Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
29 января 2023
Ратко Младич, который не боится смерти

Ратко Младич, который не боится смерти

Почему до сих пор не выдан Гаагскому трибуналу бывший командующий армией боснийских сербов
Николай Пасхин
14.12.2009
Ратко Младич, который не боится смерти

Декабрьский опрос общественного мнения, проведенный в Сербии белградской миссией ОБСЕ совместно с местным Центром по правам человека, принес неожиданные для социологов результаты. Оказалось, что 64 процента из 1400 участвовавших в исследовании граждан, возражают против поимки и выдачи Гаагскому трибуналу бывшего командующего армией боснийских сербов генерала Ратко Младича. А больше трети опрошенных не понимают, в чем состоит вина отставного генерала перед международным правосудием.

Эти данные значительно превзошли аналогичные показатели, полученные год назад. Тогда чуть более 40 процентов респондентов не одобряли усилий властей по поиску Младича. Заметно увеличилось и число граждан, отрицательно относящихся к самому Гаагскому трибуналу, считающих его политически ангажированным и потому необъективным — сейчас оно составляет более 70 процентов опрошенных, тогда как раньше не достигало и половины. Характерно, что в пользу Ратко Младича высказались, в основном, люди среднего и пожилого возраста, для которых трагические события балканской войны 1991-1995 годов остаются еще не до конца пережитыми, и которым небезразлична судьба ее главных «действующих лиц». Для ориентированной же на Запад молодежи все это уже большого значения не имеет.

Местные эксперты попытались прокомментировать столь значительный рост симпатий к человеку, который в официальных кругах воспринимается не иначе, как «камень на шее» Сербии, не позволяющий ей строить нормальные отношения не только с Европейским союзом, но со многими другими западными странами - ведь в Брюсселе объявили арест Младича и бывшего лидера самопровозглашенной Республики Сербская Краина Горана Хаджича основным условием для сближения Сербии с ЕС.

Так, по мнению председателя фонда «Гражданская инициатива» Миленко Дереты, выражая свое отношение к обвиняемым Гаагским трибуналом лицам, участники опроса руководствовались скорее эмоциями, чем здравым смыслом. «Сейчас мы можем геройствовать, поскольку в последние дни Европа пошла на две серьезные уступки в отношении Сербии - Евросоюз принял решение об отмене с 19 декабря нынешнего года виз для въезда в страны «шенгенской зоны» и разморозил так называемое Переходное торговое соглашение с ЕС, - заявил политолог. – Но, в том случае, если Брюссель вернется к своим жестким требованиям, то думаю, разум восторжествует, и многие сторонники Младича пересмотрят свое мнение». В свою очередь, директор белградского «Форума за европейский путь» Милан Симурджич убежден, что в Сербии пока еще не все понимают: нельзя ждать реальной пользы от процесса европейской интеграции, пока «гаагское досье» остается открытым. В доказательство своих слов он привел недавнее высказывание главного прокурора Гаагского трибунала Сержа Брамерца о том, что если Младича и Хаджича не удастся задержать и переправить в Гаагу до истечения мандата суда, то он вновь начнет работу, как только это произойдет. Милан Симурджич считает также, что рост рейтинга отставного генерала во многом вызван как устойчиво негативным отношением к Гаагскому трибуналу вообще - резкие протесты в стране вызывает каждый очередной приговор, вынесенный международным судом лицам сербской национальности - так и тяжелой экономической ситуацией в стране в последнее время.

Все это и заставляет людей рассуждать по принципу: лучше бы власти думали о простом народе с такой же озабоченностью, как они относятся к поимке Младича. 

«Многие рядовые граждане Хорватии, как и тамошние политики, в свое время тоже противились требованию о выдаче трибуналу генерала Анте Готовины, но, в конце концов, стремление приобщиться к европейской семье перевесило эти настроения», - подчеркивает Милан Симурджич.

Для Сербии поимка Ратко Младича, скрывающегося от международного правосудия «по полной программе» примерно с 2002-го - до этого он практически открыто жил на съемных квартирах в сербской столице и появлялся в общественных местах - всегда была не только правовой, но и исключительно деликатной политической проблемой. Как считали на Западе, сербские власти умышленно затягивали выдачу генерала, чтобы оградить себя от серьезных негативных последствий, которыми мог бы обернуться для них такой шаг - и в этом утверждении многое соответствовало действительности. Сербской дипломатии понадобилось несколько лет, чтобы доказать мировой общественности факт наличия у Белграда политической воли для ареста Младича. В ноябре нынешнего года сербское руководство всерьез убедило в этом Сержа Брамерца, в результате чего в своем выступлении перед Советом безопасности ООН 3 декабря он дал позитивную оценку усилиям сербских силовых структур по поимке обвиняемых в военных преступлениях лиц. Благоприятный тон этого выступления, несмотря на отсутствие конкретных результатов по делу Младича, заставил Брюссель пойти на серьезные шаги в плане либерализации отношений с Сербией, и сейчас в Белграде уже размышляют о том, что настал момент для подачи заявки на членство в ЕС в качестве страны-кандидата.

Вместе с тем, несмотря на данные Брамерцу обещания найти и задержать Младича еще до конца нынешнего года, генерал остается недоступным для правосудия. Возникающие в связи с его поиском проблемы объясняются многими факторами.

Как считает прокурор Сербии по военным преступлениям Владимир Вукчевич, усилия правоохранительных органов в этом направлении не дали результата во многом потому, что в 2006-м власти одобрили массовые аресты сторонников Младича. «Надежда на то, что водворенные в тюрьму укрыватели генерала помогут выйти на его след, полностью себя не оправдали, на это можно было бы рассчитывать только в том случае, если бы они оставались на свободе», - заявил прокурор в интервью газете «Вечерне новости».

По мнению известного комментатора Любодрага Стоядиновича, политическая воля для поимки Младича и Хаджича, возможно, и существует, но ей явно не хватает единства. «И президент страны, и правительство, и парламент, как и тайные службы, порой занимают разные позиции по тем или иным государственно важным вопросам, в том числе, и по сотрудничеству с Гаагским трибуналом,- заявил Стоядинович в одном из недавних выступлений на радио. - Проблема еще и в том, что власти пытаются укрепить свое влияние в силовых структурах путем единичных кадровых замен, тогда как настало время для фундаментальных преобразований органов правопорядка»,

На вопрос о том, что помогает Ратко Младичу так долго и так успешно скрываться, автор нескольких биографических книг о генерале Лилия Булатович отвечает так: «Это его характер и его жизнь, с юных лет заставлявшая рано оставшегося без отца Ратко развивать в себе способность к выживанию в экстремальных условиях. Он исключительно дисциплинирован, великолепно обучен как воин, упорен в своих стремлениях, а кроме того, не боится смерти». Писательница убеждена, что такими же качествами обладают и люди, помогающие Младичу избегать ареста.

Все, кто его охраняет, глубоко преданы своему бывшему командиру, и в этом их сила, считает Лилия Булатович.

Первые обвинения против Ратко Младича в военных преступлениях и геноциде были выдвинуты Гаагским трибуналом в июле 1995-го и касались трагических последствий осады войсками боснийских сербов Сараево, в результате которой погибло около 10 тысяч человек. В ноябре того же года в связи с событиями в мусульманском анклаве Сребреница обвинительные документы были дополнены еще шестнадцатью статьями. Сам же генерал не раз высказывался о Гаагском суде в том смысле, что он создан только для того, чтобы свалить на сербов всю вину за кровопролитие на Балканах. Он любил повторять, что окажется в Гааге только после того, как рядом с ним место на скамье подсудимых займут генералы, воевавшие во Вьетнаме и бомбившие Югославию.

Специально для Столетия


Эксклюзив
20.01.2023
Владимир Малышев
Не только валютные резервы России, но и ее золотой запас мог «уплыть» на Запад.
Фоторепортаж
24.01.2023
Подготовила Мария Максимова
В Третьяковской галерее проходит выставка, посвященная 150-летию со дня рождения мастера.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..