Столетие
ПОИСК НА САЙТЕ
26 февраля 2024
«Министерство национализма»?

«Министерство национализма»?

О попытках латинизации Белоруссии
Алексей Полозов
15.02.2013
«Министерство национализма»?

В последнее время в Белоруссии в сфере языковой политики происходят процессы, которые, на первый взгляд, не поддаются какой-либо логике, порой воспринимаются населением с юмором и, кажется, не связаны между собой, однако при более внимательном анализе становится ясно, что все они - звенья одной цепи и служат долгосрочным целям ослабления позиций русского языка.

Многие такие инициативы как 2012-го, так и нынешнего 2013 года связаны с деятельностью бывшего министра культуры Белоруссии Павла Латушко и так или иначе либо вызревали в недрах данного министерства с прямой подачи оппозиционных сил, либо были прямо инициированы сотрудниками этого ведомства. Сам министр давно отправлен послом во Францию, но дело его оказалось вполне живучим.

Достаточно скандальным получилось введение так называемой белорусской латиницы в минском метрополитене.

Ранее было принято пользоваться либо исключительно белорусскими названиями на традиционной кириллице, либо иногда сопровождать их названиями на английском языке или же русском. Безусловно, Белоруссия по факту пользуется русским языком, так что даже белорусские названия на кириллице не всегда удобны для населения. Но власти, несмотря на конституционное равенство двух государственных языков – русского и белорусского, всё время стараются расширить сферы исключительного употребления белорусского языка – на нём выполнены дорожные указатели, вывески с названиями улиц, а также регламентируется использование и в официальном делопроизводстве – например, исключительно на белорусском готовится документация по награждениям грамотами, медалями и орденами. Вместе с тем нет ни одной сферы, где бы именно русский пользовался бы такими же привилегиями. Безусловно, именно русский является основным языком в Белоруссии, но происходит это в силу того, что так удобнее самим белорусам, и они сами в массе своей сопротивляются белорусизации. Это хорошо видно на примере школ – практически все городские школы русские, а сельские, где родители традиционно менее активны и влиятельны – белорусские.

На этот раз большое недоумение минчан, гостей Минска, не говоря уже об иностранцах, вызвало нововведение - дублировать в минском метро белорусские названия на кириллице такими же белорусскими названиями, но уже на латинице. При этом возник и неприятный момент для жителей минского микрорайона Грушевка, где недавно ввели в строй новую станцию метро, в варианте белорусского языка на латинице они стали жителями Хрюшевки. Поскольку вариант использованной латиницы предусматривал различного рода непривычные значки над буквами для обозначения шипящих согласных и звука «у краткое», практически все белорусы (кроме, может быть, авторов этого нововведения) с трудом читали названия станций. Более того – если бы не кириллица рядом и привычные по памяти русские наименования, вряд ли эти названия можно было бы вообще прочесть правильно. Для того, чтобы хоть как-то обосновать эту идею, власти метрополитена сослались на то, что это сделано для удобства гостей чемпионата мира по хоккею 2014 года. Такую практику планируется распространить и для обозначения названий улиц.

Это объяснение не выдерживает никакой критики – если сами белорусы не в состоянии прочесть эти вывески, то как это будут делать русские, украинцы и иные гости чемпионата? Как раз информация на русском языке с учётом общего Союзного государства и его распространённости среди ожидаемых гостей чемпионата и Минска вообще, была бы куда более логичной. Может быть, это нововведение рассчитано на иных иностранцев – канадцев, американцев? Но и здесь не меньшие проблемы. Предложенная белорусская латиница ближе к польской, а вот сами американцы читают её с трудом.

При проведении эксперимента, во время которого журналисты предлагали американцу прочесть названия станций на белорусской латинице, он не смог этого сделать правильно ни в одном случае.

Зато, когда его попросили записать английскими буквами название станций на слух, и он это сделал, по его записям другие англоязычные иностранцы называли правильные названия без особых проблем.

Несмотря на поднявшуюся волну общественной критики, которая объяснялась не столько стремлением защитить русский язык, сколько желанием следовать логике здравого смысла, руководство метрополитена проявило упорство. Впрочем, достаточно быстро появилось и объяснение – оказывается, по словам главного инженера метрополитена в Минске Г. Ткача, так называемая «белорусская латиница» появилась на станциях метро не случайно, а согласно решениям, записанным в протокол № 9 заседания топонимической комиссии при Совете Министров от 4 октября 2012 года. Сам перевод названий с кириллицы на латиницу за счёт бюджетных денег осуществляли специалисты Института языкознания имени Якуба Коласа Национальной академии наук. От себя добавлю, что в стенах данного заведения работает множество тех, кто давно и настойчиво стремится «избавиться от российского засилья» и «развернуть Белоруссию в сторону Евросоюза». Как видим, несмотря на то, что практически вся власть сосредоточена в руках достаточно пророссийского белорусского президента А.Г. Лукашенко, в белорусской элите немало тех, кто не мытьём так катаньем заинтересован в срыве как интеграционных процессов по линии Союзного государства, так и в размежевании с Россией в культурно-исторической сфере.

Естественно, это тут же вдохновило различного рода борцов за независимость (от России, в первую очередь). Вот что сказал некий языковед Змитер Савка: «Наконец-то сделали что-то толковое. Я полностью поддерживаю этот шаг. Но шаг этот не должен зависнуть. Если не появится карт, названия в которых будут оформлены абсолютно так же, если не появятся на улицах таблички с таким же написанием, — известно, что повиснет инициатива, и все окажется бесполезно». Показательно, что сам «языковед» называет себя Змитер – это показывает, что он - представитель националистических кругов, так как обычный среднестатистический белорус назвал бы себя Дмитрием.

Белорусских националистов так раздражает всё русское, что они даже не хотят себя называть реальными именами, записанными у них в паспортах.

В их среде стало традиционным использовать такие имена, как Змитер, Андрусь, Юрась, Сяржук вместо традиционных Дмитрий, Андрей, Юрий, Сергей и так далее. Это противоречит и официальным нормам нынешнего белорусского языка, так как в таком случае следовало бы произносить Димитрый, Андрэй, Юрый, Сяргей.

Змитера Савку тут же поддержала работник уже упоминавшегося Института языкознания НАН Елена Анисим, озвучив, так сказать, «официальную позицию» и сославшись на то, что именно такой варинат латиницы был принят официально при создании 6-томного справочника названий населенных пунктов Белоруссии: «…то, что некоторые отказывают белорусам в праве на использование своего наследия (а это наше наследие, потому что латиница активно использовалась в начале ХХ века, не говоря уже о более далеком времени), является проблемой этих людей, их культуры и их отношения к белорусам как к нации, способной самостоятельно решать свои проблемы». Вот так, тихой сапой в Белоруссии в нарушение конституционных норм официально на государственном уровне началось введение, по сути, нового языка, потому что неотъемлемой частью любого языка и его статуса является графическое отображение звукового ряда или, если более конкретно – письменность.

Окрылённые первыми успехами языковеды, согласно сообщениям радио «Свобода» и оппозиционной газеты «Наша нива», планируют постепенно расширять использование белорусской латиницы – в названиях тех же населённых пунктов, улиц и т.п.

При этом обращает на себя внимание то, что речь идёт не об инициативах неких одиночек, а о финасируемой белорусским государством специальной программе.

Особенностью белорусского общества, и, прежде всего, госаппарата и властной вертикали, является буквальное исполнение всего, что спускается свыше. Иначе говоря, если бы главный инженер минского метрополитена получил распоряжение написать дублирующие надписи арабскими буквами или китайскими иероглифами, он бы сделал это без промедления. Поэтому куда интереснее позиция по этому вопросу двух непримиримых противников нынешнего белорусского президента - писателя Владимира Орлова и председателя Товарищества белорусского языка Олега Трусова.

Как оказалось, оппозиционность не помешала этим деятелям согласовать свои позиции с тем же Институтом языкознания Белорусской академии наук. По странному стечению обстоятельств, видный представитель белорусской независимости озаботился возрождением белорусской латиницы в то же самое время, что и сотрудники института. 24 сентября 2012 года в книжном магазине "ЛогвінаЎ" состоялась презентация книги стихов Владимира Орлова «Светятся окна, да никого за ними». Часть книги написана Орловым на белорусской латинице. Сам Орлов признался, что вообще «собирался написать книгу только латиницей, без кириллицы, но Нина Матяш меня отговорила. И тогда я решил, что издам сборник поэзии, напечатанный двумя версиями белорусского правописания: и кириллицей, и латиницей. Мне очень хочется, чтобы белорусы не забыли свою латиницу, на которой были созданы многие великие произведения искусства нашими известными предками». Эту идею поддержал редактор книги В. Акудович, но осторожно заметил, что если начать всюду употреблять непривычную для русифицированных белорусов латиницу, это только ухудшит незавидное положение белорусского языка. Иначе говоря, господин В.Акудович дал понять, что просто не нужно спешить.

В другом своём интервью тот же В. Орлов назвал курс А.Г. Лукашенко навязыванием белорусам «мифов про эту единую народность, из которой будто бы вышли три народа, про единую Киевскую Русь, про воссоединение Беларуси с Россией в конце XVIII века».

Председатель Товарищества белорусского языка О. Трусов (как ни странно – русский по национальности) так высказался о противниках введения белорусской латиницы и принудительной белорусизации вообще: «Это империалисты, они понимают, что забрать Беларусь шестью губерниями можно только тогда, когда в этих губерниях все будут говорить по-русски». То, что в Белоруссии и так все говорят по-русски, но никто пока никуда губерниями не входит, господина О. Трусова не смущает.

Одновременно с экспериментами с латиницей была начата и массированная кампания по призывам к новой белорусизации. На улицах белорусских городов появилось множество плакатов в стиле «ма-ма=мо-ва» с вопросом внизу «Любишь маму?». Сами плакаты выполнены в виде белых надписей (в стиле записей мелом) на мрачном чёрном фоне. Молодёжь по этому поводу даже придумала шутку – то ли это с мамой, то ли с мовой прощаются...

Чуть позже появились и другие плакаты, уже не такие мрачные: «Моё первое слово «спасибо». Каким будет твоё первое слово на родном языке?». То есть предполагается, что человек начинает свою жизнь со слова «спасибо», а не со слова «мама», а многие белорусы ещё ни разу не сказали ни одного слова на белорусском? Автором и разработчиком этого «креатива» стало как раз Министерство культуры Белоруссии.

В вопросы языкового противостояния оказались невольно вовлечены даже внучки А.Г. Лукашенко. Надо отдать должное оппозиции, которая провела достаточно хитроумную комбинацию (чего не скажешь о тех, кто по долгу службы должен был следить за ситуацией вокруг семьи белорусского президента).

Был объявлен литературный конкурс для детей «Гуляй, зима, твоя пора!». На этот конкурс обе внучки А.Г. Лукашенко – третьеклассница Настя и второклассница Даша прислали свою общую сказку про единорога, написанную на белорусском языке. Им сразу же вручили первую премию, а вторая досталась сыну переводчика Белорусской ассоциации журналистов (оппозиционной властям и Лукашенко) А. Кликунова второкласснику Алесю. Поятно, что сами дети – Настя, Даша и Алесь тут ни при чём – они искренне участвовали в конкурсе, погрузившись в мир зимней сказки. Но возникла ситуация, которая, по мнению оппозиции, доказывает, что даже в семье Лукашенко новое поколение выбирает белорусский язык и независимость. Всё это организовал председатель жюри конкурса, писатель Владимир Липский – ещё один деятель, отметившийся на последнем писательском съезде Белоруссии тем, что требовал убрать из названия детского парка в Минске имя Горького, как «чужого белорусам писателя». Председатель ТБЯ О. Трусов тут же с удовлетворением отметил, что внучки Лукашенко 100%-ные белоруски, а вот сам А. Лукашенко «…по-русски никогда не говорит! …У него бедный запас русских слов. Как и большая часть нашего народа, он разговаривает на «трасянке» (смесь русского и белорусского – А.П.). По-русски не может без белорусского акцента говорить. Я вот могу без акцента, а он не может».

Читатели сами могут оценить объективность этих слов.

А вот о новом министре культуры Б. Светлове, сменившем уехавшего в Париж послом П. Латушко, Трусов высказался куда с большим уважением и пиететом: «Из тех, кто был, это самый лучший, скажем так». К сожалению, в Белоруссии с министерством культуры всё, как правило, проходит по схожему сценарию – министром назначается относительно лояльный власти и устраивающий оппозицию человек, а затем со временем его меняют на такого же после очередного обострения языкового вопроса.

Во всяком случае, не припомню, чтобы на должности главы этого министерства хоть когда-нибудь был человек, открыто заявляющий о необходимости российско-белорусской интеграции, общем культурно-историческом пространстве Союзного государства и важности государственного статуса русского языка.

Может быть, пора отойти от такой порочной практики и что-то изменить в этом своеобразном государстве в государстве, которому больше подходит название «министерство национализма»?

Эти лингвистические и языковые споры совпали с двумя важными юбилеями – 1150-летием славянской письменности и 150-летием польского восстания 1863 года. Совершенно очевидно, что всё, о чём говорилось выше, пока лишь проба сил сторонников кириллицы и латиницы, а также тех, кто поддерживает сохранение государственного статуса русского языка и противников этой конституционной нормы.

Обращает на себя внимание и тот факт, что Казахстан уже принял решение о переходе на латиницу. Ранее, напомню, процессы латинизации письменности и вытеснение кириллицы произошли уже в Азербайджане, Туркмении, Узбекистане, Молдавии. Но это противостояние и наступление на кириллическую территорию происходило и раньше. Мало кто знает, что литовская письменность стала оформляться только в XIX веке на кириллице и лишь затем была заменена на латиницу под влиянием требований католического духовенства, а после Октябрьской революции большевики и вовсе подумывали о том, чтобы перевести на латиницу русский алфавит.

Белоруссия остаётся территорией столкновения и борьбы западной и восточной цивилизаций и попытка ввести в постоянный обиход белорусскую латиницу является шагом в направлении дальнейшего размежевания и раскола Русского мира.

Вместе с тем я уверен, что все эти планы обречены на провал и латинизация в Белоруссии не имеет перспектив – практически вся 1150-летняя история Белой Руси, начиная со времён Полоцкого княжества проходила под знаком кириллического письма, а латиница за долгие столетия польского владычества стала лишь символом иноземного гнёта. Не думаю, что белорусы захотят вернуться к такому положению дел.

Специально для Столетия


Эксклюзив
22.02.2024
Валерий Панов
Российские войска одержали в битве за Донбасс знаковую победу
Фоторепортаж
21.02.2024
Подготовила Мария Максимова
Наш зоопарк – один из старейших в Европе


* Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: американская компания Meta и принадлежащие ей соцсети Instagram и Facebook, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), «Джабхат Фатх аш-Шам» (бывшая «Джабхат ан-Нусра», «Джебхат ан-Нусра»), Национал-Большевистская партия (НБП), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «ОУН», С14 (Сич, укр. Січ), «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Артподготовка», «Тризуб им. Степана Бандеры», нацбатальон «Азов», «НСО», «Славянский союз», «Формат-18», «Хизб ут-Тахрир», «Фонд борьбы с коррупцией» (ФБК) – организация-иноагент, признанная экстремистской, запрещена в РФ и ликвидирована по решению суда; её основатель Алексей Навальный включён в перечень террористов и экстремистов и др..

*Организации и граждане, признанные Минюстом РФ иноагентами: Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», Аналитический центр Юрия Левады, фонд «В защиту прав заключённых», «Институт глобализации и социальных движений», «Благотворительный фонд охраны здоровья и защиты прав граждан», «Центр независимых социологических исследований», Голос Америки, Радио Свободная Европа/Радио Свобода, телеканал «Настоящее время», Кавказ.Реалии, Крым.Реалии, Сибирь.Реалии, правозащитник Лев Пономарёв, журналисты Людмила Савицкая и Сергей Маркелов, главред газеты «Псковская губерния» Денис Камалягин, художница-акционистка и фемактивистка Дарья Апахончич и др..