Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
2 декабря 2022
Польский треугольник

Польский треугольник

О разногласиях в правящей политической элите страны
Лариса Лыкошина
19.03.2009
Польский треугольник

Отношения между ключевыми фигурами польской политической сцены - президентом Лехом Качиньским, его братом, главой партии «Право и справедливость» Ярославом Качиньским и премьер–министром Д. Туском далеки от идиллических.

Бесконечные стычки президента и премьера, а также столь естественная в жизни и столь опасная в политике привязанность друг к другу братьев Качиньских постоянно привлекают внимание как аналитиков, так и широкой общественности. Причем, все трое «вышли из одной шинели» - польской антикоммунистической оппозиции и принадлежат практически к одному поколению: Д. Туск родился в 1957 году, а братья Качиньские – в 1949-ом.  

Нынешний польский премьер, признанный еженедельником «Впрост» самым влиятельным человеком 2008 года, родился в Гданьске в простой семье. Его отец - столяр умер, когда Дональду было 15 лет, мать работала секретарем в медицинской академии. Жили довольно бедно, Туск вспоминает, что ему приходилось донашивать вещи старшей сестры.  

Д. Туск – один из известнейших польских либералов. Выпускник Гданьского университета, автор нескольких популярных в стране исторических монографий – «Жил был Гданьск», «Гданьск 1945», «Старый Сопот» – Туск явился автором букваря на кашубском языке, а также десятков статей по общественно-политической проблематике и одной из программных книг польских либералов «Идеи гданьского либерализма».  

По результатам плебисцита «Гданьщанин тысячелетия» Туск вошел в первую десятку самых знаменитых жителей Гданьска.

Д. Туск с самого начала своей политической деятельности был связан с оппозиционным движением, с «Солидарностью». С 1991 г. он становится лидером партии Либерально-демократический конгресс, после объединения его с Союзом свободы – заместителем председателя СС. В 2001 г. он выходит из СС и становится одним из основателей нынешней правящей партии Гражданской платформы. Д. Туск – опытный парламентарий, был депутатом Сейма в 1991-1993 гг., вице-спикером Сейма и сенатором.  

В президентской кампании 2005-го он выступал под лозунгом «Президент Туск – человек с принципами. Будем гордиться Польшей». Своим политическим кумиром он считает Ю. Пилсудского, столь далекого от либерализма. Но Туск – польский либерал. Он с отнюдь нетипичным для либерала пиететом относится к Иоанну Павлу II, считая, что поляки – счастливый народ уже потому, что они ассоциируются в истории не с именами Гитлера и Сталина, а с именем К. Войтылы .  

На выборах 2005 года ГП стала второй, хотя по всем прогнозам должна была стать лидером. Больше всего голосов ГП получила в Поморском воеводстве, Нижней Силезии, в Познани и в Варшаве.  

За ГП, как и за ее лидера Туска, голосовали в основном жители крупных городов. Столь близкая победа не реализовалась во многом потому, что против Туска выступили многие представители духовенства, так называемая «мохеровая оппозиция».  

Кроме того, одним из аргументов, направленных против Туска, было обнаружение факта сотрудничества его деда с немцами в годы Второй мировой войны.  

Действительно, один из родственников Туска служил в войсках вермахта. Правда, не родной дед, а двоюродный. Но служил, как и многие кашубы.  

Ведь Туск по происхождению своему - кашуб, а в годы войны в вермахте служило от 90 до 350 тыс. жителей Поморья, и в том числе несколько тысяч кашубов и силезцев. Туда их мобилизовывали насильно. Многие пытались бежать и в Советскую армию, и в армию Андерса.  

Вошедшие в 1939 году в состав Германии земли польского Поморья были признаны немцами частью своего государства, а жители – немцами, но низшей категории. Кашубов и поляков насильно заставляли декларировать себя немцами, хотя далеко не все на это шли. После войны новая власть отнюдь не поощряла стремление к кашубской идентичности. Сестра Д. Туска вспоминает, что еще в 70-е годы молодым людям было стыдно признаваться в своем кашубском происхождении.  

Сейчас имеет место явное возрождение кашубской идентичности. Так библиотека Конгресса США признала в 2004 году кашубский язык самостоятельным. Этническое возрождение кашубов получило мощный стимул в 1989 году, когда Иоанн-Павел II призвал их хранить свою самобытность.  

Радио «Мария» призывало с опаской относиться к Туску, как к кашубу и почти немцу. В этой связи примечателен один польский анекдот, связанный с Туском. Во время социологического опроса респондент заявляет что Туск - еврей. «Как же он может быть евреем, - удивляется анкетер, - если он – кашуб. Ведь его деда обвиняют в том, что он служил в вермахте». На это респондент отвечает: «Ну и что с того, что у него дед служил в вермахте. Мало того, что Туск - еврей, он еще и немец. Еврей всюду пролезет, даже в вермахт».  

В нынешней Польше, по мнению специалиста по политическому маркетингу Э. Мистевича, Туск исполняет роль Индианы Джонса. Он борется со злом, побеждает его, а зрители, то есть электорат, сочувственно наблюдают за приключениями премьера.

Улыбчивый, элегантный и спортивный (он с молодых лет играет в футбол и даже сейчас, отправляясь на выходные в родной Гданьск, любит погонять мяч со старыми друзьями), Туск во всех рейтингах опережает подозрительного, грубоватого и вовсе не элегантного и не спортивного президента.  

Братья Качиньские, «качки» («утки» по-русски), являют собой необыкновенно дружную, даже для близнецов, пару. Они родились в Варшаве. В семье не знали, что родятся близнецы, ждали девочку, но появление братьев никого не разочаровало, а, напротив, привело в полный восторг. Воспитанием детей занималась в основном мать. Ярослав и Лех росли, что называется, «под сенью наук»: молодая мать не бросила учебу в Варшавском университете и часто брала с собой близнецов на занятия, прямо в коляске.  

Под влиянием матери братья росли вполне добропорядочными католиками, посещали костел и уроки религии. Учились мальчики весьма успешно. Несмотря на то, что братья отличались от сверстников начитанностью и эрудицией, это были вполне обычные ребята: дрались, убегали с уроков, сдавали друг за друга экзамены: Лех был силен в гуманитарных науках, а Ярослав – в точных.  

Братья всегда были настроены антикоммунистически. Они учились в лицее на Жолибоже (район Варшавы), где тогда были популярны вальтеровские дружины - «красные харцеры» Яцека Куроня (впоследствии одного из самых известных в Польше борцов с коммунизмом). Но Качиньские никогда в них не вступали. Также, став студентами Варшавского университета, они не вступили в Союз социалистической молодежи. Но это не помешало Ярославу защитить диссертацию и стать преподавателем вуза. Он остался в Варшаве, а Лех уехал в Гданьск, полюбил этот город и вполне прижился там.  

Лех женат, имеет взрослую дочь и внучку. Ярослав остался старым холостяком и живет с мамой. Бывшая невеста Ярослава шутила, что он предпочел ей Комитет защиты рабочих (КОР). Действительно, с 1976 года Ярослав активно включается в оппозицонное движение, работает в КОРе, а позднее - в «Солидарности»  

Иначе и быть не могло. Братья избрали жизненный путь в полном соответствии с семейными традициями: мать близнецов Ядвига и сама, как могла, помогала оппозиционному движению, ее прадед участвовал в январском восстании 1861 года, имевшем целью получение Польшей независимости от России, прапрадед – в ноябрьском восстании против России 1831 года, несколько родственников матери погибли в польско-советской войне 1920-го. И мать, и отец Качиньских участвовали в Варшавском восстании 1944 года.  

Одним словом, это семья с традициями оппозиционной деятельности и борьбы за свои идеалы и убеждения.

За что приходится иной раз платить достаточно высокую цену. Качиньские не стали исключением: в 1989 году Лех был интернирован и пережил не самые лучшие времена в своей жизни.  

В том же году Лех участвует в работе «круглого стола», где заседает в комитете по проблемам профсоюзного плюрализма. В 1990-м его выбирают заместителем председателя Общепольской комиссии Солидарности, но, проиграв М. Кшаклевскому в борьбе за пост главы «Солидарности» в 1991 году, Лех Качиньский отказывается от этой должности.  

В период 1989-1993 гг. Лех Качиньский был депутатом Сейма, в 1991 году - министром по делам безопасности в Канцелярии президента Валенсы, а также главой бюро Национальной безопасности. Он оставил этот пост после конфликта с Валенсой. С 1992 по 1995 г. Лех Качиньский возглавляет Высшую контрольную палату, в 1995 году баллотируется на пост президента, но снимает свою кандидатуру еще до выборов.  

В 2002-2005 гг. Лех Качиньский - президент Варшавы. Его деятельность на этом посту отмечена рядом весьма успешных акций. При нем, несомненно, улучшилось состояние безопасности в городе, жить варшавяне стали спокойней, преступлений стало меньше. Торжественно было отмечено 60-летие Варшавского восстания и открыт Музей Варшавского восстания. Это действия, несомненно способствовали росту авторитета и популярности Леха Качиньского.  

Симпатии определенной части общества и вместе с тем яростное неприятие другой его части вызвал запрет президента Варшавы на проведение в городе в 2004 и 2005 так называемых «парадов равенства» (то есть шествия сексуальных меньшинств).

Запретив эти акции, Качиньский вместе с тем дал разрешение на проведение «парада нормальности», организованного националистической организацией Всепольская молодежь.  

Братья, несмотря на поразительное внешнее сходство, достаточно разные по характеру и склонностям. Если Лех – человек общительный, легко сходящийся с людьми, то Ярослав скорее замкнутый и довольно резкий. Партийная карьера братьев Качиньских связана прежде всего с партиями «Соглашение Центрум» и «Право и Справедливость».  

Многие аналитики в Польше считают Ярослава своеобразным «серым кардиналом», генератором идей. Однако жизнь показывает, что идеи его не всегда приводят к успеху. Во всяком случае, к разряду таковых уж никак нельзя отнести выборы 2007 года, итогом которых стала утрата ПиС своего доминирующего положения в польском сейме, а Ярослав Качиньский вынужден был уступить место премьера Д. Туску.  

Президенту свойственно мировоззрение человека, с опаской и недоверием относящегося к окружающему миру, видящему в нем постоянную угрозу.

Лех Качиньский не относится к числу ярких ораторов, он говорит сложно и не очень внятно, вечно кого-то обличает и уличает. Очень часто объектом критики выступает премьер. Правда, в последнее время тон президентских речей смягчился, складывается впечатление, что он стремится «зарыть топор войны». Во всяком случае президент не раз заявлял о необходимости преодоления разногласий с премьером и сотрудничества с ним.  

Нечто подобное происходит и в ПиС. Ярослав Качиньский изменился даже внешне: его прежде не очень удачные костюмы, подчеркивающие недостатки фигуры, сменили новые, прекрасно сшитые. Изменилась прическа лидера ПиС, его манера говорить стала менее агрессивной. На недавно прошедшем съезде ПиС Я. Качиньский даже нашел в себе силы попросить прощения у польской интеллигенции, которую прежде нередко оскорблял, он апеллировал к молодежи, говорил о необходимости модернизации. Партия Я.Качиньского, а ПиС – это его партия, стремится обрести новый имидж, больше быть похожей на свою соперницу - Гражданскую платформу. Сумеет ли ПиС сохранить свою идентичность и вместе с тем обрести новое сущностное содержание, покажут новые выборы, в частности уже весьма близкие выборы в Европарламент. Пока же большинство польских аналитиков говорит скорее о неких косметических переменах в ПиС, о сохранении «вождистского» характера этой партии. Л. Дорн, в недавнем прошлом едва ли не самый близкий к лидеру ПиС человек, утративший свои позиции, как и многие другие из-за потери расположения вождя не без ехидства сравнивает Я. Качиньского с Далилой, а ПиС с Самсоном и замечает, что он ждет лишь одного - когда у Самсона отрастут волосы.  

Очевидно, лишь время покажет, насколько глубоки наметившиеся процессы консолидации польской правящей политической элиты. Для России наиболее благоприятным представляется такой расклад, при котором доминирующей в этом треугольнике станет сторона Д. Туска, отношение которого к нашей стране отличается если не большей симпатией, чем в случае откровенных русофобов Качиньских, то, по крайней мере, большим прагматизмом и реализмом. 



Комментарии

Оставить комментарий
Оставьте ваш комментарий

Комментарий не добавлен.

Обработчик отклонил данные как некорректные, либо произошел программный сбой. Если вы уверены что вводимые данные корректны (например, не содержат вредоносных ссылок или программного кода) - обязательно сообщите об этом в редакцию по электронной почте, указав URL адрес данной страницы.

Спасибо!
Ваш комментарий отправлен.
Редакция оставляет за собой право не размещать комментарии оскорбительного характера.

Gorran
Спасибо за глубокий материал.

Эксклюзив
28.11.2022
Максим Столетов
Минобороны РФ заявило о создании в США нового коронавируса с 80-процентной смертностью.
Фоторепортаж
02.12.2022
Подготовила Мария Максимова
Памяти великого исследователя дальневосточных земель.


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов.

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич.