Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
24 мая 2024
Сельские "миры" России и миграция

Сельские "миры" России и миграция

Владимир Краснослободцев
19.01.2005

Современная сельская местность России - это разноцветная мозаика из разной величины обломков. Каждый из таких элементов можно назвать сельским "миром" или, по-научному, локальной территориальной общностью населения [1]. Исследования показывают, что многие территориальные общности населения представляют собой практически полностью замкнутые общественные образования [2]. "Ойкумена" для большинства их жителей ограничена околицей родного села или границей района. Границы ойкумены есть границы сельского "мира"

.Для определения региональных особенностей существования сельских "миров" автором в 2003-2004 годах было проведено полевое исследование [3] в 25 сельских районах [4] 11 регионов Российской Федерации (Таблицы 1 и 2 в приложении). Маршрут экспедиций длиной в 40500 км прошел по территории 42 регионов страны. Исследование включало: массовый анкетный опрос сельского населения [5], сбор статистики, экспертное интервью в администрациях и учреждениях [6], включенное наблюдение. В результате в 77 сельских поселениях с числом жителей от 25 до 27500 человек было опрошено 1011 человек. Условия выборки соответствуют половозрастной структуре населения регионов исследования. Полученные данные опроса, анализ статистической информации и материалы экспертных интервью позволяют достаточно полно судить о миграционных, социальных и прочих процессах в сельской местности России.

Территориальная подвижность населения сельских "миров" России

Необходимым признаком существования любого общества являются социальные связи. Внутри одной семьи, одного дома, одного города или села эти связи выражаются в общении между людьми, передаче информации от друга к другу [7]. Если общение осуществляется между жителями разных сел и городов, то связи выходят за рамки поселения и для их осуществления необходимы перемещения в пространстве. Таким образом, миграция - одна из наиболее важных характеристик и условий существования общества.Все пространство России наполнено огромным количеством разнонаправлено движущихся людей, осуществляющих возвратные и невозвратные миграции. Чем интенсивнее их поток, тем больше сплоченность внутри территориальных общностей населения, выше уровень их социального развития. Интенсивность перемещений есть территориальная подвижность населения.Изучение интенсивности поездок населения является одним из способов определения размеров сельских "миров". Наиболее крупным из сельских "миров" является Северный Кавказ, а самые малые ограничиваются размерами одного глухого таежного поселка в Сибири.

Сельский "мир" Северного Кавказа

Исследование возвратных миграций сельского населения Северного Кавказа проводилось в 2003 году в четырех разных районах Ставропольского края, отражающих почти все типы сельского расселения региона. Сходная со Ставропольем ситуация наблюдается на Кубани, юге Ростовской области, равнинных и предгорных районах северокавказских республик. Для этих регионов характерна высокая плотность населения, крупноселенность расселения, полная транспортная доступность, насыщенность маршрутами общественного транспорта и повышенная обеспеченность личным автотранспортом.Регулярно (с частотой раз в год и чаще) в районном центре бывают все опрошенные жители ставропольских сел (таблица 1). В пределах края перемещаются с указанной частотой 73-75% респондентов (по направлению: в Ставрополь, соседние села района и другие города и села края). В соседних с краем регионах, а это все регионы Северного Кавказа, кроме Адыгеи и Ингушетии, бывают регулярно 35% от опрошенных, что свидетельствует о достаточно высоком уровне межрегионального общения. Однако за пределы Северного Кавказа выезжают только 13%, чего уже недостаточно для диалога между регионами.

Таблица 1. Доля регулярно выезжающих сельских жителей от всех опрошенных* в начале 2000-х годов, %

Регионв район-ный центрВ региональ-ный центрв соседние села районав соседние города и села регионав соседние регионыв Москвув другие регионы
Ставропольский край10074757335713
Воронежская область976587331372
Калужская область9566603249612
Кировская область9295759546
Архангельская область86393733803
Башкортостанн.д.71685919410
Алтайский крайн.д.6341211414
Иркутская область93313318413
Хабаровский крайн.д.903626026
Российская Федерация95746343271112

Источник: данные массового анкетного опроса

* за исключением затруднившихся ответить В постсоветский период значительно (в 2,5 раза) сократилось число сельских жителей Северного Кавказа, выезжающих за пределы своего региона. Сократились и объемы всех видов внутрикраевых поездок (по разным направлениям на 3-15%). Таким образом, Северный Кавказ за последние 15 лет в значительной степени отдалился от России, сохранив внутренние связи (таблица 2).

Таблица 2. Доля регулярно выезжающих сельских жителей от всех опрошенных* в конце 1980-х годов, %

Регионыв район-ный центрв региональ-ный центрВ соседние села районав соседние города и села регионав соседние регионыв Москвув другие регионы
Ставропольский край97817875502033
Воронежская область98579245131710
Калужская область10084735062837
Кировская область92958250191823
Архангельская область9360314181128
Башкортостанн.д.82837031718
Алтайский крайн.д.85753728321
Иркутская область9774572825814
Хабаровский крайн.д.90н.д.3339525
Российская Федерация95847257412330

Источник: данные массового анкетного опроса
*за исключением затруднившихся ответить

Сельские "миры" Центрального Черноземья

В Черноземье в постсоветский период распался единый "сельский мир". Миграционные связи изучались на примере крупнейшего сельского региона Центрального Черноземья - Воронежской области. Опрос был проведен в 6 селах 4 разных районов, детально изучены Поворинский и Острогожский районы. Современные возвратные миграции в значительной степени замкнулись в пределах своего района. Внутрирегиональные поездки совершают регулярно только треть опрошенных. А в соседние области выезжает только каждый восьмой, и то только в крупные города (Ростов-на-Дону, Липецк, Волгоград). Связей с сельской местностью других регионов Черноземья не отмечено. Региональный центр в черноземных регионах продолжает играть важную роль торгового центра и места приложения труда, т.к. относительно легко транспортно доступен. Поток возвратных поездок по отношению к Воронежу приобрел характер трудовых и учебных маятниковых миграций. Внешняя для Черноземья миграция сейчас крайне редкое явление. Другие регионы России посещали в пореформенный период только 2% респондентов.

Сельские "миры" Нечерноземья

В Нечерноземье Европейской части России основную роль в миграционных процессах играет Москва. Интенсивность поездок зависит от положения того или иного сельского района по отношению к столице. Поэтому все Нечерноземье можно условно разделить на "околомосковское" - сельскую местность областей, граничащих с Московским столичным регионом и "внемосковское" - удаленные от Москвы регионы.Для изучения различий в Нечерноземье исследование было проведено в "околомосковской" Калужской области и "удаленной" Кировской области. В первом случае сельский "мир" как таковой распался до уровня отдельной деревни, сельсовета. Сельское население Калужской области сокращалось десятилетиями, и сейчас в ряде районов окружающих Москву областей осталось 2500-5000 сельских жителей [8], а плотность населения опустилась ниже 5 чел./км2. Люмпенизированная масса населения Нечерноземья почти не осуществляет поездок. Соседнее село, райцентр, областной центр "трезвое" трудоспособное население часто посещает транзитом по пути в Москву.

Единственны местом, где сейчас бывает практически каждый опрошенный селянин Калужской области остается районный центр - ближайший рынок и средоточие районных организаций.На территории современной Кировской области в ХХ веке сельское население сократилось в 5 раз. Это привело к значительной локализации "сельских миров", которые замкнулись в границах административных районов. Отмечается высокая территориальная подвижность в пределах административного района. Это связано с тесными семейными связями внутри традиционного сельского общества. Киров является единственным крупным городом в регионе, поэтому внутрирегиональные поездки направлены по большей части в областной центр.За пределы области регулярно выезжали в постсоветский период только 6% вятичей. В такие крупные центры Нечерноземья, как Нижний Новгород, Пермь, возвратные миграции носят единичный характер.

В постсоветский период многократно (в 4-5 раз) сократилась доля регулярно выезжающих из Вятского края и в другие регионы страны. Падение жизненного уровня населения привело к крушению множества семейных связей, рекреационных поездок у жителей Нечерноземья. Ездить стали только по очень важным, как правило, печальным событиям (на похороны). Наблюдавшийся в советское время уровень внутрирегиональной территориальной подвижности сохранился, поскольку развитие Кировской области меньше зависит от влияния Москвы, международных миграционных потоков.

Сельские "миры" Европейского Севера

Сельские "миры" Европейского Севера - это отдельно существующие деревни. Очаговый характер расселения и в прошлом определял слабые контакты между деревнями в разных частях региона. Транспортная доступность отдельных поселений намного ниже, чем в Черноземье или на Северном Кавказе. На Европейском Севере детально изучены были три сельских района Архангельской области, что позволяет достаточно полно судить о процессах в этой части России.В окрестностях Архангельска наблюдается некоторое увеличение потока трудовых и учебных маятниковых мигрантов. В остальных районах области возвратные миграции свелись к поездкам в районный центр. За пределы своего района сейчас выезжает только треть от числа респондентов, а каждый седьмой вообще не выбирается из своей деревни.

Информация о происходящем вне отдельного района поступает только с редкими приезжими. Наблюдаемый ныне внутрирегиональный уровень территориальной подвижности населения был и в советское время. Более частый характер носили поездки за пределы региона: на Юг, в Москву, в Ленинград. Высокий уровень заработных плат в сельском хозяйстве северных регионов позволял совершать частые рекреационно-экскурсионные поездки. Распространенным явлением были поездки на малую родину среди 15% селян, что родились за пределами Архангельской области. С начала 1990-х годов за границами области были 3% респондентов. Из них в Москве и Санкт-Петербурге не был никто. Это - свидетельство прекращения миграционного обмена между отдельными регионами в пределах даже Европейской России.

Сельские "миры" республик Урало-Поволжья

Исследование в трех сельских районах Башкортостана позволяет делать выводы о ситуации с территориальной подвижностью населения в национальных республиках Урало-Поволжья. Большая численность и высокая плотность сельского населения определяют значительную насыщенность социальных связей. Возвратные миграции осуществляется в татарских и башкирских районах Башкирии значительно чаще, чем в аналогичных районах с преобладанием славянского населения, т.к. семейные традиции и ценность родственных и дружеских контактов у коренных народов Поволжья выше, чем у русских. "Сельские миры" устойчиво существуют в рамках ареала расселения татар и башкир. В преимущественно татарском Туймазинском районе отмечена высокая частота поездок в соседний Татарстан, в башкирском Бурзянском районе преобладают поездки в башкирские районы Зауралья и крупные города Предуралья Башкортостана. Внерегиональные связи в Башкирии носят более частый характер, нежели в регионах европейской России из-за более высокого уровня жизни населения, особенно в татарских селах. Многие жители и сейчас позволяют себе осуществлять рекреационные поездки. Большое число выходцев из сельской Башкирии живут в нефтегазовых регионах Западной Сибири, многие ездят туда на сезонные работы.

Сельские "миры" юга Западной Сибири

Для Западной Сибири характерны большие контрасты в расселении селян. Абсолютное большинство сельских жителей проживают в равнинных степных местностях Алтайского края, Новосибирской, Тюменской и Омской области. Исследование затронуло сельские районы Алтайского края и высокогорный казахско-алтайский Кош-Агачский район Республики Алтай.

В советское время существовал единый "сельский мир" Алтая, имевший хорошую транспортную и миграционную связность отдельных сел и регионального центра. Сейчас он распался на отдельные районы. Значительное падение жизненного уровня населения привело к многократному сокращению внутрирегиональных возвратных миграции. Почти вдвое сократилась доля регулярно посещающих окрестные села, соседние города и районы. В этом отношении Алтайский край напоминает черноземную и более плотнонаселенную Воронежскую область. Более трети респондентов последние 15 лет не выезжали за пределы своего района, а если где и были то, в краевом центре. За границы Алтая выезжала только седьмая часть от числа опрошенных. И только единицы регулярно совершают поездки за пределы Юга Западной Сибири. Ведущим центром притяжения на Юге Западной Сибири является Новосибирск с его ВУЗами, рабочими местами и крупнейшим Гусинобродским рынком. Значительные транспортные издержки на огромных расстояниях в степях западной Сибири оказывают решающее влияние на сокращение потока возвратных миграций.Самобытным "сельским миром" является Чуйская степь. "Миграционные" традиции казахско-алтайского населения (исконно кочевой образ жизни) определяет высокую подвижность не только в пределах котловины и горных пастбищ соседних районов, но и по отношению к крупным городским центрам: Горно-Алтайску, Барнаулу и Новосибирску. Большая удаленность этих центров делает поездки не частыми, но они носят достаточно регулярный характер. Традиция, связанная с престижностью наличия собственного автомобиля, способствует более высокому уровню территориальной подвижности населения.

Сельские "миры" Восточной Сибири

В Восточной Сибири сельское расселение носит исключительно ареальный или очаговый характер, поэтому единого "сельского мира" на такой огромной территории быть не может: здесь низкая плотность населения и отсутствие транспортных путей. В качестве модельного региона была выбрана Иркутская область, а в ней пять районов, отражающих наиболее распространенные типы сельского расселения Восточной Сибири. Анализ анкет позволяет сделать вывод о сильной локализации и консервации территориальных общностей населения в Иркутской области. "Сельские миры" - отдельные деревни и поселки на севере области и районы в Усть-Ордынском Бурятском округе и в окрестностях Иркутска. Налицо сходная с Европейским Севером ситуация: в советский период у большинства занятых в сельском и лесном хозяйствах были высокие заработки и, соответственно, возможность к частым поездкам из своих поселков.Обнищание населения и увеличение транспортных тарифов привели к наиболее значительному среди всех регионов сокращению возвратных миграций. В современной Иркутской области только поездки в районный центр являются обычным явлением. Внутрирайонные, внутрирегиональные поездки регулярно осуществляют уже менее трети от всех респондентов.

Иркутск и другие крупные города региона стали недоступны для селян. Нарушились связи и внерегионального характера. В 6-8 раз сократилась доля и в еще большее число раз уменьшился поток поездок на отдых, по работе и к родственникам за пределы Иркутской области. Сейчас количество таких селян составляет 4% от всей численности населения - рекордно низкий для всех регионов страны показатель. В советские годы до четверти респондентов могли себе позволить отдых на Байкале, поездки в Красноярск, Улан-Удэ, Европейскую Россию, на курорты Кавказа и Крыма.Современные сельские "миры" в Восточной Сибири - это искусственное создание, не имеющее потенциала для саморазвития, а население - заложники транспортных тарифов и собственной нищеты. Невозможность существования столь замкнутых сообществ подтверждает сверхвысокая невозвратная миграция из северных районов Иркутской области, фактически "бегство" населения. Поселки, деревни исчезают за несколько лет, что свидетельствует об отсутствии сплоченных территориальных общностей населения. В районах, где возможно земледелие, бегства нет и сельские "миры" находятся на инерционном саморазвитии, носящим характер постепенного увядания и разложения.

В Усть-Ордынском Бурятском округе ситуация сходна с сельскими районами лесостепной зоны Иркутской области. Исключение - широкое распространение внутрирегиональных поездок частного характера. У бурятов крайне высок культ семьи, поэтому посещение родственников носит обязательный характер. Этим же объясняется и большое число поездок в Республику Бурятия. В остальном, районы с бурятским населением также достаточно слабо связаны с остальными частями Иркутской области, помимо собственно Иркутска. Областной центр выступает в роли ядра сельского "мира", т.к. в нем многие буряты находят работу, место учебы и для большинства населения округа - это ведущий доступный рынок.

Сельские "миры" Дальнего Востока

Дальний Восток России представляет собой территории, где как таковых территориальных общностей населения и не сформировалось. Есть обобщающее понятие "дальневосточник". Под ним часто понимают несчастных людей, которым приходится жить в современных непростых условиях Дальнего Востока. Однако на деле районы настолько удалены друг от друга и столь транспортно труднодоступны, что крупные устойчивые территориальные общности населения - сельские "миры" возможны только на юге региона. Ключевым регионом на Дальнем Востоке стал Хабаровский край, в котором встречаются все типы сельского расселения этой части России. Исследование проводилось в трех районах Хабаровского края. Каждый район - свой сельский "мир". Хабаровский район - крупнейший на Дальнем Востоке район сплошного сельского расселения, где проживает каждый третий сельский житель Хабаровского края. Территориальная подвижность населения достаточно высока по отношению к городу, тогда как связи между отдельными селами достаточно слабы. Большинство из респондентов - некоренные жители района. Подчиненное пригородное положение не дает сформироваться сельскому "миру" как самодостаточному явлению. Нанайский район имеет приречный очаговый характер расселения, где внутрирайонные миграции велики. Семейно-дружественные традиции у нанайцев выше, чем у русских. Последние, в большинстве своем, некоренные жители.В Комсомольском районе каждый поселок - свой мир. Поселки слишком далеки друг от друга и сильно деградировали в последние годы. Отток населения ближе к городу, непостоянство состава населения определяет слабую степень связности общества внутри одной территории.

Внешние по отношению к Хабаровскому краю возвратные миграции практически исчезли в постсоветский период. В Москве достаточно регулярно бывает только одна из опрошенных, да и то по долгу службы в авиатранспорте. В регионах Европейской России не был ни один респондент. Практически исчезли поездки на море в район Владивостока. В советские годы более трети опрошенных позволяли себе отдыхать регулярно на побережье Приморского края, посещать другие регионы Дальнего Востока.В Хабаровском крае и Иркутской области были посещены наиболее доступные регионы. Огромные редконаселенные северные территории Азиатской России, если судить по частоте работы транспорта, вообще отрезаны от остального мира. Существующие там общности населения, видимо, совершенно изолированы. В неохваченных исследованием сельских регионах Крайнего Севера, Якутии, Заволжья, Калининградской области и горных районов Чечни и Дагестана проживает относительно небольшая часть сельского населения России (кроме, конечно, Дагестана и Чечни). Охарактеризованные выше сельские "миры" находятся в регионах, где проживает абсолютное большинство сельских жителей России.

Благосостояние населения сельских "миров" России - субъективная оценка

Сельские "миры" России различаются не только по наличию или отсутствию связей. Достаточно сильно разнится уровень благосостояния, образования, стиля и подходов к жизни. На Севере и в Сибири - каждый поселок - отдельный мирок, но эти "миры" настолько похожи друг на друга, что составляют отдельные большие группы. И характеристику можно вести на уровне целого региона или крупного типа расселения.На территориальную подвижность населения непосредственным образом оказывает влияние достаток населения. Извечное стремление в сельской местности России к усреднению своего положения по достатку в селе привело к сглаживанию существующих различий между регионами. Многие явно прибедняются при характеристике своего дохода (таблица 3).

Таблица 3. Дифференциация по доходам, в % от всех опрошенных

ФормулировкиРоссийская ФедерацияСтавро-польский крайВоронеж-ская область Калуж-ская областьКиров-ская областьАрхан-гельская областьРеспуб-лика Башкор-тостанАлтай-ский крайИркут-ская областьХаба-ров-ский край
я имею возможность ни в чем себе не отказывать1,80,74,30,71,101,8003,5
у меня достаточные доходы, могу позволить себе регулярно отдыхать10,815,411,68,15,417,76,11,31,815
моих доходов в основном хватает только на продукты питания и предметы первой необходимости 47,552,465,955,965,639,235,142,512,730,6
денег хватает только на питание26,316,89,427,218,327,84337,534,529,5
средств не хватает даже на самое необходимое9,79,13,66,65,415,271541,817,3
другое1,53,50,70,72,200,92,57,31,2
затрудняюсь ответить2,52,14,30,72,206,11,31,82,9

Источник: данные массового анкетного опроса

Около половины от всех респондентов в стране определило размер своего достатка, как "У меня хватает денег только на продукты питания и предметы первой необходимости". Самооценка доходов отражает слабую дифференциацию по доходам сельского населения Европейской России. Выше она на Северном Кавказе и Европейском Севере. В регионах Урала, Сибири и Дальнего Востока в общем итоге преобладает формулировка денег хватает только на продукты питания, стоимость которых как правило выше, чем в Европейской России и Северном Кавказе. А в Иркутской области более 40% респондентов заявили, что денег не хватает даже на питание, (около 7% опрошенных в этом регионе вообще не имеют дохода). Такая самооценка подтверждает сделанный на основе интенсивности поездок вывод о наиболее сильном кризисе в сельской местности Восточной Сибири. Сплошная безработица определила, что у наибольшей категории опрошенных в Иркутской области (36%) основной доход составляет натуральная продукция личного подсобного хозяйства, тогда как в целом по стране в качестве основного дохода выступает зарплата. В наиболее развитых сельских районах Северного Кавказа на нее приходится около 60%, тогда как на личное подсобное хозяйство не более 10-15%. Натурализация личного подсобного хозяйства в замкнутых сельских мирах Севера и Сибири вполне закономерна и ведет к еще большему "обездвиживанию" населения.Бедность сельской местности большинства сельских "миров" России - явление последних 15 лет (таблица 4).

Таблица 4. Изменение материального положение за постсоветский период, % от всех опрошенных

улучшилосьне изменилосьухудшилосьзатрудняюсь ответить
Российская Федерация17,817,452,112,7
Ставропольский край2112607
Воронежская24243320
Калужская область10265310
Кировская область20175211
Архангельская область1019683
Республика Башкортостан24184414
Алтайский край14155021
Иркутская область17135713
Хабаровский край1656018

Источник: данные массового анкетного опроса

На вопрос "Как изменилось ваше материальное положение с начала 1990-х годов?" большинство - 52% ответило, что ухудшилось, не изменилось 17% и улучшилось у 18% респондетов. Явных различий в оценке изменения материального положения между регионами не просматривается. Наибольшая дифференциация наблюдается на Ставрополье и в Башкирии - в наиболее богатых регионах, где определенная часть стала жить лучше, но большинство, стало жить хуже относительно того, достаточно высокого уровне достатка, что был у них в конце советской эпохи.В последние два-три года материальное положение опрошенных селян Сибири и Дальнего Востока отнюдь не улучшается, а становится еще хуже. Действительно, в последние годы сельское и лесное хозяйство на Алтае и в Прибайкалье не испытывает роста, углубляясь в депрессию. Только в Башкортостане целенаправленная политика поддержки села привела к росту благосостояния селян и преобладанию доли улучшивших свое материальное положение.В отношении изменений в жизни своего села или района опрошенные более пессимистичны - улучшения в жизни видят только около четверти респондентов, тогда как почти половина отмечает ухудшение состояния. Велика (17%) доля тех, кто затрудняется ответить - по большей части из-за отсутствия ясно представления о происходящем в окрyге.

Потенциальная миграция из сельских "миров"

Решение проблем своих детей многие видят в их переселении в города. Нежелание оставлять их жить в селе является отражением социально-экономической ситуации в сельской местности и национальных традиций. 54% от всех респондентов желают, чтобы их дети уехали - это резерв для урбанизации в России (таблица 5). Наибольший процент оных в русских регионах Европейской России. Особенно в Калужской области, где манит Москва своим достатком. В Архангельской области крупные города далеко, а детей мало, поэтому велико желание оставить их возле себя.

Таблица 5. Вы хотели бы, что бы ваши дети жили в сельской местности? (% от всех опрошенных)

Россий-ская Федера-цияСтавро-польский крайВоронеж-ская обл.Калуж-ская обл.Киров-ская обл.Архан-гельская обл.Респуб-лика Башкор-тостанАлтай-ский крайИркут-ская обл.Хабаров-ский крайУсть-Ордынский Бурятский АО
да25,82220619323930315336
скорее да, чем нет8,177101311158223
скорее нет, чем да14,716183825584523
нет3945384019393146512541
другие ответы2,3332243410216
затрудняюсь ответить10,181442294912160

Источник: данные массового анкетного опроса

Показательно, что у татар, башкир, бурят и нанайцев преобладает мнение о том, что лучше бы, чтобы дети жили в сельской местности, но имели хорошее образование. Эти представления - залог маятниковых учебных миграций. В русских регионах Сибири обратное желание - отправить детей в города. Так в национальных Бурзянском и Нанайском районах 60% и 55%, соответственно, желали бы жить вместе с детьми, а в Тарусском районе, что в Калужской области на границе с Московской, - только 3,5%. Аналогичная ситуация и в лесном Братском районе - 24%.Нежелание оставлять детей в своем селе - основа поначалу возвратных учебных, а затем и массовых невозвратных миграции из села в город.Желая переезда своим детям, большинство респондентов не желают уезжать из своих сел сами (63%) (таблица 6).

Таблица 6. Хотели бы Вы уехать из Вашего населенного пункта?

Россий-ская Федера-цияСтавро-польский крайВоронеж-ская обл.Калуж-ская обл.Киров-ская обл.Архан-гельская обл.Респуб-лика Башкор-тостанАлтай-ский крайИркут-ская обл.Хабаров-ский крайУсть-Ордынский Бурятский АО
да2433171412191824452543
скорее да, чем нет81313138576420
скорее нет, чем да104142625588042
нет5345494346716761446952
затрудняюсь ответить447410001603

Источник: данные массового анкетного опроса

Максимально число желающих уехать в перенаселенном Ставрополье и брошенных поселках Восточной Сибири (в Братском районе таковых - 62%, в Усть-Кутском - 53%). Значительный процент в Черноземье и Калужской области, а также регионах Сибири и Дальнего Востока. Менее всего хотели бы покидать свои села башкиры (76% от всех опрошенных башкир), нанайцы (74%) и татары(73%). А также жители Архангельской области 71%. Высокие показатели нежелания искать более удобного места для жизни определяются и возрастной структурой. Как правило, селяне старше 40 лет уже не желают ничего менять, тогда как подавляющее число молодежи (в возрасте до 30 лет) - 56% хотели бы переселиться в более благополучное место. Именно на Северном Кавказе и в национальных республиках максимальна доля молодого населения.

Если потенциальных мигрантов в сельской местности России около четверти от всех опрошенных, то настоящих мигрантов, принявших решение уехать любым способом, в 2,5 раза меньше. Наибольшее число мигрантов в регионах Сибири, особенно в Иркутской области - 23%. Выделяется Усть-Кутской район - 31% от числа всех респондентов.Переселение из восточных и северных регионов останавливают: дешевизна жилья в местах выезда (во многих поселках оно ничего не стоит) и его дороговизна в местах вселения, высокие транспортные тарифы на переезд, проблемы с работой в местах возможного вселения. Получается ситуация, когда большие массы людей желают уехать оттуда, где нет работы, но не могут этого сделать. Усугубляется ситуация тем, что со временем переезд становится все сложнее из-за нарастания межтерриториальных различий в развитии, прежде все в уровне дохода и стоимости жилья.

Получается, что 40% от числа всех опрошенных в Братском районе хотели бы, но не могут уехать и находятся в условиях заточения в своих поселках. Это, возможно, одна из наиболее распространенных трагедий современного общества в России. Как правило, только молодые семьи бросают свои села и едут покорять города, многие мужчины пополняют массы "нелегальных" мигрантов столицы и других крупнейших городов. При этом не стоит забывать о крайне распространенных иждивенческих настроениях у селян и инертности, консервативности российского села. Позиция "лучше тут подохнуть, чем ехать искать счастья в город" близка многих жителям села, также как утверждение: "государство нам обязано предоставить работу, решить проблемы села". В итоге массовая безработица с одной стороны, и транспортные и экономические преграды, наряду с иждивенческими настроениями с другой, порождают огромную массу незанятых потенциальных мигрантов законсервированных на селе.

Москва в мозаике сельских "миров" России

Федеральное правительство и крупные финансово-промышленные группы, располагающиеся в столице, оказывают воздействие на развитие каждого сельского поселения в России, как бы далеко от Москвы оно ни находилось. Все современные сельские "миры" России можно разделить на три группы. Первая, население которой бывает в столице, работает или учится и само имеет представление о происходящих там процессах. Вторая группа - где преобладают те, кто в большинстве своем не бывают в Москве, но знают о ее современной жизни по рассказам односельчан, распространены сезонные миграции в Москву. И третья группы - где никто не бывал в последние 15 лет в столице. И узнать о происходящем в ней могут только с экрана телевизора и других СМИ. К первому типу относится сельское "околомосковское" Нечерноземье. Для жителей Московской области и прилегающих к ней районов соседних областей Москва "не за горами". Дачники, подсобные хозяйства накладывают отпечаток на сельскую местность этого региона. Многие селяне ездят в столицу за покупками, по лечебным вопросам, по учебе.

Распространена еженедельная трудовая маятниковая миграция. Столица является еще и ведущим транспортным узлом для дальнейших поездок. Вся остальная Европейская Россия и Северный Кавказ принадлежат ко второй группе. Непосредственно возвратные миграции совершает малая доля от численности жителей. Носят они преимущественно рабочий характер. Редко встречается мотивации поездки к родственникам и на учебу. За покупками, рекреационно-познавательный туризм не отмечен у лиц из второго типа "сельских миров". Хотя в советские годы многие селяне из этого типа сел совершали и туристические поездки в столицу СССР. Важно то, что информацию о происходящем в сердце России они узнают из первых рук.

Все кто живут за Уралом, знают о Москве только понаслышке. Из более трехсот опрошенных в регионах Сибири и Дальнего Востока в постсоветский период в столице были только девять респондентов - посещали ее исключительно по командировке. Как правило, это сотрудники администрации и федеральных служб. Для обычных жителей сибирских сел и деревень Москва - это миф, сказка. О происходящем там ходят слухи. История одного человека, побывавшего там, разносится и оплетается легендами. Реального контакта сельских "миров" и столицы не происходит. Однако население чувствует влияние столицы по происходящим переделам земли и собственности, оттоку капитала в Москву, росту тарифов, задуманным в этом городе. Закономерным результатом является негативное отношение к столице у трезвомыслящего населения, а зачастую, открытая ненависть. Она приобретает ярко выраженный характер в богатых и "околомосковских" регионах Европейской России, где переток финансовых и трудовых ресурсов в пользу столицы отчетливей. В сибирских регионах негатива меньше, поскольку Москва "слишком далеко". Чтобы ненавидеть врага, надо его знать. А богатство столицы, создаваемое на отобранном богатстве Сибири и Дальнего Востока, почти никто не видел. Это одна из сторон развития центрально-периферийных отношений в условиях России.


[1] Под территориальными общностями населения автор понимает совокупности людей, постоянно проживающих на определенной территории, формирующиеся на основе социально-территориальных различий в специфические социальные образования, выступающие носителями локально проявляющихся связей и отношений, господствующих в данном обществе (Воробьев, 2001).

[2] Воробьев Н.В. Региональная организация миграции населения в сибирских условиях. - Новосибирск: Наука, 2001. - 158 с

[3] Работа выполнена под руководством проф. Алексеева А.И. совместно с Савоскул М.С., Паниным А.Н., Шишкиными М.А. и С.А. в 2003 году, и Мазеиным Н.В., Приваловским А.Н., Борковским А.В., Войновым Д.А. в 2004 году при финансовой поддержке РФФИ, Русского Банка Развития и Фонда Макартуров.

[4] При выборе районов и регионов учитывалось желание охватить исследованием самые распространенные типы сельского расселения в Российской Федерации.

[5] Анкета включала 73 вопроса в ходе исследования в регионах Европейской России и Северного Кавказа и 34 вопроса в регионах Азиатской России. Основные блоки анкеты: территориальная подвижность населения, уровень жизни, внутрисемейные и внутриселенные отношения, роль личного подсобного хозяйства, занятость, доходы, потенциальная миграция.

[6] Автор выражает благодарность Воробьеву Н.В. (Институт географии СО РАН), Мотрич Е.Л. (Институт экономических исследований ДВО РАН), Салимгарееву Н.Г. (Администрация Туймазинского района), Белозерову В.С. (Географический факультет СГУ) за поддержку и квалифицированные экспертные интервью. Особая благодарность Сафронову С.Г. (кафедра ЭиСГР ГФ МГУ) за идейное вдохновение и моральную поддержку.

[7] Передача информации возможна еще двумя способами: через средства массовой информации и с использованием почты, телефона и Интернета.

[8] По переписи населения 2002 года таких районов было 14, преимущественно в Тверской, Ивановской, Рязанской областях.



Эксклюзив
21.05.2024
Юрий Алексеев
Наши оборонные наработки напугали Запад
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.