Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
28 мая 2024
«Все начинается в Донбассе…»

«Все начинается в Донбассе…»

О новом сборнике поэтов и прозаиков Новороссии
Владимир Малышев
12.07.2016
«Все начинается в Донбассе…»

«Когда говорит оружие, музы молчат», – так говорили в Древнем Риме. Потом эту поговорку переиначили на современный лад, и слово «оружие» заменили на «пушки». Однако сегодня в Донбассе, несмотря на непрекращающиеся варварские обстрелы ВСУ мирных кварталов, постоянную угрозу нового наступления киевских карателей, неимоверные бытовые трудности, – писатели продолжают писать стихи и прозу, выходят книги.

Доказательство этому – только что изданный сборник в твердой глянцевой обложке «Время Донбасса», изданный Союзом писателей Луганской народной республики и отпечатанной в типографии того же Луганска. У книги подзаголовок: «Литература народных республик». В нее включены стихи и прозаические произведения авторов Донецка и Луганска. «В сборнике, – говорится в предисловии, – подводится художественный итог еще одного года свободной жизни Донбасса после судьбоносного выбора. Еще один год, начавшийся с боев, с зимнего Дебальцевского «котла» и военной победы, а затем шедший долгой трудной дорогой к миру. Главное же – за всеми сводками новостей и сообщениями информационных лент скрывался человек, стояли живые люди со своей болью и проблемами, принесенными войной, распадом некогда цельного мироздания и мучительного рождения нового. Вот эту человеческую рефлексию во всей полноте может выразить только искусство. Особенно – искусство слова. Потому что литература – прежде всего сопереживание, способность взять на себя чужую боль и нести ее, как крестную ношу».

Стихи, собранные в книге, буквально обжигают яростным протестом против развязанной Киевом братоубийственной войны, испепеляющей ненавистью к врагу, безжалостно убивающему женщин и детей, разрушающему мирные города и села Донбасса.

И в то же время они исполнены высоким пафосом горячей любви к родному краю, твердой верой в Победу, в конечное торжество правого дела Новороссии, его народа, который хочет жить свободно по своим законам и говорить на родном языке. Поэт Юрий Беридзе предельно ясно сказал об этом в своем стихотворении «Сепаратист»:

Когда осела пыль от взрыва,

над домом дым завис, когтист…

Мужик спокойно, без надрыва,

сказал, что он – сепаратист…

Что он до смерти неизбежной

отныне – ватник, колорад,

но он не примет «незалежность»,

которую вещает «град»,

в которой войско атакует

не вражий дот, а дом в саду…

Не примет неньку он такую –

ни подобру, ни по суду,

Не примет ни за что на свете –

уж лучше сразу наповал…

Сказал мужик: вот Бог свидетель,

и крест на этом целовал…

Как грандиозное столкновение двух цивилизаций воспринимает происходящее сегодня на Донбассе поэт Сергей Жуков, который считает, что в огне сражений выплавляется боевая доблесть бойцов, сражающихся за правое дело:

Нет вечности у нас в запасе.

Сразились Запад и Восток.

Все начинается в Донбассе.

Там бьется истины исток.

Трудились люди, но настигли

Огонь и бешеный свинец.

И выплавляется, как в тигле,

Сарматский доблестный боец.

Порой снаряды на исходе.

Герои бьются до конца.

И фронт безжалостно проходит

Сквозь души и через сердца.

Народу Донбасса не остается ничего другого, как взять в руки оружие и воевать за родной дом до конца с теми, кто хочет заставить его забыть родной язык, жить по чужим законам.

Об этом – стихотворение Вадима Гусева.

Затихло. Дым повсюду веял,

Накрыв разрушенный квартал.

В проемах – сорванные двери

Скребли металлом о металл.

В ушах еще звенели взрывы,

Во рту царапался песок,

Волны погибельной порывы

Ушли грозою на восток

И встав спиной к далеким вспышкам,

Приладив сбоку пулемет,

Стихи читал седой мальчишка

О том, как в Киев он войдет.

Об этом же пишет в своих пронзительных стихах Александр Сигида:

Выслушай новости тихо

и ни о чем не жалей –

невыносимое лихо

белого снега белей.

Вывод подобен поземке

и вызывающе прост:

В нашем рабочем поселке

Каждая хата – блокпост.

Вместе с ополченцами отражают натиск врага и женщины Донбасса, как это делали в свое время жены декабристов, сестры милосердия в Первую мировую, санитарки и радистки Великой Отечественной.

Об этом – стихотворение Елены Заславской:

Ты же мой русский мальчик:

Война, ополчение, умереть за Отечество.

Ничего не меняется,

Ничего не меняется.

Бесы скачут,

А ангелы ждут на пороге вечности.

Я твоя русская девочка:

Красный крест, белый бинт, чистый спирт

В мясорубке расчеловечивания

Будет щит тебе

Из моих молитв.

А весна наступает. Цветущие яблони

Поют о жизни, презревшей тлен,

Так, будто они – православные,

Русские и после молитвы встают с колен.

В одном ряду с шахтерами Донбасса в рядах ополченцев крепко держат оборону родного края казаки. Об этом стихи казацкого поэта Новороссии Павла Крацова:

Взбила рябь Лугань-река.

Взрыва эхо громово.

Погубили казака

Павла Дрёмова.

Погубили атамана.

Вызов бросили

Городам, полям, курганам

Новороссии.

Кто убийцы? Что им надо?

Где, скрываясь, гнезда вьют?

За бугром? А может рядом

Скорбно «Лазаря» поют?

Нет! Они от наших взоров

Подлых глаз не спрячут.

И над ними скоро, скоро

Вороны заплачут.

«Ватники» – так назвала свое стихотворение Марина Кудимова. Но оно не о том, что именно этим словом с ненавистью и презрением называют ополченцев киевские каратели. А о том, что ватник – это надежная боевая одежда, в которой русский солдат победил в самой страшной войне, и которая до сих пор хранит и оберегает воина.

Ночь не треснула перестрелкою

И с врагом не столкнула в лоб.

Ватник держит осколки мелкие,

А от крупных спасет окоп.

Нет у междуусобий линии,

Смерть минувшего не вернет,

Плащаницей этой синею

Тело жесткое обернет.

Над донецкой степью пуганой

Кропивянка поет судьбу.

Ватник пылью пропитан угольной –

Не смывается в гробу.

Кровь пробьет покрова холстистые,

Запечется – не разорвут.

Это русскою реконкистою

СМИ речистые назовут.

Поразительный образ сражающегося и непобедимого Донбасса рисует в своем очерке «Два Донецка» Иван Донецкий. Герой очерка идет по разбитым украинской артиллерией и минометами улицам и видит неподвижно сидящую на лавочке у дома старуху с костылем.

– Не страшно здесь? – спрашивает.

– Я свое в шахте отбоялась. Десять лет на Феликса Кона, – старуха замолчала. Неожиданно сверкнула глазами:

– Они на кого напали? С кем воевать собрались? Видела я их в шахте. В конце сороковых через нас многие прошли. Были здесь и с Полтавы, и с Западенщины. Сбежали все. «А хиба я, дурный цилый дэнь у погриби сыдиты та каменюку добвты?» – зло перекривила старуха и продолжила:

– А мне, девчонке сопливой, не тяжело было? Я семь лет бутчицей отмантулила и три – ламповщицей. В шахте пахать надо, а не химичить. А они норовили на чужом горбу в рай въехать. Били мы их за это. Они и воюют так, из-за угла, да из кустов…. Я б сама этим тварям бандеровским головы обушком проломила, – старуха бьет костылем по воздуху…».

«Вы, – продолжает автор, – оглядываетесь, уходя, на неподвижную старуху, и вам кажется, что она высечена из черного мрамора. Сколько бы ни било по ней мин и снарядов, они ничего не смогут с ней сделать. Она тверже антрацита, который долбила в молодости. Ей могут отбить, ногу, руку, голову, а она даже не шевельнется. Она будет сидеть, опираясь на свою палку, и ненавидеть тех, кто убил ее внука…».

И в заключение автор очерка делает закономерный вывод, который ясно говорит нам, почему народ Донбасса победить, поставить на колени невозможно: «Шахтерские поселки выплавили, закалили, создали донбасский характер, который дробит, как обушок уголь, колени, наивно пытающие его переломить».

Специально для «Столетия»


Эксклюзив
27.05.2024
Максим Столетов
От Норвегии до Польши протянется антироссийская «стена дронов»
Фоторепортаж
24.05.2024
Подготовила Мария Максимова
В Зарядье проходит выставка, посвященная работе людей, глазами которых мы видим войну


* Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами.
Реестр иностранных агентов: весь список.

** Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации.
Перечень организаций и физических лиц, в отношении которых имеются сведения об их причастности к экстремистской деятельности или терроризму: весь список.