Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
20 июня 2024
Пророчества Ивана Ильина

Пророчества Ивана Ильина

К 140-летию со дня рождения великого русского философа и прозорливого пророка
Владимир Малышев
10.04.2023
Пророчества Ивана Ильина

Почти столетие назад Ильин поразительно точно объяснил причины революции и временного торжества большевизма, уверенно предсказал неизбежный крах СССР, и даже многое из того, что потом произошло в нашей стране, в том числе даже то, что сегодня происходит на Украине. Изгнанный из России, он большую часть своей жизни прожил за границей, его труды сравнительно недавно стали доступны в нашей стране.

Родился Иван Александрович в Москве, его предки были простыми русскими людьми. Именно от них, как отмечают историки, он унаследовал жизненные правила и глубокое убеждение в том, что только духовность есть ключ к истинному счастью.

После окончания гимназии с золотой медалью Ильин поступил в Московский университет на юридический факультет. Успешно сдав магистерские экзамены, был утвержден в звании приват-доцента юридического факультета, а потом отправлен в традиционную командировку в знаменитые университетские центры Европы. Вернувшись, он продолжил заниматься научной и педагогической деятельностью. За его диссертацию «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» ему присудили сразу две степени: магистра и доктора наук.

Но тут грянула революция, и жизнь ученого резко переломилась. Ильин сразу стал убежденным противником большевизма и никак этого не скрывал. Его арестовывали шесть раз, приговаривали к смерти.

Он чудом избежал расстрела и «за непризнание советской власти», был выслан за пределы СССР на знаменитом «Философском пароходе» вместе с другими лучшими умами русской культуры.

За границей Ильину пришлось трудно. Средств не было, он не умел приспосабливаться. В Германии Ильин более 11 лет состоял профессором Русского научного института, преподавал, читал лекции в разных городах Европы. Иван Александрович был блестящим оратором, умел завораживать аудиторию глубиной своей мысли, невероятной эрудицией, твердой убежденностью в великом предназначении России, самой мощью своей незаурядной натуры. Архиепископ Рижский даже уговаривал его принять духовный сан, чтобы стать проповедником.

Когда в Германии к власти пришли нацисты, Ильина изгнали из института, а потом и из страны. Он поселился в пригороде Цюриха, и там прошла вторая часть его эмигрантской одиссеи. Последние годы жизни Ильин тяжело болел. Умер он в 1954 году. В 2005 году прах философа вернулся на родину и был перезахоронен в Москве, в Донском монастыре, вместе с генералом Деникиным. Ильина часто цитируют сегодня, в том числе президент России Владимир Путин.

Архимандрит Константин писал, что вклад Ильина в сокровищницу русской культуры определяется не только своей громадностью, но и тем, что «за всем этим богатством стоит непоколебимая воля. Мыслитель по образованию, талантам, вкусам, воспитанию, профессии, Иван Александрович одновременно был гражданином. И не в том смысле, что он способен отвлечься от работы мысли, чтобы взяться за меч или хотя бы выйти на площадь, а в том, что саму свою мысль он сознательно, убежденно, последовательно и неуклонно ставил на службу гражданского долга».

Иван Ильин написал более 30 книг по философии, истории политических учений, по вопросам религии, культуры и политики. Важное место в его творческом наследии занимает книга «Наши задачи», своеобразный манифест русской идеи и русского патриотизма.

Она возникла из отдельных «пропагандистских» статей, которые печатались на ротаторе небольшим тиражом без подписи только для единомышленников. Получатели их размножали и рассылали друзьям. Их сборник с именем автора был издан уже после смерти Ильина в Париже, а в России его напечатали только в 1991 году.

 «И вот, – описывал трагические последствия 1917 года Иван Ильин, – преступный мир покинул тюрьмы, освобождая их для «контрреволюционеров», – и привычные жители тюрем влились в революцию. Уголовные, принимавшие коммунистическую программу, быстро и легко врастали в партию и, особенно, в Чеку, уголовные, желавшие грабить самовольно, вне революционной дисциплины, арестовывались и расстреливались… Так возник этот режим: разбойники стали чиновниками, а чиновники разбойниками».

«Судьба русских людей двадцатого века, – беспримерна по своей тягости, – отмечал философ. – Впервые в истории мобилизовались такие силы зла, впервые изобретены приемы такого террора, компрометирующего самое здоровое начало государственности, впервые создан заговор такого интернационального охвата, такого подрыва, такой злодейской меткости, такой неисчерпаемой одержимости».

И все-таки Ильин не был сторонником «теории заговора». «Русский народ, – писал он, – пошел за большевиками в смутных и беспомощных поисках новой справедливости. "Старое" – казалось ему несправедливым, "новое" манило его "справедливостью"». Однако, по мнению Ильина, «социализм и коммунизм вообще ведут не к справедливости, а к новому неравенству и что равенство и справедливость совсем не одно и то же», ибо люди неравны от природы. Революционное равнение «вниз» ведет к тому, что худшие люди (карьеристы, симулянты, подхалимы, люди беспринципные, бессовестные, продажные, «ловчилы») выдвигаются вперед и вверх, а лучшие люди задыхаются и терпят всяческое гонение.

«Если «аристос» значит по-гречески наилучший, а «какистос» – наихудший, то этот строй может быть по справедливости обозначен как правление наихудших или «какистократия». Таким изобретенным им термином Ильин определил существовавшую в СССР государственную систему.

Ильин был убежден, что большевизм в России рухнет и только тогда страна сможет возродиться. Но он с большим сомнением относился к попыткам навязать освободившейся России демократию западного типа и пророчески предсказывал порочность грядущего глобализма.

Нет «единого государственного строя», который был бы наилучшим для всех стран и народов, указывал он.

«На введении демократии в грядущей России настаивают, во-первых, неосведомленные и лукавые иностранцы, а во-вторых, бывшие российские граждане, ищущие ныне погубления и разложения России… И, – отмечал Ильин, – как часто мы видим, что люди торопятся объявить себя «демократами» ради признания со стороны недругов России и закулисных субсидий!».

Мечтая о новой России, оказавшийся далеко от нее Ильин высказывал опасение: «Мы не знаем, как сложится государственная власть в России после большевиков. Но знаем, что если она будет антинациональной и противогосударственной, угодливой по отношению к иностранцам, расчленяющей страну и патриотически-безыдейной, то революция не прекратится, а вступит в фазу новой гибели; и тогда все предлагаемое будет отсрочено».

И ведь после 1991 года, когда распался СССР, и новая власть старалась во всем угодить Западу, наша страна и в самом деле оказалась на грани именно такого развития события. Только с огромным трудом катастрофу удалось предотвратить.

Ильин был уверен, что главная цель Запада – расчленение и ослабление России. «Не умно ждать от неприятелей – доброжелательства, – предупреждал он. – Им нужна слабая Россия, изнемогающая в смутах, в революциях, в гражданских войнах и в расчленении. Им нужна Россия с убывающим народонаселением».

И далее: «Им нужна Россия безвольная, погружённая в несущественные и нескончаемые партийные распри, вечно застревающая в разногласии и многоволении, неспособная ни оздоровить свои финансы, ни провести военный бюджет, ни создать свою армию, ни примирить рабочего с крестьянином, ни построить необходимый флот. Им нужна Россия расчленённая, по наивному "свободолюбию" согласная на расчленение и воображающая, что её "благо" – в распадении. Но единая Россия им не нужна».

«У национальной России есть враги, – писал Ильин в статье «Расчленителям России». – Их не надо называть по именам, ибо мы знаем их, и они знают сами себя. Они появились не со вчерашнего дня, и дела их всем известны из истории. Для одних национальная Россия слишком велика, народ её кажется им слишком многочисленным, намерения и планы её кажутся им тревожно-загадочными и, вероятно, «завоевательными», и самое «единство» её представляется им угрозой. Малое государство часто боится большого соседа, особенно такого, страна которого расположена слишком близко, язык которого чужд и непонятен и культура которого инородна и своеобразна. Это противники – в силу слабости, опасения и неосведомлённости. Другие видят в национальной России – соперника, правда, ни в чём и никак не посягающего на их достояние, но «могущего однажды захотеть посягнуть» на него или слишком успешным мореплаванием, или сближением с восточными странами, или же торговой конкуренцией! Это недоброхоты – по морскому и торговому соперничеству. 
Есть и такие, которые сами одержимы завоевательными намерениями и промышленной завистью: им завидно, что у русского соседа большие пространства и естественные богатства; и вот они пытаются уверить себя и других, что русский народ принадлежит к низшей, полуварварской расе, что он является не более чем «историческим навозом» и что «сам Бог» предназначил его для завоевания, покорения и исчезновения с лица земли. Это враги – из зависти, жадности и властолюбия.

Но есть и давние религиозные недруги, не находящие себе покоя оттого, что русский народ упорствует в своей "схизме" или "ереси", не приемлет «истины» и «покорности» и не поддается церковному поглощению. А так как крестовые походы против него невозможны и на костер его не взведёшь, то остаётся одно: повергнуть его в глубочайшую смуту, разложение и бедствия, которые и будут для него или «спасительным чистилищем», или же "железной метлой", выметающей Православие в мусорную яму истории. Это недруги – из фанатизма и церковного властолюбия. Наконец, есть и такие, которые не успокоятся до тех пор, пока им не удастся овладеть русским народом через малозаметную инфильтрацию его души и воли, чтобы привить ему под видом "терпимости" – безбожие, под видом "республики" – покорность закулисным мановениям и под видом "федерации" – национальное обезличие».

Все это и происходит сегодня: и попытки сокрушить Православие, и стремление разложить Россию изнутри, и яростные потуги ослабить ее экономически, изолировать при помощи санкций, бойкота и шантажа.

Но куда же тогда идти сегодня России? В чем сущность русской идеи? В чем суть русского патриотизма? «Русская идея, – писал Ильин, – есть идея сердца… Она утверждает, что главное в жизни есть любовь и, что именно любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа. И все это не идеализация и не миф, а живая сила русской истории. О доброте, ласковости и гостеприимстве, а также о свободолюбии русских славян свидетельствуют единогласно древние источники – и византийские, и арабские. Русская народная сказка вся проникнута певучим добродушием. Русская песнь – есть прямое излияние сердечного чувства… это дух живет в русской поэзии и в русской литературе, в русской живописи и в русской музыке».

На любви покоится, по мысли Ильина, и определение русского патриотизма, как безграничной любви к Родине.

«Любовь к Родине, – пишет он, – соединяется с верою в неё, с верою в ее призвание, в творческую силу ее духа, в тот грядущий расцвет, который ее ожидает… А люди без Родины, становятся исторической пылью, блеклой осенней листвой, гонимой с места на место и втаптываемой чужеземцами в грязь».

Разве это не предупреждения со стороны великого русского философа всем тем, кто в феврале прошлого года, когда началась СВО, трусливо бежал из России? Ведь они и в самом деле оказались там в самом жалком положении людей, которых наглые «чужеземцы втаптывают в грязь».

Но особенно поразительно его сбывшееся пророчество в отношении Украины. Рассуждая о том, как враги России будут пытаться ее расчленить, Ильин был уверен, что «первою жертвою явится политически и стратегически бессильная Украина, которая будет в благоприятный момент легко оккупирована и аннексирована с запада».

«Украина, – писал Ильин в статье «Основы борьбы за национальную Россию», – признается наиболее угрожаемою частью России в смысле отделения и завоевания. Украинский сепаратизм есть явление искусственное, лишенное реальных оснований. Он возник из честолюбия вожаков и международной завоевательной интриги. Малороссы суть ветвь единого, славянороссийского народа. Эта ветвь не имеет причин враждовать с другими ветвями того же народа и отделяться в отдельное государство. Отделившись, это государство предает само себя на завоевание и разграбление иностранцам. Малороссия и Великороссия связаны воедино верой, племенем, исторической судьбой, географическим положением, хозяйством, культурой и политикой. Иностранцы, подготовляющие расчленение, должны помнить, что они объявляют этим всей России вековую борьбу».

Разве не так все и произошло сегодня? Разве Запад не объявил нам войну, используя Украину, которую он сумел превратить в анти-Россию? Но Ильин был уверен, что Россия сможет победить в этой смертельной схватке с Западом.

Она, писал Иван Александрович, «соберет все свои огромные силы, разовьет свою технику, найдет себе могучих союзников и будет бороться до тех пор, пока не подорвет вконец и навсегда мощь расчленяющей державы. Национальная Россия не ищет ничьей погибели, но она сумеет ответить своевременно на всякую попытку расчленения и будет бороться до конца. Всякой державе выгодней иметь Россию другом, а не врагом. История еще не сказала своего последнего слова».

«Дни падения преходящи, а духовные достижения вечны. Я знаю, – предсказывал Ильин, – что тяжкий молот истории выкует из моего народа духовный меч, именно так, как это выражено у Пушкина:

Но в искушеньях тяжкой кары,
Перетерпев судьбы удары,
Окрепла Русь. Так тяжкий млат,
Дробя стекло, кует булат».


Специально для «Столетия»


Эксклюзив
17.06.2024
Максим Столетов
Среди солдат ВСУ в Херсоне и области вспыхнула эпидемия брюшного тифа
Фоторепортаж
17.06.2024
Подготовила Мария Максимова
1000-летию Суздаля посвящена грандиозная выставка


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.