской, Херсонской областях и внутренних водах Азова и Керченской акватории». В опубликованной на сайте Верховной Рады обновленной пояснительной записке к законопроекту также упоминаются Донецкая и Запорожская области.

Председатель Госдумы РФ Вячеслав Володин заявил, что введение военного положения в стране позволяет Петру Порошенко зачистить своих оппонентов до выборов и провести безальтернативную избирательную кампанию с целью сохранения личной власти.

«И это являлось как раз целью провокации, развернувшейся на территории Керченского пролива», — сказал глава нижней палаты парламента РФ.

Аналитик Александр Яблоков саркастично замечает: «Восстанавливая хронологию событий, теперь можно сказать, что именно пошло не так. Петра Алексеевича поимели в ходе телефонного разговора партнеры по “международной антипутинской коалиции”. Сначала генсек НАТО Йенс Столтенберг, затем канцлерша Германии.

Оказывается, авантюра с введением военного положения и продлением полномочий на неопределенное время не была согласована ни с ЕС, ни с Вашингтоном. Петр Алексеевич думал на дурачка проскочить. Типа на фоне войны с “мордором” ему все спишут. А его наклонили и отчитали.

И с этого момента грозный указ о введении военного положения стал изменяться буквально на глазах. В обращении главкома, снятом в каком-то подозрительном подвале на синем фоне, вдруг прозвучал новый срок — тридцать дней. Более того, Порошенко с совершенно безумными глазами подчеркнул: выборы президента состоятся в срок, и введение военного положения не помешает этому. Ребята, так это же совершенно другое дело! Ни о какой пролонгации полномочий главкома и речи быть не может, следовательно, он “политический труп”. Неважно, с военным положением или просто в положении».

Порошенко пошел на попятную, и настрой его упал. Уже в марте с ним будет покончено, убежден обозреватель. «В итоге — за считанные часы “президент великой нации” превратился в клоуна, который сам себя загнал в безвыходную ситуацию. Неожиданным результатом его инициативы стало то, что Рада проголосовала за проведение выборов президента 31 марта. Вот это совершенно точно не входило в планы Петра Алексеевича. Он же, наоборот, пытался оттянуть свой электоральный конец, все делал для переноса выборов, и тут сам был вынужден предложить узаконить дату окончания своих полномочий. Это как лично выбить на надгробной плите: “май 2014 – март 2019”. И фамилию».

Порошенко пытался все переиграть, и в результате сам себя загнал в угол. Вместо роли «украинского Пиночета» получил место в эпизоде «смелый хомяк в колесе».

И, наконец, само военное положение получилось гибридным, подчеркивает А. Яблоков. Его вводят или нет? Когда начнется «масштабная агрессия» России?

Можно ли считать агрессией захват очередного бронекатера? Причем тут Винницкая область — оплот империи Порошенко? Неужели агрессор попрет через Приднестровье? В чем военный эффект от месячника подготовки к войне? Ни на один из этих вопросов внятного ответа нет.

Очевидно, что введение ВП в областях, где рейтинг главкома стремится к нулю, становится элементом избирательной кампании Порошенко. Он этого не хотел, но так получилось. То есть сразу после тридцатидневной подготовки к войне там начнется избирательная кампания. Каков будет рейтинг главкома? Вариант с десятью областями рассматривался как запасной. То есть планировалось проводить выборы только в тех регионах, где нет военного положения. После определения даты выборов — 31 марта и срока ВП в тридцать дней все эти наработки потеряли смысл. Наоборот, они стали работать против Порошенко. Всего за несколько часов великий полководец потерял остатки рейтинга.

Но военное положение вообще не должно вводиться на срок — как правило, оно действует до победы над противником. Иначе в нем нет смысла. Но все понимают, что ни о какой войне (а иначе не может быть и победы) не может идти и речи. Диктаторский режим нужен Порошенко, чтобы для начала перенести выборы.

Эксперт Павел Шипилин тоже убежден, что Порошенко не согласовывал с кураторами отправку своей отчаянной армады в Керченский пролив. Косвенно это предположение подтвердил и Дональд Трамп, который почему-то не стал обвинять Россию в эскалации напряженности в Азовском море. «Нам не нравится, что происходит, — заявил президент США, добавив, что надеется на улучшение ситуации. И рассказал, что работает с европейскими лидерами над решением проблемы. — Они не в восторге. Мы все работаем над этим вместе».

Декабрь окажется интересным месяцем для Украины: Порошенко будет интриговать в Вашингтоне, чтобы ему разрешили продлить военное положение еще на месяц-другой, а Тимошенко постарается ему помешать. Чья в итоге возьмет, сказать пока трудно, считает П. Шипилин, ставящий на Тимошенко в этом серпентарии друзей. Хотя оба будут грабить Украину и портить отношения с Россией.

Стало известно о заявлении Международного валютного фонда, что он продолжит выделять Киеву кредиты. Занятно. Ведь МВФ не дает кредитов странам, находящимся в состоянии войны. А как же принципы? А принципы у Запада — как в ниппеле, то есть действуют в одну сторону, удобную ему.

«МВФ будет давать Украине деньги на войну и на тюрьмы, в которых будут сажать тех, кто не согласен с политикой Киева. Так что тюрьмы выдержат, пока МВФ и США платят», — возмущенно восклицает бывший депутат украинского парламента Алексей Журавко.

* * *

Можно дискутировать: «зачистит» ли Порошенко за месяц ВП на Юго-Востоке всю «вату». Однако издание Украина.ру обстоятельно и внятно объясняет, чем грозят и что значат основные пункты закона Украины «О правовом режиме военного положения», который был принят после Майдана — 12 мая 2015 г. — и начал действовать с 11 июня того же года.

Следует понимать, что военное положение — это такое состояние государственных институтов, когда страной фактически управляют военные, а не гражданские лица. А над военными стоит главнокомандующий в лице президента. При этом военные администрации, которые будут руководить территориями, где вводится военное положение, формируются исключительно из военнослужащих. Существенное уточнение, внесенное в закон в январе 2018 г., — в случае образования военных администраций ранее действовавшие военно-гражданские администрации упраздняются. Военные администрации финансируются из местных и государственного бюджетов.

В указе о ВП на Украине должны содержаться обоснования для введения военного положения, границы территории, где оно вводится и срок, на который оно вводится, задание для военного командования, военных администраций, органов госвласти и местного самоуправления, задание для субъектов обеспечения гражданской обороны, а также «исчерпывающий перечень гражданских прав и свобод человека и гражданина, которые временно ограничиваются в связи с введением военного положения с обозначением срока этих ограничений, а также временные ограничения прав и законных интересов юридических лиц с обозначением срока действий этих ограничений».

Досрочно прекратить военное положение на Украине или на отдельной ее территории может лишь президент страны.

Публикатор резонно подчеркивает, что самая интересная часть закона о ВП касается ограничения прав граждан и юридических лиц. Так, в связи с этим документом власти военное командование вместе с военными администрациями самостоятельно или при помощи органов местного самоуправления или государственной власти может:

1) вводить трудовую повинность для лиц, не задействованных в обеспечении обороны Украины, а также забронированных предприятиями, учреждениями и организациями для выполнения действий оборонного характера или для ликвидации последствий, возникших в связи с вводом военного положения;

2) использовать имущество, мощности и трудовые ресурсы предприятий, учреждений и организаций для оборонных нужд;

3) принудительно отчуждать частное и коммунальное имущество, изымать имущество госпредприятий и объединений;

4) вводить комендантское время и устанавливать режим светомаскировки (иным словом — ограничить пребывание граждан на улице и заставить их не включать электрический свет по ночам);

5) устанавливать специальный режим въезда и выезда, ограничивать свободу передвижения граждан Украины, иностранцев, лиц без гражданства и транспортных средств;

6) усилить проверку документов у физлиц, в случае необходимости проводить личные досмотры, досмотры транспорта и багажа, жилища и служебных помещений;

7) запретить проведения мирных собраний, массовых мероприятий;

8) запретить деятельность ряда партий и общественных объединений, если их деятельность признают угрожающей Украине;

9) установить запрет или ограничение на выбор места пребывания или проживания лиц на территории, где действует военное положение;

10) регулировать работу изданий, предприятий телекоммуникации, СМИ, полиграфических предприятий, а также использовать мощности СМИ для военной пропаганды (в законе она названа «разъяснительной работой среди войск и населения), запретить работу радиоприемников и передатчиков личного и общественного пользования, а также передачу информации через компьютерные сети;

11) изымать у населения и организаций телекоммуникационное оборудование, телевизионную, видео- и аудиоаппаратуру, компьютеры и другие средства связи;

12) запретить торговлю оружием, сильнодействующими химическими и отравляющими веществами, а также алкогольными напитками и напитками на спиртовой основе;

13) запрещать находящимся на военном учете менять место проживания или пребывания без разрешения военкома либо органов СБУ, СВР, а также ограничивать прохождение альтернативной службы;

14) обязать жителей Украины расквартировывать у себя военных, а также правоохранителей и представителей власти, эвакуированное население;

15) увольнять с руководящих должностей лиц за ненадлежащее выполнение ими обязанностей;

16) принимать дополнительные меры для усиления охраны гостайны;

17) интернировать граждан иностранного государства, которое совершает агрессию против Украины и т.д.

И хотя Порошенко кричал с трибуны Верховной Рады, что ВП — это совсем не ВП, а будет действовать лишь при «агрессии России на суше», все же следует уяснить, что значительная часть закона о ВП посвящена полномочиям военных администраций.

В законе 42 пункта, описывающих полномочия этих органов власти, которые получают право регулировать все сферы жизни: от приготовлений к обороне до организации рынков на вверенных им территориях. Отдельно стоит указать на то, что военные администрации могут отменять нормативно-правовые акты, принятые местными советами, которые, по их мнению, противоречат нормам военного положения или тем актам, которые местные власти примут во время военного положения. Также на договорных основаниях военные администрации могут привлекать средства граждан, предприятий и бюджета для поддержания инфраструктуры. При этом создавать военные администрации, а также назначать и увольнять их начальников может лишь президент Украины.

Важно подчеркнуть, что назначение начальников и создание военных администраций происходит по представлению областных государственных администраций или военного командования, т. е. людей, зависимых от президента Украины, тех, кого он в свое время назначал на руководящие должности в регионах страны. Таким образом, президент полностью берет под свой контроль все происходящее в стране.

При этом правосудие все еще будет осуществляться лишь судами. Создание особых судов или «чрезвычаек» недопустимо, что отдельно указывается в п. 4 ст. 26 закона.

Также подчеркивается, что на время введения ВП нельзя проводить никаких выборов: президента Украины, в Верховную Раду, «Верховный Совет АР Крым» и органы местного самоуправления.

Контроль за действиями военного командования, органов исполнительной власти и местного самоуправления во время военного положения осуществляет Совет национальной безопасности и обороны Украины (СНБО). При этом важно, что руководителем СНБО является президент (в данном случае Петр Порошенко), а Александр Турчинов — лишь секретарь СНБО, то есть фактически выполняет роль чиновника подготавливающего заседания и документов к ним.

В целом возникает тревожное впечатление, что президент Украины получает диктаторские полномочия: он единственный вправе создавать военные администрации, назначать их руководство, а те, в свою очередь, ограничивают права украинских граждан, иностранцев, лиц без гражданства и юридических лиц.

* * *

Представитель «Оппозиционной платформы — За жизнь» Виктор Медведчук заявил, что «единодушное голосование депутатов из так называемой демократической “солянки” заклятых друзей и непримиримых союзников свидетельствует о том, что псевдопатриотические силы объединились в своем наступлении на конституционные права жителей Юго-Востока Украины».

«Население Донецкой, Луганской, Николаевской, Одесской, Сумской, Запорожской, Черниговской, Харьковской и Херсонской областей наиболее активно и последовательно выступает против антинародной, разрушительной политики власти, которая этим решением развязала себе руки для наступления на свободу слова и независимые СМИ, для репрессий против неугодных политических и общественных сил, для борьбы с инакомыслящими», — пояснил политик.

По словам В. Медведчука, «военное положение, введенное в этих наиболее развитых индустриальных регионах Украины, — это контрольный выстрел в экономику страны, уничтожение остатков ее привлекательности и предсказуемости в глазах инвесторов. Принятое решение неизбежно ведет к падению ВВП Украины, снижению уровня зарплат в этих областях, провоцирует инфраструктурный и социальный кризис».

Политик считает, что своим решением ввести военное положение власть и поддержавшие ее псевдооппозиционные силы работают на раскол страны.

* * *

Занятный штрих: антипорошенковские протесты прошли на улицах Киева, куда вывел своих подопечных из «Нацкорпуса» Арсен Аваков, глава МВД. Еще одна деталь: Генпрокурор Юрий Луценко не участвовал в заседании СНБО, где вещали Порошенко и Турчинов, настаивая на введении ВП; пан Луценко срочно убыл «по делам» в Японию.

Дарья Меньшова, обозреватель сайта «Одна родина», обращает внимание, что внутри Украины к инициативе Порошенко сразу же отнеслись осторожно. Странным показался повод для введения ВП, ведь даже после Дебальцево военное положение не объявлялось. Главе Генштаба Муженко несколько раз задавали вопрос, отчего не вводилось военное положение после «котлов», но тот просто отмолчался.

Не менее странным был приказ о введении «полной» боевой готовности армии, ведь странно объявлять такую готовность, когда более четырех лет армия «ведет войну» против «российской агрессии».

Естественно, ни разрыва дипотношений с Москвой, ни отказа от транзита газа, ни закрытия границ в указе Порошенко не было.

Никто не понял, в чем смысл военного положения, если власть сохраняется у местных органов, а не у военной администрации, если не оговаривается переход государства и экономики на военный режим и т.д.

Стала снова наглядно видна линия раскола Украины — идеологического, национально-культурного, политического. За редким исключением, карта территории военного положения повторяет электоральные карты пророссийских и националистических территорий: русский Юго-Восток и бандеровский Центр-Запад.

Какие вопросы может решить власть в зоне военного положения в ближайший месяц? — задается вопросом эксперт. Прежде всего, если понадобится, проведет принудительную мобилизацию. И в любом случае минимизирует публичные социальные протесты. Вероятнее всего, продолжатся провокации на границе, как показала история с катерами, теперь уже с кровавым исходом, для яркости «антироссийской картинки». Разумеется, будут решаться задачи политические — зачистка информационного поля, цензурирование, очередная кампания по выявлению сетевых сепаратистов и критиков режима.

Не исключено, что будет меняться расклад региональных политических элит, неудобных либо заменят военными администраторами, либо прижмут обвинениями в сотрудничестве с Кремлем.

Пока непонятно, как будет складываться ситуация с предоставлением автокефалии. Под крышей военного положения будет очень просто отжимать храмы, имущество общин, избавляться от авторитетных священников.

Нельзя не согласиться: история с введением «кастрированного» военного положения впервые наглядно обнажила стратегическую и тактическую слабость Порошенко и его команды.

Однако пока эта клика у власти, дров она наломает еще немало…


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
19.02.2024
Валерий Панов
Зачем Европе понадобилась собственная армия, оснащенная ядерным оружием?
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..